Судебная практика по 189 ук

Содержание страницы:

Статья 189. Незаконные экспорт из Российской Федерации или передача сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, незаконное выполнение работ (оказание услуг), которые могут быть использованы при создании оружия

СТ 189 УК РФ.

Статья 189. Незаконные экспорт из Российской Федерации или передача сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, незаконное выполнение работ (оказание услуг), которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники

1. Незаконные экспорт из Российской Федерации или передача иностранной организации или
ее представителю сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации,
незаконное выполнение работ для иностранной организации или ее представителя либо незаконное
оказание услуг иностранной организации или ее представителю, которые заведомо для виновного
могут быть использованы при создании вооружения и военной техники и в отношении которых
установлен экспортный контроль (при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных
статьями 226.1 и 275 настоящего Кодекса), —
наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере
заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо
лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы
на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, —
наказываются принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать
определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без
такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные
должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

3. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные организованной
группой либо в отношении сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической
информации, работ (услуг), которые заведомо для виновного могут быть использованы при создании
оружия массового поражения, средств его доставки и в отношении которых установлен экспортный
контроль, —
наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет со штрафом в размере до одного
миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти
лет либо без такового.

Примечание. Утратило силу.

Комментарий к Ст. 189 Уголовного кодекса

1. Общественно опасное деяние может быть выражено одним из следующих действий: а) незаконный экспорт, т.е. вывоз за пределы России сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации без обязательства об обратном ввозе, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники и в отношении которых установлен экспортный контроль; б) передача этих же предметов иностранной организации или ее представителю без их вывоза с территории России; в) выполнение для иностранной организации или ее представителя как в пределах России, так и за ее пределами работ, которые могут быть использованы при создании вооружения и военной техники и в отношении которых установлен экспортный контроль; г) оказание иностранной организации или ее представителю как в пределах России, так и за ее пределами услуг, которые могут быть использованы при создании вооружения и военной техники и в отношении которых установлен экспортный контроль.

Указом Президента РФ по представлению Правительства РФ устанавливается: а) перечень товаров, работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности, экспорт которых контролируется; б) порядок осуществления экспортного контроля; в) список государств, в которые разрешена передача продукции военного назначения.

2. Если предмет преступления содержит сведения, составляющие государственную тайну, и передан иностранному государству, иностранной организации или их представителям для проведения враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности России или если хотя и не является государственной тайной, но передан также для использования в ущерб внешней безопасности России, то ответственность наступает по ст. 275 УК.

3. Незаконный экспорт технологий, научно-технической информации, составляющих государственную тайну, осуществляемый лицом, которому эти сведения были доверены или стали известны по службе (или работе), при отсутствии признаков государственной измены, квалифицируется по ст. 283 УК.

4. При отграничении ст. 189 от ст. 226.1 УК нужно обратить внимание на то, что: а) контрабанда — это не только вывоз, но и незаконный ввоз; б) в предмет контрабанды, в отличие от преступления, предусмотренного ст. 189 УК, не входит научно-техническая информация, работы, услуги; в) суть контрабанды заключается в незаконном перемещении товаров через таможенную границу, тогда как при незаконном экспорте товаров, перечисленных в ст. 189 УК, нарушаются специальные правила экспортного контроля, связанные с квотированием, лицензированием и т.д. Поэтому при контрабандном перемещении товаров, предусмотренных ст. 189 УК, и, соответственно, при отсутствии лицензии на осуществление такой деятельности ответственность должна наступать только по ст. 188 УК.

Статья 189 УК РФ. Незаконные экспорт из Российской Федерации или передача сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, незаконное выполнение работ (оказание услуг), которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники (действующая редакция)

1. Незаконные экспорт из Российской Федерации или передача иностранной организации или ее представителю сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, незаконное выполнение работ для иностранной организации или ее представителя либо незаконное оказание услуг иностранной организации или ее представителю, которые заведомо для виновного могут быть использованы при создании вооружения и военной техники и в отношении которых установлен экспортный контроль (при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных статьями 226.1 и 275 настоящего Кодекса), —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

3. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в отношении сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, работ (услуг), которые заведомо для виновного могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки и в отношении которых установлен экспортный контроль, —

наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

Примечание. Утратило силу. — Федеральный закон от 02.11.2013 N 302-ФЗ.

Судье по делу Лошагина доверили репутацию ФСБ и «Росатома»

Директор стратегического института попался на нелегальном экспорте сырья для ОМП

Прославившийся оправдательным приговором по делу Лошагина екатеринбургский судья Эдуард Измайлов получил шанс «выйти на международный уровень». Именно ему предстоит рассматривать новое громкое дело, которое затрагивает международную безопасность и репутацию России на мировой арене в вопросах соблюдения договоров о нераспространении химического оружия. На этот раз на скамье подсудимых оказался экс-директор входящего в ГК «Росатом» ОАО «Институт реакторных материалов» Александр Дьяков. Ему вменяется ч.3 ст.189 УК РФ (незаконный экспорт иностранной организации материалов из РФ, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и в отношении которых установлен экспортный контроль). По словам собеседников «Правды УРФО» в спецслужбах, на сегодня в стране практически не существует судебной практики по подобным обвинениям, и любой приговор будет достаточно сложно оспорить, так как нет примеров аналогичных дел с иными решениями, нежели будут приняты Измайловым. При этом судья уже вызвал недовольство обвинителей, отменив вынесенное в отношении Дьякова в ходе следствия отстранение от работы и вернув ему доступ к радиоактивным материалам. Между тем, считают собеседники издания, от результатов суда зависит репутация России в мировом сообществе – вывезенные вещества попадают под действие договора о нераспространении химического оружия.

Бывший руководитель свердловского предприятия из закрытого города Заречного оказался на скамье подсудимых по редчайшей в судебной практике ст.189 УК РФ (незаконный экспорт иностранной организации материалов из РФ, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и в отношении которых установлен экспортный контроль). Экс-директора входящего в госкорпорацию «Росатом» ОАО «Институт реакторных материалов» Александра Дьякова обвиняют в том, что в 2010-2011 годах он занимался незаконным экспортом радиоактивных изотопов углерода-14 в виде цианистого калия и цианистого натрия, получателями которого стали частные фирмы в США и ФРГ. Всего было проведено около десятка поставок, причем каждая из них, уверяют оперативники спецслужб, достаточна для изготовления оружия массового поражения.

«Вообще – это товары двойного назначения. Могут быть использованы в мирных целях, а могут – и в военных. Поэтому за ними и установлен особый контроль. Дело по подследственности относится к ФСБ, поэтому их оперативники со следователями вели его с самого начала и до конца. По сути, речь идет о том, что поставлена под угрозу репутация всей страны. РФ является членом договора о нераспространении химического оружия, а такие поставки не совсем соответствуют ни духу, ни букве», – подчеркивают источники «Правды УРФО».

По мнению собеседников издания, одним из доводов защиты может стать попытка обвинить оперативников в том, что они занимаются «охотой на ведьм», а работник госкорпорации стал лишь очередной жертвой шпиономании. При этом подобные заявления в спецслужбах называют абсолютно несостоятельными, опираясь не только на данные следствия, но и на мнение коллег из-за рубежа.

«Сказать, что мы мешаем свободной торговле и обмену научными знаниями, нельзя ни в коем случае. Обратите внимание, любое подобное дело, о чем бы ни шла речь, вызывает много негатива со стороны США и ЕС, обвинения в шпиономании и тому подобном. Но сейчас есть два важных нюанса. Во-первых, покупатели активно сотрудничали со следствием. Представляете, чтобы при малейших сомнениях в законности уголовного преследования какая-то компания из США или Германии охотно стала работать с нашими следственными подразделениями, хоть СКР, хоть ФСБ? Ну и к тому же мы поддерживаем контакты с коллегами из ФБР, где прямо признают нашу правоту», – отметил собеседник «Правды УРФО» в спецслужбах.

При этом оперативники уточняют, что при экспорте использовалась неоднозначность российского законодательства.

«Дело в том, что сам по себе углерод-14 к экспорту разрешен, и если бы отправляли его – не было бы никаких проблем. Но вывозились именно те соединения, которые уже попадают под запрет, цианистый калий и цианистый натрий. Они могут быть использованы для создания оружия массового поражения, и те объемы, которые поставлялись по данному каналу, были более чем достаточны для этих целей», – уточняют источники издания.

Сам Дьяков какие-то комментарии относительно обвинений в свой адрес давать отказывается.

Судья Эдуард Измайлов

«Так как сейчас судебное рассмотрение продолжается, я не могу ничего говорить ни по обвинениям, которые мне предъявлены, ни по своей позиции», – заявил подсудимый «Правде УРФО».

Отметим, что дело рассматривается в Октябрьском районном суде Екатеринбурга, и председательствует на процессе судья Эдуард Измайлов. В декабре прошлого года он приобрел всероссийскую известность, вынеся оправдательный приговор фотографу Дмитрию Лошагину. Это уже заставляет нервничать следователей, работавших над делом Дьякова.

«Надеемся, что он все же сработает профессионально. Но пока что его действия вызывают недоумение. В ходе следствия Дьякова отстранили от работы в институте. Это ведь логично – надо было лишить его доступа к стратегическим материалам, лишить возможности повлиять на свидетелей, находившихся в подчинении. Но Измайлов чуть ли не первым делом отменил это решение. Так что сейчас крайне сложно предсказать, каким будет приговор. Мы считаем, что собрали достаточно доказательств для признания Дьякова виновным, но решение за Измайловым, так что ему, по сути, сейчас доверена репутация и «Росатома», и ФСБ, и всей страны в целом», – заявил изданию собеседник в спецслужбах.

Читайте так же:  Кто имеет право устанавливать налоги и сборы

«Правда УРФО» будет внимательно следить за развитием событий.

Осознание признаков предмета преступления, предусмотренного статьей 189 УК РФ: позиция судебной практики

В связи с тем, что неконтролируемое распространение вооружений, военной техники, оружия массового поражения и средств его доставки представляет реальную угрозу миру и безопасности человечества, общественной безопасности и общественному порядку, жизни и здоровью граждан, важное значение приобретает правовое обеспечение борьбы, в том числе с помощью строго уголовного наказания, с незаконным экспортом или передачей сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники.

Уголовная ответственность за незаконные экспорт из Российской Федерации или передачу сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, незаконное выполнение работ (оказание услуг), которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники, предусмотрена ст. 189 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее по тексту УК РФ).

Однако, несмотря на то, что общественно опасные деяния в области экспортного контроля криминализированы, реального воздействия этот факт на состояние преступности в рассматриваемой сфере практически не оказывает, а ст. 189 УК РФ не работает. Это выражается, в частности в том, что во многих случаях уголовные дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ, либо не возбуждаются, либо содеянное квалифицируется как иное преступление. Решение указанной задачи осложняется трудностями квалификации деяний, содержащих признаки преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ, в силу специфики предмета преступного посягательства.

Так, предметом преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ, являются сырье, материалы, оборудование, технологии, научно-техническая информация, которые могут быть использованы при создании вооружения, военной техники, оружия массового поражения и средств его доставки и в отношении которых установлен экспортный контроль.

То есть все виды предмета преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ, должны одновременно обладать двумя обязательными признаками: во-первых, они могут быть использованы при создании вооружения и военной техники (ч. 1 ст. 189 УК РФ) или оружия массового поражения, средств его доставки (ч. 3 ст. 189 УК РФ), во-вторых, в отношении их должен быть установлен экспортный контроль.

Порядок экспорта или передачи вышеуказанных предметов и технологий регулируется положениями Федерального закона от 19 июля 1998 г. № 114-ФЗ «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами» [3]; Федерального закона от 18 июля 1999 г. № 183-ФЗ «Об экспортном контроле» [4]; Федерального закона от 08 декабря 2003 г. № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» [5]; Федерального закона от 30 декабря 2006 г. № 281-ФЗ «О специальных экономических мерах» [6] и Федерального закона от 29 ноября 2007 г. № 277-ФЗ «О ратификации Соглашения о едином порядке экспортного контроля государств – членов Евразийского экономического сообщества» [7].

В соответствии со ст. 1 Федерального закона «Об экспортном контроле» контролируемыми товарами и технологиями признаются сырье, материалы, оборудование, научно-техническая информация, работы, услуги, результаты интеллектуальной деятельности (права на них), которые в силу своих особенностей и свойств могут внести существенный вклад в создание оружия массового поражения, средств его доставки, иных видов вооружения и военной техники, а также продукция, являющаяся особо опасной в части подготовки и (или) совершения террористических актов.

Списки (перечни) контролируемых товаров и технологий утверждаются указами Президента Российской Федерации по представлению Правительства Российской Федерации (ст. 6 Федерального закона «Об экспортном контроле»). В настоящее время действуют шесть списков (перечней) контролируемых товаров и технологий, утверждённых следующими указами Президента Российской Федерации: от 14 февраля 1996 г. № 202 «Об утверждении Списка ядерных материалов, оборудования, специальных неядерных материалов и соответствующих технологий, подпадающих под экспортный контроль» [8]; от 08 августа 2001 г. № 1005 «Об утверждении Списка оборудования, материалов и технологий, которые могут быть использованы при создании ракетного оружия и в отношении которых установлен экспортный контроль» [9]; от 28 августа 2001 г. № 1082 «Об утверждении Списка химикатов, оборудования и технологий, которые могут быть использованы при создании химического оружия и в отношении которых установлен экспортный контроль» [10]; от 14 января 2003 г. № 36 «Об утверждении Списка оборудования и материалов двойного назначения и соответствующих технологий, применяемых в ядерных целях, в отношении которых осуществляется экспортный контроль» [11]; от 20 августа 2007 г. № 1083 «Об утверждении Списка микроорганизмов, токсинов, оборудования и технологий, подлежащих экспортному контролю» [2]; от 17 декабря 2011 г. № 1161 «Об утверждении Списка товаров и технологий двойного назначения, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники и в отношении которых осуществляется экспортный контроль» [13].

Под экспортным контролем понимается комплекс мер, обеспечивающих реализацию установленного Федеральным законом «Об экспортном контроле», другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации порядка осуществления внешнеэкономической деятельности в отношении товаров, информации, работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности (прав на них), которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иных видов вооружения и военной техники либо при подготовке и (или) совершении террористических актов (ст. 1 Федерального закона «Об экспортном контроле»).

Экспортный контроль в Российской Федерации осуществляется посредством методов правового регулирования внешнеэкономической деятельности, включающих в себя идентификацию контролируемых товаров и технологий путем проведения их экспертизы, разрешительный порядок осуществления внешнеэкономических операций с контролируемыми товарами и технологиями, предусматривающий лицензирование или иную форму их государственного регулирования, и другие, предусмотренные ст. 7 Федерального закона «Об экспортном контроле».

Таким образом, для того, чтобы признать сырье, материалы, оборудование, технологии, научно-техническую информация, которые могут быть использованы при создании вооружения, военной техники, оружия массового поражения и средств его доставки, предметом преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ, одного лишь факта включения их в списки (перечни) контролируемых товаров и технологий недостаточно, также необходимо, чтобы они были идентифицированы в качестве таких товаров и технологий.

При этом систематическое толкование диспозиции ст. 189 УК РФ позволяет сделать вывод, что незаконными будут признаваться экспорт или передача контролируемых товаров и технологий, а также выполнение работ или оказание услуг, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники, в тех случаях, если они осуществлены без лицензий или разрешений, либо в нарушение требований и условий лицензирования или разрешения на осуществление внешнеэкономических операций с ними.

Незаконность экспорта означает и то, что оборудование, материалы, технологии передаются для использования при осуществлении деятельности по созданию ядерных взрывных устройств; для использования ядерных взрывных устройств; если передача противоречит цели нераспространения ядерного оружия, а также при отсутствии в контракте обязательных положений, предусмотренных нормативными актами [1, С. 275].

Однако для того, чтобы привлечь лицо к уголовной ответственности по ст. 189 УК РФ одного лишь факта совершения незаконных экспорта или передачи контролируемых товаров и технологий или незаконного выполнения работ (оказания услуг), которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники, недостаточно. Кроме того, необходимо, чтобы лицу достоверно было известно, что данные товары, информация, работы, услуги, результаты интеллектуальной деятельности могут быть использованы для создания оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения или военной техники и в отношении их установлен экспортный контроль. На необходимость установления такой осведомленности лица прямо указывает диспозиция ст. 189 УК РФ, в которой при характеристике предмета преступного посягательства законодателем дополнительно использовано словосочетание «заведомо для указанного лица».

Данный вывод также подтверждается определением от 24 января 2006 г. № 26-О, в котором Конституционный Суд Российской Федерации при рассмотрении жалобы гражданина О.А. Кайбышева на нарушение его конституционных прав ст. 189 УК РФ указал, что содержащиеся в этой статье нормы, будучи по своему характеру бланкетными, подлежат применению в системном единстве с положениями иного законодательства (в частности, Федерального закона «Об экспортном контроле» и основанных на нем подзаконных нормативных актов), определяющего, в том числе требования к внешнеэкономическим сделкам, обязанности участников внешнеэкономической деятельности, порядок осуществления экспортного контроля. По их смыслу, ответственность за данное преступление может наступить только при условии доказанности наличия у лица, уполномоченного осуществлять внешнеэкономическую деятельность, умысла на совершение этих действий и осознания того, что в отношении реализуемых им материалов, технологий, научно-технической информации установлен экспортный контроль [14].

Именно наличие в диспозиции ст. 189 УК РФ признака «заведомости» применительно к характеристике субъективного отношения лица к характеристике предмета преступления создало проблемы при применении данной уголовно-правовой нормы в практической деятельности. Поскольку, если указанная степень осознания лицом всех признаков предмета преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ, не доказана или отсутствует в действиях лица, нет и самого состава преступления, а, следовательно, привлечь лицо к уголовной ответственности по ст. 189 УК РФ не представляется возможным.

В связи с этим возникает вполне закономерный вопрос, насколько необходимо дополнительное указание в ст. 189 УК РФ на «заведомость», учитывая бланкетный характер данной уголовно-правовой нормы, и разве не достаточно того, что осознание лицом всех объективных признаков преступления, включая предмет преступного посягательства, входит в структуру интеллектуального элемента умысла.

По мнению В.Н. Кудрявцева, «…отсутствие осознания хотя бы одного из объективных признаков умышленного преступления исключает возможность квалификации содеянного по статье, предусматривающей это преступление, и, следовательно, служит обстоятельство, отграничивающим этот состав преступления от некоторых смежных составов» [2, С. 54] (иных правонарушений – прим. автора).

Действительно за нарушение законодательства об экспортном контроле предусмотрена не только уголовная, но и административная ответственность. Так, в ст. 14.20 КоАП РФ установлена ответственность за осуществление внешнеэкономических операций с товарами, информацией, работами, услугами либо результатами интеллектуальной деятельности (правами на них), которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иных видов вооружения и военной техники либо при подготовке и (или) совершении террористических актов и в отношении которых установлен экспортный контроль, без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна), либо с нарушением требований (условий, ограничений), установленных разрешением (лицензией), а равно с использованием разрешения (лицензии), полученного (полученной) незаконно, либо с представлением документов, содержащих недостоверные сведения.

Таким образом, наличие признака «заведомости» в ст. 189 УК РФ, по сути, позволяет отграничить данное преступление от административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.20 КоАП РФ.

Между тем, подобная конструкция ст. 189 УК РФ, по сути, нарушает общеправовой принцип знания закона, согласно которому «незнание закона не освобождает от ответственности», так как применительно к данному преступлению достоверное знание лицом такого признака предмета преступного посягательство, как отнесение его к товарам и технологиям, в отношении которых установлен экспортный контроль, следует именно из знания Федерального закона «Об экспортном контроле» и основанных на нем подзаконных нормативных правовых актах.

Осознание лицом, наделенным правом осуществлять внешнеэкономическую деятельность, такого признака предмета преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ, как отнесение его к контролируемым товарам и технология, также подтверждается положениями ст. 24 Федерального закона «Об экспортном контроле», в соответствии с которыми идентификация контролируемых товаров и технологий, а также совершение всех необходимых действий, связанных с получением лицензий на осуществление внешнеэкономических операций с контролируемыми товарами и технологиями или разрешений на их вывоз из Российской Федерации без лицензий, является обязанностью российского участника внешнеэкономической деятельности.

В контексте изложенного интерес представляет позиция Дзержинского районного суда г. Перми, изложенная в приговоре от 25 мая 2010 г. по уголовному делу по обвинению С. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 189, ч. 1 ст. 171 УК РФ.

Так, С. обвинялся в том, что являясь директором научно-производственного предприятия, будучи наделенным Уставом правом осуществления от имени юридического лица внешнеэкономической деятельности, допустил незаконное оказание услуг для иностранной организации и осуществил незаконный экспорт и передачу иностранной организации технологий, научно-технической информации, которые заведомо для него могут быть использованы при создании вооружения и военной техники, в отношении которых установлен экспортный контроль, а также незаконно осуществлял предпринимательскую деятельность без лицензии.

Как было установлено судом в ходе рассмотрения уголовного дела, С. в нарушение требований Федерального закона «Об экспортном контроле» заключил научно-технический контракт с китайской организацией на выполнение инжиниринговых услуг по системе управления турбовальным газотурбинным двигателем и передачу указанной иностранной организации технологии и научно-технической информации, предусмотренной в Списке товаров и технологий двойного назначения, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники и в отношении которых осуществляется экспортный контроль. В ходе исполнения обязательств по данному договору С. незаконно, без заключения государственной экспертизы внешнеэкономической сделки, являющейся основанием для выдачи лицензии или разрешения, передал представителям китайской организации технический отчет, содержащий указанные технологии и научно-техническую информацию.

Читайте так же:  Коллекторы казань цена

С. в судебном заседании вину в предъявленном ему обвинении не признал, мотивируя это тем, что не знал о существовании специального порядка передачи технологий двойного назначения. Однако суд пришел к выводу, что вина С. нашла свое подтверждение в полном объеме предъявленного обвинения. О наличии умысла С. на совершение указанных преступлений, по мнению суда, свидетельствует тот факт, что С. длительное время работал на режимном предприятии, был знаком с правилами конфиденциальной информации, лично провел идентификацию планируемых услуг по контракту, то есть без проведения соответствующей экспертизы, а, следовательно, осознавал, что в отношении реализуемой им информации установлен экспортный контроль.

Безусловно, что подобные тонкие разграничения в степени осознания лицом особенностей признаков предмета преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ, не способствуют эффективной реализации уголовной ответственности за данное преступление, а, следовательно, и противодействию незаконному экспорту из Российской Федерации товаров и технологий двойного назначения, поскольку доказать достоверное знание более затруднительно, чем знание предположительное.

Источники и литература

  1. Тюнин В.И. Преступления в сфере экономической деятельности: учебно-практическое пособие. М.: Юрлитинформ, 2012.
  2. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступления. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрист, 2004.
  3. Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 30. Ст. 3610.
  4. Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 30. Ст. 3774.
  5. Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. № 50. Ст. 4850.
  6. Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. № 1 (1 ч.). Ст. 44.
  7. Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. № 49. Ст. 6038.
  8. Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 8. Ст. 742.
  9. Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 33 (часть II). Ст. 3441.
  10. Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 36. Ст. 3542.
  11. Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. № 3. Ст. 208.
  12. Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. № 35. Ст. 4288.
  13. Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 52. Ст. 7563.
  14. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 января 2006 г. № 26-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кайбышева Оскара Акрамовича на нарушение его конституционных прав статьёй 189 Уголовного кодекса Российской Федерации» // СПС «Гарант».

Опубликовано: «Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях». Материалы международной научно-практической конференции (1-2 ноября 2013). Выпуск 10. Часть 1. Тюмень: ТГАМЭУП, 2013.

Судебная практика по 189 ук

Вопросы квалификации незаконного экспорта из Российской Федерации контролируемых товаров и технологий
Some Issues on Qualifying illegal export of controlled goods and technologies from the Russian Federation

Автор: Ульянова В. В. / Author: Ulyanova V.V.

Статья посвящена исследованию проблем квалификации преступления, предусмотрен- ного ст. 189 УК РФ, связанных с необходимостью его отграничения от контрабанды по ст. 226.1 УК РФ со смежным предметом. В работе автор приходит к выводу, что содержащаяся в диспозиции ст. 189 УК РФ формулировка «(при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных статьями 226.1 и 275 настоящего Кодекса)» исключает возможность идеальной совокупности незаконного экспорта из Российской Федерации материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и средств его доставки и в отношении которых установлен экспорт- ный контроль (ст. 189 УК РФ), и контрабанды данных предметов (ст. 226.1 УК РФ), а проблема раз- граничения названных составов преступлений должна разрешаться по правилам конкуренции общей и специальной норм. В связи с этим критическому анализу подвергнуты имеющиеся в юридической литературе подходы к разрешению конкуренции указанных уголовно-правовых норм. Приведены при- меры из судебной практики, иллюстрирующие сложности, связанные с применением ст. 189 УК РФ. Сформулирована авторская точка зрения по вопросу квалификации действий лица по незаконному экс- порту из Российской Федерации материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и средств его доставки и в отношении которых установлен экспортный контроль.

The article investigates the problem of the offense under Art. 189 of the Criminal Code connected with the necessity of distinguishing it from smuggling (art. 226.1 of the Criminal Code) related to the subject. In this paper, the author concludes that the information contained in the disposition of Art. 189 of the Criminal Code wording «(in the absence of an offense under articles 226.1 and 275 of this Code)” excludes the possibility of a perfect combination of illegal exports from the Russian Federation, materials and equipment that can be used to create weapons of mass destruction and their means of delivery and for which export control (Art. 189 of the Criminal Code), and the smuggling of data subjects (Art. 226.1 of the Criminal Code), and the problem of differentiation of these offenses should be resolved by the rules of competition, general and special rules. In this regard, available in the legal literature approaches to resolve this competition are subjected to critical analysis. The author provides some examples of judicial practice to illustrate the difficulties associated with the application of Art. 189 of the Criminal Code . The author formulates her point of view on the actions of a person qualifying for the illegal export of Russian materials and equipment which can be used to create weapons of mass destruction and their means of delivery and subject to export control

Количество просмотров статьи (c 01/12/2014): 1540

Конкуренция статей 189 и 226.1 УК РФ. Статьи по предмету Уголовное право

КОНКУРЕНЦИЯ СТАТЕЙ 189 И 226.1 УК РФ

В.В. УЛЬЯНОВА

Поскольку уголовным законом прямо установлен запрет одновременного привлечения за одно и то же преступление и по ст. 189 УК РФ, и по ст. 226.1 УК РФ, основная проблема квалификации преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ, связана с необходимостью его отграничения от контрабанды со смежным предметом.
Прежде всего нужно обратить внимание, что к объективной стороне контрабанды относятся деяния, связанные с незаконным перемещением предметов через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу РФ с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, включая их ввоз на таможенную территорию Таможенного союза и вывоз за ее пределы. Статья 189 УК РФ предусматривает уголовную ответственность только за незаконный экспорт контролируемых товаров и технологий, под которым понимается их вывоз из Российской Федерации без обязательства об обратном ввозе , а также за незаконные передачу контролируемых товаров и технологий, выполнение работы или оказание услуг, которые могут быть совершены и на территории РФ.
———————————
См.: Статья 3 Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» // СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4850.

Различаются данные преступления между собой и по предмету. Так, предмет контрабанды значительно шире предмета преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ. В свою очередь, ст. 189 УК РФ предусматривает ответственность за незаконные экспорт из Российской Федерации или передачу сырья, научно-технической информации и технологий, которые могут быть использованы при изготовлении оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники и не являются предметом контрабанды, предусмотренной ст. 226.1 УК РФ.
Поэтому сделать однозначный вывод о том, что преступления, предусмотренные ст. 189 и 226.1 УК РФ, соотносятся между собой как общая и специальные нормы, лишь на основании характеристики их предмета не представляется возможным. В связи с этим наиболее остро вопрос о разграничении названных преступлений встает в случаях незаконного экспорта из Российской Федерации материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники.
В юридической литературе по вопросу разграничения составов преступлений, предусмотренных ст. 189, 226.1 УК РФ, предлагаются следующие варианты квалификации действий лица: а) только по ст. 189 УК РФ; б) только по ст. 226.1 УК РФ; в) по правилам идеальной совокупности названных выше преступлений.
В частности, по мнению В.И. Михайлова и А.В. Федорова, указанные статьи (в тот период ответственность за такую контрабанду была предусмотрена ч. 2 ст. 188 УК РФ) следует рассматривать как общую и специальную нормы, а незаконное перемещение через таможенную границу материалов и оборудования, в отношении которых установлен экспортный контроль, квалифицировать по ст. 189 УК РФ . Следует отметить, что аналогичная позиция встречается в судебной практике.
———————————
См.: Михайлов В.И., Федоров А.В. Ответственность за незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники: Научно-практический комментарий к статье 189 УК России // Ученые записки Санкт-Петербургского им. В.Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии. 1998. N 3 (7). С. 397 — 406.

Так, технический директор Лужского абразивного завода Л. и коммерческий директор данного предприятия Б. обвинялись в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 189 УК РФ. В ходе предварительного следствия по данному уголовному делу было установлено, что Лужский абразивный завод заключил с израильской компанией Plasan Sasa договор на поставку керамических пластин, используемых в качестве индивидуальной бронезащиты и предназначавшихся для оснащения израильской полицейской автотехники. С этой целью к отправке в Израиль была приготовлена партия минералокерамических пластин в количестве 60 комплектов. Однако на лужском таможенном посту при оформлении товарно-грузовых документов возникли вопросы о назначении вывозимой продукции, поскольку схема размещения пластин в комплекте была аналогична схеме размещения элементов защиты в бронежилете. На этом основании таможенные органы отказались оформлять товар на экспорт. В целях дальнейшей реализации умысла, направленного на незаконный экспорт данной продукции, Б. удалось достигнуть договоренности с одной из декларантских организаций, что продукция будет отправлена через шушаровский таможенный пост как «абразивный инструмент». Однако на таможенном посту в пос. Шушары Пушкинского района г. Санкт-Петербурга партия минералокерамических пластин была арестована. Первоначально по данному факту таможенными органами уголовное дело было возбуждено по ч. 3 ст. 188 УК РФ . Однако впоследствии действия указанных лиц были переквалифицированы на ч. 2 ст. 189 УК РФ .
———————————
Статья 188 УК РФ утратила силу в связи с принятием Федерального закона от 7 декабря 2011 г. «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. 2011. N 278.
Руководителей завода в Ленинградской области осудили за экспорт продукции двойного назначения // http://flb.ru/infoprint/12066.html (дата обращения: 24.05.2015).

Как конкуренцию общей и специальной норм составы преступлений, предусмотренных ст. 189 и 226.1 УК РФ, рассматривает Л.В. Иногамова-Хегай, предлагая в качестве способа ее разрешения исключить из ст. 189 УК РФ упоминание о материалах и оборудовании, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и средств его доставки, для того чтобы их незаконный экспорт и импорт охватывались только одной нормой о контрабанде . Напротив, И.А. Клепицкий предлагает исключить из статьи о контрабанде упоминание таких предметов, в отношении которых осуществляется экспортный контроль .
———————————
См.: Иногамова-Хегай Л.В. Совершенствование уголовно-правовых норм об экономических преступлениях // Уголовное право. 2001. N 1. С. 17 — 22.
См.: Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М.: Статут, 2005. С. 472, 482.

Т.А. Диканова и В.Е. Осипов проблему конкуренции названных уголовно-правовых норм предлагают разрешать ориентируясь на их санкции. Поэтому если перемещение через таможенную границу материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и средств его доставки, осуществляется способами, указанными в статье о контрабанде, содеянное следует квалифицировать по ч. 2 ст. 188 УК РФ . Однако в связи с тем, что на основании Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ ст. 188 УК РФ утратила силу, а санкция действующей нормы, предусмотренной ч. 1 ст. 226.1 УК РФ, ниже, чем санкция ч. 3 ст. 189 УК РФ, устанавливающей ответственность за незаконный экспорт материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и средств его доставки, аргументация высказанной авторами точки зрения в настоящее время неприменима.
———————————
См.: Диканова Т.А., Осипов В.Е. Борьба с таможенными преступлениями и отмыванием «грязных» денег. М.: Закон и право, 2000. С. 148 — 149.

В свою очередь, Л.Ф. Рогатых предлагает разграничение преступлений, предусмотренных ст. 189, 226.1 УК РФ, производить по их объектам и объективной стороне. Так, обосновывает свою позицию автор, при контрабанде нарушаются правила перемещения товаров через таможенную границу, и эти действия могут быть совершены только на таможенной границе, а при экспорте имеет место нарушение специальных правил. Поэтому если незаконный экспорт перечисленных в диспозиции ст. 189 УК РФ предметов осуществляется через таможенную границу с нарушением правил перемещения, предусмотренных в статье о контрабанде, то имеет место совокупность вышеназванных преступлений . Если нарушаются правила экспорта предметов, в отношении которых установлен специальный экспортный контроль, но само перемещение через таможенную границу происходит с соблюдением соответствующих правил, содеянное квалифицируется лишь по ст. 189 УК РФ .
———————————
См.: Рогатых Л.Ф. Уголовно наказуемая контрабанда. СПб.: Изд-во С.-Петербургского юрид. ин-та Генеральной прокуратуры РФ, 2005. С. 124 — 126.
См.: Граве А.В. Некоторые особенности криминалистической характеристики преступления по статье 189 УК РФ // Пробелы в российском законодательстве. 2009. N 3. С. 177 — 180.

Читайте так же:  Утилизация приказ 87

Однако, по нашему мнению, содержащаяся в диспозиции ст. 189 УК РФ формулировка «при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных статьями 226.1 и 275 настоящего Кодекса» исключает возможность идеальной совокупности незаконного экспорта из Российской Федерации материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и средств его доставки и в отношении которых установлен экспортный контроль (ст. 189 УК РФ), и контрабанды данных предметов (ст. 226.1 УК РФ), а проблема разграничения названных составов преступлений между собой должна разрешаться по правилам конкуренции общей и специальной норм.
В соответствии с теорией уголовного права этот вид конкуренции характерен тем, что одна норма (общая) предусматривает определенный круг деяний, а вторая (специальная) — частные случаи из этого круга. При этом указанное в первой норме преступление может совершаться различными способами либо при наличии обстоятельств, повышающих или понижающих степень общественной опасности деяния, что позволяет выделить из общей нормы одну или несколько специальных, в которых сохраняются основные признаки общей нормы, но появляются сугубо специфические признаки .
———————————
См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступления. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 220 — 225; Семернева Н.К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная): Научно-практическое пособие. Екатеринбург, 2008. С. 147.

Следует отметить, что до внесения изменений в УК РФ на основании Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в случаях незаконного экспорта контролируемых товаров и технологий контрабандными способами так и получалось, поскольку ст. 188 УК РФ предусматривала ответственность за перемещение через таможенную границу РФ материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу, если это деяние совершено помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряжено с недекларированием или недостоверным декларированием. Кроме того, ст. 188 и 189 располагались в одной главе Особенной части УК РФ, а следовательно, предусмотренные ими составы преступлений имели одинаковый видовой объект — общественные отношения в сфере осуществления экономической деятельности. Проводя разграничение указанных преступлений, ранее также принималось во внимание то, что субъект преступления по ст. 189 УК РФ был специальный , тогда как контрабанда могла быть совершена любым лицом.
———————————
На основании Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в ст. 189 УК РФ были внесены изменения, в соответствии с которыми субъектом данного преступления стало признаваться любое лицо.

В силу действующих положений уголовного законодательства вышеуказанные критерии, по которым возможно было проводить разграничение рассматриваемых преступлений, уже не применяются. Во-первых, ст. 226.1 включена в гл. 24 Особенной части УК РФ, соответственно, преступления, предусмотренные ст. 189, 226.1 УК РФ, стали различаться по своим видовым объектам. Во-вторых, при описании предмета контрабанды в ст. 226.1 УК РФ применительно к материалам и оборудованию, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, законодатель опустил признак «в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации», ранее содержавшийся в ст. 188 УК РФ, что позволило говорить о различии предметов данных преступлений. Наконец, объективная сторона контрабанды, предусмотренной ст. 226.1 УК РФ, в качестве обязательного признака предусматривает только деяние в виде незаконного перемещения, тогда как ранее действовавшая ст. 188 УК РФ — еще и способы такого перемещения. Единственное, что оставил законодатель и что наталкивает нас на мысль, что ст. 189 и 226.1 УК РФ соотносятся между собой как общая и специальные нормы, — это сохраненная в диспозиции ст. 189 УК РФ (с учетом внесенных в нее изменений) формулировка, исключающая их одновременное применение.
С учетом изложенного возникает вопрос о том, какая из рассматриваемых норм является общей, а какая специальной. Думается, что для решения данного вопроса нам потребуется обратиться к положениям регулирующего соответствующие отношения законодательства.
Так, в соответствии со ст. 7 Федерального закона от 18 июля 1999 г. N 183-ФЗ «Об экспортном контроле» контроль за внешнеэкономической деятельностью в отношении товаров и технологий, подлежащих экспортному контролю, включает в том числе таможенный контроль и совершение таможенных операций, связанных с помещением под таможенную процедуру данных товаров и технологий в случаях их вывоза из Российской Федерации, которые осуществляются в соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС и (или) законодательством РФ о таможенном деле. При этом в силу ст. 30 Федерального закона «Об экспортном контроле» нарушения таможенного законодательства при экспорте таких товаров и технологий не рассматриваются как нарушения законодательства об экспортном контроле, т.е. не образуют незаконного экспорта в смысле данного нормативного правового акта. Следовательно, нарушения процедур таможенного оформления при вывозе из РФ материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники и в отношении которых предусмотрен экспортный контроль, должны рассматриваться как нарушения таможенного законодательства.
Основными источниками таможенного законодательства РФ как государства — члена Таможенного союза являются Таможенный кодекс Таможенного союза и Федеральный закон от 27 ноября 2010 г. N 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации».
Поскольку исходя из диспозиции ст. 226.1 УК РФ контрабандой признается «незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС» предметов, которые обозначены в ней, а УК РФ не содержит определения понятия «незаконное перемещение», то для уяснения их содержания необходимо обратиться к положениям таможенного законодательства.
Согласно подп. 19 п. 1 ст. 4 ТК ТС под «незаконным перемещением товаров через таможенную границу» понимается их перемещение вне установленных мест или в неустановленное время работы таможенных органов в этих местах, либо с сокрытием от таможенного контроля, либо с недостоверным декларированием или недекларированием товаров, либо с использованием документов, содержащих недостоверные сведения о товарах, и (или) с использованием поддельных либо относящихся к другим товарам средств идентификации, равно как и покушение на такое перемещение.
Таким образом, ст. 189 УК РФ является общей по отношению к ст. 226.1 УК РФ, поскольку предусматривает уголовную ответственность в целом за нарушение процедур экспортного контроля в отношении материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, тогда как
ст. 226.1 УК РФ устанавливает ответственность за частные случаи их нарушения, связанные с несоблюдением таможенного контроля и таможенных процедур в отношении данных материалов и оборудования.
Следовательно, в случае перемещения через таможенную границу контролируемых товаров и технологий без соответствующих разрешительных документов, в том случае, если оно связано с сокрытием их от таможенного контроля, либо с недостоверным декларированием или недекларированием товаров, либо с использованием документов, содержащих недостоверные сведения о товарах, и (или) с использованием поддельных либо относящихся к другим товарам средств идентификации, либо если такое перемещение производится вне установленных мест или в неустановленное время работы таможенных органов в этих местах, действия лица следует квалифицировать по ст. 226.1 УК РФ. Если же перемещение через таможенную границу контролируемых товаров и технологий осуществляется при наличии разрешительных документов, выданных участнику внешнеэкономической деятельности, но на основании недостоверно предоставленной им информации (например, поддельного письменного обязательства иностранного лица о том, что указанные товары и технологии не будут использоваться в целях создания оружия массового поражения и средств его доставки), то такие действия образуют состав преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ.
Л., являясь генеральным директором ЗАО «С», подписал с иностранной организацией контракт, в рамках которого получил заказы партий на экспорт из РФ 10 комплектов портативных детекторов взрывчатых веществ и программного обеспечения на 10 компакт-дисках, которые заведомо для него могут быть использованы при создании вооружения и военной техники и соответствуют пп. 1.1.4.4 и 1.4.3 утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 17 декабря 2011 г. N 1661 Списка товаров и технологий двойного назначения, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники и в отношении которых осуществляется экспортный контроль. Далее в нарушение требований ст. 19 Федерального закона «Об экспортном контроле», не получив соответствующей лицензии ФСТЭК РФ на экспорт указанного оборудования и программного обеспечения, поручил сотрудникам ЗАО «С» подготовить их к незаконному экспорту из РФ в адрес иностранной организации. После осуществления необходимого таможенного оформления данного оборудования и программного обеспечения, воспользовавшись отсутствием надлежащего контроля со стороны сотрудников бердского таможенного поста новосибирской таможни, Л. беспрепятственно получил разрешение на выпуск из Российской Федерации этого оборудования и программного обеспечения и незаконно экспортировал их из Российской Федерации. Приговором мирового судьи второго судебного участка Советского района г. Новосибирска от 17 апреля 2014 г. Л. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 189 УК РФ .
———————————
Приговор мирового судьи второго судебного участка Советского района г. Новосибирска от 17 апреля 2014 г. по делу N 1-7/14 // Архив Советского района г. Новосибирска.

Следует отметить, что идеальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. 189 и 226.1 УК РФ, в целом возможна в случаях фактического несовпадения их предметов.
Примером вменения идеальной совокупности названных статей может служить приговор Лефортовского районного суда г. Москвы от 3 декабря 2007 г. в отношении генерального директора ЗАО «Компания «ЦНИИМАШ-Экспорт» Р. На основании данного приговора Р. признан виновным в том, что совершил незаконный экспорт технологий, научно-технической информации, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и средств его доставки, вооружения и военной техники и в отношении которых установлен экспортный контроль, а также контрабанду, т.е. перемещения в крупном размере через таможенную границу материалов, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу, с сокрытием от таможенного контроля, сопряженного с недекларированием.
Вывод суда о необходимости квалификации действий Р. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33 и ч. 4 ст. 188 УК РФ и ч. 3 ст. 189 УК РФ, обусловлен тем, что предметом заключенного им с иностранной организацией (Китай) контракта было выполнение работ, результатом которых являлись контролируемые технология и научно-техническая информация, передаваемые китайской стороне. Передача указанных технологии и научно-технической информации иностранному контрагенту осуществлялась в форме подготовленных научно-технических отчетов и справок по международной почте без получения Р. разовых экспортных лицензий. Поскольку фактическому вывозу из Российской Федерации подлежала не сама технология и научно-техническая информация, а ее материальные носители, причем их пересылка осуществлялась без надлежащего декларирования, суд посчитал, что в действиях Р. также усматриваются признаки контрабанды .
———————————
См.: Приговор Лефортовского районного суда г. Москвы от 3 декабря 2007 г. по делу N 1-223/2007 // Архив Лефортовского районного суда г. Москвы.

Пристатейный библиографический список

1. Граве А.В. Некоторые особенности криминалистической характеристики преступления по статье 189 УК РФ // Пробелы в российском законодательстве. 2009. N 3.
2. Диканова Т.А., Осипов В.Е. Борьба с таможенными преступлениями и отмыванием «грязных» денег. М.: Закон и право, 2000.
3. Иногамова-Хегай Л.В. Совершенствование уголовно-правовых норм об экономических преступлениях // Уголовное право. 2001. N 1.
4. Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М.: Статут, 2005.
5. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступления. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004.
6. Михайлов В.И., Федоров А.В. Ответственность за незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники: Научно-практический комментарий к статье 189 УК России // Ученые записки Санкт-Петербургского им. В.Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии. 1998. N 3 (7).
7. Рогатых Л.Ф. Уголовно наказуемая контрабанда. СПб.: Изд-во С.-Петербургского юрид. ин-та Генеральной прокуратуры РФ, 2005.
8. Семернева Н.К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная): Научно-практическое пособие. Екатеринбург, 2008.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Судебная практика по 189 ук