Советско-турецкие отношения и договор 1921 г

Советско-турецкие отношения с 1921-1923 гг

Последствия подписания договоров

В установившейся после подписания Московского договора благоприятной атмосфере молнии снова засверкали уже 3 апреля. Турецкая делегация еще не успела вернуться в Анкару, а в отношениях сторон снова начался кризис. 3 апреля командующий 11-й армией А. И. Геккер, согласно условиям Московского договора, потребовал от Карабекира отвести свои войска от Александрополя (Гюмрю). Карабекир ответил, что не станет давать никаких приказаний войскам, пока не будет точно известно мнение самого армянского правительства по поводу заключенного в Москве договора. По мнению Карабекира, чтобы турецкие войска могли бы спокойно покинуть область Александрополя, Армении следовало признать все пункты Московского договора и сделать его фундаментом для построения новых отношений с Анкарой.

Как только это стало известно в НКИД, Чичерин отправил ноту протеста Али Фуат-бею, в которой настаивал, что согласно условиям подписанного в Москве договора турецким войскам следует немедленно покинуть область Александрополя (Гюмрю), поскольку в Ереване установлена советская власть и «дашнакской» угрозы более не существует.

В течение последующих дней Чичерин еще несколько раз направлял ноты протеста Али Фуату. От турецкой стороны следовали самые общие ответы, никак не удовлетворявшие Чичерина. Диспозиция турецких войск на Кавказе оставалась прежней. Тогда Орджоникидзе был отдан приказ остановить поезд, на котором турецкая делегация возвращалась из Москвы в Анатолию вместе с грузом боеприпасов и 4 млн золотых рублей [9, 122]. Именно в тот момент турецкая армия особенно остро нуждалась в поддержке, так как в середине лета греческим командованием планировалась широкомасштабная операция наступления на Анкару. Для предотвращения возможности открытого военного конфликта Москва решилась на использование своего «рычага давления».13 апреля Геккер направил телеграмму Карабекиру, в которой повторял требование советской стороны об отводе турецких войск из Гюмрю, и недвусмысленно намекал, что в противном случае он снимает с себя всякую ответственность за любые возможные последствия в данном регионе. После этого 15 апреля в правительстве Анкары было принято решение о выводе турецких войск из Гюмрю.23 апреля последний турецкий солдат покинул область Александрополя. [17]

В начале мая в отношениях Москвы и Анкары создалась видимость благополучия. Договор о дружбе и братстве был подписан, вопрос о границах был почти решен, половина суммы, планируемой в качестве финансовой помощи, была передана турецкой стороне, а оставшуюся часть было обещано передать в самом скором времени, на повестке дня стояла конференция в Карсе. В то же время анкарское правительство и Меджлис отказались признать договоренности, заключенные Бекиром Сами в Лондоне, план Антанты захлебнулся. Логично было бы ожидать быстрого сближения в советско-турецких отношениях, но это оказалось не так. В атмосфере того времени достаточно было «маленькой искры, чтобы разгорелось пламя». В это время в советско-турецких взаимоотношениях возникла так называемая «молоканская проблема». В связи с тем, что анкарское правительство объявило всеобщую мобилизацию для борьбы с греческой армией, молокане, проживавшие в Карсе, также подлежали призыву. Многие молокане, проповедовавшие полный отказ от насилия и пацифизм, отказывались от службы в армии, в результате чего между их общиной и турецкими властями возник конфликт. Местные турецкие власти начали выселение молокан из их домов и передачу их имущества туркам. Кроме того, турецкая администрация, боясь распространения большевизма в Анатолии, неизбежно подозревала молокан, которые являлись этнически русскими, в симпатии коммунистам.

Между советской и турецкой сторонами начался обмен нотами протеста и невнятными ответами. Представитель Анкары в Москве Али Фуат также считал проблему молокан внутренней проблемой Турции и подозревал, что большевики подстрекают молокан на восстание против турецкой администрации в Карсе, чтобы затем потребовать землю в Карской области. Мустафа Кемаль серьезно отнесся к мнению Али Фуата.10 июня он направил Карабекиру директиву укрепить оборону Карса. Однако Карабекир не разделял этих опасений и полагал, что все это напрасный переполох, во многом спровоцированный Антантой, чтобы задержать турецкие войска на востоке. План по вооруженному восстанию в Карсе был бы последним, что могло прийти в голову большевикам, так как на тот момент, как справедливо полагал Карабекир, кавказские части Красной армии совершенно не были готовы к такому варианту развития событий. 19 июня министр иностранных дел правительства Анкары Юсуф Кемаль-бей встретился с советским представителем Нацаренусом по вопросу молокан. В результате встречи было решено создать советско-турецкую комиссию, которая будет заниматься проблемами выселенных членов молоканской общины. Комиссия начала свою работу 2 августа. Однако ни комиссия, ни заключенный позднее Карский договор так и не разрешили до конца молоканскую проблему.

На самом деле более, чем возможное восстание молокан в Карсе, Мустафу Кемаля нервировала возможность возвращения Энвера 3 на политическую арену Анатолии. С середины 1920 г. он находился в советской России, а во время описываемых событий — в Батуми. Для большевиков Энвер был нежеланным гостем, однако Мустафа Кемаль не исключал, что Россия может использовать его в политической игре. Кемалисты всерьез опасались, что в случае неудачи их военной операции против греческой армии, Энвер постарается возвратить себе утраченные позиции, и Анатолия снова попадет в ситуацию двоевластия, на этот раз уже не с кабинетом Стамбульского правительства, а с Энвером и его сторонниками. Для кемалистов это был критический момент, так как 2 июля греческая армия находилась уже в 224 км от Анкары. Все это создавало атмосферу крайнего беспокойства в правительственных кругах Анкары, которая усугубилась новостью о том, что Энвер-паша ожидает на кавказско-турецкой границе. Уже с середины июня сторонники Энвера в Анкаре начали подготовку вооруженного переворота против Кемаля. Советский представитель в Анкаре С. П. Нацаренус, будучи осведомлен о происходящем, информировал Москву об изменениях в политической атмосфере Турции. Неуверенность кемалистов в отношениях с Москвой усиливалась. В мемуарах Али Фуата мы находим упоминание о разговоре с Чичериным в середине августа, в ходе которого советский нарком намекал, что в случае неудачного развития событий армия Энвера может войти в Анатолию. Однако после турецкой победы при Сакарье, подобное развитие событий было уже невозможно. Энвер отправился в Туркестан, где разорвал отношения с большевиками, принял участие в басмаческом движении и был убит 4 августа 1922 г. в бою с частями Красной армии. [18]

Еще одним поводом для сомнений, только уже с российской стороны, оставался заключенный между Францией и Турцией договор, подписанный 20 октября 1921 г., а также резкое увеличение числа западных представителей в Анатолии. Характерно, что и договор и представители Запада появились после турецкой победы при Сакарье. Во время своего пребывания в Анатолии Фрунзе разговаривал об этом с Мустафой Кемалем. В своем ответе глава анкарского правительства отметил, что «этим договором Турция, прежде всего, хотела внести разлад между Англией и Францией и вдохнуть глоток свежего воздуха», и подчеркнул, что «на отношениях с Россией это никак не отразится».

Весной между Россией и Турцией произошел еще один неприятный инцидент. Ночью 22 апреля 1922 г. на Большой Дмитровке были задержаны сотрудники турецкого посольства по обвинению в шпионаже: Идрис-бей, Зия-бей, Саим-бей и Эмин-бей. Али Фуат выразил протест Карахану, так как сотрудники посольства имели дипломатическую неприкосновенность. Разгорелся дипломатический скандал, который в итоге был улажен стараниями советского полпреда в Анкаре С. И. Аралова и усилиями Рыза Нур-бея в Москве, и дипломатические отношения продолжали развиваться.

Как мы видим, в течение первых двух лет становления советско-турецких отношений обе стороны пережили несколько эпизодов серьезных взаимных сомнений, касавшихся, в основном, территориальных и этнических споров, идеологических и дипломатических разногласий, а также отношений с Западом. Не будет преувеличением сказать, что советско-турецкий диалог развивался в тесной связи с прогрессированием постоянного взаимного недоверия. Часто оказываясь на грани разрыва отношений или прямого вооруженного конфликта, большевики и кемалисты тем не менее продолжали взаимное сотрудничество, поскольку обе стороны были крайне заинтересованы друг в друге. Кемалистской Турции было бы крайне трудно отстоять свою независимость без поддержки России, в то же время Москва не могла допустить поражения Анкары и превращения Анатолии в западную зону влияния. Поэтому при каждом очередном неприятном инциденте в обоих правительствах побеждала прагматичная и взвешенная точка зрения, напоминавшая о первенстве взаимных интересов, а сомнения и недоверие отходили на второй план.

Влияние Лозаннской конференции на советко-турецкие отношения

Лозаннская конференция 1922-1923 гг, международная конференция по вопросу Ближнего Востока, созванная после провала англо-греческой интервенции против Турции (1919-1922 гг.). Состоялась 20 ноября 1922-24 июля 1923 в Лозанне (Швейцария). Участвовали: Великобритания, Франция, Италия, Греция, Япония, Румыния, Югославия, Турция и США (в качестве наблюдателя). Участие советской делегации (в состав делегации РСФСР входили также представители Украины и Грузии) было ограничено лишь обсуждением вопроса о черноморских проливах.

Лозаннская конференция завершилась подписанием ряда документов, наиболее важным среди которых являлся мирный договор между союзными державами и Турцией, определивший современные границы Турции и фактически заменивший Севрский мирный договор 1920. На Лозаннской конференции был обсужден и Армянский вопрос. Делегации Республики Армении (А. Агаронян, А. Хатисян) не было разрешено официально участвовать в Лозаннской конференции, поскольку делегация более не представляла Армению, где была установлена Советская власть. Тем не менее совместно с национальной делегацией (Г. Норатункян, Л. Башалян) конференции был представлен меморандум, которым предлагались три возможных решения Армянского вопроса: создание «Армянского национального очага» на определенной президентом США В. Вильсоном территории Армении; расширение Ереванской республики (т.е. Советской Армении) путем присоединения к ней части Западной Армении с выходом к Черному морю; создание «Армянского национального очага» в Киликии. [19]

Читайте так же:  Полис осаго согаз через интернет

В связи с вопросом о национальных меньшинствах первая комиссия и подкомиссия на нескольких заседаниях обсуждали вопрос об «Армянском национальном очаге». На заседании 12 декабря министр иностранных дел Великобритании Керзон, касаясь вопроса защиты национальных меньшинств Турции, отметил, что особого внимания достойны армяне — не только в силу пережитых ими жестоких мучений, но и имея в виду данные им со стороны союзных государств обещания. Он обратился к турецкий правительству с просьбой предоставить армянскому народу «национальный дом» (очаг) в северо-восточной области Турции или на юго-восточных рубежах Киликии и Сирии.

Но турецкая делегация (Исмет паша, Риза Hур бей) решительно отвергла идею создания какого-либо армянского национального очага на территориального Турции, заявив, что она не имеет ни в своих Восточных областях, ни в Киликии такой территории, где бы турки не составляли большинство населения и которую было бы возможно отделить от родины. Кроме того, Турция заключила договоры «согласно международному праву» (имелись в виду Московский и Карсский договоры 1921) и установила «добрососедские отношения» с существующей ныне «независимой Арменией» (т.е. с Армянской ССР) и не представляет существования какой-либо «иной Армении».

Одержавшая победу Турция по существу навязала свою волю государствам Антанты. Великобритания и Франция, преследовавшие корыстные цели в Турции и на Ближнем Востоке, пошли на уступки Турции за счет законных интересов национальных меньшинств (армяне, греки, болгары Фракии и т.д.).

В последний раз Армянский вопрос был затронут на заседании 1-й комиссии 17 июля 1923 и, будучи подменен вопросом об армянских беженцах, был передан на рассмотрение Лиги Наций. В Лозаннском мирном договоре армяне и Армения не упоминались вовсе. Т.о. Турция не только присвоила Западную Армению и Киликию, но и воспрепятствовала возвращению многих тыс. западных армян на родину. Согласно ст.43-й договора турецкое правительство обязывалось взять под свою защиту молельни, кладбища и другие религиозные объекты национальных меньшинств Турции. Советской делегация на Лозаннской конференции (руководитель Г. Чичерин) своим меморандумом выразила готовность предоставить пристанище армянским беженцам в России и на Украине.

После заключения Лозаннского договора Турция обрела государственную независимость, иностранные войска были выведены с турецкой территории и 29 октября 1923 года Великое Национальное Собрание провозгласило Турцию республикой. Президентом был избран Мустафа Кемаль. В телеграмме Председателя ЦИК СССР М. И. Калинина от 31 октября 1923 г. говорилось: «Горячо приветствую от имени народов Союза Советских Социалистических Республики и Союзного правительства братский турецкий народ и дружественное правительство Турции по случаю окончательного провозглашения Турецкой Республики, навсегда положившего конец деспотическому монархическому режиму. Поздравляю Вас, маршал Гази Мустафа Кемаль — паша, по случаю вашего избрания президентом Турецкой Республики, приветствуя в Вашем лице выдающегося руководителя героической борьбы турецкого народа против нашествия иностранных поработителей и избранного им главу дружественного турецкого правительства. Выражаю твердую уверенность, что неразрывные узы дружбы между народами и правительствами Турции и СССР будут становиться все более тесными и содействовать процветанию обоих государств».

Сближению между странами Советской России и Турцией в дальнейшем способствовали дипломатические усилия делегаций двух стран в ходе Лозаннской конференции 1922-1923 гг. СССР поддерживал Турцию и защищал тезис об обязательном турецком суверенитете над Проливами.

Обстоятельства заключения Советско-турецкого договора 1921 года

(Отрывок из книги: «Советская дипломатия на мусульманском Востоке в 1917–1921 годах». Саарбрюккен, 2014)

Установление советской власти в Армении означало для турецкой стороны необходимость новых переговоров с правительством Советской России, чтобы выяснить позиции последней по турецко-армянской границе и по возможности получить подтверждения действенности Александропольского[1] договора[2]. Поэтому в конце ноября 1920 г. правительство Анкары обратилось к советской стороне с предложением о созыве советско-турецкой конференции, встретившим положительный отклик правительства РСФСР. 7 декабря 1920 г. Пленум ЦК РКП(б) рассмотрел предложение наркома по иностранным делам Г.В. Чичерина о договоре с Турцией и поручил НКИД выработать проект договора и представить его на утверждение ЦК.[3]

Благодаря активности советской дипломатии и реалистической позиции, занятой председателем Великого национального собрания и премьер-министром Турции Мустафой Кемалем, трудности в советско-турецких отношениях успешно преодолевались. В начале декабря 1920 г. был в целом согласован вопрос о созыве советско-турецкой конференции для разработки и подписания политического договора. Местом проведения конференции была выбрана Москва, куда турецкая делегация прибыла 18 февраля 1921 г. В инструкции по ведению переговоров, полученной от председателя Совнаркома В.И. Ленина, говорилось, что необходимо положить «начало сближению и дружбе чрезвычайно прочно».[4]

М. Кемаль (Ататюрк)

Договор о дружбе и братстве между РСФСР и Турции был заключен 16 марта 1921 г.[5] Россия и Турция вышли из Первой мировой войны, в которой они были противниками, другими государствами, нежели они были в 1914 г. Основой отношений молодых республик стала «существующая между ними солидарность в борьбе против империализма»[6]. Царские договоры, навязанные Турции, были ликвидированы. Советское правительство отказывалось от режима капитуляций. Все долги Турции перед царским правительством были аннулированы.[7] Турции была передана Карсская область и некоторые другие районы Армении, что с политической точки зрения нельзя назвать оправданным шагом. Однако по требованию российской стороны турецкие войска покинули Александропольский район и Нахичеванскую область. Принципиальную роль сыграли статьи договора, провозглашавшие отказ Советского правительства от всех старых неравноправных договоров и формулировавшие полное равноправие сторон, поддержку турецкого суверенитета и национальных прав турецкого народа.[8]

Московский договор определил границы между Турцией и советскими республиками Закавказья. Чичерин в письме Л.Б. Красину[9] от 20 марта 1921 г. отмечал, что главное содержание советско-турецкого договора — территориальное разграничение.[10]

По аналогии с Московским договором при участии представителей РСФСР 13 октября 1921 г. в Карсе был подписан договор между Армянской, Азербайджанской и Грузинской советскими социалистическими республиками с одной стороны, и Турцией — с другой.[11] Его положения повторили основные пункты российско-турецкого договора от 16 марта. Таким образом, новое разграничение в Закавказье получило полное международное оформление.[12] Посетивший Турцию в период со 2 декабря 1921 г. по 14 января 1922 г. командарм М.В. Фрунзе 2 января подписал с Турцией договор о дружбе от имени Украины.[13]

Советско-турецкие договоры имели огромное политическое значение. Советский полпред в Анкаре С.И. Аралов сообщил в апреле 1922 г. мнение турецкого комиссара по иностранным делам Юсуфа Кемаль-бея после поездки в Европу: «Престиж и значение анатолийской Турции в Европе держатся исключительно благодаря России и нашей дружбе».[14]

При решении пограничных и других вопросов советско-турецких отношений учитывалось не только положение на Кавказе, но и общие перспективы советской политики на Востоке.[15] Автор: Павел Густерин

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

СОВЕТСКО-ТУРЕЦКИЕ ДОГОВОРЫ И СОГЛАШЕНИЯ

Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия . Под ред. Е. М. Жукова . 1973—1982 .

Смотреть что такое «СОВЕТСКО-ТУРЕЦКИЕ ДОГОВОРЫ И СОГЛАШЕНИЯ» в других словарях:

СОВЕТСКО-ТУРЕЦКИЕ ДОГОВОРЫ — 1) Ст. д. 1921 о дружбе и братстве между РСФСР и Турцией подписан 16. III в Москве. С первых дней своего существования Советское правительство провозгласило по отношению к народам Востока, в т. ч. и Турции, политику дружбы и равноправия сторон.… … Дипломатический словарь

ФРАНКО-ТУРЕЦКИЕ ДОГОВОРЫ И СОГЛАШЕНИЯ — 1) Ф. т. с. 1921 (именуемое иногда соглашением Франклен Буйона или Анкарским соглашением ) подписано 20. X в Анкаре председателем комиссии по иностранным делам французской палаты депутатов Франклен Буйоном и министром иностранных дел… … Дипломатический словарь

Советско-финская война (1939—1940) — См. также: Советско финские войны Советско финская война (1939 1940) Вторая мировая война … Википедия

ТУРЦИЯ — Турецкая Республика (Türkiye Cumhuriyeti), гос во на З. Азии и частично в Европе. Площ. 780,6 км2, в т. ч. 23,6 тыс. км2 в Европе. Европ. часть Т. отделена от азиатской черноморскими проливами (Босфор, Мраморное м., Дарданеллы). В Азии граничит с … Советская историческая энциклопедия

ЧЕРНОМОРСКИЕ ПРОЛИВЫ — общее название Босфора, Дарданелл и расположенного между ними Мраморного м. Ч. п. соединяют открытые моря (Средиземное, Адриатическое, Эгейское) с закрытым Черным м. (к рое не имеет иного входа и выхода). Поскольку Ч. п. очень узки (в Босфоре… … Советская историческая энциклопедия

СОЮЗ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК — (СССР, Союз ССР, Советский Союз) первое в истории социалистич. гос во. Занимает почти шестую часть обитаемой суши земного шара 22 млн. 402,2 тыс. км2. По численности населения 243,9 млн. чел. (на 1 янв. 1971) Сов. Союзу принадлежит 3 е место в… … Советская историческая энциклопедия

ЧЕХОСЛОВАКИЯ — Чехословацкая Социалистическая Республика (Ceskoslovensko, Ceskoslovenská socialistická republika, CSSR), гос во в Центр. Европе. Граничит с ГДР и ФРГ (на З.), с ПНР (на С.), с Австрией и ВНР (на Ю.), с СССР (на В.). Площ. 127,9 тыс. км2. Нас. 14 … Советская историческая энциклопедия

ПРОЛИВЫ, Босфор и Дарданеллы — Обычно называемые (вместе с расположенным между ними Мраморным морем) черноморскими проливами или просто проливами , единственный путь сообщения между Чёрным и Средиземным морями; вопрос о П. одна из самых старых проблем международных отношений,… … Дипломатический словарь

История Турции в XX веке — * 1901.11.09 В ответ на французский ультиматум турецкий султан соглашается не ущемлять французские интересы в Турции. * 1903.08.02 Начало восстания в Македонии. В конце сентября Турции удается его подавить, что вызывает волну протестов в Западной … Википедия

ЮГОСЛАВИЯ — (Jugoslavija, Jугославиja), Социалистическая Федеративная Республика Югославия (СФРЮ), гос во в Юго Вост. Европе, гл. обр. на Балканском п ове. Граничит с Италией, Австрией, Венгрией, Румынией, Болгарией, Грецией, Албанией. Площ. 255 804 км2. Нас … Советская историческая энциклопедия

Читайте так же:  Детские пособия за январь выплатят в декабре

Советско-Турецкие отношения

Во время второй мировой войны Турция отошла от курса добрососедских отношений с Советским Союзом. Правящие круги страны «проводили политику лавирования между фашистским блоком и англо- американскими союзниками, оставаясь в течение всех военных лет на антисоветских позициях». Отрицательное отношение Турции к СССР сохранялось в течение всей войны. Такая позиция отражала и внешнюю и внутреннюю политику Турции.

Отход Турции от добрососедских отношений с СССР был ярко продемонстрирован тем, что за четыре дня до нападения Германии на Советский Союз она подписала с Германией пакт «О дружбе и нейтралитете», чем оказала последней большую военно-политическую помощь. Подписание этого пакта обеспечивало правый фланг германской армии при нападении на СССР, и ознаменовало собой фактическую поддержку Турцией политики фашистской Германии.

Отношения с Турцией для СССР имели особую важность с военной точки зрения, так как от позиции этой страны зависела безопасность южных границ СССР, поскольку протяженность советско-турецкой сухопутной границы превышает 600 км и через территорию Турции проходит единственный водный путь, соединяющий Черное и Средиземное моря, — Черноморские проливы, контролируемые Турцией. Серьезное значение имела близость Турции к важным районам Баку и Батуми.

Победы советских войск в 1942 — 1943 гг. сорвали планы Турции, строившиеся на базе сотрудничества с Германией. Это вело к изменению внешнеполитической ориентации турецких правящих кругов, но не повлияло на отношения, с СССР. Несмотря на антисоветский курс Турции, в марте 1943 г. Советское правительство, выразило стремление начать переговоры об улучшении отношений между двумя странами. Но Турция сохраняла антисоветский курс.

Политика правящих кругов Турции во время войны привела к напряженности в отношениях с Советским Союзом. Эта политика не соответствовала советско-турецкому договору о дружбе и нейтралитете. Исходя из этого, Советское правительство заявило 19 марта 1945 г. о денонсации договора 1925 г. о дружбе и нейтралитете, предложив переговоры о заключении нового советско-турецкого договора. При этом советская дипломатия руководствовалась интересами безопасности Советского Союза, исходя из опыта второй мировой войны и более ранних времен. Однако «турецкие правящие круги не приняли практических мер для нормализации отношений между Советским Союзом и Турцией». Они воспользовались денонсацией договора 1925 г. для развертывания антисоветской кампании. Советские предложения, направленные на заключение нового договора взамен денонсированного, были отвергнуты. Турция, в сущности, не пошла на переговоры с СССР по этому вопросу.

В соответствии с достигнутой на Потсдамской конференции глав трех великих держав (июль-август 1945 г.) договоренности об обмене мнениями о режиме Черноморских проливов, Советское правительство представило в августе и сентябре 1946 г. турецкому правительству свои предложения о пересмотре конвенции по режиму проливов43. И хотя само по себе выдвижение этих предложений не наносило ущерба Турции и вполне соответствовало упомянутой договоренности в Потсдаме, советская инициатива была встречена резко враждебно.

(Потсдамская конференция состоялась в Потсдаме во дворце Цецилиенхоф с 17 июля по 2 августа 1945 года с участием руководства трёх крупнейших держав антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне с целью определить дальнейшие шаги по послевоенному устройству Европы. Встреча в Потсдаме стала последней для лидеров Большой тройки Сталина, Трумэна и Черчилля (которого в последние дни сменил К. Эттли).

Используя антисоветскую политику США и Англии и их поддержку, турецкое правительство сразу резко отклонило советские предложения, даже не вступая в переговоры. Несмотря на то, что советские предложения были отклонены и СССР после 1946 г. к ним более не возвращался, в Турции продолжалась антисоветская пропаганда.

В 1952 г. Турция вступила в НАТО. Все попытки советской дипломатии добиться смягчения напряженности между двумя странами оказывались тщетными.

Советское правительство, искренне стремясь к улучшению отношений, неоднократно заверяло турецкое правительство, что у Советского Союза нет никаких территориальных претензий к Турции. В частности, впервые об этом заявил 30 мая 1953 г. министр иностранных дел В. М. Молотов. В этой же ноте говорилось также, что по вопросу о проливах «Советское правительство пересмотрело свое прежнее мнение по этому вопросу и считает возможным обеспечение безопасности СССР со стороны проливов на условиях, одинаково приемлемых как для СССР, так и для Турции».

В феврале 1957 г. министр иностранных дел СССР заявил в Верховном Совете о стремлении Советского правительства к установлению с Турцией искренних добрососедских отношений.

Но ни это заявление, ни нота 1953 г., ни другие заявления, из которых следовало, что Советское правительство не считает участие Турции в военных блоках препятствием к улучшению отношений между двумя странами, не влияли на политику режима Мендереса. Турецкая пропаганда, отражая позицию правящих кругов, продолжала доказывать необходимость сохранения прежнего внешнеполитического курса.

Лидер оппозиции Исмет Инёню так же поддерживал политику правительства Мендереса в отношении СССР. Он не раз говорил и до, и после заявления Советского правительства от 30 мая 1953 г., что Турция находится перед лицом большой опасности, что ей грозит нападение и необходимо подготовиться к его отражению. Инёню требовал особого внимания правительства к военным усилиям, тесного сотрудничества с США, увеличения их военной помощи.

В Турции пропагандой был выдвинут тезис, что страна сможет пойти на улучшение отношений с Советским Союзом только в случае создания «атмосферы доверия» между СССР и другими великими державами, в первую очередь США. Эта несостоятельная позиция свидетельствовала об уловках турецких правящих кругов с целью оправдать негативную позицию по вопросу об улучшении отношений с СССР. Вместе с тем общественность Турции, особенно прогрессивная интеллигенция, выражала желание улучшить отношения между двумя странами. Только весной 1960 г. между правительством СССР, которое настойчиво стремилось к этому, и правительством Турции была достигнута договоренность об обмене визитами глав правительств. Однако осуществление этой договоренности было отодвинуто государственным переворотом 27 мая 1960 г.

Одним из факторов, способствовавших появлению тенденции к налаживанию отношений между двумя странами, было тяжелое экономическое положение Турции. Валютный кризис, огромная внешняя задолженность, большой дефицит платежного баланса, недовольство тактикой западных держав, особенно США, по вопросу развития турецкой экономики и другие причины привели к тому, что наряду с сохранением ориентации на западных союзников турецкие лидеры встали на путь поисков новых возможностей для сбыта своих традиционных экспортных товаров, которые не имели спроса у западных партнеров, а также поисков новых источников внешнего кредитования турецкой экономики, что привело их к необходимости обратиться к Советскому Союзу.

Свержение Мендереса и Демократической партии в результате государственного переворота 27 мая 1960 г. создало более благоприятную обстановку для улучшения отношений между Турцией и СССР. Советское правительство сразу заявило о признании нового турецкого правительства и выразило надежду, что его внешняя политика будет основываться на принципах М.К. Ататюрка. Но долго еще советская дипломатия прилагала усилия, чтобы начал таять лед недоверия к политике СССР. Новое правительство Турции заявило о намерении вернуться к принципам М.К. Ататюрка, но в его программе (август 1960 г.) в первую очередь говорилось о значении для Турции НАТО и СЕНТО, о дружественных связях с союзниками, особенно с США, в ней отмечалось и стремление развивать отношения с соседями, в частности с СССР.

Советское правительство предпринимало меры, чтобы действительно возвратить отношения между двумя странами к временам М.К. Ататюрка. Это выражалось в неоднократных посланиях и выступлениях руководителей Советского правительства, отмечавших удовлетворение по поводу заявления нового правительства Турции. В частности, Советский Союз выражал готовность развивать с Турцией экономическое содружество.

(Решающее значение в военных успехах кемалистов против армян, а также впоследствии греков, имела значительная финансовая и военная помощь, оказанная правительством РСФСР начиная с осени 1920 года вплоть до 1922 года [18] . Уже в 1920 году, в ответ на письмо Кемаля Ленину от 26 апреля 1920 года, содержавшее просьбу о помощи [19] , правительство РСФСР направило кемалистам 6 тысяч винтовок, свыше 5 млн винтовочных патронов, 17 600 снарядов и 200,6 кг золота в слитках [20] .

При заключении 16 марта 1921 года в Москве договора о «дружбе и братстве» (по которому к Турции отошёл ряд территорий бывшей Российской Империи: Карсская область и Сурмалинский уезд) было также достигнуто соглашение об оказании анкарскому правительству безвозмездной финансовой помощи, а также помощи оружием, в соответствии с которым советское правительство в течение 1921 года направило в распоряжение кемалистов 10 млн руб. золотом, более 33 тысяч винтовок, около 58 млн патронов, 327 пулеметов, 54 артиллерийских орудия, более 129 тысяч снарядов, полторы тысячи сабель, 20 тысяч противогазов, 2 морских истребителя и «большое количество другого военного снаряжения» [20] . Правительство РСФСР выступило в 1922 году с предложением [21] пригласить представителей правительства Кемаля на Генуэзскую конференцию, что означало для ВНСТ фактическое международное признание.

Письмо Кемаля Ленину от 26 апреля 1920 года, среди прочего, гласило: «Первое. Мы принимаем на себя обязательство соединить всю нашу работу и все наши военные операции с российскими большевиками, имеющими целью борьбу с империалистическими правительствами и освобождение всех угнетенных из-под их власти » [22] Во второй половине 1920 года Кемаль планировал создать подконтрольную ему турецкую коммунистическую партию для получения финансирования от Коминтерна [23] ; но 28 января 1921 года руководство турецких коммунистов было ликвидировано с его санкции [24] .)

Читайте так же:  Возврат неустойки у застройщика

В некоторых кругах турецкой общественности положительно оценили стремление СССР к улучшению отношений с Турцией. При этом отмечалось, что необходимо переосмыслить политику Страны вообще и особенно отношения с соседними странами, и подчеркивалось, что в результате политики Советского Союза была создана обстановка для улучшения советско-турецких отношений.

После государственного переворота в политике Турции наблюдалась осторожность в отношении практической реализации заявлений о стремлении к добрососедским отношениям.

Вместе с тем в Турции продолжалась пропаганда недоверия к политике СССР. Так, например, послание Председателя Совета Министров СССР президенту Турции от 28 июня 1960 г. было расценено как вмешательство во внутренние дела страны49. Турецкая печать утверждала, что в этом послании Советский Союз требует от Турции встать на путь нейтралитета. Правда, турецкие официальные круги делали немало заявлений в пользу добрососедских отношений между Турцией и Советским Союзом.

Экономические интересы Турции заставляли ее идти на контакты с социалистическим соседом. В ноябре 1960 г. Советский Союз посетила делегация деловых кругов Турции. В ее состав входили известные коммерсанты и промышленники. Делегация побывала на советских предприятиях, встретилась с представителями советских внешнеторговых объединений.

23 мая 1961 г. состоялся пуск завода оконного стекла в Чаирова, построенного с помощью Советского Союза. Первая партия оконного стекла была выпущена 5 июля 1961 г. Уже в 1962 г. завод отправил первую партию стекла на экспорт. В июне 1962 г. было заключено соглашение об установлении телефонной связи между СССР и Турцией через Болгарию и Румынию. Важным свидетельством расширения советско-турецких экономических связей были переговоры о строительстве водохранилища на р. Ахурян и о совместном его использовании. В ноябре 1965 г. было подписано соглашение о проведении проектных работ.

На развитие отношений между СССР и Турцией сказывалась борьба в правящих кругах Турции. Противники добрососедских отношений с СССР считали, что фундаментом внешней политики Турции должна быть односторонняя ориентация на Запад. В результате, Турция отказывалась идти на сотрудничество и пропагандировала антисоветскую направленность. Военно-политическое сотрудничество с Западом, односторонняя внешнеполитическая ориентация ослабили позиции Турции на международной арене и нанесли урон ее экономическому развитию. Только в 1960-е гг. под давлением этих факторов руководство Турции пошло на развитие отношений между двумя странами, чего добивалась советская дипломатия, неоднократно предлагая свою помощь и сотрудничество.

СЕ́НТО (англ. CENTO, CenTO, Cento) — Организа́ция Центра́льного Догово́ра, Организация центрального договора, (англ. The Central Treaty Organization,) в 1955–1958 годах также часто использовалось название Багда́дский пакт (Багда́дский догово́р), военно-политическая группировка на Ближнем и Среднем Востоке, созданная по инициативе Великобритании, США, а также Турции, и существовавшая в 1955–1979 годах. Великобритания, Ирак, Иран, Пакистан, Турция, США (В состав не входило.) Цели: Создание Ближневосточной Антанты против прямой и косвенной “коммунистической агрессии”.

Советско-турецкие отношения

Уход англичан поставил перед правительствами Закавказских республик проблему укрепления власти с опорой на собственные силы, которых явно не хватало. Этим обстоятельством воспользовались большевики, стремившиеся революционными выступлениями народов Кавказа ослабить тыл Добровольческой армии.

Первой их воздействию подверглась Грузия, где в мае 1920 года было организовано антигрузинское крестьянское восстание в Южной Осетии. Официальным лозунгом его были автономия и право на самоопределение. Неофициальным, понятным темным крестьянским массам — передача в их собственность земельных угодий, принадлежавших грузинам. Руководство восстанием осуществлял Кавказский краевой комитет партии большевиков через ревком Юго-Осетии. Но реально из-за слабости большевистской власти на местах выступления крестьян носили стихийный характер.

Для подавления восстания грузинское правительство сформировало карательное соединение в составе 8 батальонов пехоты, конного полка, двух конных батарей и подразделения авиации. Перед выступлением этих войск военный министр Грузии Г. Ларкипанидзе приказал: «Не щадить изменников, ядовитых змей с их змеенышами, которые должны быть уничтожены. Этого требует благоденствие грузинского народа».

Началась кровавая расправа грузин над осетинами, которые не смогли оказать достойного отпора. 22 июня они оставили последние позиции у Рока и ушли в леса. Вместе с мужчинами ушли женщины, старики, дети. В ходе боевых действий и карательных расправ грузины уничтожили свыше 5 тысяч осетин, еще около 20 тысяч жителей Южной Осетии через Главный Кавказский хребет ушли в советскую Терскую область.

Эвакуация английских войск позволила советскому командованию быстро и без особого напряжения сил занять основные районы Азербайджана. После этого оно обратилось к правительству Ирана с предложением заключить договор о мире. Однако Тегеран не спешил с принятием решения. И только спустя полгода после того как части Красной Армии, заняв Баку, вышли к иранским границам, а советский десант разгромил англичан в иранском порту Энзели, в ноябре 1920 года переговоры были начаты. Они продолжались три месяца и завершились подписанием мирного договора 26 февраля 1921 года в Москве. По его условиям советское правительство передало в полное владение Ирану денежные суммы Учетно-ссудного банка Ирана на все его движимое и недвижимое имущество. В виде компенсации за ущерб, причиненный этой стране русскими войсками в годы Первой мировой войны, Иран безвозмездно получил все построенные русскими на его территории шоссейные и железные дороги, пристани, склады, порт Энзели с электростанцией, телеграфные и телефонные линии, а также пароходы, находившиеся на Урмийском озере. Стоимость этого имущества исчислялось почти в 600 миллионов рублей золотом.

В мае 1920 года вспыхнули восстания в ряде промышленных районов Армении, организованные Военно-революционным комитетом. Мусаватийское правительство на их подавление бросило значительные силы. К середине мая восстания были подавлены. 1600 наиболее активных повстанцев ушли в Азербайджан на соединение с частями 11-й армии. Оставшиеся подверглись репрессиям. В Александрополе, Эриване и Корхе было арестовано около трех тысяч человек, из которых 150 расстреляно. Еще тысячи бывших повстанцев перешли на нелегальное положение.

Внутренние неурядицы настолько ослабили Армению, что она оказалась совершенно неспособной противостоять внешней агрессии. С приходом к власти в Турции в апреле 1920 года «антиимпериалистического» правительства Мустафы Кемаля Ататюрка советское руководство решило использовать турок для «наведения порядка» в Закавказье. 3 июня народный комиссар по иностранным делам Г.В. Чичерин сообщил Кемалю, что «советское правительство принимает к сведению решимость Великого национального собрания сообразовать вашу работу и ваши военные операции против империалистических правительств с возвышением идеалов освобождения угнетенных народов». Это прозвучало, как благословение турок на очередной поход в Закавказье с юга при том, что с севера к его границам приблизились соединения Красной Армии.

В сентябре 1920 года 30-тысячная турецкая армия вторглась на территорию Армении и оккупировала большую часть страны. В захваченных районах было убито, умерло от ран, болезней, голода, оказались угнанными в глубь Турции не менее 150 тысяч человек. Нанесенный турками материальный ущерб оккупированному краю был определен в 19 млн 743 тысячи рублей золотом.

Военно-политические просчеты дашнакского правительства вызвали возмущение населения Армении, которое всячески поощрялось большевиками. 24 ноября 1920 года правительство было вынуждено уйти в отставку. Некоторая часть дашнакских войск встали на сторону большевиков. Ко 2 декабря восстание охватило всю Армению. На помощь восставшим были направлены соединения 11-й армии под командой А.И. Геккера. Остатки дашнакских формирований уклонялись от боя. 4 декабря советские войска вошли в Эривань.

В феврале 1921 года дашнаки вновь подрыли антисоветский мятеж. Их формирования, общей численностью до 12 тысяч человек, захватили Даралагязский, Эчмиадзинский и Эриванский уезды. В Кашикенте они окружили и полностью вырезали личный состав одного из батальонов 20-й стрелковой дивизии Красной Армии. Еще один отряд из несколько сот человек был уничтожен под Канакером. Советские войска временно вынуждены были отступить…

В середине марта, перегруппировавшись и подтянув резервы, красные вновь перешли в наступление на занятые дашнаками районы. В ходе тяжелых боев постепенно кольцо сжималось вокруг Эривани. 2 апреля советские соединения заняли город.

После разгрома дашнаков советские войска создали фронт против турок. 23 апреля они вошли в Александрополь, который уже был оставлен противником.

Александр Иванович Тодорский

16 марта 1921 года в Москве был подписан советско-турецкий договор о дружбе и братстве. По условиям этого договора Турция уступала Грузии Батум и признавала автономность Нахичеванской области под государственным суверенитетом Советского Азербайджана. Взамен этого РСФСР уступал Турции Ардаганский и Карский округа и брал на себя обязательства выплатить ей 10 миллионов рублей. Выплата столь крупной суммы была крайне сложным делом для разоренной России. Тем не менее, 5,4 миллиона рублей были переданы в апреле — июне, а еще 1,1 миллиона — в конце 1921 года. Кроме того, советское правительство оказало Турции крупную военную помощь для ведения войны с Грецией. Недавний враг получил все находившееся в Новороссийске минное и артиллерийское имущество, винтовки и боеприпасы. В начале 1922 года Турции было передано оборудование для патронного завода, а в мае того же года — последние 3,5 миллиона рублей золотом.

Заключение мирного договора с Турцией не положило конец гражданской войне в Армении. Значительные силы дашнаков под командой полковника Нждея продолжали удерживать за собой районы Зангезура и Даралагяза. По данным разведки там находилось 6800 пехотинцев 2370 всадников, 10 орудий и 96 пулеметов.

На разгром этих сил были направлены соединения и отдельные части 11-й армии под командованием М.Д. Великанова, а затем и 1-й Кавказский корпус А.И. Тодорского. Совместными усилиями советские войска к 13 июля нанесли поражение противнику и рассеяли дашнаков. На этом с антисоветскими воинскими формированиями на территории Армении было покончено. Все Закавказье за исключением районов, переданных Турции, стало советским.

Советско-турецкие отношения и договор 1921 г