Спорят за наследство

Звездные войны за наследство: Самые громкие дела

«СтарХит» собрал несколько нашумевших историй и выяснил, на что известные люди готовы пойти, отстаивая свои права.

Так часто бывает: даже за то, что тебе принадлежит по закону, приходится бороться. Певица Анна Седокова, например, сейчас занята тем, что отстаивает в суде интересы своей дочери Алины, которая является наследницей части имущества своего отца, футболиста Валентина Белькевича. Через похожую ситуацию пришлось проходить и другим знаменитостям, а смерть звезд первой величины часто порождала настоящие войны за их имущество, с боями без правил, судами и разборками. «СтарХит» собрал несколько историй и выяснить, на что известные люди готовы пойти, отстаивая свои права.

Звездные войны за наследство

Порой звездам приходится отстаивать свои финансовые интересы в суде, сражаясь за право получить после смерти близких родственников то, что положено по закону.

Анна Седокова

Певица Анна Седокова судится с женой своего бывшего мужа, футболиста Валентина Белькевича, за его имущество. Не за себя — за общего ребенка. Анна представляет интересы своей 10-летней дочери Алины, которой по закону полагается доля в киевской квартире, принадлежавшей ее отцу. Вдова же Белькевича предложила девочке довольствоваться гаражом, а затем и вовсе скрылась и сознательно затягивает процесс. На стороне Седоковой также выступают родители Белькевича, которым тоже положена доля в наследстве спортсмена. Накануне в Киеве состоялось первое заседание суда по этому вопросу. Истцом выступает Анна Седокова, ответчиком – вторая жена Белькевича Олеся, у которой от спортсмена есть сын Владимир. В одном из интервью певица призналась, что обратиться в суд ее вынудила вторая сторона. «Я очень хотела все решить миром, — говорила Анна. – Но, к сожалению, другая сторона сделала все, чтобы усложнить процесс». Напомним, бывший муж Анны Седоковой, футболист Валентин Белькевич скоропостижно скончался в августе 2014 года в Киеве.

Алексей Макаров

Актер Алексей Макаров – сын кинозвезды Любови Полищук, которой не стало в ноябре 2006 года, не стал претендовать на имущество матери. Не захотел устраивать некрасивое побоище после ее ухода. А воевать было за что. Любовь Полищук и ее супруг Сергей Цигаль владели квартирой в центре Москвы, земельным участком в Крыму, тремя машинами и особняком в Коктебеле. По просьбе отчима Алексей Макаров написал отказную от наследства и переехал в однушку, которую когда-то ему помогла приобрести звездная мама.

Однако в прошлом году артист все же оказался втянутым в судебное разбирательство. Предметом спора стала однокомнатная квартира его бабушки по отцу Веры Ивановны Макаровой, которая при жизни отписала жилье ухаживавшей за ней женщине. Сей факт возмутил сводную сестру Алексея Макарова Елену, утверждавшую, что составить совещание не в пользу внуков бабушку заставили обманом. Елена попросила брата выступить в суде на ее стороне. Сам же Макаров и на этот раз отказался от своей части наследства в пользу сводной сестры.

Светлана Ходченкова

Одна из самых востребованных актрис отечественной киноиндустрии Светлана Ходченкова в конце прошлого года тоже вступила в бой за наследство. Предметом спора стала двухкомнатная квартира в Москве, принадлежавшая ее бабушке Галине Хановой. Дело в том, что женщина, имевшая двух дочерей, завещала квартиру только младшей Ирине, обделив старшую, Татьяну, маму Светланы Ходченковой. Как оказалось, Галина Васильевна два года назад узнала о том, что она больна раком. Дочь Ирина вызвалась ухаживать за матерью, оставила работу, а вот Татьяна помогать отказалась. Зная, что жить ей осталось недолго, пожилая женщина составила завещание, которое так возмутило Светлану Ходченкову. Знаменитая внучка решила оспорить решение бабушки в суде и добиться своей части наследства. Преуспела ли она в этом, пока не известно.

Тина Кароль

Продюсер Евгений Огир, муж певицы Тины Кароль, представлявшей в 2006 году Украину на «Евровидении», скончался от рака в апреле 2013 года. И уже через две недели встал вопрос о дележе его наследства. О своих претензиях на имущество Огира заявила женщина, которая родила продюсеру внебрачного сына. Мальчику на момент смерти отца было примерно 7 лет. «После встречи с ними я так плакала, не знала, как поступить, но этот вопрос еще так и не решен», — говорила тогда в интервью овдовевшая звезда.

Камнем преткновения стали не только загородный дом и коллекция автомобилей Subaru, но и песни Кароль, поскольку Тина и Евгений являлись владельцами одного юридического лица в равных долях. Эксперты тогда советовали Тине сесть за стол переговоров со второй стороной. Больше никаких комментариев по этому поводу певица не давала.

Громкие скандалы вокруг звездного наследства

Скандалы и сплетни вокруг имен знаменитых артистов – дело обычное. Однако порой они не утихают и после их ухода. Провоцируют их близкие люди звезд, которые ведут многолетние войны за их наследство.

Наследство Александра Пороховщикова

Родственники Александра Пороховщикова, который умер в 2012 году от остановки сердца, несколько лет не могут успокоиться и поделить его имущество: особняк на Рублевке, две квартиры в Москве — на проспекте Мира и квартиру его покойной жены Ирины на Комсомольском проспекте, две машины, банковские счета. Детей у супругов не было, поэтому на их наследство претендуют только дальние родственники, устроившие позорную битву за деньги.

Суд присудил все имущество Пороховщикова и его супруги его сводному брату по отцу Шалве Барабадзе, с которым актер никогда не виделся. Против такого решения высказались три женщины, которые считают себя сестрами Пороховщикова — Ирина, Гульнара и Амирам Шанидзе. Они утверждают, что отцом актера был не Шалва Барабадзе, а их отец — виолончелист Шанидзе, второй муж матери Пороховщикова. В качестве доказательства дамы предъявили фотографию отца, на обратной стороне которой якобы рукой матери Пороховщикова было выведено, что настоящим отцом Александра являлся именно музыкант. Однако суд не принял это во внимание, и чтобы доказать свое родство с актером женщины стали требовать эксгумации его тела. Суд в этом иске сестрам отказал.

Наследство Людмилы Зыкиной

Родственникам Людмилы Зыкиной, которой не стало в июле 2009 года, ее наследство не дает покоя до сих пор. У королевы русской песни не было своих детей, и завещания певица не оставила. Зато оставила после себя солидное имущество в виде квартиры на Котельнической набережной, дачи в Архангельском, гардероба из дорогих сценических нарядов и уникальной коллекции ювелирных изделий стоимостью около 500 тыс. долларов. Но все это попало не в те руки. Наследниками певицы были объявлены трое детей сводного брата Зыкиной — Сергей, Екатерина и Георгий. В процессе дележки возникало еще несколько родственников, которые тоже заявляли о своем праве на долю. Сергей продал квартиру певицы, а затем и выставил на аукцион драгоценности своей знаменитой тетушки, и объявив, что деньги у него украли, исчез. Зимой этого года в одном из столичных судов рассматривался иск еще одной родственницы Зыкиной, сестры Сергея Екатерины, которая требует вернуть ей часть вырученных на аукционе денег.

Наследство Романа Трахтенберга

Известный шоумен Роман Трахтенберг умер 20 ноября 2009 года на 42-м году жизни от сердечного приступа, оставив солидное наследство в размере 100 миллионов. В борьбу за имущество тут же вступили его родственники. Однако дальновидный Роман Трахтенберг оформил завещание еще в 2005 году, которым отписал все свои активы младшему сыну – Льву Давиду. Официально же наследниками Трахтенберга были признаны его родители, сын Лев Давид (его интересы представляла мать, Елена Романова) и вторая жена Вера Мороз. Родной брат Трахтенберга Александр Горбунов от доли в наследстве отказался, а еще один сын, Сергей Семенов, о существовании которого Роман узнал незадолго о смерти, претендовать ни на что не мог, поскольку отцовство не было установлено. Правда, единственное, что удалось отсудить родителям Трахтенберга, это долевое (25%) право на две московские квартиры: их поделили между ними, двумя бывшими женами Трахтенберга и Львом Давидом. А вот отношения между родственниками окончательно разладились.

Наследство Бориса Немцова

Известный политик Борис Немцов был убит в конце февраля 2015 года. На наследство Немцова претендуют четверо детей, носящих его фамилию: 31-летняя Жанна, 19-летний Антон, 13-летняя Дина и 10-летняя Софья – и те, о ком до последнего времени известно не было. После гибели политика две дамы честно признались миру, что не афишировали своих незаконнорожденных сыновей только до поры до времени. Как оказалось, у Немцова есть годовалый сын Борис, которого родила Екатерина Ифтоди, и 17-летний Данила – от модельера Анны Лесниковой. Обе весной заявляли, что докажут отцовство в суде и будут претендовать на часть наследства погибшего.

На различных счетах политика лежит около 200 млн руб. А по последней официальной декларации за 2013 год в его собственности находились три квартиры в Ярославле и Москве – площадью 50 кв. м, 58 кв. м и 166,7 кв. м. Квартира на Ордынке площадью 180 кв. м, выданная по указу Бориса Ельцина, переписана Немцовым на единственную официальную жену Раису и дочь Жанну. «Завещания Борис Ефимович не оставил. Я работаю со всеми его официальными наследниками – мамой Диной Эйдман, женами и детьми, – рассказал «СтарХиту» адвокат политика Вадим Прохоров. – И они, насколько мне известно, не собираются делить наследство в судебном порядке. Все вопросы планируют решить мирным путем, чтобы никого не обидеть».

Надо сказать, что мирным путем решить вопрос о разделе наследства не получается и у родственников зарубежных звезд. Вот лишь несколько самых громких историй.

Наследство Робина Уильямса

После кончины известного актера, обладателя «Оскара» Робина Уильямса в августе прошлого года его трое детей и вдова постоянно конфликтуют из-за наследства. При жизни актер составил завещание, которым распорядился разделить свое состояние (около 50 млн. долларов) между тремя его взрослыми детьми, а жене Сьюзан Шнайдер оставил дом. Казалось бы, о чем спорить? Но в марте этого года наследники подали взаимные иски. Вдова Уильямса Сьюзан заявила, что дети забрали из дома вещи, в том числе и коллекционные, без ее ведома. Отпрыски Робина Уильямса утверждают, что Сьюзан нарушает условия завещания отца, где написано, что награды, полученные им, отходят детям. Однако вдова полагает, что раз дом отошел ей, то и все, что в нем, тоже принадлежит ей. Точку в споре наследников звезды поставит суд Сан-Франциско, который попросил время до лета для детального изучения вопроса.

Читайте так же:  Госпошлина аккредитация образовательного учреждения

Наследство Уитни Хьюстон

Единственной наследницей знаменитой певицы Уитни Хьюстон, ушедшей из жизни в феврале 2012 года, была признана ее дочь Бобби Кристина Браун. Знаменитость оставила после себя состояние, которое оценивается в 1,6 миллиарда долларов. Однако, несмотря на казалось бы очевидный факт наследования, родственники певицы нашли повод разругаться из-за чужих денег в пух и прах. Семья изо всех сил старалась ограничить доступ тогда 19-летней Кристины к финансам ее матери. Дело в том, что девушка всегда считалась трудным подростком, и к моменту смерти своей звездной родительницы уже успела быть пойманной и на употреблении запрещенных препаратов, и на алкоголе. Семья Хьюстон считала, что Бобби Кристина спустит 1,6 миллиарда долларов на сомнительные удовольствия. Однако все закончилось трагично, и теперь девушка вовсе не может распоряжаться своим наследством в силу своего состояния. Как известно, после нежданной трагедией, свидетелем которой стал муж и по совместительству сводный брат наследницы, Бобби Кристина три месяца пролежала в коме. И по прогнозам врачей, к нормальной жизни ей вряд ли удастся вернуться. Опекуном всего имущества Кристины является ее отец, музыкант Бобби Браун.

Наследство Майкла Джексона

Майкл Джексон оставил все свое состояние матери Кэтрин, трем детям и благотворительным организациям. При этом в завещании он не упомянул ни своих братьев и сестер, ни отца, ни бывших жен. И те принялись оспаривать содержание документа, пытаясь получить миллионы своего знаменитого родственника. В СМИ появлялась информация о том, что братья и сестры Джексона выгоняли из дома его детей. Точка в некрасивом споре была поставлена только в мае 2014 года. Наследство поп-короля поделили между тремя его детьми — 18-летним Принцем Майклом, 17-летней Пэрис и 13-летним Принцем Майклом Младшим. Отпрыски легендарного музыканта получат по 3 миллиона долларов на свое образование. Кроме этого, дети будут получать по 15 тысяч ежемесячно на карманные расходы, 3 миллиона на развлечения, 200 тысяч на аренду дома и 600 тысяч на охрану. Опекун детей получит 1 миллион 200 тысяч долларов. Официальным опекуном наследников певца является их 85-летняя бабушка Кэтрин, вместе с которой они и живут в Лос-Анджелесе.

Наследство Анны Николь Смит

Вопрос с наследством модели Playboy и секс-символа 90-х годов Анны Николь Смит был решен спустя год после ее смерти. Верховный суд Лос-Анджелеса вынес решение, что многомиллионное состояние должно достаться единственной дочери Анны Николь. Малышке Данниелинн на тот момент исполнилось всего полтора года. Воспользоваться наследством она сможет только после своего совершеннолетия, а до этого момента и она сама, и ее деньги будут находиться под опекой ее отчима Говарда Стерна и отца Ларри Беркхеда. А два года назад стало известно, что подросшая Данниелинн разбогатела еще на несколько десятков миллионов долларов. Дело в том, что Анна Николь Смит в 26 лет выходила замуж за 90-летнего миллиардера Говарда Маршалла, который через год брака оставил ее богатой вдовой. Последние 10 лет жизни Анна Николь боролась за наследство со своим пасынком, но тщетно. Уже после ее смерти суд постановил, что дочь модели может претендовать на получение 49 миллионов долларов семейства Маршаллов.

Горькая доля: наследство поделят по-новому

Почему российские семьи дерутся за наследство

Госдума приняла в третьем чтении законопроект, позволяющий супружеским парам составлять совместное завещание. С 1 июля 2019 года россияне смогут передавать нажитое в браке имущество одному конкретному человеку, а не делить его между родственниками. Кроме того, закон разрешит наследникам «бронировать» конкретные ценности, которые они хотели бы получить. Также подписание завещания можно будет снимать на видео — это, как считают эксперты, спасет от дальнейших сомнений в адекватности составителя последней воли.

Заверенный скриншот

Российские супружеские пары с 1 июля 2019 года смогут составлять совместные завещания. Соответствующий законопроект в окончательном чтении в среду приняла Госдума.

Сейчас супруги не могут завещать совместно нажитое имущество. Для этого сначала его нужно разделить в брачном договоре, и только после этого по отдельности каждая сторона, договорившись между собой, может завещать, к примеру, купленную в браке машину кому-либо, необязательно родственнику. Если же брачный договор не был заключен, то на половину той же машины имеют право претендовать все наследники в порядке очередности, а в завещание она не включается.

После вступления закона в силу оба супруга смогут завещать общее имущество одному человеку без заключения предварительно брачного контракта, то есть та же машина сможет быть включена в завещание.

Если же завещание не было составлено, то порядок прежний: наследство пропорционально разделяется между вдовой/вдовцом, детьми, родителями и другими близкими родственниками.

Один из авторов закона, глава комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников уверен, что благодаря совместным завещаниям россияне будут реже спорить по поводу наследства.

Такие завещания, по мнению парламентария, помогут избежать семейных конфликтов, когда у супругов есть дети от предыдущих браков, и в случаях, когда супруги имеют общих детей и хотят упростить для них процедуру получения наследства.

«Можно заранее указать, кому какое имущество и в какой последовательности переходит, если умер один из супругов или если ушли оба одновременно», –– добавил Крашенинников.

В совместном завещании супруги также будут иметь право убрать из документа законных наследников без указания причин такого решения (в одиночных завещаниях указывать причины также не требуется). Однако несовершеннолетние дети, дети-инвалиды и нетрудоспособные родители в любом случае получат так называемую обязательную долю наследства. Как поясняет Крашенинников, это условие необходимо, чтобы защитить права несовершеннолетних детей и других иждивенцев наследодателя.

Законопроект также разрешает записывать на видео процесс подписания документа у нотариуса, если составители не возражают против этого.

Предполагается, что видеофиксация станет еще одним подтверждением дееспособности составителей, а, значит, законность завещания будет сложнее оспорить в суде.

Совместное завещание перестает действовать после развода супругов или если один из них решит составить индивидуальный документ о наследстве. В этом случае совместно нажитое имущество делится, как раньше, между всеми, а нотариус обязан предупредить вторую половину, что пункты совместного завещания аннулируются.

Кроме того, даже после смерти одного из супругов второй получит право отменить совместное завещание, уточняется в законе. Партнер юридической фирмы «Алимирзоев и Трофимов» Илья Алещев считает, что этот пункт не даст закону заработать в полную силу, поскольку фактически делает саму концепцию совместного завещания бессмысленной. Тогда как в Германии, по словам юриста, переживший вторую половину супруг может отменить завещание, только если откажется от имущества, перешедшего ему в результате смерти партнера.

Забронировать семейные ценности

Еще одна важная особенность нового законопроекта — потенциальные наследники и наследодатель могут заранее договориться, что и кому перейдет, а также какие условия нужно выполнить для получения наследства.

Сейчас решение о том, кто и что получит, принимает только составитель завещания, а наследники не могут официально «занять» определенную часть будущего наследства.

Такой договор может быть особенно удобен при наследовании бизнеса, отмечает Крашенинников.

Как и в случае с завещанием, при составлении наследственного договора сохраняется право некоторых родственников на обязательную долю наследства.

По словам адвоката коллегии адвокатов «Принципиальная позиция» Сергея Кузнецова, споры из-за наследства после смерти завещателя возникают обычно по двум причинам: отсутствие нотариально оформленной последней воли либо несогласие претендентов с тем, как было распределено имущество.

«Бывает, что при жизни человек не составляет завещание и в итоге оставляет за собой гору неприятностей. После его смерти появляется много лиц, претендующих на наследство, –– пояснил он «Газете.Ru». –– Внебрачные дети требуют определить отцовство и начинают делить наследство, судиться, лить грязь друг на друга и так далее».

Адвокат указывает на то, что и совместное завещание, и наследственный договор теоретически можно оспорить так же, как и обычное завещание. Всегда можно поставить под сомнение то, в каких условиях наследодатель заключал договор, оказывалось ли на него давление, считает он: «Другое дело, что пока трудно сказать, по какому пути пойдет практика: насколько сложно или просто в суде будет оспорить эти документы».

Богатые тоже алчут

От споров о наследстве не застрахованы (а то и более им подвержены) родные обеспеченных людей — хотя уж достигшие определенных высот люди, казалось бы, должны были грамотно распорядиться своим имуществом заблаговременно.

Спор за крупное наследство, оставшееся после смерти народной артистки СССР Людмилы Зыкиной, стал одним из самых крупных светских событий в 2009-2010 годах. История с похищенными бриллиантами больше похожа на детектив с закрученным сюжетом, чем на бытовые разборки из-за наследства.

У певицы не было детей, а завещание она не составила, поэтому наследниками стали ее племянники Екатерина, Сергей и Георгий Зыкины –– дети сводного брата, умершего еще в 2001 году.

Спор среди них, в частности, разгорелся из-за уникальной коллекции бриллиантов, которую на протяжении жизни собирала Зыкина.

После смерти певицы часть драгоценностей пропала, но вскоре их обнаружили на даче помощницы певицы Татьяны Свинковой, на которую завели уголовное дело по статье 330 УК РФ «Самоуправство».

Читайте так же:  Распечатать договор купли-продажи транспортного средства 2019 бланк

Адвокат Зыкиной Евгений Балелин рассказывал, что после этого в 2010 году драгоценности и вещи артистки были переданы на хранение Сергею Зыкину, хотя у него не было таких полномочий. По словам Балелина, следствие оценило украшения певицы в $4,2 млн.

Получив на руки бриллианты певицы, Зыкин попытался продать их с аукциона, но прокуратура признала торги незаконными.

Екатерина Зыкина в 2014 году подала гражданский иск в Таганский суд против брата, пытаясь получить треть оцененных украшений. Суд удовлетворил ее требование, и Зыкиной удалось взыскать 89 млн рублей. К слову, в процессе дележки наследства появились еще несколько дальних родственников певицы, претендующих на свою долю.

Впрочем, даже в случае, если завещание есть, от споров из-за наследства это спасает не всегда. Если кто-то из родственников после смерти наследодателя считает себя обделенным, он начинает оспаривать действительность документа в суде, пояснил Сергей Кузнецов.

«Например, можно попытаться доказать, что завещание составлено неправильно с юридической точки зрения или что составитель в момент подписания завещания болел и не отвечал за свои действия», –– говорит адвокат.

Так, в 2009 году разгорелся судебный спор между наследниками Шабтая Калмановича, бизнесмена и владельца подмосковного женского баскетбольного клуба «Спартак». В наследство родственникам после его смерти остались семь квартир в Москве и Санкт-Петербурге и еще три в Латвии, дом в Видном, восемь иномарок, коллекция фарфора и предметов искусства из 2460 изделий. Имущество оценивалось примерно в $30 млн.

Бизнесмен позаботился о распределении имущества между родственниками заранее и составил завещание по всем правилам.

Однако уже после смерти Калмановича выяснилось, что он немного перестарался и составил не одно, а три завещания.

Первое он написал в 2001 году в пользу Даниэллы, своей дочери от второй супруги актрисы Анастасии фон Калманович. Согласно документу, дочери доставалась основная часть российского имущества бизнесмена. Второе завещание появилось в 2007 году в пользу третьей жены, спортсменки Анны Архиповой, родившей ему двух сыновей. По документу Архиповой отходили земельный участок и дом в подмосковном Видном. Согласно третьему завещанию, составленному в 2009 году, Калманович передавал находящееся в Израиле имущество своей дочери от первого брака Лиат.

Лиат инициировала судебное разбирательство за наследство отца, решив, что первое завещание в пользу Даниэллы составлено с нарушениями. Ее адвокат также говорила журналистам, что первое завещание нельзя считать законным, так как его оригинала никто не видел. Однако в 2012 году Пресненский районный суд, а затем и Мосгорсуд отказали в удовлетворении иска, и Лиат осталась при своей, ранее оговоренной доле.

Спор из-за наследства

Ситуация такова: родителям по 70 лет. В их собственности квартира трехкомнатная и дом, рыночной стоимостью в 2 раза выше чем квартира. Наследники мы с братом. У нас с мужем большая трехкомнатная квартира совместная, за которую мы платим ипотеку. Брат тоже решил купить большую квартиру. И на семейном совете решили, что квартира родительская достается ему сейчас, а дом мне потом после смерти родителей. Итак, он продает квартиру, все деньги забирает себе до копейки( родители ничего не взяли себе и я тоже соответственно-даже мыслей не было) и покупает квартиру. Я тут думаю, что так как я наследница дома со временем буду баню менять, ремонт в доме делать да и уход за родителями на мне.И тут на неделе сидели все вместе, и родители заявляют что дом будут оставлять 50 на 50. Якобы он сын, и наследник. А я дочь более успешная, поэтому заработаю себе, еще и жадной назвали.А брат еще наорал, сказал, что воля родителей-закон, а я могу проваливать с родительского дома и не приезжать. Чувствую, что мне в душу плюнули. Ведь когда ему деньги давали, мне говорили, что дом будет мой и у меня мысли не было претендовать на эти деньги, хотя тоже платим ипотеку. Чувствую себя морально плохо.Когда приезжаю к родителям, вожусь на земле, всегда с полными сумками продуктов. Брат с семьей только деньги трясет с них, особо не помогает и приезжает с пустыми руками.Как вести себя.

Эксперты Woman.ru

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Комарова Светлана Евгеньевна

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Костюжев Артём Сергеевич

Врач-психотерапевт, Врач-сексолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Танкова Оксана Владимировна

Психолог, Онлайн- консультант. Специалист с сайта b17.ru

Наталья Евгеньевна Походилова

Психолог, Кинезиолог Онлайн-консультант. Специалист с сайта b17.ru

Яна Вячеславовна Ром

Психолог, Семейный консультант. Специалист с сайта b17.ru

Светлана Михайловна Белова

Психолог, Детский психолог Эрготерапевт. Специалист с сайта b17.ru

Наталья Маратовна Рожнова

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Мачнева Диана Олеговна

Психолог, Интегральное нейропрограммирование. Специалист с сайта b17.ru

[3574343520] – 31 мая 2017 г., 09:08

Конечно воля родительская — это их личное дело. Значит где-то с Вашей стороны был повод для них так поступить . Вы спрашиваете — как вести себя. На мой взгляд надо вести себя так, что бы после их ухода Вы не рвали на себе волосы, что поступили так а не иначе. И смогли спокойно жить.

[761338368] – 31 мая 2017 г., 09:11

На форуме марафон разводок про наследство? Последнее время по несколько штук в день.

[2871551333] – 31 мая 2017 г., 09:27

так обычно и получается, те кто ухаживает за родителями, остаётся не с чем.А родители готовы всё записать на любимчика. Не знаю как у нас всё в семье будет, но мама сказала что мне и брату всё напополам.Я мам люблю и доверяю)

[392043626] – 31 мая 2017 г., 09:32

я бы поговорила с родителями, припомнила им квартиру, и деньги и устный дележ наследства. И поставила бы условие — или дом переписывают на вас — или ноги больше не будет не у родителей не у брата. И жирная точка на этом.
Если бы НИКОМУ не дали — это личное дело родителей, но если идет ВЫДЕЛЕНИЕ одного ребенка перед другим — это уже унижение.

[2687990279] – 31 мая 2017 г., 09:35

Когда приезжаю к родителям, вожусь на земле, всегда с полными сумками продуктов. Брат с семьей только деньги трясет с них, особо не помогает и приезжает с пустыми руками.Как вести себя.

Как хотите, так себя и ведите. Хотите с пустыми сумками приезжайте, хотите с полными. Надеюсь, вы родителей любите не из-за наследства?
А вообще, такие темы меня вразумляют: жить надо при взрослых детях для себя и поменьше наживать барахла, чтобы потом не было недовольных.

[2898043845] – 31 мая 2017 г., 09:37

Да, скорее всего напополам и оставят. Вы тут ничего не измените, кроме своего отношения. Приезжайте пореже, без такого количества продуктов. Пусть родители увидят, что от брата-то помощи нет, может, передумают.
Мне это все близко. Бабушка с дедушкой переписали свою квартиру на моего дядю под нажимом его жены, хотя они вообще им не помогали никогда, а моя мама всегда рядом. Дядя умер, его жена оформила квартиру на себя, а мы для бабушки с дедушкой там ремонт делаем. Теперь все это ее, *** ситуация.

[2421785066] – 31 мая 2017 г., 09:40

я бы поговорила с родителями, припомнила им квартиру, и деньги и устный дележ наследства. И поставила бы условие — или дом переписывают на вас — или ноги больше не будет не у родителей не у брата. И жирная точка на этом.
Если бы НИКОМУ не дали — это личное дело родителей, но если идет ВЫДЕЛЕНИЕ одного ребенка перед другим — это уже унижение.

Я тоже к этому склоняюсь-один в один мои мысли. Просто такими темпами не удивлюсь, что потом все 100 % дома будет переписано на брата.А он человек без принципов, и как я поняла на меня ему плевать. После смерти родителей, (уверена, что ухаживать буду я за ними) он все заберет и без сожаления забудет о моем существовании.

[3774957367] – 31 мая 2017 г., 10:02

Я вот заметила,это уже закономерно),любят и жалеют тех у кого все плохо,кто все время ноет что ему тяжело и т.д.(и не факт что на самом деле так!) Это как то по-еврейски(никого не хочу обидеть,так шутя)) когда не важно что и сколько у тебя есть,надо продолжать говорить как тяжело это все дается и что этого ох!как не хватает.
Автор,просто представьте,что так и было с самого начала,потому как никто не изменит своего решения,а будет плохо только вам одной! Зависть и обида ничего хорошего не принесут вам по жизни(хотя я вас понимаю,как это несправедливо!) И заканчивайте облагораживать дом,повышая таким образом и половину стоимости которая отойдет брату(а вообще ему должно быть стыдно что он как мужчина не способен сам для себя что то заработать,а пытается у женщины отобрать!) Вот,можете так же спокойно с ироничным отношением вести себя с ним-ему же оно нужнее,оно ж само ножки не может передвигать.

[1190814123] – 31 мая 2017 г., 10:13

Я вот заметила,это уже закономерно),любят и жалеют тех у кого все плохо,кто все время ноет что ему тяжело и т.д.(и не факт что на самом деле так!) Это как то по-еврейски(никого не хочу обидеть,так шутя)) когда не важно что и сколько у тебя есть,надо продолжать говорить как тяжело это все дается и что этого ох!как не хватает.
Автор,просто представьте,что так и было с самого начала,потому как никто не изменит своего решения,а будет плохо только вам одной! Зависть и обида ничего хорошего не принесут вам по жизни(хотя я вас понимаю,как это несправедливо!) И заканчивайте облагораживать дом,повышая таким образом и половину стоимости которая отойдет брату(а вообще ему должно быть стыдно что он как мужчина не способен сам для себя что то заработать,а пытается у женщины отобрать!) Вот,можете так же спокойно с ироничным отношением вести себя с ним-ему же оно нужнее,оно ж само ножки не может передвигать.

Читайте так же:  Советские приставы омск

И что это даст? Я бы перестала общаться и с родителями и с братом. Этот предлагаемый вами юмор никто не оценит и совесть ни у кого не проснется, и так и будут принимать помощь и уход как должное. А вот если через год отсутствия автора мама с папой загрустят, то может что-то и изменится, и эти старые люди поумнеют наконец-то.

Ссора в династии. Почему дети Ли Куан Ю спорят из-за наследства

Подпишитесь на рассылку новых материалов Carnegie.ru

Понравился материал? Подпишитесь на рассылку!

Пока в России главной темой обсуждения остается снос то ли четырех, то ли восьми тысяч домов без особенного пиитета к их собственникам, на другом краю мира, в Сингапуре, никак не могут снести один. Он расположен по адресу Оксли-роуд, 38 и представляет собой двухэтажный коттедж довоенной постройки, пребывающий в плачевном состоянии. «У него нет фундамента, внутри ужасная сырость и трещины в стенах», – говорил его жилец в 2011 году. Он настаивал, чтобы коттедж снесли после его смерти, но и через два года туристы все еще фотографируются у фасада здания. Немудрено: на первом этаже дома зародилась правящая Сингапуром уже более полувека Партия народного действия.

Дом семьи Ли Куан Ю в Сингапуре. Фото: Zuma/ТАСС Имя жильца, жаловавшегося на сырость и трещины, – Ли Куан Ю. Это тот Ли Куан Ю, который был главным политиком в Сингапуре с самой независимости в 1965 году и до 2011 года, когда он ушел со своего последнего официального поста министра-наставника. Впрочем, Ли Куан Ю оставил след не только в истории Сингапура. Его политическая модель, сочетающая достаточно жесткий авторитаризм во внутренней политике и идеальные условия для экономической деятельности любого рода, вдохновили десятки лидеров по всему миру, начиная от китайского Дэн Сяопина и заканчивая руандийским Полем Кагаме. В России в длинном ряду уважавших его людей нашлось место для таких разных личностей, как Владимир Путин, Алексей Кудрин и Алексей Навальный.

Практически сразу после того как Ли Куан Ю умер 23 марта 2015 года, его дети вступили в борьбу за право решать судьбу дома их отца. Причем сделали это так неизящно, что сингапурцы в интернете стали называть их «хуже, чем Кардашьян» (большая армянская семья, живущая в США, которая сделала из внутрисемейных разборок реалити-шоу на американском ТВ). Местные жители, пресса и общественные деятели умоляли стороны прекратить публичный конфликт: все боялись, что он повредит имиджу Сингапура как предельно компетентной и высокоорганизованной государственной машины. Ведь помимо статуса детей «отца нации» родственники усопшего занимают видные посты: Ли Сянь Лун – премьер-министр Сингапура, его брат Ли Сянь Ян – член нескольких советов директоров и глава Агентства по гражданской авиации, а их сестра Ли Вэй Лин – известный нейрохирург.

Конфликт стал публичным 14 июня, когда Ли Сянь Ян опубликовал в фейсбуке открытое письмо. Он обвинил своего брата-премьера в нежелании выполнить волю отца и снести дом, а также в узурпации власти и запугивании родственников. По словам Ли Сянь Яна, при жизни Ли Куан Ю несколько раз недвусмысленно говорил о том, что после его смерти дом должен быть снесен.

«Я был в домах Неру, Шекспира. Они превращаются в сараи из-за того, что люди постоянно ходят по ним. Я не хочу, чтобы с этим произошло то же самое», – действительно говорил Ли Куан Ю на телевидении в 2011 году. Он также отмечал, что дом можно будет снести, когда из него выселится последний жилец. Премьер Ли Сянь Лун, по словам Ли Сянь Яна, хочет вопреки воле отца все же сохранить дом и превратить его в музей, чтобы «укрепить свою власть и заложить основу для формирования династии».

Как писал в своих многочисленных постах в фейсбуке Ли Сянь Ян, его брат целенаправленно движется к установлению в Сингапуре персоналистской диктатуры. Он якобы открыто угрожал Ли Сянь Яну и их общей сестре, из-за чего Ли Сянь Ян принял решение «на неопределенное время покинуть страну». «Давайте будем честны, – писал он. – Социальный контракт при Ли Куан Ю был таков: гражданские свободы ограничиваются, но соблюдается власть закона. Теперь этого больше нет». Он также обвинил жену премьер-министра Хо Чин в том, что она еще до смерти Ли Куан Ю вынесла из его дома несколько ценных вещей, чтобы впоследствии организовать культ умершего. Хо Чин – глава сингапурской инвестиционной корпорации Temasek, управляющей активами на сумму $175 млрд (годовой ВВП Румынии или Новой Зеландии).

Премьер Ли Сянь Лун, как нетрудно догадаться, все обвинения отверг. Чтобы очистить свое имя, 3 и 4 июля он созвал специальную открытую сессию парламента, где четко обозначил свою позицию в конфликте и заслушал вопросы парламентариев. По словам премьер-министра, отец завещал дом лично ему, но он, столкнувшись с непониманием со стороны брата и сестры, предложил передать недвижимость Ли Сянь Яну за один доллар.

Ли Сянь Ян отказался: вместо этого он выкупил у старшего брата дом за полную рыночную цену. Тут он внезапно обнаружил, что и теперь не может исполнить волю отца и снести постройку: существует тайный комитет министров (возглавляемый заместителем Ли Сянь Луна), который проинструктирован рассмотреть все варианты судьбы дома, и до его решения ничего с постройкой сделать нельзя.

По словам премьера, отец при жизни «рассматривал другие варианты» решения вопроса с домом «и готов был выслушать мнение правительства на этот счет». В любом случае, настаивал премьер-министр, в доме сейчас живет его сестра, а значит, вопрос о судьбе строения будет решаться когда-нибудь потом.

«Авторитарным» он назвал именно решение «снести дом без публичного обсуждения», так как тот представляет собой «несомненную общественную ценность». Династию он, по его словам, создавать не собирается: его сын не проявляет никакого желания участвовать в политике, да и сам премьер-министр скоро планирует покинуть свой пост.

Ли Сянь Лун уточнил, что любого другого человека он бы уже затаскал по судам за клевету, но своих собственных брата и сестру подвергать этому не намерен. «В конце концов, мы все дети Ли Куан Ю», – заметил он в конце выступления в парламенте. Шестого июля Ли Сянь Ян пошел на попятную, опубликовав очередное открытое письмо: он все еще не согласен с братом, но поддерживает идею прекратить ругаться на публике. Сингапурцы облегченно выдохнули.

Газеты Запада и Востока подавали конфликт чуть ли не как крушение модели государственного устройства Сингапура. Общий посыл был – на детях великих людей природа отдыхает. Спор постоянно обострял сам премьер Ли Сянь Лун, угрожая родственникам, что их действия «подрывают веру сингапурцев и международного сообщества в Сингапур».

Город-государство всегда славилось тем, что решало все конфликты с вовлечением чиновников быстро и безжалостно, не допуская и мысли о том, что возможен какой-то фаворитизм. Здесь же премьер-министр отказался подавать в суд за клевету на своих родственников именно потому, что они были его родственниками. Это не только воспринималось как яркий пример непотизма, но еще и вызывало подозрения, что клевета не совсем клевета.

Впрочем, опасения оказались напрасны. Семейная ссора никак не повлияла ни на фондовый рынок (в день публикации первого открытого письма он упал на 0,1% ), ни на курс сингапурского доллара (он в тот день вырос), ни на какой другой экономический показатель. «Пока не будет изменения долгосрочной или среднесрочной политики, ничего не случится», – прокомментировал ситуацию экономист CIMB Private Banking Сун Сен Вун. Не случилось этого и через три недели после начала активной фазы противостояния детей Ли Куан Ю.

По опросам, 80% сингапурцев считают, что этот спор вообще не должен был быть публичным. Недавних опросов о том, что делать с домом, нет, но в конце декабря 2015 года подавляющее большинство жителей острова (77%) считало, что его надо снести из уважения к воле Ли Куан Ю. Вряд ли с тех пор их мнение сильно изменилось.

Однако несогласие с решением премьер-министра никак не трансформируется в потерю доверия к институтам власти. Именно в этом, а не в разваливающемся доме состоит главное наследие Ли Куан Ю: политика, понимаемая как борьба групп интересов за видение будущего государства, в нем практически отсутствует. Оптимальный курс определен, а от государственных служащих требуется только ничего не сломать и вовремя следить за исправностью механизма.

В такой ситуации семейные ссоры властей предержащих воспринимаются как немного стыдная, но все-таки мыльная опера. Тем более что азиатский регион дарит куда более зловещие истории семейных проблем правителей: в Южной Корее страдающая от одиночества и травмы после убийства отца дама выбилась в президенты и долгое время принимала государственные решения на основе советов своей малограмотной подруги-шаманки. В результате страна получила многомесячные демонстрации, импичмент и национальный позор, который для многих азиатов по-прежнему хуже смерти.

Конфликт, однако, обнажил другую важную проблему Сингапура, которую городу-государству еще предстоит решить. Стране не хватает других политических символов, помимо Ли Куан Ю. Покойный «отец нации» выступал против культа своей личности, несовместимого с практиковавшимся им всю жизнь рационализмом и прагматизмом. Но кроме Ли Куан Ю и его соратников, вроде министра иностранных дел Синнатамби Раджаратнама, у разноязыкого и мультиэтничного Сингапура ничего нет. В эпоху мирового популистского реванша, когда разумные и взвешенные политики повсеместно оказываются затоптаны апеллирующими к традициям и древним обидам вождями, сингапурской организованности в качестве национальной идеи может и не хватить. И тогда пригодится старенький домик господина Ли.

Спорят за наследство