Уступка права требования коллекторскому агентству

Уступка банками прав требования по кредитному договору третьим лицам (Белобабченко М.К.)

Дата размещения статьи: 28.02.2017

Истец ООО «Коллекторское агентство «Акцепт» обратился с иском в суд к гражданину С. о взыскании задолженности по кредитному договору, процентов за пользование кредитом, договорной неустойки и судебных расходов. В иске указывалось, что 20 мая 2008 г. между гражданином С. и ОАО «Московский кредитный банк» (далее — банк) был заключен кредитный договор на предоставление кредита на сумму 350 тыс. руб. на срок до 19 мая 2013 г. под 18% годовых с условием погашения ежемесячными платежами.
В связи с ненадлежащим исполнением С. своих обязательств по кредиту 3 февраля 2011 г. банк передал ООО «Коллекторское агентство Эко-Транс» на основании договора свои права требования к С. по кредитному договору.
В свою очередь, ООО «Коллекторское агентство Эко-Транс» на основании договора от 4 февраля 2011 г. уступило имущественные права к С. по указанному кредитному договору ООО «Коллекторское агентство «Акцепт» (далее — коллекторское агентство).
Решением Останкинского районного суда г. Москвы от 23 июля 2013 г., оставленным без изменения Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 сентября 2013 г., в удовлетворении исковых требований коллекторского агентства было отказано.
Коллекторским агентством была подана кассационная жалоба, в которой ставился вопрос об отмене всех состоявшихся по делу судебных актов.
Президиум Московского городского суда, рассмотрев 21 апреля 2014 г. дело по кассационной жалобе коллекторского агентства, отменил ранее вынесенные решение Останкинского районного суда г. Москвы и апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда и направил дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.
Повторное рассмотрение данного дела в Останкинском районном суде г. Москвы состоялось 30 сентября 2014 г. Решением суда исковое требование коллекторского агентства «Акцепт» к С. о взыскании задолженности было удовлетворено.
В ходе рассмотрения данного дела как в первый раз, так и повторно в новом судебном составе предметом исследования судами первой и второй инстанций были следующие вопросы: 1) правомерность уступки банком, выдавшим кредит, своих прав требования организации, не являющейся кредитной организацией и не имеющей соответствующей лицензии; 2) необходимость получения банком согласия должника на осуществление уступки прав требования.
1. Правомерность уступки банком своих прав требования организации, не являющейся кредитной организацией и не имеющей соответствующей лицензии. При исследовании обстоятельств данного дела суды первой и второй инстанций руководствовались нормами действующего на момент заключения банком договора об уступке прав требования гражданского и банковского законодательства, а также разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей».
Исследуя материалы дела, суд исходил из того, что в соответствии со ст. 382 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК) право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке или перейти к другому лицу на основании закона .
———————————
Здесь и в последующих ссылках на применяемые судом нормы законов приводится редакция, действующая на момент заключения договора об уступке прав требования.

Как указывается в решении суда первой инстанции и в апелляционном определении Мосгорсуда, согласно ст. 388 ГК допускается уступка требования кредитором другому лицу, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору, и не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.
Также согласно действующему законодательству предоставление банком кредита является банковской операцией, что следует из ст. 5 Закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон N 395-1). В указанной статье непосредственно не используется понятие «предоставление кредита», что больше соответствует гражданско-правовой терминологии, однако данная операция подпадает под понятие «размещение привлеченных средств от своего имени и за свой счет».
Основываясь на положении ст. 13 Закона N 395-1 о том, что осуществление банковских операций производится только на основании лицензии, выдаваемой Банком России в установленном законом порядке, суд пришел к выводу о том, что выданный банком кредит не мог быть переуступлен другому юридическому лицу, не имеющему соответствующей лицензии.
При исследовании обстоятельств данного дела надо признать, что судами не было учтено имеющееся в ст. 5 Закона N 395-1 указание на то, что кредитная организация, помимо перечисленных в данной статье банковских операций, вправе осуществлять и иные сделки в соответствии с действующим законодательством.
Вопрос правомерности уступки прав требования банками третьим лицам, не имеющим банковской лицензии на момент заключения такого договора, в данном рассматриваемом деле относился к спорным. Разъяснения по данному вопросу, содержащиеся в информационном письме Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров» и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (далее — Постановление Пленума), выражали диаметрально противоположные точки зрения.
Высший Арбитражный Суд РФ считал, что уступка банком прав кредитора другому юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству. Действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступать права по кредитному договору организации, не имеющей лицензии на занятие банковской деятельностью. Обязательность наличия лицензии требуется только для осуществления тех операций, которые названы в ст. 5 Закона N 395-1 банковскими, и с выдачей банком кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной.
В свою очередь, в п. 51 указанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ, которым руководствовались суды общей юрисдикции, прямо определено, что, разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на осуществление банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, в котором содержалось бы данное условие, согласованное сторонами при его заключении.
В пункте 1 ст. 16 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей), который распространяется в том числе и на правоотношения, возникающие между банками и потребителями — физическими лицами, предусматривалось, что условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.
Поскольку из материалов рассматриваемого дела следует, что условие о передаче прав банка организации, не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности, в договоре не предусматривалось, можно говорить о действиях банка, которые ущемляют интересы потребителя, в данном случае — должника по кредитному договору.
Такой подход к вопросу правомерности заключения договора об уступке прав требования по кредиту некредитной организации не противоречит положениям ст. 388 ГК, в соответствии с котор
ой уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.
Для разрешения этого спора представляется существенным анализ применяемых при рассмотрении данного дела норм ГК, банковского законодательства и Закона о защите прав потребителей, который содержится в Определении Конституционного Суда РФ от 20 марта 2014 г. N 608-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Открытого акционерного общества «Первое коллекторское бюро», Общества с ограниченной ответственностью «Компания Траст» и других на нарушение конституционных прав и свобод отдельными положениями Гражданского кодекса Российской Федерации, Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» и Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (далее — Определение КС РФ) .
———————————
СПС «КонсультантПлюс».

Несколько коллекторских агентств обратились в Конституционный Суд РФ с жалобой на решения судов общей юрисдикции, которые при разрешении дел об уступке прав требования к гражданам-заемщикам о возврате кредита исходили из недействительности заключенных договоров уступки на основании п. 51 Постановления Пленума. В своей жалобе коллекторские агентства оспаривали конституционность положений, примененных в делах с их участием. Назывались ст. ст. 168, 382, 388, п. 1 ст. 819 ГК; п. 1 ст. 10, п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей, ст. ст. 1 и 26 Закона N 395-1. По мнению коллекторских агентств, указанные нормы противоречат статьям Конституции Российской Федерации — 8 (ч. 1), 34 (ч. 1), 35 (ч. 2) и 55 (ч. 3), а также оспаривалась непосредственно законность самого п. 51 Постановления Пленума.
По результатам изучения представленных материалов Конституционный Суд РФ не нашел оснований для принятия данной жалобы. Вместе с тем в Определении КС РФ была высказана позиция о правомерности применения судами, рассматривавшими дело о переуступке прав, норм, поименованных в жалобе коллекторских агентств.
Конституционный Суд РФ в рассматриваемом Определении пришел к выводу о том, что оспариваемые положения как сами по себе, так и в истолковании, придаваемом им с учетом пункта 51 Постановления Пленума правоприменительной практикой, в том числе по делам, связанным с совершением до принятия данного Постановления Пленума уступки требований из кредитных договоров, заключенных с потребителями, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы заявителей в указанном в жалобе аспекте. Кроме того, Конституционный Суд РФ подтвердил, что положение п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей направлено на защиту прав потребителей как экономически более слабой и зависимой стороны в гражданско-правовых отношениях с организациями и индивидуальными предпринимателями.
Таким образом, Конституционный Суд РФ по существу подтвердил позицию районного и апелляционного судов о незаконности заключения договоров об уступке прав требования по кредитным договорам с юридическими лицами, не имеющими банковской лицензии. Однако Президиум Мосгорсуда не принял во внимание аргументы, изложенные в Определении Конституционного Суда РФ.
Исследуя материалы этого дела, Президиум Мосгорсуда не прокомментировал тот факт, что уступка состоялась не только между банком и коллекторским агентством, но и между двумя коллекторскими агентствами. По данному обстоятельству судом не было получено от истца никаких объяснений, почему переуступка состоялась на следующий день после заключения договора с банком об уступке прав требования. Между тем вполне вероятно, что это было сделано намеренно, для ухода от ответственности за несоблюдение конфиденциальности в отношении полученной информации по должнику. Считаем, что это обстоятельство является весьма существенным моментом при оценке правомерности и законности данной сделки. Кроме того, в зависимости от ответа на вопрос, возможна ли уступка прав требования между банком и юридическим лицом, не имеющим банковской лицензии, решается вопрос о законности дальнейшей переуступки прав требования.
В данных спорных, на наш взгляд, обстоятельствах личность кредитора имеет существенное значение для должника.
2. Необходимость получения банком согласия должника на осуществление уступки прав требования. При исследовании вопроса относительно необходимости получения согласия должника на осуществление банком уступки прав требования суд также исходил из положения ст. 388 ГК о существенном значении для заемщика личности кредитора и пришел к выводу о том, что «уступка банком своих прав требования третьему лицу, не равноценному банку по объему прав и обязанностей, в рамках лицензируемого вида деятельности в соответствии с указанной статьей ГК РФ, допускается только с согласия должника».
Надо отметить, что и в вопросе о существенном значении личности кредитора для должника позиции Верховного Суда РФ и ВАС РФ также расходятся.
ВАС РФ в своем информационном письме указал, что требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, и что при уступке требований по возврату кредита условия кредитного договора не изменяются и его положение не ухудшается.
Рассматривая материалы дела, суд кассационной инстанции с выводами предыдущих судебных инстанций не согласился: решение Останкинского районного
суда г. Москвы и Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда от 10 сентября 2013 г. были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда. Однако доводы, которыми руководствовался кассационный суд при принятии такого решения, представляются весьма спорными.
Так, в обоснование своих выводов об отмене решений районного суда и суда апелляционной инстанции Президиум Мосгорсуда в своем постановлении приводит следующие аргументы, которые, по его мнению, не были исследованы указанными судами.
Из материалов дела следует, что, обращаясь в суд с требованием к С., истец — коллекторское агентство — просил взыскать с него образовавшуюся задолженность по кредиту в размере, возникшем на момент уступки права требования, и что истец не совершал каких-либо банковских операций в связи с переуступкой ему прав требования по кредитному договору. Каких-либо условий, исключающих или ограничивающих право банка уступить свои права иному лицу, в кредитном договоре не содержалось.
Президиум Мосгорсуда также отметил (не в пользу состоявшихся решений), что разъяснения положений Закона о защите прав потребителей, содержащиеся в п. 51 Постановления Пленума, приняты позднее, чем заключен договор об уступке права требования, а Закон о защите прав потребителей принят раньше, чем был заключен указанный договор.
Приведенные в постановлении Президиума доводы, по нашему мнению, недостаточно убедительны. Факт передачи прав требования и заключения соответствующего договора между банком и третьим лицом, конечно, не является банковской операцией. Иных банковских операций, поименованных в ст. 5 Закона N 395-1, истцом действительно не совершалось.
Однако Президиумом не было принято во внимание то обстоятельство, что с договором об уступке прав новому кредитору передаются и все имеющиеся у банка документы и информация (кредитное досье) на заемщика, содержащие в том числе конфиденциальную информацию и персональные данные (сведения об источниках доходов, имеющееся имущество и т.п.).
Последствия получения и обработки этих сведений подпадают под действие не только ст. 26 о банковской тайне указанного Закона, но и ст. ст. 7 и 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных» (в редакции, действующей на момент заключения договора об уступке и переуступке прав требования), в которых и определяется порядок и условия их получения, обработки и передачи персональных данных. Из указанных норм следует, что без письменного согласия субъекта персональных данных его персональные данные не могут быть переданы третьим лицам. Именно когда заемщиком выступает гражданин — потребитель, фигура кредитора — банка — приобретает существенное значение. Практика показала, что уступка права требования невозвращенных кредитов организациям, специализирующимся на взыскании долгов, нередко приводит к недопустимым формам и методам работы с должниками.
Кроме того, надо иметь в виду, что при попадании к недобросовестным лицам данная информация может быть использована не в интересах заемщика. Нет гарантий соблюдения банковской тайны или конфиденциальности в отношении полученных персональных данных лицами, которые приобрели права по договору об уступке прав и которые не являются кредитной организацией, а значит, нет и их ответственности.
Что касается обоснованности применения судами первой и второй инстанций п. 51 Постановления Пленума к отношениям по переуступке прав требования при разрешении данного дела на том основании, что договоры о переуступке были заключены раньше, чем вышли указанные разъяснения, то надо иметь в виду, и об этом прямо написано во вступительной части указанного Постановления, что разъяснения даются судам именно исходя из практики применения ими законодательства, а также с учетом возникающих у судов при рассмотрении определенной категории дел вопросов. Кроме того, следует уточнить, что договоры были заключены в 2011 г., иск был подан и рассматривался в районном суде в 2013 г., а Постановление Пленума подготовлено в 2012 г.
Отвечая на вопрос в отношении значимости личности кредитора для должника и необходимости в этом случае получения согласия должника на переуступку прав, суды также исходили из понимания специального субъекта, каковым является банк, имеющий установленный специальным законом объем прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности. Применительно к рассматриваемому делу и практически во всех случаях, когда речь идет о пер
еуступке банками своих прав требования третьим лицам, в том числе коллекторским агентствам, личность нового кредитора имеет существенное значение для должника, поскольку банк и его деятельность находятся под надзором и постоянным контролем законного регулятора (Банка России), что обеспечивает прозрачность и стабильность банковской деятельности, тогда как деятельность коллекторских агентств и порядок их взаимодействия с должниками на момент рассмотрения данного дела в суде ничем не регулировались .
———————————
Федеральный закон N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» был принят только 21 декабря 2013 г.

Читайте так же:  Льготы для постановки на учет нуждающихся

Очевидно, что и сейчас наличие двух статей (12 и 15), которые имеются в Федеральном законе от 21 декабря 2013 г. N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» (далее — Закон N 353-ФЗ), в которых закреплено право банков на уступку своих прав требования по просроченным кредитам третьим лицам (коллекторским агентствам), а также в общих чертах определяются права и допустимые действия этих третьих лиц в отношении должников, никоим образом не обеспечивает должного правового регулирования вопросов, возникающих при взыскании задолженности, и, что более существенно, не защищает интересы должников — физических лиц.
В настоящее время практически вся деятельность коллекторских агентств находится за рамками права, а те положения, которые содержатся в ст. 15 указанного Закона, устанавливают самые общие правила поведения и пределы полномочий сотрудников этих агентств.
Положение ст. 12 Закона N 353-ФЗ, которое законодательно закрепляет право осуществлять уступку прав (требований), в том числе и по кредитам, третьим лицам, решило существовавшие спорные вопросы. Однако в отношении рассматриваемого дела решение должно приниматься на основании тех законодательных актов, которые действовали на момент возникновения и существования соответствующих правоотношений.
В связи с этим решение, вынесенное в результате повторного рассмотрения 30 сентября 2014 г. Останкинским районным судом в ином составе суда дела С., вызывает сомнение в части законности и обоснованности.

Уступка права требования коллекторскому агентству

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Уступка права требования банком по кредитному договору

Отношение к возможности уступки банком прав кредитора по кредитному договору коллекторским агентствам у Верховного Суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ разное. ВАС РФ занимает позицию, согласно которой, действующее законодательство не содержит запрета для банков уступать право требования третьим лицам (коллекторским агентствам). Верховный Суд считает, что такая уступка возможна лишь с согласия заемщика-потребителя, т.е. возможность уступки права требования должна быть согласована в кредитном договоре.

В п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», было указано следующее:

Уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству.

Действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельностью. Уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в статье 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности». Из названной нормы следует обязательность наличия лицензии только для осуществления деятельности по выдаче кредитов за счет привлеченных средств. По смыслу данного Закона с выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. Ни Закон, ни статья 819 ГК РФ не содержат предписания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией.

В п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров«, ВАС РФ подтвердил вышеизложенную позицию, приведены следующие доводы.

Уступка банком лицу, не обладающему статусом кредитной организации, не исполненного в срок требования по кредитному договору с заемщиком-гражданином не противоречит закону и не требует согласия заемщика. Требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора. Согласно статье 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором, при этом в законодательстве Российской Федерации отсутствует норма, которая бы устанавливала необходимость получения согласия заемщика-гражданина на уступку кредитной организации требований, вытекающих из кредитного договора. При уступке требования по возврату кредита (в том числе и тогда, когда цессионарий не обладает статусом кредитной организации) условия кредитного договора, заключенного с гражданином, не изменяются, его положение при этом не ухудшается (статьи 384 и 386 ГК РФ), гарантии, предоставленные гражданину-заемщику законодательством о защите прав потребителей, сохраняются. Уступка требований, вытекающих из кредитного договора, не нарушает нормативных положений о банковской тайне (статья 26 Закона о банках), так как в соответствии с частью 7 данной статьи цессионарий, его должностные лица и работники обязаны хранить ставшую им известной информацию, составляющую банковскую тайну, и эти лица несут установленную законом ответственность за ее разглашение (в том числе и в виде обязанности возместить заемщику причиненный разглашением банковской тайны ущерб).

Читайте так же:  Закон об осаго здоровье

С указанной позицией ВАС РФ не согласился Роспотребнадзор и в письме от 02.11.2011 N 01/13941-1-32 «Об отдельных аспектах правоприменительной практики по привлечению банков к административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей (в связи с информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146)» достаточно мотивированно указал, что передача банком права требования долга с заемщика (тем более при наличии спора о наличии долга между первоначальным кредитором и заемщиком) различным небанковским организациям, а в первую очередь в качестве таковых сегодня выступают так называемые коллекторские агентства, не основана на ныне действующих нормах права.

В письме довольно убедительно звучат доводы о том, что личность кредитора как раз-таки очень важна для заемщика-потребителя.

В 2012 году по вопросу уступки банками прав кредитора по кредитному договору коллекторским агентствам высказался и Верховный Суд РФ. Позиция Верховного Суда РФ не совпала с позицией ВАС РФ. В п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», указано, что разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Таким образом, если в кредитном договоре согласовано условие о возможности банка уступить право коллекторскому агентству, то соглашение об уступке права будет соответствовать закону.

Судебная практика судов общей юрисдикции в настоящее время (в целом) складывается в соответствии с разъяснениями Верховного Суда РФ.

Судебная практика

Например, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 388 ГК РФ, а также разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку ООО Управляющая компания . не имеет лицензию на осуществление банковской деятельности, кредитным договором не предусмотрено право кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, а передача права требования по обязательствам, вытекающим из кредитных договоров, заключенных с физическими лицами организации, не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности не отвечает требованиям законодательства.

Данный вывод суда первой инстанции судебная коллегия находит законным и обоснованным.

Сделка, в результате которой стороной кредитного договора на стороне кредитора становится лицо, не имеющее лицензии на право осуществления банковской деятельности, не соответствует требованиям Закона.

Кроме того, вступление гражданина в заемные отношения с организацией, имеющей лицензию на осуществление банковской деятельности, означает, что личность кредитора имеет для должника существенное значение.

Следовательно, уступка Банком своих прав требования третьему лицу, не равноценному Банку (иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, в соответствии с п. 2 ст. 388 ГК РФ, допускается только с согласия должника (извлечение из определения Санкт-Петербургского городского суда от 25.02.2013 N 33-2819/13)

К аналогичным выводам о возможности уступки права требования банком пришел суд другого региона, указав, что кредитный договор, заключенный АКБ «РОСБАНК» (ОАО) и М., не содержит оговорки о праве кредитора уступить право требования по договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности:

В п. 5.4.2 Условий предоставления нецелевых кредитов на неотложные нужды (л.д. 8 — 10) стороны согласовали лишь право банка передать полностью или частично свои права требования по кредитному договору третьему лицу с последующим уведомлением клиента об этом факте, в связи с чем доводы заявителя о предоставлении банку права уступить право требования по договору третьим лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, не соответствуют буквальному толкованию указанного условия кредитного договора по правилам ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вступление гражданина в договорные правоотношения с организацией, имеющей лицензию на осуществление банковской деятельности, означает, что личность кредитора имеет для должника существенное значение (ст. 388 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Между тем доказательств наличия у ООО «Управляющая компания Траст» лицензии на право осуществления банковской деятельности в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что договор уступки права требования является ничтожной сделкой, противоречащей положениям Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», а соответственно, отсутствуют и законные основания для осуществления процессуального правопреемства на стороне взыскателя в исполнительном производстве о взыскании с М. задолженности по кредитному договору (Апелляционное определение Томского областного суда от 12.02.2013 по делу N 33-535/2013)

По другому делу, суд также признал уступку права требования по кредитному договору недействительной ввиду отсутствия согласования между банком и заемщиком условия договора, в соответствии с которым банк имеет права уступать право требования третим лицам:

Истица просила суд признать уступку права требования по кредитному договору банка к коллекторскому агентству недействительной.

В данной части требования удовлетворены по следующим основаниям.

Учитывая изложенные представителем коллекторского агентства обстоятельства об отсутствии у последнего лицензии на право осуществления банковской деятельности, а так же разъяснения, содержащиеся в пункте 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», где указано, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении, то требования заемщика (истца) в части признания уступки права требования по кредитному договору недействительной, являются обоснованными и подлежащими удовлетворению (Апелляционное определение Ленинского районного суда г. Курска от 14 сентября 2012 года по делу №11-290/8-2012)

Вернуться к обзору судебной практики : Возврат банковских комиссий по кредитному договору, куда вошли следующие статьи:

Законность отдельных видов банковских комиссий:

Правомерна ли уступка прав требования банком по кредитному договору иным лицам? (Деревянко Е.М.)

Дата размещения статьи: 31.01.2018

Согласно ст. 1 Конституции РФ, с которой начинается глава «Основы конституционного строя»: Российская Федерация — Россия есть демократическое. правовое государство, где в соответствии со ст. 2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. При этом Российская Федерация провозглашается как «социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» , также гарантируется государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, соответственно, на основании ч. 2 ст. 55 того же Основного Закона «в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина» .
———————————
Конституция РФ.
Там же.

На основании ст. 388 ГК РФ «уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника» , таким образом, кредитор вправе осуществлять уступку прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) третьим лицам, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором, содержащим условие о запрете уступки, согласованное при его заключении в порядке, установленном настоящим Федеральным законом от 21.12.2013 N 353-ФЗ. При этом заемщик сохраняет в отношении нового кредитора все права, предоставленные ему в отношении первоначального кредитора в соответствии с федеральными законами. При уступке прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) кредитор вправе передавать персональные данные заемщика и лиц, предоставивших обеспечение по договору потребительского кредита (займа), в соответствии с законодательством Российской Федерации о персональных данных.
———————————
Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 31.01.2016).

Лицо, которому были уступлены права (требования) по договору потребительского кредита (займа), обязано хранить ставшую ему известной в связи с уступкой прав (требований) банковскую тайну и иную охраняемую законом тайну, персональные данные, обеспечивать конфиденциальность и безопасность указанных данных и несет ответственность за их разглашение. Также согласно Федеральному закону от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» (ред. от 01.09.2015) «операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом» . Однако ответственность, о которой идет речь выше, лицо несет лишь на территории Российской Федерации, поскольку законы РФ действуют лишь на территории РФ.
———————————
Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» (ред. от 01.09.2015).

Конечно, индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) формально согласовываются кредитором и заемщиком индивидуально и могут включать в себя различные условия, не противоречащие закону, в том числе возможность запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа).
Только кто же из сотрудников кредитной организации разъясняет при заключении договора потребительского кредита пункт о возможности уступки права требования долга банком иной организации, в том числе не банковской, или физическому лицу — индивидуальному предпринимателю, не имеющим лицензии Центрального банка РФ. Ведь согласно положениям ст. ст. 1, 5 Закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» исключительное право на осуществление операций по размещению от своего имени на условиях возвратности, платности, срочности денежных средств, привлеченных в виде вкладов физических и юридических лиц, принадлежит только банку, имеющему при этом соответствующую лицензию Центрального банка России. Однако по выдаче кредита при возникновении условий, при которых необходимо выставить требование о возврате долга, банк уступает права по кредитному договору, причем не просто иной кредитной организации, а зачастую организации, не являющейся кредитной, индивидуальному предпринимателю, иностранным юридическим лицам, поскольку, как указал в информационном письме от 30.10.2007 N 120 Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ «Обзор практики применения Высшим Арбитражным Судом положений главы 24 ГК РФ», уступка банком прав по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству. Не содержит действующее законодательство норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности. Нет оговорки и в ГК РФ о том, что реализация прав кредитора возможна только кредитной организацией, причем организацией, зарегистрированной и осуществляющей свою деятельность только на территории РФ.
Статья 384 ГК РФ указывает, что право первоначального кредитора переходит к новому заимодавцу в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права требования, не оговаривая при этом, с кем заключен договор цессии — с иностранной или российской организацией, и не имеет значения, что в определенной мере он является для РФ убыточным, поскольку согласно п. 2 ст. 309 НК РФ доходы, полученные иностранной организацией, не осуществляющей деятельность на территории РФ от продажи имущественных прав на территории РФ, при условии что у зарубежной компании нет в России постоянного представительства, налогом на прибыль не облагаются.
Согласно тому же информационному письму от 30.10.2007 N 120 Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в статье 5 ФЗ «О банках и банковской деятельности», т.е. лицензия обязательна кредитной организации только для выдачи кредитов, при этом права кредитора на практике реализует исходя из законодательства РФ не только кредитная организация, выдавшая кредит, поскольку ГК РФ не содержит предписание о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией.
А как же требование закона о том, что без согласия должника невозможна уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника?
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в своем письме от 13.09.2011 N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров» прямо указал, что «уступка банком лицу, не обладающему статусом кредитной организации, не исполненного в срок требования по кредитному договору с заемщиком-гражданином не противоречит закону и не требует согласия заемщика. Требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора» . Однако не должен ли заемщик сам для себя определить, какие условия для него являются неразрывно связанными с личностью кредитора, а какие нет?
———————————
Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.09.2011 N 146.

Читайте так же:  Приказ о назначении лица ответственного за безопасную эксплуатацию газового хозяйства

В связи с этим понятно, что нормы статьи 382 ГК РФ не требуют согласия должника при переходе к другому лицу прав кредитора. Законодательная база не содержит норм, обязывающих требовать согласия заемщика на уступку кредитной организацией требований по кредитному договору. В связи с изложенным нельзя не согласиться с позицией Роспотребнадзора, из письма которого (от 02.11.2011 N 01/13941-1-32 «Об отдельных аспектах правоприменительной практики по привлечению банков к административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей (в связи с информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.09.2011 N 146)») следует, что передача банком права требования долга с заемщика, тем более при возникновении спора о наличии долга между первоначальным кредитором и заемщиком, различным небанковским организациям не основана на нормах права, ведь личность кредитора очень важна для заемщика-потребителя. И передача права требования долга банком, да еще имеющим в активе акции государства, небанковской организации, а тем более индивидуальному предпринимателю или коллекторскому агентству, есть прямое нарушение прав гражданина, которые не просто соблюдать, охранять должно государство, ведь передача права требования в таком случае в том числе происходит и от имени государства.
Отчасти согласен с вышеуказанным и Верховный Суд РФ, указавший, что в соответствии с п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд, разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом), не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении. В ответ на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека опубликовано письмо от 23.07.2012 N 01/8179-12-32 «О Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», в котором обозначено, что по-прежнему «не усматривается безусловных оснований для признания правомерности включения в кредитный договор с заемщиком (физическим лицом) условия о праве банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, в связи с чем территориальным органам Роспотребнадзора необходимо продолжать в рамках своей компетенции оказывать потребителям необходимую помощь по защите их прав, в том числе в судебном порядке» .
———————————
Письмо Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 23.07.2012 N 01/8179-12-32 «О Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей».

Указанное письмо призывает обратить особое внимание на пункт 51 Постановления, в котором сформулирован тезис о порядке разрешения судами общей юрисдикции дел по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), поскольку «он по своему правовому смыслу не аналогичен по содержанию и выводам, сделанным Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в пункте 16 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. N 146)» .
———————————
Там же.

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей также полагает, что в силу отсутствия необходимого разрешительного законоположения о возможности передачи банком права требования долга с заемщика (физического лица) по кредитному договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, совершаемые на практике такого рода действия не могут считаться соответствующими закону (тем более при наличии спора о наличии как такового долга между первоначальным кредитором и заемщиком), поскольку в соответствии с положениями статьи 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Так как по общему правилу «не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника» , безусловно, при разрешении дел, связанных с уступкой требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями, мало достоверного установления факта действительного наличия добровольного волеизъявления заемщика на включение в кредитный договор условия о возможности уступки требования третьему лицу, не равноценному банку (иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, осуществляемой первоначальным кредитором, поскольку основными аргументами в пользу отсутствия на момент заключения кредитного договора реально достигнутого соглашения сторон по вопросу о возможной уступке требования, в рамках кредитного договора с банком, как правило, служат утверждения и доводы заемщика о том, что для него у банка особый правовой статус, и требования к организации деятельности, регламентированные законодательством о банках и банковской деятельности, на всем протяжении соответствующих правоотношений имеют существенное значение, тем более если банк в активе обладает акциями государства, и неважно при этом, в каком процентном соотношении, и именно банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о заемщике, и именно банк несет ответственность за их разглашение.
———————————
Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 31.01.2016).

Еще раз хочется коснуться вопроса обработки персональных данных при уступке прав требования иному лицу, ведь согласно ст. 9 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» (ред. от 01.09.2015) субъект персональных данных принимает решение о предоставлении его персональных данных и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе. Давая согласие на обработку персональных данных в кредитном учреждении, которому изначально доверяет, субъект вряд ли задумывается, подписывая кредитный договор и имея намерение о своевременном погашении кредита, давая согласие на переуступку требования третьему лицу, о том, что в случае, если такая переуступка будет иметь место, при этом этим третьим лицом может являться любое как юридическое лицо, так и индивидуальный предприниматель, в том числе иностранные юридические лица и индивидуальные предприниматели, он как кредитор также будет иметь доступ к персональным данным должника.
Как видно, при уступке права требования по кредитному договору кредитной организацией иным лицам имеет место как нарушение прав граждан, так и ущемление интересов государства, в особенности если кредитная организация имеет в своих активах акции государства, а значит, должна быть озабочена не только реализацией права требования возмещения по долговым обязательствам, но и по возможности добросовестным исполнением обязанностей от имени государства по соблюдению законов, а также прав граждан, сохранением благосостояния которых она не может быть не обременена. Не следует ли законодательно запретить или хотя бы ограничить права кредитных организаций, пусть и с минимальной долей акций государства в активе, уступать право требования долга по договору потребительского кредита как иностранным кредитным организациям, предпринимателям, физическим лицам, так и российским предпринимателям, физическим лицам, организациям, не являющимся кредитными, тем более не имеющим лицензии Центрального банка РФ, дабы не ущемлять от имени государства интересы не только самого государства, но и его граждан, которым это государство гарантировало защиту прав и свобод. Кроме того, «современные реалии мирового развития свидетельствуют об углублении противоречий между различными регионами, блоками и группами стран. Все больше проявляет себя конкуренция между отдельными странами «за право обладания» капиталами иностранных инвесторов» .
———————————
Коновалов В.В. Предпринимательская деятельность в России: законодательное обеспечение инвестиций // Российский судья. 2013. N 1. С. 25.

Не следует ли избрать иной способ «инвестиций» в иностранный капитал, нежели продажа долгов неплатежеспособных российских граждан, путем внесения изменений в законодательство РФ «с целью ликвидации правовых коллизий, имеющихся в настоящее время между основополагающими конституционными принципами» и правовым экономическим пространством Российской Федерации на фоне происходящих в настоящее время разногласий на международной арене, вносящих диссонанс в первую очередь в экономические и правовые отношения как внутри государства, так и на межгосударственном уровне?
———————————
Там же. С. 28.

Литература

1. Коновалов В.В. Предпринимательская деятельность в России: законодательное обеспечение инвестиций // Российский судья. 2013. N 1. С. 24 — 28.

Уступка права требования коллекторскому агентству