Статья 419 ук рк

Статья 419 ук рк

Астана. 20 ноября. Kazakhstan Today — За заведомо ложный донос о совершении преступления жителя Астаны приговорили к 180 часам общественных работ.

Судом района «Алматы» города Астаны рассмотрено по существу уголовное дело в отношении жителя Астаны, который 1 сентября 2014 года сообщил на пульт управления 102 ЦОУ ДВД города Астаны об угоне его автомобиля. Выяснилось, что мужчина сообщил об угоне, чтобы избежать ответственности за совершенное им ДТП, сообщает пресс-служба прокуратуры, передает Kazakhstan Today.

«Подсудимый признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 351 УК РК, то есть в заведомо ложном доносе о совершенном преступления. Следствием установлено, что в момент совершения ДТП за рулем автотранспорта находился именно Бисекеев, тем самым обвиняемый сообщил в правоохранительные органы заведомо ложную информацию — донос о совершенном преступлении.

По результатам рассмотрения уголовного дела в суде Бисекееву назначено наказание в виде 180 часов общественных работ», — информирует ведомство.

Как подчеркнули в прокуратуре, в вводимом с 1 января 2015 года новом УК статья «Заведомо ложный донос о совершенном преступлении» расширена, и, несмотря на общую гуманизацию уголовного законодательства, именно за совершение данного преступления наказание ужесточилось.

«Диспозиция части 1 статьи 419 нового УК предусматривает наказание за заведомо ложный донос о совершении уголовного проступка. При этом по части 2, 3 и 4 санкция ужесточена, и если ранее максимальное наказание ограничивалось 8 годами лишения свободы, то с 2015 года оно увеличено до 10 лет», — пояснили в пресс-службе.

Статья 419 ук рк

  • Новости
    • Главные
    • Казахстана
    • Мира
    • Популярное
    • Фоторепортажи
    • Происшествия
    • Авто
    • Спорт
    • Советы
    • Интервью
    • Культура
  • Право
    • Главные новости права
    • Новости права
    • Аннотации, горячие документы
    • Аналитика
    • Прямая речь: Выступления представителей государственных органов
    • Библиотека Параграфа
  • Законодательство РК
    • Юрист
    • Континент
    • Бухгалтер
    • Медицина
    • Справки
    • Законы бесплатно
  • Бухгалтеру
  • Сюжеты
  • Блоги
  • Радио
  • Погода
  • Форум
  • Действующим УПК РК ( ч. 6 ст. 181 ) установлено, что анонимное сообщение об уголовном правонарушении не может служить поводом для начала досудебного расследования.

    Однако в свежем Комментарии к УК РК утверждается обратное, делится своим мнением адвокат Алматинской городской коллегии адвокатов Мухтар Айткожин. Эти и другие несоответствия буквы закона и рекомендаций по его применению в виде п. 11 Комментария к УК РК («Норма-К», г. Алматы, 2016 г.) адвокат обнаружил, анализируя применение следственными органами ст. 419 УК РК «Заведомо ложный донос».

    — На стр. 675 изложены комментарии к ст. 419 УК, и они начинаются с указаний на ст. 180 УПК РК, — уточняет Мухтар Айткожин, — в частности, что один из поводов для начала досудебного расследования — «заявление физического лица». В Комментарии справедливо указано, что по ложному доносу отвлекаются силы, напрасно тратится время правоохранительных органов, по некоторым делам расследование завершается незаконным осуждением невиновного и т.д. Далее, из п. 11 Комментария следует, что ложный донос может быть совершен письменно или устно: письменное сообщение обычно подписывается заявителем, но может быть и анонимным. «Уголовно-процессуальное законодательство обязывает лицо, принимающее письменное заявление о готовящемся или совершенном уголовном правонарушении, предупреждать об уголовной ответственности по ст. 419 УК за заведомо ложный донос. Однако отсутствие подписи в письменном заявлении (при отправлении его по почте, а также при анонимном ложном доносе) не освобождает автора от уголовной ответственности, несмотря на то, что в этих случаях виновный не может быть заранее предупрежден об уголовной ответственности за заведомо ложный донос», — говорится в Комментарии. Однако ч. 6 ст. 181 УПК РК установлено: анонимное сообщение об уголовном правонарушении не может служить поводом для начала досудебного расследования.

    Таким образом, по мнению адвоката, п. 11 Комментария не согласуется с ч. 6 ст. 181 УПК РК.

    Далее, продолжает М. Айткожин, в п. 13 говорится, что субъективная сторона данного преступления характеризуется умыслом. Значит, виновное в заведомо ложном доносе лицо должно осознавать общественную опасность совершаемого им деяния, предвидеть и желать наступления противоправных последствий либо сознательно допускать эти последствия. Именно поэтому при принятии заявления о преступлении госорганы обязательно оформляют подписку об ответственности за заведомо ложный донос — поскольку именно эта подписка может свидетельствовать о наличии в действиях виновного лица субъективной стороны состава преступления (заведомо ложного доноса), выраженной в виде умысла. Если же лицо, давшее подписку об ответственности за заведомо ложный донос, все равно совершает противоправное деяние, то это говорит о наличии умысла. Если же лицо отказывается давать подписку и писать заявление, то в его действиях содержится «добровольный отказ» от совершения заведомо ложного доноса. Т.е. подписка об ответственности за заведомо ложный донос — это еще и способ профилактики этих преступлений.

    — Обратим внимание на п. 2 Комментария, указывающий на факультативный (дополнительный) объект преступления — личность, права и интересы невиновного лица, которое подвергается уголовному преследованию на основании заведомо ложного доноса (в частности, ч. 3 ст. 419 УК предусматривает — заведомо ложный донос, соединенный с обвинением лица в совершении коррупционного, тяжкого, особо тяжкого преступления). Т.е. в данном случае обвинение конкретного лица является частью объективной стороны состава, и это конкретное лицо, его права и интересы являются дополнительным объектом состава. Вместе с тем в п. 5 Комментария говорится, что для квалификации по ст. 419 УК не имеет значения, указано ли при заведомо ложном доносе конкретное лицо. Но ведь при отсутствии указания на конкретное лицо не будет дополнительного объекта преступления, и, соответственно, не будет состава преступления в целом, — считает М. Айткожин.

    По словам адвоката, противоречия между п. 2 и п. 5 отражены и в п. 22 Комментария, где авторы разграничивают составы следующих преступлений: ч. 3 ст. 130 УК «Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении коррупционного, тяжкого, особо тяжкого преступления» и ч. 3 ст. 419 УК «Заведомо ложный донос с обвинением лица в совершении коррупционного, тяжкого, особо тяжкого преступления». При клевете умысел направлен на унижение чести и достоинства, а при заведомо ложном доносе — на привлечение потерпевшего к уголовной ответственности. Следовательно, как считает адвокат, тот, кто пишет заведомо ложный донос, должен иметь направленность умысла на заведомо незаконное привлечение лица к уголовной ответственности, а для того, чтобы иметь такую направленность умысла, нужно указывать конкретное лицо, которое заявитель желает незаконно привлечь к ответственности. Т.е. всплывает все тот же обязательный факультативный объект, без которого нет состава рассматриваемого преступления. А значит, генерализованные (обобщенные, без указания конкретного лица) обвинения не образуют состава ввиду отсутствия дополнительного объекта — конкретного физического лица, чьи интересы могли быть нарушены незаконным привлечением к уголовной ответственности. На практике это же лицо и должно быть заявителем (потерпевшим), которое обращается в правоохранительные органы о возбуждении уголовного дела по ст. 419 УК за заведомо ложный донос. В противном случае дело по ст. 419 УК просто не будет возбуждено.

    — На основе своего опыта могу сказать: на практике правоохранительные органы отписываются от таких заявлений по ч. 3 ст. 419 УК, ссылаясь на то, что это дела частного обвинения, а суды по делам частного обвинения оправдывают по ч. 3 ст. 130 УК — в свою очередь, ссылаясь на то, что это заведомо ложный

    донос. Получается замкнутый круг, в котором оказывается потерпевший. Противоречат друг другу также п. 7 и п. 9 Комментария. В частности, процитирую п. 7: «Заведомо ложный донос может рассматриваться как уголовное правонарушение, если он содержит информацию о якобы совершенном или готовящемся уголовном правонарушении. Заведомо ложное сообщение о якобы совершенном административном или ином правонарушении, об аморальном поступке человека не влечет ответственности по ст. 419 УК. Такого рода деяние может быть квалифицировано как клевета». Из содержания этого пункта усматривается, что в тексте заведомо ложного заявления должно быть указано именно об «уголовном проступке» или «преступлении», т.е. указаны либо статья УК, квалифицирующие признаки, либо название какого-то конкретного состава преступления.

    В п. 9 Комментария написано: «В юридической литературе высказывалось мнение о том, что сообщаемые при доносе ложные сведения могут относиться и к юридической природе, правовой оценке совершенного уголовного правонарушения. По данному вопросу более правильной представляется позиция тех авторов, которые считают, что ложность сообщения относительно юридической квалификации якобы совершенного уголовного правонарушения не имеет никакого значения для состава ложного доноса».

    По мнению М. Айткожина, утверждения о том, что содержание и правовые оценки, квалификации содеянного, содержащиеся в заведомо ложном сообщении о преступлении, не имеют значения для квалификации по ст. 419 УК, неубедительны. При этом ст. 419 УК предусматривает: по ч. 1 — заведомо ложный донос об уголовном проступке; по ч. 2 — заведомо ложный донос о совершенном преступлении; а по ч. 3 — заведомо ложный донос о преступлении, соединенном с обвинением лица в совершении коррупционного, тяжкого или особо тяжкого преступления либо совершенное из корыстных побуждений. Таким образом, чтобы инкриминировать подозреваемому квалифицированные составы по ч. 2 и ч. 3 ст. 419 УК, необходимо установить, что он умышленно, заведомо ложно сообщил о совершении преступления (ч. 2 ст. 419 УК), либо умышленно, заведомо ложно сообщил о совершении преступления, с обвинением лица в совершении коррупционного, тяжкого или особо тяжкого преступления либо из корыстных побуждений (ч. 3 ст. 419 УК). И эти сведения должны проистекать именно из содержания заведомо ложного заявления — в противном случае квалифицированного состава по ч. 2 и по ч. 3 ст. 419 УК просто не будет. Ведь в этих нормах содержится обязательное наличие умысла, направленного на незаконное привлечение лица к уголовной ответственности:

    — либо за совершение якобы преступления (по ч. 2 ст. 419 УК);

    — либо за совершение якобы коррупционного, тяжкого или особо тяжкого преступления либо совершенное из корыстных побуждений (ч. 3 ст. 419 УК).

    В противном же случае — если заявитель не сообщил в тексте своего заведомо ложного сообщения о совершении именно коррупционного, тяжкого, особо тяжкого преступления, не указал конкретную статью особенной части УК, не перечислил квалифицирующие признаки состава (составов), не назвал преступление — то в его действиях не будет усматриваться квалифицированный состав ч. 3 ст. 419 УК. Что касается корыстных побуждений по ч. 3 ст. 419 УК РК, то они доказываются отдельно, т.е. здесь лицо еще и должно иметь от этого материальную выгоду.

    Таким образом, резюмирует М. Айткожин, хотелось бы обратить внимание на несогласованность отдельных положений Комментария с нормами процессуального законодательства относительно «анонимных заявлений».

    Научная электронная библиотека

    Бекмагамбетов А.Б. А. Б., Ревин В. П., Ревина В. В.,

    §4. Уголовные правонарушения, связанные с посягательством на нормальную деятельность судов или органов предварительного расследования со стороны лиц, обязанных им содействовать

    Основными признаками деяний является наличие специального субъекта и специального потерпевшего. Во многих случаях это участники судопроизводства, не являющиеся должностными лицами, например, носители доказательственной или ложной информации, которую они пытаются выдать за доказательственную, а также и о субъектах, исполняющих процессуальные обязанности. Применительно к объекту деяний, рассматриваемых в данном параграфе, он включает не только законную деятельность органов суда и предварительного расследования, но и права и законные интересы лиц, заинтересованных в установлении истины и справедливом разрешении дел.

    Выделим три группы составов, которые предполагаем рассмотреть:

    во-первых, ст. 419-422, 430 УК РК, объединенные признаками объективной стороны деяний, выражающейся в представлении заведомо ложной доказательственной информации, либо их связанны с неправомерным отказом от представления информации, либо представление искаженной или неполной информации;

    во-вторых, ст. 423-429 УК РК, объединенные по признаку неисполнения виновными специальных процессуальных обязанностей;

    в-третьих, ст. 432-435 УК РК, устанавливающие ответственность за неисполнение приговоров к лишению свободы, иных приговоров, решений, других судебных актов.

    Составы уголовных правонарушений, включенные в первую из выделенных нами групп, может выражаться в заведомо ложном доносе, заведомо ложном показании, заключении эксперта или неправильном переводе, отказе свидетеля или потерпевшего от дачи показаний, подкупе или принуждении к даче ложных показаний либо заключения эксперта, либо к уклонению от дачи показаний (заключения), либо к неправильному переводу, либо укрывательству преступлений. Все эти преступления по субъективной стороне совершаются с прямым умыслом, что подчеркивается использованием в большинстве статей, описывающих данные составы, указания на заведомость либо описанием действий виновных, которые по самой природе не могут быть неосторожными (отказ, подкуп, принуждение, укрывательство). Рассмотрим конкретные составы.

    Заведомо ложный донос (ст. 419 УК РК).

    Непосредственный объект уголовного правонарушения – общественные отношения, обеспечивающие интересы законного порядка разрешения уголовных дел.

    Объективная сторона выражается в заведомо ложном сообщении в органы, имеющие право возбудить уголовное дело, о якобы совершенном уголовном проступке или преступлении (с указанием или без указания на лицо, якобы его совершившее). В уголовно-процессуальной деятельности ложь, играя свою обычную роль (умышленное искажение действительности), противопоставляется усилиям следователя, вводя его в заблуждение при расследовании по уголовному делу, и является фундаментом для формирования неблагоприятной следственной ситуации1. Заведомо ложный донос – это недостоверная информация о якобы готовящемся и совершенном уголовном правонарушении.

    Данное деяние имеет формальный состав и считается оконченным с момента сообщения заведомо ложной информации о готовящемся или совершенном преступлении в правоохранительные органы либо иные органы власти.

    Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что сообщает органам власти заведомо ложные сведения о готовящемся либо совершенном преступлении, и желает это сделать. Цели и мотивы здесь (клановые интересы, месть, отвлечение внимания от действительного преступника, корысть и т.д. ) значимы для индивидуализации наказания, но на решение вопроса об ответственности не влияют.

    Субъект уголовного правонарушения – лицо, достигшее шестнадцати лет. Заведомо ложный донос надо отличать от заведомо ложного показания: он имеет произвольную форму (устную или письменную) и направляется до возбуждения уголовного дела или привлечения к уголовной ответственности соответствующего лица в расчете, что послужит поводом для такого решения. Донос может быть направлен в орган, имеющий полномочия на возбуждение уголовного дела (представление обвинения), или в иные органы в расчете на передачу в правоохранительные органы. Данная норма предусматривает квалифицирующие обстоятельства (ч.3 и 4): деяние, соединенное с обвинением в совершении коррупционного, тяжкого или особо тяжкого преступления или из корыстных побуждений2, заведомо ложный донос в интересах преступной группы.

    1Замылин Е. И. Заведомо ложный донос и лжесвидетельство: проблемы квалификации и доказывания: монография/Е. И. Замылин, В. В. Намнясева, М. С. Колосович. – Волгоград: Волгоградская академия МВД России, 2013-С. 10
    2В этой связи см. : Квалифицирующий признак преступления»ложный донос, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого преступления», может иметь место лишь тогда, когда такой ложный донос связан с обвинением конкретного лица: постановление надзорной судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РК №2уп-280-11 от 8. 11. 2011 г. (извлечение)//Жукенов А. Т. Судебная практика по уголовным делам. -Алматы: ТОО «Издательство «Норма-К», 2013-С. 368.

    Заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод (ст. 420 УК РК).

    Непосредственный объект уголовного правонарушения составляют общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов дознания, предварительного следствия, суда по осуществлению правосудия. Показания свидетелей, потерпевших, заключения экспертов представляют собой важные средства для доказывания обстоятельств дела и установления истины.

    Объективная сторона состоит в том, что названные в ч.1 ст. 420 УК РК лица, несмотря на предупреждение их об ответственности за заведомо ложные показания или заключение либо за заведомо неправильный перевод, сообщают органам предварительного расследования или суду несоответствующие действительности, искаженные сведения о фактических данных, имеющих доказательственное значение.

    Заведомо ложные показания свидетеля и потерпевшего означают не только искажение фактических данных, но и их отрицание. Заведомо ложное заключение эксперта – это не соответствующий действительности вывод по результатам исследования материалов, относящихся к предмету экспертизы. Под неправильным переводом имеется в виду заведомое искажение содержания показаний допрашиваемых лиц, исследуемых документов.

    Квалифицирующие признаки рассматриваемого преступления (ч.2) предполагает обвинение лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

    Субъекты уголовного правонарушения указаны в норме – это свидетель, потерпевший, эксперт и переводчик. Подозреваемый, обвиняемый и подсудимый не могут быть привлечены к ответственности по
    ст. 420 УК РК.

    Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, а по ч.2 также и корыстным мотивом.

    Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний
    (ст. 421 УК РК).

    Своеобразие данной статьи состоит в следующем:

    а) данная статья (как и ст. 420, 422 УК РК и др. ) защищает законное осуществление правосудия по любым, а не только по уголовным делам;

    б) не все свидетели или потерпевшие, не имеющие иммунитета, в силу ст. 77 Конституции РК, могут нести ответственность по ст. 421 УК РК, а лишь лица, достигшие шестнадцати лет;

    в) помимо лиц, упомянутых в ст. 77 Конституции РК, не несут ответственности за отказ от дачи показаний также священнослужители (если предмет показаний составляют сведения, полученные на исповеди), адвокаты и др. В примечании к данной статье предусмотрено, что лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников, а также священнослужители – за отказ от дачи показаний доверившихся им на исповеди, медиаторы – против лиц и об обстоятельствах, ставших им известными в связи с медиацией, участники национального превентивного механизма – против лиц и об обстоятельствах, ставших им известными из бесед с лицами, содержащимися в специальных учреждениях, обеспечивающих временную изоляцию от общества.

    Подкуп или принуждение к даче ложных показаний или уклонению от дачи показаний, ложному заключению либо к неправильному переводу (ст. 422 УК РК).

    Непосредственный основной объект составляют общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов, обеспечивающих правосудие по гражданским, административным или уголовным делам. Дополнительный объект – права и свободы лиц, призванных содействовать органам предварительного расследования и суду в получении доказательств при осуществлении судопроизводства. Данная статья адресована лицам, заинтересованным в исходе дела из личных (в том числе корыстных) или групповых, клановых побуждений, которые не ведут расследование или судебное разбирательство по данному делу.

    Объективная сторона деяния связана с подкупом (совпадающим в этом аспекте с взяточничеством), психическим или физическим насилием.

    Состав по конструкции формальный, оно считается оконченным с момента передачи подкупа виновным лицом.

    Квалифицирующие и особо квалифицирующие обстоятельства, предусмотренные ст. 422 УК РК, связаны с характером физического насилия. Но при этом по данной статье квалифицируется сам факт насилия, неопасного либо опасного для жизни или здоровья принуждаемых лиц. Наступление же соответствующих последствий требует в ряде случаев квалификации по совокупности. Также отягчающими обстоятельствами (ч.4 ст. 422 УК РК) выступают совершение преступной группой, сопряженность с обвинением в совершении коррупционного, тяжкого или особо тяжкого преступления.

    Несколько особняком в рассматриваемой группе составов стоят ст. 432 «Укрывательство преступления» и ст. 434 «Недонесение о преступлении» УК РК. Непосредственный объект преступления – общественные отношения, обеспечивающие интересы правосудия. Применительно к первому преступлению отметим следующее. Во-первых, имеется в виду заранее обещанное укрывательство (т.е. не обещанное до совершения преступления). Если оно обещано ранее, налицо пособничество. Во-вторых, законодатель сузил возможности ответственности за заранее не обещанное укрывательство, выделив лишь некоторые категории преступлений, к числу которых относятся коррупционные, тяжкие и особо тяжкие деяния. Все остальные случаи подпадают под признаки смежного состава, предусмотренного ст. 433 УК РК. Наконец, в-третьих, те же лица, которые обладают свидетельским иммунитетом, не несут ответственность и за заранее не обещанное укрывательство.

    Объективная сторона выражается в деянии (чаще всего), заключающемся в укрывательстве преступника, совершившего тяжкое или особо тяжкое преступление, либо орудий, средств преступления и предметов, добытых преступным путем.

    С субъективной стороны деяние характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает общественную опасность совершенного деяния и желает его совершения.

    Субъект уголовного правонарушения – вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, которое не является супругом или близким родственником преступника.

    Деяние, предусмотренное статьей 434 УК РК, характеризуется недонесением, то есть не сообщением в компетентные органы (правоохранительные органы – органы прокуратуры, национальной безопасности, полиция, финансовой полиции и др. ) о достоверно известном готовящемся или совершенном особо тяжком преступлении либо достоверно известном готовящемся акте терроризма. Под действие этой уголовно-правовой нормы в соответствии с п.7 ст. 77 Конституции РК и примечанием к статье 434 УК не подпадает недонесение совершенное супругом (супругой), близком родственником или священнослужителем, которым такие сведения стали известны в силу родственных отношении или религиозных обрядов, в частности, исповеди. В остальном объективные и субъективные признаки данного преступления схожи с аналогичными признаками укрывательства преступления.

    Во второй, выделенной нами группе составов, которые устанавливают ответственность за нарушение специальных процессуальных обязанностей, – разглашение данных досудебного расследования, разглашение сведений о мерах безопасности, принимаемых при производстве по уголовному делу, незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации, побег из-под ареста или из-под стражи.

    Разглашение данных досудебного расследования, к которым относятся любые сведения, имеющиеся в материалах дела или разглашению сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи, присяжного заседателя, судебного пристава, судебного исполнителя, потерпевшего, свидетеля, других участников процесса или их близких (ст. 423, 424 УК РК), предполагают то, что по субъективной стороне эти деяния могут совершаться не только с прямым, но и с косвенным умыслом. Вместе с тем разглашение данных досудебного расследования влечет ответственность лишь тех лиц, которые были специально предупреждены о недопустимости разглашения. Этот факт должен быть подтвержден подпиской о предупреждении об ответственности по ст. 423 УК РК. Разглашение влечет уголовную ответственность, в случаях, когда оно совершено, например, адвокатом в интервью, свидетелем или потерпевшим в кругу других лиц с аналогичным процессуальным статусом, но еще не допрошенных и т.д. , если оно осуществлено без согласия прокурора, следователя или лица, производящего дознание. Что же касается субъектов разглашения сведений о мерах безопасности (например, об охране лица или жилища, изменении места жительства, замене документов и т.д. ), то речь может идти только о должностных лицах или иных служащих, которым эти сведения стали известны в связи с их служебными обязанностями. Статья 424 УК РК предусматривает квалифицирующие обстоятельства в виде тяжких последствий. Деяние, предусмотренное ст. 424 УК РК, является оконченным с момента разглашения сведений, фактически наступление тяжких последствий (гибель, тяжкий вред здоровью защищаемого лица или лиц из его охраны, похищение лица или его близких, уничтожение жилища и т.д. ) предполагает возможность квалификации по совокупности преступлений.

    Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации
    (ст. 425 УК РК).

    С объективной стороны данное уголовное правонарушение охватывает как специфические действия лица, которому оно вверено, либо служащего кредитной организации, производящего операции с арестованными средствами (сокрытие, незаконная передача), так и действия, предусмотренные законодательством о преступлениях против собственности (растрата, присвоение, иное отчуждение). В последнем случае представляется необходимой квалификация по совокупности.

    Субъективная сторона рассматриваемого деяния характеризуется прямым умыслом: наличие обязательного признака субъекта, которому в установленном законом порядке имущество передано на ответственное хранение с предупреждением об уголовной ответственности за незаконные действия в отношении этого имущества; аналогичное предупреждение в отношении служащих кредитного учреждения, в котором находится арестованный счет. Как и в ряде других случаев, ст. 425 УК РК относится к незаконным действиям с имуществом, как по уголовным, так и по гражданским и административным делам.

    К третьей выделенной нами группе составов мы относим побег из места лишения свободы, уклонение от отбывания лишения свободы, неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта.

    Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 426 УК РК).

    Непосредственный объект уголовного правонарушения – общественные отношения, обеспечивающие интересы правосудия, которые состоят в исполнении судебных решений в виде лишения свободы или изоляции от общества административно задержанных, подозреваемых по уголовным делам и других лиц, находящихся под стражей.

    С объективной стороны деяние заключается в самовольном оставлении без ведома или, несмотря на противодействие охраны, любого помещения, где обвиняемый (подозреваемый) содержится под стражей из транспортного средства, в котором он перемещается под стражей; здания суда или органа предварительного расследования либо иного помещения или участка территории, куда он доставлен для участия в процессуальной деятельности.

    В ч.1 статьи 88 Уголовно-исполнительного кодекса РК от 5 июля 2014 года №234-V ЗРК закреплено, что лица, осужденные к лишению свободы, отбывают наказание в учреждениях. В тоже время ч.1 ст. 89 УИК гласит, что учреждения подразделяются на учреждения минимальной, средней, в т. ч.отдельно для несовершеннолетних, максимальной, чрезвычайной, полной и смешанной безопасности1.

    К местам содержания под стражей относятся следственные изоляторы, изоляторы временного содержания, гауптвахты для военнослужащих, а также специальные приемники.

    Состав по конструкции – формальный. Побег считается оконченным в момент, когда виновный покинул охраняемую территорию или место.

    Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает общественно опасный характер совершаемого побега и желает его совершить.

    Субъект уголовного правонарушения – специальный – это лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста либо отбывающее наказание, либо арестованное, либо задержанное.

    Для решения вопроса о наказании, а иногда и об ответственности небезразлична мотивация виновного, например, если побег имеет положительную мотивацию и связывается с надеждой добиться справедливости в органе, куда виновный собирается обратиться, наличием угрозы жизни, здоровья, половой неприкосновенности, невыносимыми условиями содержания и т.д.

    Статья 426 УК РК предусматривает квалифицирующие обстоятельства (п.1-3 ч.2): совершение деяния группой лиц, группой по предварительному сговору; применение насилия или угрозы насилия, опасного для жизни или здоровья, применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Тяжкие последствия, наступающие в результате этих действий, не охватываются рассматриваемой статьей и требуют квалификации по совокупности.

    Уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы (ст. 427 УК РК)

    Непосредственный объект уголовного правонарушения – общественные отношения, обеспечивающие интересы правосудия, которые состоят в исполнении судебных решений в виде изоляции от общества.

    Объективная сторона состоит в уклонении от отбывания наказания осужденным, которому разрешен краткосрочный выезд за пределы места лишения свободы. Уклонение от отбывания наказания выражается в том, что осужденный не является к установленному сроку в исправительное учреждение без уважительных причин. Совершение данного деяния возможно при предоставлении осужденному краткосрочного выезда за пределы места лишения свободы, а также при предоставлении отсрочки исполнения приговора или отбывания наказания. Речь идет о невозвращении без уважительных причин по истечении срока, на который был разрешен выезд за пределы места лишения свободы (например, в связи с исключительными семейными обстоятельствами или в качестве поощрения) в период отпуска. Применительно к отсрочке исполнения приговора или отбывания наказания (ст. 74 УК РК), например, для беременных женщин и женщин с малолетними детьми уголовная ответственность наступает при неявке для исполнения наказания без уважительных причин по истечении срока отсрочки либо после ее отмены по основаниям, предусмотренным законом. Уважительность причины неявки для исполнения наказания, исключающая уголовную ответственность, требует оценки в каждом конкретном случае. Она может быть связана, например, со стихийным бедствием, болезнью, стечением исключительных обстоятельств в семье и т.д. Статья дополнена нормой в отношении т. н. педофилов об ответственности за уклонение от принудительных мер медицинского характера1.

    С субъективной стороны деяние характеризуется прямым умыслом. Его цель – уклониться от отбывания наказания.

    В примечании к статье содержится специальный вид освобождения от уголовной ответственности для лица совершившего деяния основного состава уголовного правонарушения в случае возвращения в семидневный срок в соответствующее учреждение.

    Неповиновение законным требованиям администрации уголовно – исполнительного учреждения (ст. 428 УК РК).

    Непосредственный объект уголовного правонарушения – общественные отношения, обеспечивающие интересы правосудия, исполнения наказаний, назначенных судами в виде изоляции от общества.

    Объективная сторона состоит в действии или бездействии связанные с неповиновением законным требованиям администрации уголовно-исполнительного учреждения. Выделяется признак «злостности» при неповиновении законным требованиям администрации уголовно-исполнительного учреждения и предполагает необходимость устанавливать факты систематического невыполнение либо отказ от выполнения законного требования представителя администрации исправительного учреждения, вытекающего из положений уголовно-исполнительного законодательства или подзаконных ведомственных актов. Неповиновение должна отвечать двум критериям: объективному (долженствование) и субъективному (возможность). То есть в случае открытого или скрытого невыполнения требований администрации, но в случае засвидетельствованного в установленном порядке болезни осужденного, нельзя констатировать совершение данного преступления.

    Состав по конструкции формальный, совершение деяния уже образуют оконченный состав.

    Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

    Субъект уголовного правонарушения – достигшее 16 лет, осужденное лицо и отбывающее наказание в виде лишения свободы.

    Угроза применения насилия в отношении сотрудника учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества, либо его близких, а также осужденного или посягательства на их здоровье или жизнь (ст. 429 УК РК).

    Непосредственный объект уголовного правонарушения – отношения, обеспечивающие нормальную работу мест лишения свободы и мест содержания под стражей. Дополнительный объект – личная безопасность сотрудников указанных учреждений.

    Объективная сторона выражается в деяниях заключающихся в: а) угрозе применения насилия в отношении сотрудников учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, б) угрозе применения насилия в отношении близких для сотрудников учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, в) угрозе применения насилия в отношении осужденного с целью воспрепятствования его исправлению или за исполнение им общественной обязанности, г) поягательство на жизнь или здоровья осужденного.

    Общественная опасность данного деяния состоит в том, что оно посягает на нормальную деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, а также на личность сотрудников этих учреждений либо осужденных. Местом лишения свободы признаются учреждения, где обеспечивается исполнение уголовного наказания, назначенного судом. Местом содержания под стражей являются учреждения, обеспечивающие изоляцию от общества лиц, находящихся под следствием, осужденных до вступления приговора в законную силу (следственные изоляторы).

    Применяемое насилие в отношении таких лиц должно быть неопасным для жизни или здоровья и не выходить за рамки последствий, указанных в ст. 107, 111-113 УК РК. Угроза применения насилия должна быть реальной, т.е. близкой к началу насильственных действий.

    Состав по конструкции формально-материальный. При угрозе требуется установить только ее наличие, при насилии требуется установить характер ущерба, нанесенного здоровью.

    Субъект уголовного правонарушения – специальный, это физическое, вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, находящееся в местах лишения свободы или содержания под стражей.

    Субъективная сторона предполагает прямой умысел. Виновный осознает, что угрожает сотруднику или осужденному, и желает этого. При угрозе, высказываемой осужденному, обязательными являются признаки – цель и мотив. Целью является воспрепятствование исправлению. Мотив – месть за исполнение общественной обязанности, например в активе организации осужденных.

    В качестве квалифицированного состава (ч.2) предполагает совершение насилия не опасного для жизни или здоровья, совершенные в отношении сотрудника места лишения свободы или мест содержания под стражей в связи с осуществлением им служебной деятельности либо его близких.

    Особо квалифицированный состав (ч.3) предусматривает два признака: а) совершение действий группой лиц по предварительному сговору; б) применение насилия, опасного для жизни или здоровья. Часть 4 ст. 329 УК РК признает уголовно-наказуемым посягательство на жизнь сотрудника учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества, либо его близких, а также осужденного.

    1adilet. zan. kz/rus/docs/K1400000234

    1Закон РК №501-VЗРК от 9. 04. 2016 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам защиты прав ребенка»(вводится с 1. 01. 2018 г)//«Казахстанская правда»-22 апреля 2016 (№76).

    Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта либо исполнительного документа
    (ст. 430 УК РК).

    Объективная сторона неисполнения включает как прямой отказ, так и фактическое саботирование судебного акта, несмотря на истечение срока, предусмотренного законом или указанного в этом акте. Сокрытие факта поступления судебного акта, запрет подчиненным его исполнять, препятствование входу судебного исполнителя (пристава) в служебное помещение, сопротивление описи имущества, аресту вкладов и т.д. – все это формы воспрепятствования исполнению судебного акта как разновидности неисполнения, имеющей повышенную общественную опасность.

    Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Его субъектами являются должностные лица, управленцы коммерческой или иной организации, которым по их служебному положению надлежит издать распоряжение по исполнению судебного акта и проконтролировать их реализацию.

    Поскольку обвинительные приговоры исполняются в рамках уголовно-исполнительной юстиции, основная направленность рассматриваемой статьи распространяется не на гражданские и административные дела, а на уголовные дела, главным образом в части исполнения приговора по обеспечению гражданского иска, конфискации имущества, запрещения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

    Что грозит в Казахстане лжесвидетелям

    В последнее время участились случаи лжесвидетельства, когда участники уголовного процесса дают заведомо ложные показания в ходе следствия и суда.

    Грешат этим не только потерпевшие и свидетели, но иногда и переводчики с экспертами. А между тем за дачу заведомо ложных показаний виновному грозит до 6 лет ограничения свободы, а за ложный донос – до 7 лет заключения.

    Картинки с выставки. Криминальной

    Вспомните нашумевший не так давно инцидент с жестоким избиением 56-летнего водителя автобуса в Алматы. Тогда СМИ и соцсети широко растиражировали его рассказ о том, как его якобы сильно избили на конечной остановке двое неизвестных парней-пассажиров, отказавшихся оплачивать проезд по системе «Онай». В результате нападения пожилой мужчина получил сотрясение мозга и лишился одного глаза. Поэтому он даже собирался подавать иск на возмещение морального и материального ущерба на транспортный холдинг, косвенно виня его руководство в произошедшей трагедии.

    Однако в ходе досудебного расследования сотрудники УВД Медеуского района установили, что потерпевший с самого начала давал ложные показания. На самом же деле он пострадал от рук своего 33-летнего племянника, которому задолжал деньги. Молодой родственник избил его в пылу ссоры, возникшей на почве материальных претензий. И теперь стоит вопрос о привлечении потерпевшего к ответственности за лжесвидетельство.

    Журналист informburo.kz решила выяснить, какое наказание ждёт граждан за лжесвидетельство, и с какими подводными камнями сталкиваются полицейские в ходе следствия по таким делам. За комментариями мы обратились к начальнику отдела по расследованию преступлений против общественного порядка ДВД Алматы, подполковнику полиции Галымжану Ахмадиеву.

    «В Уголовном Кодексе РК сегодня предусмотрены две статьи в отношении недобросовестных участников уголовного процесса. Это статья 419 «Заведомо ложный донос» и статья 420 «Заведомо ложные показания, заключения эксперта, специалиста или неправильный перевод». В прошлом году в Алматы было зарегистрировано 16 ложных доносов и восемь заведомо ложных показаний. Практически все виновные получили мягкое наказание, не связанное с лишением свободы».

    Слова полицейского подтверждают данные пресс-службы алматинского городского суда. В 2015 году 14 лиц, признанных виновными в ложном доносе, были приговорены к ограничению свободы сроком до трёх лет, а двое обвиняемых получили условные сроки. Ещё 11 человек были признаны судом виновными в даче заведомо ложных показаний. Троих из них ограничили в свободе, остальные восемь или были оштрафованы, или получили условные сроки.

    Благими намерениями…

    Причины, которыми руководствуются отдельные недобросовестные свидетели и потерпевшие, разные. В основном, это личная неприязнь к другим фигурантам дела или личная заинтересованность в определённом его исходе. Вот и стремятся одни граждане выгородить злодеев, создавая им алиби на момент совершения преступления. Другие, напротив, стараются навешать на обидчиков то, что те не делали, в надежде ухудшить их положение. Третьи пытаются выставить себя в лучшем свете в глазах окружающих, замалчивая неприглядные стороны своего поведения и навешивая ярлыки другим. Четвёртые по-своему трактуют понятия справедливости и возмездия, потому и оговаривают подозреваемых.

    И что получается в итоге? Сначала следствие направляется по ложному следу, теряя драгоценное время на поимку настоящего преступника, а затем суд выносит ошибочный вердикт. Поэтому не стоит воспринимать лжесвидетельство как незначительный проступок, который был совершён в пылу гнева, злости или стресса. Это – преступление, за которое обязательно нужно наказывать виновных, чтобы другим неповадно было!

    Проделки лукавого

    Как известно, любой свидетель перед допросом в полиции или суде предупреждается об ответственности за дачу ложных показаний. Он даже подписывается в протоколе под таким пунктом. Увы, но это обстоятельство не всегда останавливает некоторых из них. Руководствуясь своими интересами, свидетели начинают откровенно врать, наивно полагая, что полицейские поверят им на слово и не станут перепроверять их информацию. На практике же всё выходит по- другому. Поймав свидетеля на обмане один раз, следователь начинает сомневаться в его порядочности и законопослушности и, сопоставляя факты, приходит к выводу, что тот говорит неправду. Отговорки типа «Бес попутал», «Я хотел как лучше» или «А я думал, что…» не проходят. В отношении лжесвидетеля проводится отдельное досудебное расследование.

    Следователю остаётся выяснить причину, побудившую важного участника процесса дать ложные показания в ходе допроса. Это может быть его личная заинтересованность в исходе дела, болезненное состояние психики, намерение избежать нежелательного участия в процессе или нежелание помогать сотрудникам полиции из-за негативного отношения к их службе. Ну, и, конечно же, не стоит сбрасывать со счетов воздействие на свидетеля со стороны заинтересованных лиц, которое выражается в шантаже, подкупе или угрозах расправы.

    «Расследованием такой категории дел занимаются органы дознания и следствия, – говорит подполковник Ахмадиев. – Если речь идёт о заведомо ложном доносе по обвинению в совершении незначительного преступления, то это – работа дознавателя. А вот если речь идёт о доносе по обвинению кого-то в совершении коррупционного, тяжкого или особо тяжкого преступления, то за дело берутся наши следователи. Если мы выясняем, что лжесвидетель действовал из корыстных побуждений, то мы вменяем ему 3-ю часть 419-й статьи. Она, кстати, предусматривает ограничение свободы на срок от 3 до 7 лет. А если оказывается, что свидетель действовал в интересах преступной группы, то он проходит по 4-й части. Там наказание предусматривает лишение свободы на срок от 5 до 10 лет. Поэтому не стоит полагать, что оговор и навет может легко сойти с рук лжецу. Некоторые такие деятели отправляются потом по этапу».

    Анонимные жалобы граждан полицейские не рассматривают согласно нормам нового УПК. Только официальные обращения, в которых указаны фамилия, имя и отчество заявителя, место его проживания и контактные номера.

    Ещё пара «картинки с выставки»

    Помните громкое дело Антонины Громцевой, вызвавшее широкий общественный резонанс в стране? Если подзабыли, напомним. В июне 2012 года Антонина Громцева, пострадавшая в ходе ДТП, обвинила виновника аварии Олжаса Косжана в гибели своего ребёнка. Дескать, она была на начальном сроке беременности, и в результате наезда потеряла малыша. Суд признал 19-летнего парня виновным и приговорил его к 2 годам условно, обязав его выплатить пострадавшей материальный ущерб в размере 1,3 миллиона тенге, а также 800 тысяч тенге за моральный вред.

    Однако мать Олжаса не смирилась с приговором, будучи твёрдо уверенной в невиновности сына. Она стала обращаться в различные инстанции и выступать в СМИ. 29 апреля 2014 года женщина добилась возбуждения уголовного дела в отношении уже самой Антонины Громцевой по статье «Ложный донос с созданием искусственных доказательств обвинения» по старой редакции УК РК. В ходе следствия и выяснилось, что эксперт Алматинского центра судмедэкспертизы Марат Абуов выдал заведомо ложное заключение о наличии беременности у Антонины Громцевой и последовавшем выкидыше. А это – подсудное дело, вот государственный обвинитель и просил суд лишить его свободы сроком на 5 лет. Однако судья Алмалинского районного суда №2 Кайынжамал Бухбанова приговорила Абуова к трём годам ограничения свободы с отбыванием срока по месту жительства. Также он обязан возместить государству расходы на проведение экспертизы в размере 135 000 тенге. Сам Абуов свою вину так и не признал. Олжаса Косжана полностью оправдали.

    В декабре 2014 года в Западно-Казахстанской области за дачу ложных показаний осудили шесть человек. Все они в ходе предварительного следствия лжесвидетельствовали против своего бывшего шефа, директора одного из ТОО, обвиняя его в незаконном вывозе и захоронении на спецполигоне под Уральском опасных биологических веществ. Однако на деле выяснилось, что подозреваемый не нарушал экологического законодательства РК, и тогда в отношении горе-свидетелей было возбуждено уголовное дело. Теперь уже в качестве подозреваемых они стали уверять, что давали показания якобы под давлением оперативников. Однако суд не поверил их доводам и приговорил всех шестерых к одному году ограничения свободы.

    В октябре 2010 года в Карагандинской области за дачу заведомо ложных показаний прокурору был наказан ведущий специалист акимата Бесобинского сельского округа. Он поставил свою подпись в постановлении о наложении административного взыскания в отношении сотрудников районной службы госсанэпиднадзора, однако позже уверял, что его подпись была подделана. Когда правда всплыла наружу, прокуратура Каркаралинского района возбудила в отношении чиновника административное дело. За дачу заведомо ложных показаний виновного оштрафовали на 5 МРП.

    По признанию полицейских, сложность в расследовании ложного доноса заключается в том, что трудно доказать злой умысел автора кляузы, доказать, что он действовал сознательно, пытаясь опорочить репутацию другого человека.

    Ведь свидетели нередко добросовестно заблуждаются, предполагая, что то или иное лицо совершило преступление. Нередко бывает так, что информацию о якобы совершённом кем-то преступлении свидетель узнал (услышал) от третьих лиц, или прочитал в соцсетях. Потом начинается: «Ой, я не знал подробностей. Просто слышал от других соседей, будто бы наш новый сосед по лестничной площадке Вася организовал в своей квартире притон, вот и написал заявление вам, чтобы вы приняли меры». Или другой вариант: «Я вижу, что мой знакомый, являющийся госслужащим, живёт явно не по средствам. Вот и решил, что он, наверное, получает взятки на работе. Поэтому и написал вам, чтобы вы разобрались во всём». Тем не менее, следователи находят подтверждение того, что заявитель действовал с умыслом.

    В Уголовном кодексе есть также статья 422 «Подкуп или принуждение к даче ложных показаний». Наказание по ней гораздо строже, чем за ложный донос или дачу заведомо ложных показаний. Например, за подкуп свидетеля или потерпевшего виновному грозит или штраф в размере 4000 МРП, или ограничение свободы на срок до 4 лет. За принуждение свидетеля или потерпевшего к уклонению от дачи показаний путём шантажа, угроз убийством или причинением вреда здоровью, уничтожением их имущества виновному грозит до 5 лет лишения свободы. Если выяснится, что злодей всё-таки избил свидетеля или как-то надавил на того, то ему светит срок до 6 лет. А если окажется, что за угрозами стояли сообщники преступной группировки, и они применили насилие к свидетелю, то их могут посадить на 8 лет.

    Сведение счётов

    Доносительство — это атавизм советских времён. Тогда граждане СССР любили строчить в компетентные органы анонимные доносы друг на друга, обвиняя недругов в антисоветчине, коррупции и спекуляции. Расчёт основывался часто на том, что после ареста и вынесения приговора врагу можно было бы занять его место, должность или хоть комнату в коммуналке. И даже если выяснялось, что подозреваемый ни в чём не виновен, то автора кляузы не слишком-то сурово наказывали. Такие горе-писаки были на особом счету у чиновников-карьеристов и сотрудников спецслужб, как важный инструмент подковёрной борьбы с конкурентами.

    Сейчас цели у кляузников несколько иные. Они тоже зачастую меркантильны и связаны иной раз с попыткой устранения конкурента, но не настолько идеологизированы, как раньше.

    «Сегодня брошенные девушки часто любят писать доносы на своих бывших бойфрендов, обвиняя их в краже, присвоении ценностей или мошенничестве, – рассказывает подполковник Ахмадиев. – Правда всплывает в ходе проведения очных ставок между заявителем и подозреваемым. На всё про всё уходит около месяца. Далее дело уходит в суд».

    Суд у нас – гуманный, и в большинстве случаев он даёт минимальное наказание виновному в виде штрафа. Однако не стоит легкомысленно относиться к такому исходу, считая, что счета с Фемидой закрыты. Фамилия виновного всё равно попадёт в базу данных Комитета правовой статистики Генпрокуратуры РК. И когда он, к примеру, захочет трудоустроиться в госорганы, то его ожидает крайне неприятный момент. Выяснится, что он привлекался к уголовной ответственности со всеми отсюда вытекающими последствиями.

    Поэтому, прежде чем написать на кого-то донос, стоит 100 раз подумать о возможных последствиях. А ещё необходимо чётко осознавать очевидность общественной опасности заведомо ложных показаний. Ведь они затрудняют расследование, препятствуют достижению истины, затягивают сроки следствия и дознания, помогают виновным уйти от ответственности, а также могут привести к осуждению невиновных.

    США. Друг главного подозреваемого в совершении теракта на Бостонском марафоне Джохара Царнаева – Роберт Филлипос – был признан в октябре 2013 года виновным в даче ложных показаний. В ходе судебного процесса жюри присяжных пришло к заключению, что Филлипос сознательно лгал сотрудникам ФБР, расследовавшим обстоятельства совершения теракта, и тем самым вводил следствие в заблуждение. Роберт всячески выгораживал Джохара, пытаясь создать ему алиби на момент совершения преступления, но его попытки не удались. Осознавая, что теперь молодому человеку может грозить уголовная ответственность за дачу ложных показаний, его адвокат выдвинул свою линию защиты. Он стал утверждать, что Роберт не пытался обмануть представителей властей, а всего лишь страдал от временного нарушения памяти, вызванного употреблением марихуаны. Однако жюри не сочло этот аргумент убедительным, и теперь молодой человек может получить тюремный срок до 16 лет.

    Читайте Informburo.kz там, где удобно:

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Статья 419 ук рк
    Читайте так же:  Договор оказания услуг на ремонт автомобиля