Налог на добычу нефти в сша

Три дня с раннего утра до позднего вечера на Национальном нефтегазовом форуме в столице рассуждали о судьбе России. При нынешней фискальной системе наша страна, имея богатейшие запасы, вполне может остаться без энергоресурсов.

Как нам не потерять Россию

В предыдущем выпуске полосы «Экономика» мы рассказывали о глобальных вызовах, стоящих перед российским ТЭКом, проблеме повышения конкурентоспособности и эффективности нефтегазового комплекса, а также об отечественных инновационных разработках, которые почему-то внедряют у себя американцы.

Догнать бы Бразилию!

Андрей Гайдамака, заместитель вице-президента ЛУКОЙЛа по стратегическому развитию, застолбил на форуме ещё одну весьма неожиданную тему. Он предложил поговорить об акционерном финансировании нефтяных и газовых компаний. Основным источником такого финансирования во всём мире являются пенсионные средства. Резервы пенсионных фондов США зашкаливают за $11 трлн, в России не набирается и $100 млрд. Если пересчитать накопления на душу населения, то мы находимся в самом конце списка. Но даже из этих мизерных сумм только 3% могут идти на акционерное финансирование. На нашем фондовом рынке лишь около 9% средств являются национальными по происхождению.

— К чему это приводит? — задаётся вопросом Андрей Гайдамака. — С одной стороны, по доказанным запасам наши нефтяные компании впереди планеты всей. Мы абсолютно конкурентоспособны по уровню добычи, операционным затратам. Но из-за крайне низкого размера капитала, из-за недоразвитости рыночных институтов нам трудно конкурировать с зарубежными компаниями за пределами страны. Я уже не говорю про постоянное сокращение числа малых нефтяных компаний, доступ к капиталу которых затруднён.

— И это ещё одна сторона конкуренции, — подтверждает председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России Юрий Шафраник, выступающий модератором пленарной сессии. — Кризис 2008 года обрушил котировки акций наших компаний в 3-4 раза, тогда как на Западе они упали лишь в полтора-два раза. Это весьма яркий показатель оценки международным рынком эффективности наших компаний. Правда, желательно, чтобы ЛУКОЙЛ тогда начал себя сравнивать хотя бы с бразильцами.

— Капитализация Petroleo Brasileiro существенно больше нашей, — реагирует на вызов представитель ЛУКОЙЛа. — Она вдвое выше даже капитализации Роснефти. Просто в Бразилии развит национальный фондовый рынок, который поддерживает капитализацию своих компаний, и туда охотнее идёт западный капитал. А нам инвесторы говорят: «Ребята, если вы сами не вкладываете деньги в свои собственные акции, то почему мы должны это делать в ещё большей степени? Мы и так содержим более 90% вашего рынка».

— Это, конечно, полуправда, — расставляет акценты Юрий Шафраник. — Важно, откуда мы снимаем инвестиции на те или иные проекты, размываем ли капитал, или стараемся удержать контроль, как происходит сегодня в России… Не будем вдаваться в дискуссию. Эту тему надо обсуждать отдельно. Но то, что мы менее конкурентоспособны по капиталу, это абсолютно точно.

Деньги на ветер?

— В недропользовании, я надеюсь, скоро осуществится прорыв, — начинает своё выступление Андрей Третьяков, руководитель государственной Росгеологии. — За 22 года после развала СССР все участки недр, потенциально богатые углеводородами, успешно распроданы. Продавать фактически нечего. Пора создавать новые проекты. Это не только разведка на новых территориях, это и работа на участках с развитой инфраструктурой, выход на иные горизонты. Мы подготовили соответствующую стратегию. Правда, Минэкономразвития до 1 марта не успело её обсудить. Надеюсь, обсудят в апреле или мае. Если мы получим поддержку, то создание юниорских компаний недропользователей будет поставлено на поток. Это станет реальным экономическим прорывом как в труднодоступных регионах, так и в регионах с уже истощаемыми ресурсами.

Николай Левицкий, президент Геотек Холдинга, решительно развил геологическую тему. «Россия едва ли не единственная из добывающих стран, где нет никакого стимулирования геологоразведки, — делает неутешительный вывод геолог. — Все затраты несут добывающие компании за счёт прибыли. Это абсурд! PetroChina направляет на геологоразведку в 28 раз больше наших «Роснефти» и «ЛУКОЙЛа». «PetroBras» тратит в 10 раз больше. И я не считаю, что виноваты наши компании: 500 миллионов долларов для них — это геройство. Ведь отдача от геологоразведки наступит в лучшем случае через 10-15 лет. Любой здравомыслящий экономист примет решение о вложении средств в нефтепереработку, логистику, где отдачу легко просчитать и получить её через два-четыре года».

— Чтобы удержать добычу, «Роснефть» вывела на проектную мощность Ванкор, «Сургутнефтегаз» ввёл Талакан, а «ТНК-ВР» — уватские месторождения… — перечисляет Николай Левицкий. — Перед Новым годом на аукцион выставлены последние три крупные месторождения из нераспределённого фонда. Дмитрий Медведев не так давно заявил, что вложения в воспроизводство минерально-сырьевой базы до 2020 года составят 3,5 триллиона рублей. Но все мы понимаем: этого не будет! Потому что нет механизма. В Норвегии недропользователю напрямую из бюджета возвращают 80% затрат на геологоразведку. Подобные стимулы действуют в Австралии, Бразилии… Везде, кроме России. Поэтому падение нефти — дело даже не среднесрочной перспективы.

— Абсолютно правильное выступление, — резюмирует Юрий Шафраник. — Акценты только, может, не все расставлены. Тема геологоразведки последние года три как бы сошла на нет. Нефтяные компании поняли: сколько в правительство ни стучись, изменений не происходит. Значит, надо дождаться неминуемого спада, и тогда придётся принимать экстренные меры, в том числе и по налогообложению. Поскольку огромный массив ресурсов, как его ни считай, нерентабелен по определению. Его ни разведаешь, ни обустроишь, ни запустишь. А если запустишь, то разоришься, выбросив деньги на ветер.

Самые высокие налоги на планете

— У нас самые высокие налоги в нефтегазовом секторе на планете, — нагнетает обстановку партнёр «Ernst&Young» Алексей Рябов, модератор пленарной сессии по налогам. — Российская компания с тонны нефти получает всего 27%, тогда как в США компаниям достаются 60%. Более того, сфокусированность российской фискальной системы на налогообложении выручки, а не финансовом результате компаний делает добычу на большинстве разрабатываемых месторождений нерентабельной.

— Мне бы хотелось, конечно, сделать программное заявление, — подключается к диалогу Сергей Беляков, заместитель министра экономического развития РФ. — Хватит, мол, предоставлять налоговые льготы нефтегазовому сектору, потому что львиная доля льгот приходится именно на эту отрасль. Может быть, если бы не столь огромное количество льгот, то отрасль начала бы генерировать спрос на новые технологии, которые позволили бы разрабатывать трудноизвлекаемые залежи. Но мы видим, что льготы в этом секторе показывают наибольшую эффективность. Поэтому рубить с плеча я не стал бы. Скорее, необходимо ориентировать налоговую политику на стимулирование привлечения инвестиций в отрасль, переходя на новый режим, основанный на изъятии сверхдоходов. Введение налога на добавленный доход активно обсуждается около двух лет, но пока мы не продвинулись на пути к внесению соответствующих изменений в Налоговый кодекс. Без этого по-настоящему стимулировать отрасль невозможно. Принятие точечных решений по конкретным участкам недр, по конкретным запасам непросто и неэффективно.

Модератор интересуется мнением нефтяников: достаточно ли государство создаёт стимулов для добычи? «Существующая налоговая система даже при высоких мировых ценах на нефть совершенно неэффективна для подавляющего большинства наших нефтяных и газовых компаний, — берёт слово Генадий Шмаль, президент Союза нефтегазопромышленников России. — «ЛУКОЙЛ», одна из самых могучих наших компаний, имеет чистую прибыль около 9 миллиардов долларов. У «ExxonMobil» она превышает 40 миллиардов. А ведь все геологоразведочные и буровые работы, ввод новых месторождений, модернизация нефтепереработки, в которой хуже нас нет никого в мире, осуществляются за счёт той самой чистой прибыли. В России наблюдается хроническое недофинансирование нефтяной промышленности. «ExxonMobil», например, вкладывает в геологию и добычу больше, чем все российские компании вместе взятые».

— А налог на добычу полезных ископаемых, привязанный к мировым ценам на нефть, и вовсе дурь несусветная! — распаляется Генадий Шмаль. — Возьмите два месторождения — в одном скважина даёт сто тонн нефти в сутки, в другом — десять. Затраты на добычу тонны совершенно разные, а налог плати одинаковый! Или возьмите налогообложение малого нефтяного бизнеса. Такое впечатление, что государство хочет его окончательно уничтожить. Ну почему в США система выстроена так, что даже если ты добываешь ведро нефти, то тебе это выгодно?! В своё время у нас была инвестиционная льгота на разработку месторождений. Отменили! Также отменили налог на воспроизводство минерально-сырьевой базы. Надо было расстрелять тех, кто это сделал, или в тюрьму посадить. Потому что мы угробили нашу геологию. В советское время в одной Тюмени мы бурили по 3 с лишним миллиона метров разведочных скважин. За прошлый год по всей стране набурили 700 тысяч. А ведь если мы не будем бурить, то никаких запасов вообще не будет.

Докладчик предлагает повнимательнее взглянуть и на пресловутый НИОКР. «Shell» даже в разгар кризиса направил на так называемые научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы более 1 млрд долларов. «Затраты на НИОКР всех наших нефтяных компаний и «Газпрома» — 250 миллионов, — сокрушается Генадий Шмаль. — Спрашивается: можно ли что-то серьёзное сделать на эти деньги? Или возьмите вопросы технического регулирования. Мы отменили советские СНиПы и ГОСТы, а что взамен? Мы не знаем, что такое попутный нефтяной газ, нет такого стандарта. Никто не может сказать, что такое сланцевый газ или сланцевые породы. Но начинать-то надо с этого, с азов, с терминов!»

— Можно, конечно, и дальше, как Микеланджело, при сотворении очередной скульптуры отсекавшего от глыбы мрамора всё лишнее, совершенствовать налоговую систему, — рассуждает Денис Храмов, заместитель министра природных ресурсов РФ. — Но вряд ли это лучший вариант. Среди всевозможных льгот идёт явный перекос в сторону поддержания добычи нефти. Но это одна сторона медали. Геологоразведке, приросту запасов мы не уделяем должного внимания. Чтобы обеспечить задел, который позволит нам добывать и через 20 лет, необходимы дополнительные стимулы. Вот товарищ Шмаль упомянул почивший в бозе институт воспроизводства минерально-сырьевой базы. Не готов согласиться, что зачинщиков его гибели надо расстрелять. Просто нужно вернуться к этой теме и уменьшать подлежащую уплате в бюджет сумму на количество расходов, потраченных недропользователями на геологоразведку. Это те самые недоразведанные запасы в Западной Сибири — вот они, под ногами! Их разбуривать надо, ставить на поиск и оценку.

Чиновник пока с трудом представляет, что в существующих условиях, когда ТЭК кормит всю страну, может быть отменён легко просчитываемый налог на добычу полезных ископаемых, а взамен введён налог на добавленный доход. Но без этого не обойтись, так работает весь мир. Необходимо уже сегодня вводить систему, сориентированную на налогообложение прибыли, а не выручки. Хотя бы пока в виде пилотных проектов. На том же полуострове Ямал, например на Гыдане и Таймыре, далее — везде.

Революция в сознании

Руслан Никколов, начальник департамента «Газпром нефти», на примере дочернего предприятия с партнёрами из «Shell» в Югре показал: применение новых технологий полимерно-щёлочного заводнения пласта позволяет минимум на 15% поднять коэффициент извлечения нефти. А он у нас в два с лишним раза ниже, чем в Норвегии. Казалось бы, все в выигрыше — нефтяники и государство. Но стоимость метода слишком высока. При НДПИ экономика не работает. А вот применение налога на добавленный доход позволило бы применить эту, равно как и многие другие, технологию на всех месторождениях. Государство получило бы значительно больше нефти, а соответственно и доходов в бюджет, о которых оно так печётся.

— Или возьмите попутный нефтяной газ, который нас обязали утилизировать на уровне не менее 95%, — приводит ещё один пример Руслан Никколов. — Экономика проекта при этом не учитывается. Хотя зачастую добыча нефти с утилизацией попутного газа даёт отрицательный интегральный эффект. В результате приказной установки нормативов проект подпадает под угрозу закрытия. Введение налога на добавленный доход позволило бы решить и эту проблему. Для государства сразу стало бы понятно, что оно несёт ответственность за каждый доллар, вложенный в утилизацию. То же самое по геологоразведке, внедрению инноваций, повышению коэффициента извлечения нефти. Государство становится соинвестором, поскольку любые, обоснованные, конечно, вложения в проект сокращают налоговую базу. Внедрение налога на добавленный доход совершит революцию в нашем сознании.

Противоядие ищем вместе

— За последние 12 лет количество нефти, добываемой «малышами», сократилось в разы, — подводит нерадостные итоги Елена Корзун, президент ассоциации малых и средних нефтегазодобывающих организаций России. — Сегодня они добывают лишь 3,5%. Тогда как в США независимые производители обеспечивают добычу 54% всей нефти. Наш же сектор мельчает: если раньше малая компания добывала в среднем по 250 тысяч тонн в год, то сейчас это менее 100 тысяч тонн. Государство изымает все 80% выручки. При этом никаких доходов от переработки нефти и продажи нефтепродуктов, в отличие от крупных компаний, «малыши» не имеют. А ведь малые нефтяные компании работают с такими запасами, с которыми крупные компании связываться не будут.

В ходе пленарных сессий, конференций, круглых столов и семинаров прозвучало полторы сотни докладов на злобу дня. На подведение итогов форума обещал прибыть лично министр энергетики Александр Новак. Но не случилось. Президент страны экстренно назначил совещание по реформированию электросетевого хозяйства. Юрий Сентюрин, заместитель министра энергетики, долго извинялся за отсутствие шефа.

— Это не просто уважение к участникам форума и его модераторам, — заверил Юрий Сентюрин. — Это в целом отношение к идее Национального нефтегазового форума. Только в России в этом году проводится 52 форума, конференции, конгресса близкого содержания. В этом водовороте событий, мнений, суждений потеряться очень просто. Мы приняли принципиальное решение резко сократить количество форумов, которые будет поддерживать Минэнерго. Одновременно решили сконцентрировать усилия принципиальных игроков на проведение такого гвоздевого доктринального мероприятия, как наш Национальный нефтегазовый форум. Мы считаем это событие знаковым. Предпринята попытка национально осознать, каким ресурсом страна располагает, и материализовать его в формате заинтересованного обсуждения. Такого у нас ещё не было. Надеюсь, первый блин не оказался комом. Прозвучавшие предложения ещё предстоит осмыслить и после этого выйти с осознанной позицией по материализации заявленных проблем и тем. К слову, на форуме прозвучали и грустные нотки, в чём-то даже пессимистические. Надеюсь, сообща мы найдём какое-то противоядие тем негативным тенденциям, которые набирают сегодня силу.

Агитка:Сколько идёт в бюджет налогов от нефти

Агитка распростаняется под видом демотиватора. Источником данных для демотиватора послужила статья сибирской сепаратистки Ирины Симоновой «Соединённые Штаты Сибири». Статья была опубликована в агитационной газете ЛДПР № 5 (252) за 2011 год. [1]

В статье содержится следующее голословное утверждение:

в ОАЭ — 88-91, в Нигерии — 82-90, в Анголе — 82-88, в Норвегии — 82, в США — 63-70, в Китае — 59-62, в Колумбии — 47-

58. В России — всего 34!

На самом деле, разумеется, эти данные не соответствуют действительности. В реальности в 2013 году с каждых 100 долларов в бюджет шло не менее 71 доллара налогов и пошлин. Вот что говорят сами нефтяники: [2]

Слова нефтяников подтверждаются и другими расчётами. Например, одна только экспортная пошлина на нефть составляет около 50 % от её стоимости. [3] А ведь есть ещё и другие налоги, начиная с НДПИ.

[править] Куда идут нефтяные деньги

Если нефть будет стоит 50$ за баррель, а курс доллара составит 65 рублей (данные на февраль 2015 года), то 1 баррель проданной нефти будет стоить 3250 рублей. Что входит в эту стоимость:

Читайте так же:  Фсс о выплате пособия по уходу за ребенком до 1.5 лет

Себестоимость. Себестоимость нефтедобычи в России (2015 год) — 6$ для старых месторождений и 16$ для новых[4], что хорошо согласуется с необлагаемой НДПИ частью цены на нефть (15$, участвующие в формировании коэффициента КЦ, о котором в п.2). Цифру в 15$=975 рублей и примем за себестоимость добычи и транспортировки нефти. По ссылке расписана (укрупненно) структура этой себестоимости (данные 2011-го года), но и так понятно, что основная часть этих денег остается в России, а какая-то часть достается и государству (налоги с зарплаты, отчисления во внебюджетные фонды и т. д.). Кстати, привычка указывать себестоимость в долларах играет с нами плохую шутку: при скачущем курсе валют сложно понять, какова же она на самом деле. Так, в прошлогоднем материале при курсе 1$=40 рублей она была принята 600 рублей.

Налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Ставка НДПИ составляет 766 рублей за тонну нефти и имеет тенденцию к повышению (в следующем году 857 руб./тонна, в 2016 году 919 руб./тонна). После приведения к баррелю ставка НДПИ составляет 103,517 руб./баррель.

Для получения налога эта ставка должна быть умножена на несколько коэффициентов, расчёты которых я опускаю, предоставляя желающим самостоятельно продираться через тернии Налогового Кодекса Российской Федерации.

Единственный коэффициент, достойный упоминания, характеризует динамику мировых цен на нефть и вычисляется по формуле КЦ=(Цена на нефть-15)*курс доллара/261. Собственно, формула приведена для демонстрации той самой необлагаемой налогом части цены на нефть (см. п.1).

После выполнения всех расчетов НДПИ с одного барреля нефти составит 902,3 руб.

Экспортные пошлины Аналогично, любой желающий может вычислить её самостоятельно, пользуясь законом «О таможенном тарифе». При цене на нефть 50$ экспортная пошлина с одного барреля составит 14,59$=948,2 руб.

Налог на прибыль. После вычета из стоимости барреля нефти себестоимости, НДПИ и экспортной пошлины мы получим прибыль до налогообложения, равную 424,5 рублей. Из этой прибыли компания должна выплатить государству налог на прибыль по ставке 20 %, то есть 84,9 рублей.

Оставшаяся сумма — чистая прибыль компании (339,6 руб)

Выплаченные дивиденды. 25 % чистой прибыли (84,9 руб) Роснефть направляет на выплату дивидендов. Причем из крупных держателей акций государство владеет 69,5 % акций, британская BP 19,75 % акций, ЗАО «Национальный расчетный депозитарий» 10,32 % акций, остальные акции (0,43 %) принадлежат миноритарным акционерам (физическим, юридическим и неустановленным лицам).

С дивидендов также выплачивается налог на прибыль по ставке 9 % для резидентов России и 15 % для иностранцев (какой сюрприз, ВР!). Таким образом, с уплаты дивидендов государство получит 62,3 рубля; BP 14,3 рублей; национальный расчетный депозитарий 8 руб; миноритарные акционеры 0,3 руб.

Инвестиционная деятельность. Из оставшихся на балансе компании 254,7 рублей какая-то часть идет на инвестиционную деятельность (геологоразведка, бурение, модернизация НПЗ). По данным 2011 года это 6$ c барреля (кстати, там же по ссылке указана себестоимость 14,57$ за баррель), то есть по тому курсу (1$=28 рублей) расходы на инвестиционную деятельность составят 168 рублей с барреля.

Сухой остаток — 86,9 рублей. Эти деньги идут на спонсорские программы и благотворительность, а какая-то их часть наверняка остаётся на балансе компании на черный день. Что-бы не возникало подозрений, расскажу о наиболее значимых программах Роснефти.

Во-первых, Роснефть была генеральным партнёром олимпиады в Сочи.

Во-вторых, Роснефть является владельцем хоккейного клуба ЦСКА (один из главных претендентов на кубок Гагарина).

В-третьих, Роснефть является спонсором футбольного клуба «Томь» (один из главных претендентов на выход в РФПЛ).

В-четвертых, компания заключила спонсорское соглашение и является генеральным партнером коллектива Lada Sport, автомобили которого регулярно берут первые места в российском ралли и кольце (где, кстати, соревнуются с Лукойлом) и иногда появляются на подиуме в мировой туринговой серии (считающейся третьим по силе чемпионатом мира).

Ну и напоследок — сводная таблица получателей нефтяных денег и наглядная диаграмма. Обратите внимание, благодаря особенностям законодательства выстроена замечательная система изъятия «нефтедолларов» в бюджет:

— BP, владеющая почти 20 % акций Роснефти, получает всего 0,5 % нефтяных денег;

— даже если Роснефть будет полностью частной, то доля нефтяных денег, отходящая государству, уменьшится всего процента на полтора.

Налог на добычу нефти в сша

Наиболее эффективной практикой налогообложения является система налогов, применяемая в США.

Система налогов в нефтяной промышленности США является важнейшим инструментом формирования технической политики нефтяных компаний, направленной не на удовлетворение текущих потребностей в нефти, а на обеспечение долгосрочной надежной перспективы ее добычи, и на удовлетворение экономических интересов всех задействованных субъектов — компаний, местных, штатных властей и федерального правительства. Нефтяная компания прежде чем начать разведочные работы на нефть, а затем и разработку месторождения, вынуждена покупать участок земли у фермера или брать в концессию его у муниципальной власти (правительства) и с момента строительства, бурения или установки оборудования пла­тить налоги.

В нефтяной промышленности США действуют три вида налогов — местный (муниципальный), «штатный» и федеральный (государственный).

Местный или муниципальный налог называется налогом на собственность и составляет в разных местах США от 0,1 до 1,5% в год от стоимости основных фондов. Величина этого налога, изменяющаяся в широком диапазоне, определя­ется собственником участка, в зависимости от ценности земли, ее недр и от стремления привлечь капитал для пополнения местного бюджета.

Регулирующее воздействие этого вида налога заключается в том, что компании не выгодно заводить излишнюю собственность на участке с бедными недрами и затягивать работы во времени.

«Штатный» налог состоит из двух частей:

1) налог на эксплуатацию недр или на добычу нефти и

2) подоходный корпоративный налог. Налог на добычу нефти взимается с рыночной стоимости добываемой нефти (с оборота капитала), независимо от того, получила компания прибыль или нет, и изменяется он в широких пределах от 0,5% (штат Кентукки) до 12,5% (штат Аляска). Подоходный корпоративный налог также различный по штатам и взимается в раз­мере 4-9% от доходов компаний (за вычетом местного налога) после реализации нефти.

Размер «штатных» налогов (и первого, и второго) устанавливается властями штатов (губернаторами) в зависимости от политики их в стимулировании добычи нефти, увеличения нефтеотдачи пластов, с учетом продуктивности нефтяных месторождений. Регулирующее воздействие штатного налога состоит в том, что он заставляет любую компанию одновременно проявлять осторожность к реализации новых проектов разработки нефтяных месторождений, увеличивать извлекаемые запасы и сознательно идти на риск в применении новых технологий, пользуясь преимуществом снижения подоходного налога.

Федеральный или государственный налог по своей сути также является корпоративным подоходным налогом. Это единственный налог, который устанавливается конгрессом страны. Налогооблагаемая прибыль (доход) определяется по довольно сложной формуле. Из валовых поступлений от добычи нефти (рыночной стоимости добытой нефти) вычитаются все виды затрат, произведенных компанией:

— арендные платежи (земельная рента, «роялти»);

— амортизация оборудования и других основных фондов и так называемые «неосязаемые» затраты или «скидка на истощение недр».

Вычитание из валовых поступлений первых пяти видов затрат компаний определяет их прибыль, которая в других отраслях промышленности и облагается федеральным налогом.

Уменьшение налогооблагаемой прибыли на «неосязаемые» затраты в нефтяной промышленности представляет собой льготу для нефтяных компаний в связи с истощением запасов нефти, вследствие чего ухудшаются условия для использования установленного оборудования и как бы обесценивается вложенный капитал. Размер «скидки на истощение недр» составляет 10-22% от вложенного капитала, или 30-70% от облагаемой налогом прибыли в зависимости от стадии и методов разработки месторождений. На ранней стадии разработки, т.е. при малом истощении запасов нефти, скидка меньше, а на поздней стадии разработки, особенно с применением методов увеличения нефтеотдачи пластов — больше. Этой привилегией скидки с облагаемого дохода на истощение недр пользуются в первую очередь мелкие («независимые») нефтяные компании, чем они отличаются от всех других компаний (ма­шиностроительных, химических и даже угольных и газовых), кото­рые не имеют такой льготы. Определенная таким образом сниженная прибыль у нефтяных компаний облагается федеральным налогом, одинаковым по всей стране, и составляет 34% от прибыли.

Регулирующее воздействие федерального налога заключается в стимулировании прироста извлекаемых запасов путем примене­ния методов увеличения нефтеотдачи пластов.

Оставшаяся часть прибыли (68%) у нефтяных и любых других компаний является «чистой» прибылью, которая должна превышать сложившуюся на рынке так называемую «норму прибыли» от вложен­ного капитала. В 80-х годах в США норма прибыли составляет 12-13% от вложенного капитала. Если «чистая» прибыль выше этой нор­мы, компания процветает, деятельность ее активизируется и расши­ряется. При меньшей прибыли компания не может конкурировать с другими фирмами и сворачивает свое производство.

В 1989 г. конгресс США и президент Джордж Буш приняли решение о дополнительном стимулировании нефтяных компаний к приросту извлекаемых запасов нефти и применению методов увеличения неф­теотдачи пластов путем введения 10 % скидки — уменьшения процента на «инвестиционный кредит», увеличения «скидки на истощение недр» до 27,5% до полной окупаемости проектов и нераспростра­нения на них так называемого «альтернативного минимального на­лога», составляющего 20% от дохода, пока цена на нефть не пре­высит 220 дол/т (30 дол/бар). Установленные Конгрессом США на­логовые льготы для нефтяных компаний позволили им применять третичные методы добычи и увеличивать извлекаемые запасы неф­ти даже при падении цен на нефть в 80 — 90х годах и дополнительно получать на развитие ежегодно по 1,5-2,5 млрд. долларов.

Кроме того, в отдельных нефтяных странах мира (Канада, Норвегия) система налогообложения нефтегазовых компаний предусматривает систему льгот временного, полного или частичного освобождения от налогов, взимаемых с нефти и газа на определенных месторождениях:

1) месторождения, находящиеся на ранней стадии разработки;

2) месторождения, находящиеся на поздней стадии разработки;

3) месторождения, эксплуатируемые в экстремальных климатических и природных условиях;

4) месторождения с аномальными сортами нефти (высоковязкая нефть, нефть с высоким содержанием серы, сероводорода, парафина и т.д.).

Таким образом, подобная политика позволяет гибко, через систему льгот и привилегий, стимулировать работу компаний в невыгодных условиях. Кроме того, в западной практике существует система оффшорных зон. Это территории, где зарегистрированная фирма получает льготы по налогам (остров Кипр, Гибралтар, Виргинские и Каймановы острова и т.д.).

Налог на добычу нефти в сша

Принципы налогообложения нефтегазовой отрасли оказывают прямое влияние на формирование государственного бюджета и темпы экономического развития всей страны. В связи с этим становится актуальным вопрос выбора наиболее эффективного механизма налогообложения нефтегазовых компаний России. Главной целью настоящего исследования является изучение и сравнительный анализ сложившихся в мировой практике подходов к налогообложению нефтегазовой отрасли.

Следует учесть, что в России изменение налоговой политики последних лет было связано с повышением привлекательности старых и трудно извлекаемых запасов на месторождениях. При этом российский налог на добычу полезных ископаемых представляет собой особую форму финансовых отношений между пользователями недр и государством в виде уплаты налога, зависящего от вида добываемого ресурса и географического местоположения.

В настоящее время на изменение налогообложения нефтегазовой отрасли влияет ряд важных, но сложно прогнозируемых факторов, таких как конъюнктура мировых рынков, уровень развития экономики, внешняя и внутренняя политика. В табл. 1 представлена динамика ставок НДПИ для нефтегазовой отрасли в 2008–2015 годах.

Динамика ставок НДПИ для нефтегазовой отрасли в период 2008–2015 гг., руб.

Газ, за тыс. куб. м

Уплаченные налоги ОАО «Роснефть» и ОАО «Газпром» за период 2011–2014 гг.

ОАО «Роснефть», млрд руб.

Эффективная налоговая нагрузка, %

ОАО «Газпром», млрд руб.

Эффективная налоговая нагрузка, %

Ставка НДПИ в период кризиса 2008–2011 годов для нефтегазовой отрасли оставалась неизменной. При этом отношение ставок НДПИ нефтяной к газовой отрасли до 2010 года в среднем составляло 1/3, однако к 2015 году ставки достигли равного соотношения. По прогнозам ставка для газовой отрасли к 2016–2017 годам превысит 1000 рублей за тыс. куб.м, что составит 26,9 %.

В табл. 2 представлена налоговая нагрузка крупнейших нефтегазовых компаний России – ОАО «Роснефть» и ОАО «Газпром».

В наибольшей степени федеральный бюджет пополняется за счет налоговых отчислений ОАО «Роснефть». Если налоговая нагрузка ОАО «Роснефть» составляет порядка 55 %, то у ОАО «Газпром» – 40 %.

Также в налоговую нагрузку для нефтегазовой отрасли входит таможенная пошлина, которая имеет наибольший из всех уплачиваемых обязательных платежей размер. В структуре федерального бюджета самыми доходными статьями являются доходы в виде таможенных пошлин от экспорта сырой нефти, а также налоги за пользование недрами [1]. Так, в 2014 году общие доходы от внешнеэкономической деятельности находились на уровне 5 463,4 млрд руб., тогда как доходы по налогам за пользование недрами ‒ 2885 млрд руб., составив 37,7 и 19,9 % доходов федерального бюджета соответственно.

Следует отметить, что в экономически развитых странах система налогообложения нефтегазовых компаний имеет ряд принципиальных отличий. Например, в США налогообложение является важнейшим инструментом формирования экономической политики нефтяных компаний, направленной не на удовлетворение текущих потребностей в нефти, а на обеспечение долгосрочной и надежной перспективы развития отрасли [3]. В США существует три уровня налогообложения: муниципальный, региональный (уровень штата) и федеральный.

На муниципальном (местном) уровне уплачивается налог на собственность, который варьируется от 0,1 до 1,5 %. Этот налог позволяет компаниям рационально оценивать значимость территории с бедными ресурсами.

На уровне штата налоги подразделяются на две части:

1) налог на эксплуатацию недр или на добычу нефти;

2) подоходный корпоративный налог.

Налог на эксплуатацию недр или на добычу нефти варьируется от 0,5 до 12,5 % независимо от того, получила компания прибыль или нет. Корпоративный налог уплачивают за вычетом местного налога, а ставка варьируется в пределах 4–9 %. Налоговая база для уплаты федерального налога исчисляется за вычетом прочих расходов и в бюджет идет 34 %.

В Канаде действует прогрессивный налог в виде роялти, который зависит от рентабельности добывающего предприятия и варьируется от 1 до 12 %. В целом нефтегазовые компании в Канаде имеют большую налоговую нагрузку, но это компенсируется скидками и льготами. Налоговая политика Канады направлена на стимулирование налогообложения и справедливое распределение нагрузки на отрасль [4].

В Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ) налогообложение сведено к минимуму, но данный фактор отражен на величине ставки. Так, например, в ОАЭ нет НДС, а также практически отсутствуют корпоративные налоги. Налог на прибыль имеет прогрессивную шкалу, ставки которой варьируются от 10 до 50 %. При этом данный налог является практически единственным налогом для нефтегазовых компаний ОАЭ, а налоговая система очень проста.

В Норвегии есть специфическая плата для нефтегазовых компаний, которая зависит от размера лицензионного участка. Данная плата позволяет компаниям эффективно использовать площади для добычи, а государству – стимулировать возврат неиспользованных площадей для передачи территории другой компании. Также Норвегия успешно практикует налог на финансовый результат, переход на который был связан с использованием опыта налогообложения нефтегазовых компаний в США.

В Туркменистане нефтегазовые компании уплачивают налог на сверхприбыль, который зависит от рентабельности производства и варьируется от 0 до 30–50 %.

В Австралии действует налог на нефтяную ресурсную ренту в размере 40 % от налогооблагаемой прибыли, определяемой как разница между поступлениями по проекту и эксплуатационными, а также смежными затратами, необходимыми для реализации проекта. При этом в отдельных случаях под проектом может пониматься не одно месторождение, а сразу несколько. Налогом может облагаться и прибыль нефтеперерабатывающих заводов с доходов, полученных от сторонней компании в качестве платы за толлинг.

Льготный подход в налогообложении нефтегазовых компаний активно используется в виде льгот, бонусов и скидок. Так, в России сейчас для расширения производства предлагаются льготы в качестве отмены уплаты налогов на длительный период до 10–15 лет на бедных месторождениях. Такая практика наблюдается во всех экономически развитых странах, которые занимаются добычей нефти и газа.

Читайте так же:  Проектирование домов учебное пособие

В целом налоговая политика в развитых странах имеет ряд общих особенностей, впрочем, налоговые системы развивающихся стран также схожи между собой. В последних используются роялти при добыче полезных ископаемых, которые являются гарантией налоговых отчислений уже на начальной стадии разработки месторождения. В основном в развивающихся странах применяют адвалорные ставки роялти, размеров от 2 до 30 % в зависимости от ряда факторов. Еще одним популярным инструментом является соглашение о разделе продукции, он применяется в 70 % случаев при добыче нефти.

Также развивающиеся страны часто используют дифференцированные формулы налогов, где ключевым фактором, воздействующим на величину налоговой базы, чаще всего является объем добычи нефти или газа. Кроме того, немаловажную роль в налоговой политике играет и фактор рентабельности [5]. Для целей налогообложения нередко используются котировки мировых цен на нефть, что можно наблюдать в налоговой системе России.

При применении в развивающихся странах соглашений о разделе продукции размер налоговых ставок, как правило, устанавливается больше, чем в других отраслях. Применяются налоги на прибыль, налоги на ресурсную ренту, которые рассчитываются исходя из размера рентабельности проекта, а также налоги на дополнительный доход, применяемые при превышении ценой определенного базового уровня.

Еще одним распространенным элементом налоговых систем развивающихся стран являются инвестиционные льготы, которые выражаются в форме ускоренной амортизации, а также инвестиционные налоговые кредиты [6]. Кроме того, могут применяться льготы в виде вычета затрат, которые могут быть отсрочены на период осуществления геологоразведочных работ. Применение налоговых каникул больше всего распространено в развитых странах [8], в развивающихся странах они применяются значительно реже, в основном при разработке небольших месторождений и низкорентабельных проектов.

Исследование зарубежного опыта налогообложения добычи нефти и газа позволило выявить общие тенденции к созданию прозрачной и легко администрируемой налоговой системы, позволяющей собрать большую часть рентных доходов в период высоких цен на углеводородное сырье.

В большинстве добывающих стран преобладает стимулирующее налогообложение, направленное на изъятие сверхдоходов при низких издержках и создание эффективного производства при высоких затратах [10]. Самым распространенным в мире налогом при изъятии рентных доходов в нефтегазовой отрасли является роялти. Чаще всего роялти взимается по адвалорной ставке, которая устанавливается в процентах к стоимости добытого полезного ископаемого. Помимо роялти применяются различные бонусы, налоги на прибыль, ресурсную ренту, разнообразные налоги и соглашения о разделе продукции [9]. С помощью льгот государство может изымать денежные средства у производителя не только до начала добычи или до начала получения им чистого дохода, но и до начала его инвестиционной деятельности.

В большинстве стран при налогообложении добычи нефти для определения размера налогооблагаемой базы используются специальные справочные цены, рассчитанные по определённому алгоритму. В развивающихся странах в этих целях часто используют мировые цены на нефть, а в большинстве развитых стран при налогообложении добычи нефти и газа применяются цены сделок, совершаемых на внутреннем рынке путем биржевых торгов или по другим принципам. Также могут использоваться расчетные цены, определяемые государством или методикой налогового законодательства [2].

Следует отметить, что основной популярностью пользуются налоги на дополнительный доход и финансовый результат. Данные налоги применяются наряду с другими налоговыми платежами. Рассматривая такую форму налогообложения с точки зрения более полного и справедливого изъятия рентных доходов, можно отметить её нейтральность и в ряде случаев высокую эффективность. Однако даже в развитых странах использование данной системы затрудняется рядом факторов [7]. Применение налогов на финансовый результат и дополнительный доход не дало ни в одной из стран значительного роста добычи, а в долгосрочном периоде иногда приводило к потере дополнительных бюджетных доходов.

Сегодня основной задачей государства в отношении нефтегазовой отрасли должна стать стимулирующая налоговая политика. Новые механизмы налогообложения смогут способствовать увеличению объёмов добычи и росту рентабельности нефтегазовых компаний, при этом влияние государства на экономику отрасли станет максимально эффективным.

Рецензенты:

Солодухин К.С., д.э.н., профессор кафедры математики и моделирования, Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, г. Владивосток;

Латкин А.П., д.э.н., профессор, руководитель Института подготовки кадров высшей квалификации ВГУЭС, г. Владивосток.

Налог на добычу полезных ископаемых


Налог на добычу полезных ископаемых

И.К. Золотарева,
зам. начальника Отдела налогов и
доходов от использования природных ресурсов
Департамента налоговой и таможенно-тарифной
политики Минфина России

Налог на добычу полезных ископаемых (далее — НДПИ) введен в действие с 1 января 2002 года Федеральным законом от 08.08.2001 N 126-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных актов законодательства Российской Федерации» (далее — Закон N 126-ФЗ), которым Налоговый кодекс РФ был дополнен гл. 26 «Налог на добычу полезных ископаемых».

Данный налог заменил действовавшие до указанного периода три вида налоговых платежей, уплачиваемых при пользовании недрами, — плату за пользование недрами, отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы, акциз на нефть и стабильный газовый конденсат. При этом первые два вида платежа были установлены Законом РФ от 21.02.1992 N 2395-1 «О недрах» (далее — Закон «О недрах), включающим раздел платности пользования недрами, который носил рамочный характер и не давал достаточно четкого определения основных элементов налогообложения при исчислении налогов при пользовании недрами.

Объект налогообложения и налоговая база

Объектом обложения НДПИ являются полезные ископаемые, добытые из недр на территории Российской Федерации, ее континентального шельфа и исключительной экономической зоны, за пределами территории России, если эта добыча осуществляется на территориях, находящихся под юрисдикцией Российской Федерации (а также арендуемых у иностранных государств или используемых на основании международного договора), на участках недр, предоставленных налогоплательщику в пользование; полезные ископаемые, извлеченные из отходов (потерь) добывающего производства, если такое извлечение подлежит отдельному лицензированию в соответствии с российским законодательством о недрах. Как правило, извлечение полезных ископаемых из отходов осуществляют организации, не связанные с этой горнодобывающей организацией.

Не подлежат налогообложению полезные ископаемые, извлеченные из собственных отходов либо потерь добывающего и связанных с ним перерабатывающих производств, если их добыча ранее подлежала налогообложению в общеустановленном порядке.

Не являются объектом налогообложения общераспространенные полезные ископаемые, добытые индивидуальным предпринимателем и используемые им непосредственно для личного потребления. Это полезные ископаемые, не используемые индивидуальным предпринимателем для производственных и технологических нужд, а также не реализуемые на сторону.

Не являются объектом налогообложения и добытые (собранные) минералогические, палеонтологические и другие геологические коллекционные материалы, полезные ископаемые, добытые из недр при образовании, использовании, реконструкции и ремонте особо охраняемых геологических объектов, имеющих научное, культурное, эстетическое, санитарно-оздоровительное или иное общественное значение. Порядок признания геологических объектов особо охраняемыми, имеющими научное, культурное, эстетическое, санитарно-оздоровительное или иное общественное значение, устанавливается Правительством РФ.

Налоговой базой по НДПИ является стоимость добытых полезных ископаемых, за исключением нефти, горючего природного и попутного газа, в отношении которых налоговая база определяется как количество добытого полезного ископаемого в абсолютной величине.

Налоговая база определяется налогоплательщиком самостоятельно отдельно по каждому виду добытого полезного ископаемого в отношении всех добытых полезных ископаемых, включая попутные компоненты.

Количество добытого полезного ископаемого

Количество добытого полезного ископаемого определяется налогоплательщиком самостоятельно в единицах нетто массы (при прямом методе определения с учетом фактических потерь полезного ископаемого) прямым или косвенным методом. Прямой метод предполагает определение количества полезного ископаемого посредством измерительных приборов. Косвенный метод применяется, когда количество добытых полезных ископаемых прямым методом определить невозможно. В этом случае их количество определяется расчетно по показателям содержания добытого полезного ископаемого в извлекаемом минеральном сырье (например, по коэффициенту извлечения).

В главе 26 НК РФ установлены особенности определения количества добытого полезного ископаемого для драгоценных металлов и драгоценных камней при добыче их из коренных, россыпных и техногенных месторождений.

При извлечении драгоценных металлов из коренных (рудных), россыпных и техногенных месторождений количество добытого полезного ископаемого определяется по данным обязательного учета при добыче, осуществляемого в соответствии с законодательством Российской Федерации о драгоценных металлах и драгоценных камнях.

При этом не подлежащие переработке самородки драгоценных металлов учитываются отдельно. Налоговая база по ним определяется также отдельно.

При извлечении драгоценных камней из коренных, россыпных и техногенных месторождений количество добытого полезного ископаемого определяется после первичной сортировки, первичной классификации и первичной оценки необработанных камней. При этом уникальные драгоценные камни учитываются отдельно и налоговая база по ним устанавливается отдельно.

Самородки драгоценных металлов и уникальные драгоценные камни признаются таковыми в соответствии с постановлением Правительства РФ от 22.09.1999 N 1068 «О порядке и критериях отнесения самородков драгоценных металлов и драгоценных камней к категории уникальных».

При извлечении драгоценных камней из коренных, россыпных и техногенных месторождений количество добытого полезного ископаемого определяется после первичной сортировки, первичной классификации и первичной оценки необработанных камней. При этом уникальные драгоценные камни учитываются отдельно и налоговая база по ним устанавливается отдельно.

При определении количества добытого в налоговом периоде полезного ископаемого учитывается полезное ископаемое, в отношении которого в налоговом периоде завершен комплекс технологических операций (процессов) по добыче (извлечению) полезного ископаемого из недр (отходов, потерь).

При этом при разработке месторождения полезного ископаемого в соответствии с лицензией (разрешением) на его добычу учитывается весь комплекс технологических операций (процессов), предусмотренных техническим проектом разработки месторождения.

При реализации и (или) использовании минерального сырья до завершения комплекса технологических операций (процессов), предусмотренных техническим проектом разработки месторождения, количество добытого в налоговом периоде полезного ископаемого определяется как количество полезного ископаемого, содержащегося в указанном минеральном сырье, реализованном и (или) использованном на собственные нужды в данном налоговом периоде.

Стоимость добытых полезных ископаемых

Для определения стоимости добытых полезных ископаемых используется такой показатель, как стоимость их единицы, которая рассчитывается как отношение выручки от реализации добытого к количеству реализованного добытого полезного ископаемого.

При этом выручка от реализации определяется исходя из цен реализации (уменьшенных на суммы субсидий из бюджета), определяемых с учетом положений ст. 40 НК РФ, без налога на добавленную стоимость (при реализации на территории Российской Федерации и в государствах — участниках СНГ) и акциза, уменьшенных на сумму расходов налогоплательщика на доставку в зависимости от условий поставки.

В целях гл. 26 НК РФ в сумму расходов на доставку включаются расходы на оплату таможенных пошлин и сборов при внешнеторговых сделках, расходы на доставку (перевозку) добытого полезного ископаемого от склада готовой продукции (узла учета, входа в магистральный трубопровод, пункта отгрузки потребителю или на переработку, границы раздела сетей с получателем и подобных условий) до получателя, а также расходы на обязательное страхование грузов, исчисленные в соответствии с законодательством Российской Федерации.

К расходам на доставку (перевозку) добытого полезного ископаемого до получателя (в целях гл. 26 НК РФ), в частности, относятся расходы на доставку (транспортировку) магистральными трубопроводами, железнодорожным, водным и другим транспортом, расходы на слив, налив, погрузку, разгрузку и перегрузку, на оплату услуг в портах и транспортно- экспедиционных услуг.

Оценка стоимости производится отдельно по каждому виду добытого полезного ископаемого исходя из цен его реализации, а стоимость — как произведение количества добытого полезного ископаемого, определяемого в соответствии со ст. 339 НК РФ, и стоимости единицы добытого полезного ископаемого.

Стоимость единицы добытого полезного ископаемого рассчитывается как отношение выручки от реализации к количеству реализованного добытого полезного ископаемого.

При исчислении стоимости единицы добытого полезного ископаемого учитывается реализация полезных ископаемых, добытых налогоплательщиком. Выручка от реализации приобретенных налогоплательщиком полезных ископаемых и их количество в расчете не участвуют.

При отсутствии у налогоплательщика реализации добытых полезных ископаемых (например, при направлении их на собственную переработку, в порядке бартерных операций и др.) налог исчисляется исходя из расчетной стоимости, учитывающей расходы налогоплательщика на добычу полезного ископаемого, которые определяются в соответствии с гл. 25 «Налог на прибыль организаций» НК РФ.

Оценка стоимости добытых драгоценных металлов и драгоценных камней осуществляется со следующими особенностями:

— стоимость единицы определяется исходя из цены реализации в налоговом периоде не добытого полезного ископаемого (концентрата или иного полупродукта), а химически чистого (аффинированного) металла (вне зависимости от периода добычи концентрата или полупродукта, из которого получен реализуемый химически чистый металл);

— при отсутствии в налоговом периоде цен реализации химически чистого металла и вне зависимости от наличия реализации концентрата (полупродукта), содержащего драгоценные металлы, учитываются цены реализации химически чистого металла, сложившиеся в ближайшем из предыдущих налоговых периодов (например, при исчислении налога за май должны быть применены цены реализации, сложившиеся в ноябре предыдущего года, если с декабря по май реализация отсутствовала). При этом какие-либо временные ограничения для налоговых периодов, цены которых могут быть учтены, НК РФ не установлены;

— стоимость реализованного химически чистого металла, определенная исходя из цен его реализации, уменьшается на расходы налогоплательщика на аффинаж и доставку (перевозку) химически чистого металла до получателя (расходы на доставку добытого полезного ископаемого до аффинажа не могут уменьшить налоговую базу);

— стоимость единицы добытого полезного ископаемого рассчитывается исходя из доли содержания химически чистого металла в единице добытого полезного ископаемого (отношение количества добытого полезного ископаемого в пересчете на химически чистый металл к количеству добытого полезного ископаемого — концентрата (полупродукта)) и стоимости единицы химически чистого металла;

— в случае изменения по результатам аффинажа в ту или иную сторону доли содержания химически чистого металла в единице добытого полезного ископаемого сумма налога подлежит уточнению исходя из полученной доли.

Для целей налогообложения добытых драгоценных камней цена реализации не учитывается (за исключением уникальных драгоценных камней), и оценка стоимости проводится исходя из первичной оценки драгоценных камней, проведенной в соответствии с законодательством Российской Федерации о драгоценных металлах и драгоценных камнях.

Для правильного определения налоговой базы при исчислении налога на добычу полезных ископаемых в гл. 26 НК РФ даны определения как добытых полезных ископаемых, так и отдельных их видов.

Полезным ископаемым признается продукция добывающих отраслей промышленности, содержащаяся в фактически добытом (извлеченном) из недр (отходов и потерь) минеральном сырье (породе, жидкости и иной смеси), по своему качеству соответствующая государственному стандарту Российской Федерации, стандарту отрасли, региональному, международному стандарту, а в случае отсутствия указанных стандартов для отдельного добытого полезного ископаемого — стандарту организации (предприятия) (далее — стандарты качества). Иными словами, это минеральное сырье, прошедшее первичную обработку, осуществляемую, как правило, в границах горного отвода и предусмотренную техническим проектом или проектом обустройства месторождения.

Видами добытого полезного ископаемого, подлежащего обложению налогом на добычу, являются:

1) антрацит, уголь каменный, уголь бурый и горючие сланцы;

3) углеводородное сырье:

— нефть обезвоженная, обессоленная и стабилизированная;

— газовый конденсат из всех видов месторождений углеводородного сырья, прошедший технологию промысловой подготовки в соответствии с техническим проектом разработки месторождения до направления его на переработку. Для целей настоящей статьи переработкой газового конденсата является отделение гелия, сернистых и других компонентов и примесей при их наличии, получение стабильного конденсата, широкой фракции легких углеводородов и продуктов их переработки;

— газ горючий природный (растворенный газ или смесь растворенного газа и газа из газовой шапки) из всех видов месторождений углеводородного сырья, добываемый через нефтяные скважины (далее — попутный газ);

— газ горючий природный из всех видов месторождений углеводородного сырья, за исключением попутного газа;

Читайте так же:  Льготы для ветеранов боевых действий в краснодарском крае

4) товарные руды:

— черных металлов (железо, марганец, хром);

— цветных металлов (алюминий, медь, никель, кобальт, свинец, цинк, олово, вольфрам, молибден, сурьма, ртуть, магний, иные цветные металлы, не предусмотренные в других группировках);

— редких металлов, образующих собственные месторождения (титан, цирконий, ниобий, редкие земли, стронций, литий, бериллий, ванадий, германий, цезий, скандий, селен, цирконий, тантал, висмут, рений, рубидий);

— многокомпонентные комплексные руды;

5) полезные компоненты многокомпонентной комплексной руды, извлекаемые из нее, при их направлении внутри организации на дальнейшую переработку (обогащение, технологический передел);

6) горно-химическое неметаллическое сырье (апатит-нефелиновые и фосфоритовые руды, калийные, магниевые и каменные соли, борные руды, сульфат натрия, сера природная и сера в газовых, серно-колчеданных и комплексных рудных месторождениях, бариты, асбест, йод, бром, плавиковый шпат, краски земляные (минеральные пигменты), карбонатные породы и другие виды неметаллических полезных ископаемых для химической промышленности и производства минеральных удобрений);

7) горнорудное неметаллическое сырье (абразивные породы, жильный кварц (за исключением особо чистого кварцевого и пьезооптического сырья), кварциты, карбонатные породы для металлургии, кварц-полешпатовое и кремнистое сырье, стекольные пески, графит природный, тальк (стеатит), магнезит, талько- магнезит, пирофиллит, слюда-московит, слюда-флогопит, вермикулит, глины огнеупорные для производства буровых растворов и сорбенты, иные полезные ископаемые, не включенные в другие группы);

8) битуминозные породы;

9) сырье редких металлов (рассеянных элементов) (в частности, индий, кадмий, теллур, таллий, галлий), а также иные извлекаемые полезные компоненты, являющиеся попутными компонентами в рудах других полезных ископаемых;

10) неметаллическое сырье, используемое в основном в строительной индустрии (гипс, ангидрит, мел природный, доломит, флюс известняковый, известняк и известковый камень для изготовления извести и цемента, песок природный строительный, галька, гравий, песчано-гравийные смеси, камень строительный, облицовочные камни, мергели, глины, другие неметаллические ископаемые, используемые в строительной индустрии);

11) кондиционный продукт пьезооптического сырья, особо чистого кварцевого сырья и камнесамоцветного сырья (топаз, нефрит, жадеит, родонит, лазурит, аметист, бирюза, агаты, яшма и другие);

12) природные алмазы, другие драгоценные камни из коренных, россыпных и техногенных месторождений, включая необработанные, отсортированные и классифицированные камни (природные алмазы, изумруд, рубин, сапфир, александрит, янтарь);

13) концентраты и другие полупродукты, содержащие драгоценные металлы (золото, серебро, платина, палладий, иридий, родий, рутений, осмий), получаемые при добыче драгоценных металлов, т.е. извлечение драгоценных металлов из коренных (рудных), россыпных и техногенных месторождений;

14) соль природная и чистый хлористый натрий;

15) подземные воды, содержащие полезные ископаемые (промышленные воды) и (или) природные лечебные ресурсы (минеральные воды), а также термальные воды;

16) сырье радиоактивных металлов (в частности, уран и торий).

Кроме того, к добытому относится полезное ископаемое, полученное из минерального сырья с применением перерабатывающих технологий, являющихся специальными видами добычных работ (в частности, подземная газификация и выщелачивание, дражная и гидравлическая разработка россыпных месторождений, скважинная гидродобыча), а также перерабатывающих технологий, отнесенных в соответствии с лицензией на пользование недрами к специальным видам добычных работ (в частности, добыча полезных ископаемых из пород вскрыши или хвостов обогащения, сбор нефти с нефтеразливов при помощи специальных установок).

Ставки НДПИ установлены в процентах от стоимости добытых полезных ископаемых, а по нефти и газовому конденсату из нефтегазоконденсатных месторождений — в соответствии со ст. 5 Закона N 126-ФЗ. На период 2002-2004 гг. ставка НДПИ была установлена в размере 340 руб. за тонну и применялась с коэффициентом, характеризующим динамику мировых цен на нефть сорта «Юралс» (Кц), рассчитываемым по формуле:

Кц = (Ц — 8) х Р : 252,

Ц — средний за налоговый период уровень цен нефти сорта «Юралс» в долларах США за баррель, определяемый как сумма средних арифметических цен покупки и продажи на мировых рынках нефтяного сырья (средиземноморском и роттердамском) за все дни торгов, деленная на количество дней торгов в соответствующем налоговом периоде.

Средние за истекший месяц уровни цен нефти сорта «Юралс» на средиземноморском и роттердамском рынках нефтяного сырья ежемесячно в срок не позднее 15-го числа следующего месяца доводятся до налогоплательщиков через официальные источники информации в порядке, установленном Правительством РФ.

При отсутствии указанной информации в официальных источниках средний за истекший налоговый период уровень цен нефти сорта «Юралс» на средиземноморском и роттердамском рынках нефтяного сырья определяется налогоплательщиком самостоятельно;

Р — среднее значение за налоговый период курса доллара США к российскому рублю, устанавливаемого Центральным банком РФ, определяется налогоплательщиком самостоятельно как среднеарифметическое значение курса доллара США к рублю за все дни в соответствующем налоговом периоде;

8 — минимальная мировая цена на нефть, при которой добыча нефти становилась нерентабельной, а 252 — произведение минимальной мировой цены на нефть (8) и курса рубля к доллару США, принимаемого в тот период для расчета ставки НДПИ за 31,5 руб./долл. США.

Установление в Кодексе ставки НДПИ при добыче нефти в абсолютной величине было вызвано необходимостью решения проблемы трансфертных цен в вертикально-интегрированных нефтедобывающих компаниях в силу несовершенства ст. 20 и 40 НК РФ, регулирующих порядок определения взаимозависимых лиц и порядок определения рыночной цены для целей налогообложения.

Ставка НДПИ при добыче нефти рассчитана исходя из предварительного прогноза поступлений по специальным налогам при пользовании недрами на 2001 год, составленного на основе действующих в настоящее время налогов (платежей) при пользовании недрами. При этом с целью недопущения снижения доходов при отмене отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы (далее — ВМСБ) и акциза на нефть и стабильный газовый конденсат ставка налога при добыче нефти и конденсата увеличивается на 50% размера ставки отчислений на ВМСБ и ставку акциза.

По другим полезным ископаемым ставки налога рассчитаны исходя из действующих минимальных размеров ставок платы за пользование недрами (за исключением драгоценных и цветных металлов, а также алмазов и камнесамоцветного сырья, для которых в расчет принимались средние ставки платы за пользование недрами), увеличенных на 50-60% (в зависимости от вида полезных ископаемых) ставки отчислений на ВМСБ.

Анализ поступлений от НДПИ в бюджеты разного уровня показал: объем поступлений в 2002 году в 2,1 раза превысил объем поступлений от трех ранее взимавшихся налогов, при этом поступления в федеральный бюджет увеличились почти в 3,8 раз по сравнению с 2001 годом.

В целях сохранения поступлений от налога на добычу полезных ископаемых на достигнутом уровне и учитывая, что поправки в ст. 20 и 40 НК РФ, устанавливающие порядок определения рыночных цен товаров, работ и услуг для целей налогообложения, позволяющий применять адвалорную (в процентах от стоимости) ставку НДПИ без существенных потерь консолидированного бюджета, так и не были приняты, Федеральным законом от 07.07.2003 N 117-ФЗ (далее — Закон N 117-ФЗ) с 1 января 2004 года срок действия специфической ставки налога на добычу полезных ископаемых при добыче нефти и газового конденсата из нефтегазоконденсатных месторождений продлен до 31 декабря 2006 года, слова «газового конденсата из нефтегазоконденсатных месторождений» из ст. 5 Закона N 126-ФЗ исключены, а базовый размер ставки увеличен с 340 до 347 руб. за тонну нефти.

Законом N 117-ФЗ был отменен акциз на природный газ, концептуально изменен порядок налогообложения добычи и реализации природного газа и изменена ставка НДПИ при добыче природного газа (вместо адвалорной (в процентах от стоимости) ставки налога установлена специфическая налоговая ставка в размере 107 руб. за 1000 куб. м газа).

Федеральным законом от 07.05.2004 N 33-ФЗ «О внесении изменений в статью 3 Закона Российской Федерации «О таможенном тарифе» и в статью 5 Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных актов законодательства Российской Федерации» с 1 января 2005 года базовая ставка НДПИ при добыче нефти увеличена с 347 до 400 руб. за тонну нефти с одновременным изменением формулы расчета коэффициента, учитывающего динамику мировых цен на нефть (Кц).

В знаменателе формулы расчета коэффициента Кц вместо курса рубля к доллару в размере 31,5 руб. за долл. США, применяемого для корректировки ставки НДПИ на уровень инфляции, принятого первоначально, установлен курс 29,0 руб. за долл. США. Кроме того, в целях недопущения роста НДПИ при сравнительно небольших ценах на нефть цена нефти, при которой не взимается НДПИ, устанавливается в размере 9 долл. США за один баррель (вместо 8 долл., предусмотренных в действующей формуле расчета ставки НДПИ).

Таким образом, вместо действующей в 2001-2004 гг. формулы расчета Кц <(Ц - 8) х курс : 8 х 31,5>с 2005 года установлена формула <(Ц - 9) х курс : 9 х 29,0)>.

С 2005 года Российская Федерация во взаимной торговле с государствами — участниками СНГ переходит на взимание косвенных налогов, в частности налога на добавленную стоимость, при реализации нефти и природного газа на территории указанных государств по принципу страны назначения.

В результате данного перехода произошло сокращение доходов федерального бюджета от отмены налога на добавленную стоимость при реализации нефти и природного газа в государства — участники СНГ в размере около 39 млрд. руб.

Компенсация выпадающих доходов произведена за счет увеличения ставки налога на добычу полезных ископаемых, распределив нагрузку между федеральным бюджетом и (в большей степени) между нефтяной и газовой отраслями.

В результате этого в соответствии с Федеральным законом от 18.08.2004 N 102-ФЗ с 1 января 2005 года ставка налога на добычу полезных ископаемых при добыче нефти увеличена до 419 руб. за одну тонну, а ставка налога при добыче природного газа — до 135 руб. за 10 000 куб. м.

Если до 2006 года происходило постоянное увеличение налоговой нагрузки на нефтегазовый сектор, выражавшееся в систематическом повышении ставки НДПИ при добыче нефти и газа, то с 1 января 2007 года налоговая нагрузка на нефтедобывающие организации начала постепенно снижаться.

Для стимулирования разработки новых месторождений и повышения эффективности добычи нефти на действующих месторождениях с высокой степенью выработанности Федеральным законом от 27.07.2006 N 151-ФЗ в гл. 26 НК РФ внесены изменения. Так, с 1 января 2007 года установлены:

— понижающие коэффициенты к ставке налога на добычу полезных ископаемых при добыче нефти, добываемой на месторождениях со степенью выработанности более 80%;

— ставка НДПИ в размере 0% при добыче нефти на новых участках недр, расположенных полностью или частично в границах Республики Саха (Якутия), Иркутской области, Красноярского края в течение определенного срока до достижения накопленного объема добычи нефти 25 млн. т. При этом налоговые каникулы распространяются и на участки недр, степень выработанности которых не превышает 5%;

— ставка НДПИ в размере 0% при добыче сверхвязкой нефти, добываемой из участков недр, содержащих нефть вязкостью более 200 мПА Ч сек.;

— на постоянной основе закреплено положение о применении специфической ставки НДПИ при добыче нефти в размере 419 руб. за одну тонну.

Принятие данных изменений за девять месяцев 2007 года привело к сокращению поступлений от НДПИ при применении понижающего коэффициента по выработанным месторождениям на 7 млрд. руб., а по новым месторождениям и месторождениям со сверхвязкой нефтью — на 5 млрд. руб.

В целях стимулирования увеличения объемов добычи нефти принят Федеральный закон от 27.07.2008 N 158-ФЗ «О внесении изменений в главы 21, 23, 24, 25 и 26 части второй Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах», согласно которому с 1 января 2009 года (в частности):

— изменяется формула расчета коэффициента, характеризующего динамику мировых цен на нефть (Кц), применяемого к ставке налога на добычу полезных ископаемых при добыче нефти, путем повышения не облагаемого налогом минимума цены нефти с 9 до 15 долл. США за баррель;

— уточняется определение количества добытой нефти, а именно определение количества нефти «нетто», т.е. чистой нефти за вычетом отделенной воды, попутного нефтяного газа и примесей, а также содержащихся в нефти во взвешенном состоянии воды, хлористых солей и механических примесей, определенных лабораторными анализами;

— из гл. 26 «Налог на добычу полезных ископаемых» НК РФ исключаются нормы, регламентирующие обязательное использование прямого метода учета количества добытой нефти в целях применения ставки НДПИ в размере 0 руб. и применения к ставке НДПИ коэффициента, характеризующего степень выработанности запасов конкретного участка недр (Кв);

— устанавливается нулевая ставка НДПИ при добыче нефти на участках недр, расположенных севернее Северного полярного круга полностью или частично в границах внутренних морских вод и территориального моря, на континентальном шельфе Российской Федерации, в Азовском и Каспийском морях, на территории Ненецкого автономного округа и полуострове Ямал в Ямало-Ненецком автономном округе, до достижения определенного накопленного объема добытой нефти при условии соблюдения соответствующих сроков разработки конкретных месторождений.

В целях исчисления налога на прибыль организаций с 1 января 2009 года сократился срок признания расходов на приобретение лицензий на право пользования недрами до двух лет, изменились механизм и правила начисления амортизации за счет перехода к начислению амортизации по группе объектов основных средств, что позволит значительно ускорить процесс списания стоимости амортизируемого имущества, в т.ч. в нефтедобывающей отрасли, а также существенно сокращаются сроки полезного использования инструментов, приспособлений, оборудования и иных видов амортизируемых основных средств, используемых при нефте- и газодобыче.

Федеральным законом от 26.11.2008 N 224-ФЗ «О внесении изменений в часть первую, часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» с 1 января 2009 года предусмотрено снижение ставки налога на прибыль организаций с 24 до 20% за счет суммы налога, зачисляемого в федеральный бюджет и применение амортизационной премии в увеличенном размере (не более 30%) в отношении капитальных вложений в основные средства, относящиеся к третьей-седьмой амортизационным группам.

Порядок уплаты и налоговая декларация

Порядок уплаты НДПИ, установленный ст. 343 НК РФ, предусматривает уплату налога по месту учета налогоплательщика в налоговом органе в качестве налогоплательщика налога на добычу полезных ископаемых. Таким образом, в отношении всех участков недр, предоставленных налогоплательщику в пользование в субъекте, налог уплачивается по месту нахождения одного налогового органа независимо от количества муниципальных образований, на территории которых осуществляется добыча.

Сумма налога исчисляется налогоплательщиком в целом по всем объектам налогообложения и уплачивается не позднее 25-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом, определенным как календарный месяц.

Для определения суммы, подлежащей уплате по отдельному участку недр, следует исходить из количества добытого на данном участке недр полезного ископаемого.

Налоговая декларация представляется налогоплательщиком в налоговые органы по его месту нахождения (месту жительства) не позднее последнего числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом. Для организаций таким налоговым органом является налоговый орган по месту государственной регистрации (месту осуществления деятельности иностранной организации через отделение иностранной организации) или межрегиональная (межрайонная) инспекция по крупнейшим налогоплательщикам.

При этом обязанность представления налоговой декларации у налогоплательщиков возникает с налогового периода, когда начата фактическая добыча полезных ископаемых.

В случае отсутствия в налоговом периоде объекта налогообложения после начала фактической добычи полезных ископаемых освобождение от обязанности представления налоговой декларации не предусмотрено.

Начало фактической добычи полезных ископаемых обусловлено только одним сроком, и возобновление работ по добыче после их приостановления нельзя признать началом фактической добычи.

Отсутствие у налогоплательщика по итогам конкретного налогового периода суммы налога к уплате само по себе не освобождает его от обязанности представления налоговой декларации по данному налоговому периоду, если иное не установлено законодательством о налогах и сборах.

В налоговой декларации подлежит отражению информация в отношении всех объектов налогообложения данного налогоплательщика. Представление налоговых деклараций в разрезе обособленных подразделений НК РФ не предусмотрено.

Налог на добычу нефти в сша