Судебная практика по применению принудительных мер медицинского характера

Верховный суд упорядочил применение принудительных мер медицинского характера

Пленум Верховного суда РФ на своем заседании 31 марта рассмотрел проект постановления «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера». В частности, обсуждалось, на каких основаниях должны приниматься такие решения, может ли человек с психическим заболеванием участвовать в суде в качестве свидетеля, как в полной мере соблюсти права таких граждан, в том числе — право на обжалование решения суда о помещении в психиатрический стационар, и другие темы.

По словам докладчика по проекту, председателя 5-го судебного состава Судебной коллегии по уголовным делам ВС Александра Червоткина, в судебной практике накопилось много вопросов, связанных с применением принудительных мер медицинского характера (то есть, по сути, принудительного лечения для людей, страдающих психическими расстройствами). Судья Червоткин привел статистику Института социальной и судебной психиатрии им. Сербского: на сегодня до 24 тыс. человек находятся под действием таких мер по решению суда, хотя большинство получает помощь амбулаторно. В год судами выносится около 7,5 тыс. таких решений и рассматривается около 25 тыс. соответствующих материалов. При этом последнее разъяснение Верховного суда СССР, связанное с этой темой, было принято еще в 1984 году, оно глубоко устарело и впоследствии было признано утратившим силу.

Червоткин подчеркнул, что суды призваны стоять на защите прав лиц, больных психическими заболеваниями, — это один из важных показателей, по которым оценивают положение в демократическом государстве. Поэтому при применении принудительных мер медицинского характера суды должны учитывать положения международных актов и практику ЕСПЧ. Так, Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, принятые ООН в 1955 году, указывают на то, что душевнобольных не следует подвергать тюремному заключению. Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи (приняты резолюцией Генассамблеи ООН в 1991 году) также предусматривают, что совершившие преступление лица, страдающие психическими расстройствами, нуждаются в особой правовой защите. Эти соображения подробно изложены в проекте постановления ВС.

Большая часть представленного проекта посвящена вопросам судебной практики. Например, указывается, что подсудность дел о применении принудительных мер медицинского характера определяется по общим правилам, в зависимости от юридической оценки содеянного. При этом такие меры не могут применять суды с участием присяжных. Мировые суды могут рассматривать такие дела в рамках своей компетенции.

По каждому делу, когда возникают сомнения в психическом здоровье подсудимого, суды обязательно должны назначать судебно-психиатрические экспертизы. Однако судья должен не только оперировать экспертизами и справками из медицинских учреждений, но и лично оценить состояние подозреваемого, если это допустимо по медицинским показаниям. Для этого (хотя прежде всего — для наиболее полной защиты прав подозреваемых) они могут присутствовать на заседаниях суда по своему делу, оспаривать выносимые судом решения сами или через своих законных представителей.

В случае, если у подсудимого в ходе судебного разбирательства установлено временное психическое расстройство, так называемое реактивное состояние, в проекте Верховного суда предписано приостанавливать дело до улучшения его самочувствия, не рассматривая вопрос об освобождении такого лица от уголовной ответственности или наказания.

Вместе с тем, из проекта было удалено положение о том, что психически больных нельзя привлекать в качестве свидетелей: ВС склоняется к мнению, что заслушивать их показания в суде допустимо с учетом состояния их здоровья.

В ходе обсуждения проекта судья Саратовского облсуда Олег Ляпин, в частности, предложил написать в постановлении ВС о том, что если душевнобольной подсудимый начнет буянить в суде, его можно удалить и далее рассматривать дело в его отсутствие. Зампредседателя Нижегородского облсуда Василий Попов также предложил не допускать в суд агрессивно настроенных больных: в данном случае, полагает он, речь идет не столько о незыблемом праве подсудимого-душевнобольного лично защищать свои интересы, сколько о праве быть выслушанным, а также опротестовать не устраивающее его решение суда.

Ведущий научный сотрудник Института им. Сербского, к.ю.н. Сергей Шишков обратил внимание Пленума прежде всего на внесудебные аспекты проблемы. Например, по его словам, сейчас не разрешен вопрос: как, кому и на каких основаниях лечить психически больного человека, совершившего преступление, до тех пор, пока суд не примет решение о применении принудительных мер. «Обычные психиатрические больницы их не принимают, – объясняет Шишков. – У них нет условий для работы с таким контингентом. Специальные медучреждения ФСИН их тоже не берут — говорят, нужно решение суда. В результате больных людей, зачастую опасных для себя и окружающих, просто держат в СИЗО».

Кроме того, Шишков призвал как-то урегулировать вопросы доставки таких лиц, особенно тех, кто опасен. Это нетривиальная задача, если учесть, что преступление иной раз совершается в одном регионе, спецбольница находится в другом, а дело рассматривается в третьем. Заметим, что в обсуждаемом постановлении ВС указывает, что рассматривать дела о применении принудительных мер следует либо по месту преступления, либо по месту нахождения подсудимого, если он лежит в стационаре. Наконец, Сергей Шишков указал на то, что можно снимать принудительные меры, такие как изоляция в спецбольнице, не только в отношении тех больных, кто пошел на поправку, но и тех, чье состояние ухудшилось настолько, что они перестали представлять опасность для общества.

После обсуждения проект постановления ВС был передан в работу избранной редколлегии, в которую вошли представители ВС, Минюста и Генпрокуратуры. Коллегия соберет отзывы на проект, внесет дополнения, и документ будет вновь представлен Пленуму ВС для окончательного утверждения.

Судебная практика по применению принудительных мер медицинского характера

В соответствии с планом работы Михайловского районного суда Волгоградской области проведено обобщение судебной практики о прекращении, изменении, продлении принудительных мер медицинского характера (статья 445 УПК РФ) за 2014 год.

Результаты обобщения показали, что в связи с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 07.04.2011 N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» у судей Михайловского районного суда не возникало трудностей при рассмотрении вопроса о применении принудительных мер медицинского характера.

Как следует из положений Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 07.04.2011 N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» при осуществлении производства о применении принудительных мер медицинского характера следует строго соблюдать Конституцию Российской Федерации, нормы уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства. При решении отдельных вопросов, связанных с применением принудительных мер медицинского характера, необходимо руководствоваться положениями Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 г. N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», Федерального закона от 7 мая 2009 г. N 92-ФЗ «Об обеспечении охраны психиатрических больниц (стационаров) специализированного типа с интенсивным наблюдением», а также иных нормативных правовых актов, в том числе Постановления Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2004 г. N 54 «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью», Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации и Министерства юстиции Российской Федерации от 17 октября 2005 г. N 640/190 «О порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу».

При производстве о применении принудительных мер медицинского характера судам следует учитывать положения международных актов, практику Европейского Суда по правам человека. В частности, Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (приняты на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г.) предусматривают положение о том, что лиц, сочтенных душевнобольными, не следует подвергать тюремному заключению, поэтому необходимо принимать меры для их скорейшего перевода в заведения для душевнобольных (правило 82 (1)). Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи (утверждены Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1991 г. 46/119) предусматривают, что в отношении лиц, совершивших запрещенные уголовным законом деяния, если предполагается или установлено, что они страдают психическим заболеванием, общие принципы защиты подлежат применению в полном объеме с такими минимальными, необходимыми в данных обстоятельствах изменениями и исключениями, которые не будут наносить ущерб их правам (принцип 20).

При решении вопросов, связанных с изменением, продлением или прекращением применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, переданных Российской Федерации в соответствии с Конвенцией о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения (28 марта 1997 г.), судам следует принимать во внимание положения указанной Конвенции.

При назначении принудительной меры медицинского характера суд не устанавливает срок ее применения. Это означает, что вопрос о прекращении, изменении или продлении назначенной меры рассматривается не только каждые 6 месяцев, но и при выздоровлении лица, признанного невменяемым, или таком изменении состояния его здоровья, при котором отпадает необходимость в дальнейшем применении ранее принятой принудительной меры медицинского характера.

Лица, в отношении которых осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера, вправе лично инициировать рассмотрение вопроса об изменении и прекращении применения указанных мер.

Вопросы продления или прекращения принудительного лечения решаются по правилам ст. 396 УПК. В том же порядке решается вопрос о назначении принудительных мер медицинского характера осужденным, содержащимся в местах лишения свободы, если во время отбывания этими лицами наказания будет выявлено, что они страдают психическим расстройством, не исключающим вменяемости, которое связано с опасностью для себя или других лиц (ст. 18 УИК РФ).

Во всех указанных случаях суды (мировые судьи) должны требовать от органов, вошедших с представлением о прекращении, продлении или назначении принудительного лечения, медицинские заключения и иные документы, необходимые для проверки обоснованности поставленного вопроса по существу. При этом судам (мировым судьям) следует иметь в виду, что для решения вопроса о прекращении принудительного лечения недостаточно одного факта прохождения осужденным курса лечения, а требуется совокупность данных, свидетельствующих о том, что отпала необходимость в таком лечении.

Рассматривая вопрос о продлении, изменении или прекращении применения принудительной меры медицинского характера, суд должен тщательно проверить обоснованность ходатайства, поданного в соответствии с ч. 1 к.с. Для этого суду надлежит выяснить результаты проведенного лечения и решить вопрос о необходимости дальнейшего медицинского наблюдения и лечения. В этих целях в судебное заседание может быть вызван представитель медицинского учреждения (медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях), где наблюдается лицо, в отношении которого решается вопрос о продлении, изменении или прекращении применения принудительной меры медицинского характера. Участие в судебном заседании защитника, законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, и прокурора обязательно.

В соответствии с ч. 2 ст. 399 УПК лицу, в отношении которого решается вопрос о продлении, изменении или прекращении применения к нему принудительной меры медицинского характера, должно быть обеспечено его непосредственное участие в судебном заседании либо предоставлена возможность изложить свою позицию путем использования систем видеоконференцсвязи, если в соответствии с медицинским заключением его психическое состояние позволяет ему участвовать в судебном заседании. Вопрос о форме участия такого лица в судебном заседании решается судом.

В случае когда психическое состояние лица, в отношении которого решается вопрос о продлении, изменении или прекращении применения принудительной меры медицинского характера, не позволяет ему лично участвовать в проводимом в помещении суда судебном заседании, Верховный Суд РФ рекомендует судам рассматривать соответствующие материалы в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях.

Если медицинское заключение вызывает сомнение, суд по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе может назначить судебную экспертизу, истребовать дополнительные документы, а также допросить лицо, в отношении которого решается вопрос о прекращении, изменении или продлении применения принудительной меры медицинского характера, если это возможно по его психическому состоянию.

Если в психическом состоянии лица, в отношении которого назначена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях, произошли изменения, связанные с необходимостью помещения такого лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для принудительного лечения, суд вправе изменить вид принудительной меры медицинского характера в соответствии с ч. 1 ст. 99 УК, когда имеются данные о том, что характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях. В постановлении надлежит указать обстоятельства, свидетельствующие о том, что психическое состояние лица после того, как к нему была применена принудительная мера медицинского характера, изменилось и он стал представлять повышенную опасность для себя или других лиц. Решение принимается в порядке, установленном к.с.

Читайте так же:  Договор займа физ лица юр лицу

Как следует из п. 29 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.04.2011 N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» если в психическом состоянии лица, в отношении которого назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра, произошли изменения, связанные с необходимостью помещения такого лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для принудительного лечения, суд вправе изменить вид принудительной меры медицинского характера в соответствии с частью 1 статьи 99 УК РФ, когда имеются данные о том, что характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях. В постановлении надлежит указать обстоятельства, свидетельствующие о том, что психическое состояние лица после того, как к нему была применена принудительная мера медицинского характера, изменилось и он стал представлять повышенную опасность для себя или других лиц. Решение принимается в порядке, установленном статьей 445 УПК РФ.

Исходя из положений ч. 4 ст. 102 УК, в случае прекращения применения принудительного лечения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, суд может передать необходимые материалы в отношении лица, находившегося на принудительном лечении, в федеральный орган исполнительной власти в сфере здравоохранения или орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации в сфере здравоохранения для решения вопроса о лечении этого лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь, или направлении этого лица в стационарное учреждение социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, в порядке, установленном законодательством в сфере охраны здоровья.

Вступившее в законную силу решение суда о назначении, изменении, продлении или прекращении применения принудительной меры медицинского характера может быть пересмотрено в установленном законом порядке.

За указанный период ходатайства администрации медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, а также ходатайства лиц, к которым применена принудительная мера медицинского характера, их защитников или законных представителей о прекращении, изменении или продлении принудительной меры медицинского характера в Михайловский районный суд Волгоградской области не поступали.

На совещаниях судей Михайловского районного суда рассматривалась практика других судов о прекращении, изменении, продлении принудительных мер медицинского характера (статья 445 УПК РФ).

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила решение Мосгорсуда указав, что суд, оставляя представление главного врача психиатрической больницы об отмене принудительной меры медицинского характера без удовлетворения, не в полной мере выполнил требования ст. 102 УК РФ.
Так, оставляя ходатайство главного врача психиатрической больницы N 5 об отмене ПММХ в отношении К. без удовлетворения, суд вопреки закону не решил вопрос о продлении ему принудительного лечения.
Вывод суда о состоянии здоровья К., непродолжительном времени ремиссии сделаны без учета и оценки сведений, содержащихся в акте N 387 психиатрического освидетельствования его 18 августа 1999 года о том, что он признаков реактивного состояния не обнаруживает и в дальнейшем применении к нему мер медицинского характера не нуждается. Данные, содержащиеся в актах психиатрического освидетельствования К. от 28 июня и 20 ноября 2001 года, также ставят под сомнение вывод суда о непродолжительном времени ремиссии.
Как видно из материалов дела, К. находился на излечении еще до применения принудительного лечения за совершение общественно опасного деяния в невменяемом состоянии 15 марта 2000 года, за период нахождения в психиатрическом стационаре дважды медицинская комиссия приходила к выводу о необходимости прекращения принудительного лечения.
При рассмотрении ходатайства судом не приняты во внимание также требования закона о том, что при отмене принудительного лечения в отношении лица, находившегося на принудительном лечении, суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопросов о лечении или направлении этого лица в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в установленном порядке. Органы здравоохранения могут назначить ему попечителя. Родственники без оформления попечительства помощь больному оказывают только на добровольной основе.
В связи с изложенным, определение суда в отношении К. подлежит отмене с передачей дела для рассмотрения ходатайства главного врача психиатрической больницы N 5.
Согласно ч. 1 ст. 446 УПК РФ, если лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство и к которому была применена ПММХ, признано выздоровевшим, то суд по месту применения ПММХ (ч. 3 ст. 396 УПК РФ), на основании медицинского заключения в порядке разрешения вопросов при исполнении приговоров в соответствии с п. 12 ст. 397 УПК РФ, выносит постановление о прекращении применения к данному лицу ПММХ и решает вопрос о направлении руководителю следственного органа или начальнику органа дознания уголовного дела для производства предварительного расследования в общем порядке.
Санкт-Петербургским городским судом 30 марта 2009 г. уголовное дело в отношении Р. возвращено прокурору г. Санкт-Петербурга для дальнейшей передачи руководителю следственного органа и проведения предварительного следствия в соответствии с законом.
Мера пресечения Р. избрана в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 28 мая 2009 г. постановление суда изменила, указав следующее.
Согласно ч. 1 ст. 446 УПК РФ, если лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство и к нему была применена ПММХ, признано выздоровевшим, то суд на основании медицинского заключения в соответствии с п. 12 ст. 397 и ч. 3 ст. 396 УПК РФ выносит постановление о прекращении применения к данному лицу ПММХ и решает вопрос о направлении уголовного дела руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для производства предварительного расследования в общем порядке.
В связи с тем что у обвиняемого Р. после совершения преступления в процессе предварительного следствия было установлено временное психическое расстройство, препятствующее определению его психического состояния в момент совершения общественно опасного деяния, Санкт-Петербургским городским судом 11 августа 2008 г. Р. назначено принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением до его выздоровления и постановлено после помещения Р. в психиатрический стационар меру пресечения ему в виде заключения под стражу отменить.
Как указано в заключении комиссии врачей-психиатров, Р. перенес временное психическое расстройство в форме реактивного психоза, из которого в настоящее время вышел, поэтому в ПММХ в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением не нуждается, принудительное лечение ему следует отменить и направить его в распоряжение судебно-следственных органов для проведения повторной судебно-психиатрической экспертизы.
Суд обоснованно в соответствии с требованиями ст. ст. 445 и 446 УПК РФ прекратил в отношении Р. применение ПММХ и, поскольку предварительное следствие по уголовному делу не закончено, в частности не установлено психическое состояние Р. и не определен его статус обвиняемого или лица, совершившего общественно опасное деяние в состоянии вменяемости, принял решение о необходимости передачи уголовного дела руководителю следственного органа для проведения предварительного следствия.
Доводы кассационного представления о том, что суду необходимо было назначить проведение психолого-психиатрической экспертизы, являются необоснованными, поскольку в данном случае установление психического состояния обвиняемого в момент совершения преступления в соответствии с требованиями закона отнесено к компетенции и обязанности следственных органов.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ не может согласиться и с доводами кассационного представления о необоснованном избрании судом в отношении Р. меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.
Р. находился под стражей и на излечении в психиатрическом стационаре, это время в соответствии с ч. 10 ст. 109 УПК РФ засчитывается в срок содержания под стражей — более 23 месяцев. Согласно же требованиям ч. ч. 3 и 4 ст. 109 УПК РФ содержание обвиняемого под стражей в период предварительного следствия более 18 месяцев не допускается.
Таким образом, постановление суда в этой части соответствует требованиям закона.
Вместе с тем, направляя дело для проведения предварительного расследования, суд ошибочно, в нарушение требований ст. 446 УПК РФ, указал о направлении уголовного дела не руководителю следственного органа, а прокурору. В связи с этим в резолютивную часть постановления необходимо внести соответствующие изменения.
В связи с изложенным Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ Постановление Санкт-Петербургского городского суда в отношении Р. изменила, исключив из резолютивной части Постановления указание о возвращении уголовного дела прокурору г. Санкт-Петербурга; направила уголовное дело для производства предварительного расследования руководителю следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по г. Санкт-Петербургу.

В соответствии с ч. 2 ст. 446 УПК РФ время, проведенное в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок отбывания наказания в соответствии со ст. 103 УК РФ, согласно которой в случае излечения лица, у которого психическое расстройство наступило после совершения преступления, при назначении наказания или возобновлении его исполнения время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы.
Так, «время пребывания Б. в психиатрическом стационаре с 26 декабря 2005 года по 6 июня 2006 года в соответствии со ст. 103 УК РФ подлежит зачету в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы».

В случае равенства или превышения срока наказания сроком принудительного нахождения в психическом стационаре, суд в случае излечения и отмены ПММХ освобождает лицо также и от наказания — по его отбытию.
Сказанное распространяется только на случаи нахождения в психиатрическом стационаре любого типа, поскольку в связи с особенностями прохождения лечения в стационаре у лица в значительной степени ограничиваются его права. При ПММХ в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра ограничения в правах незначительны и, следовательно, отсутствуют основания для такого зачета. В случае прохождения лицом ПММХ, соединенных с исполнением наказания, также нет оснований для зачета, поскольку исполнение наказания вообще не прерывалось.
Возникновение психического расстройства у лица после совершения преступления в период назначения или отбывания наказания означает, что наказание или не назначается, или не исполняется по причине помещения его в психиатрический стационар и применения ПММХ. В случае восстановления здоровья до уровня, делающим возможным прекратить применение ПММХ и возобновить уголовное судопроизводство, суду необходимо решить вопросы: 1) о прекращении ПММХ и 2) возобновлении производства по делу или продолжении исполнения наказания. Второе возможно, если не истекли сроки давности, предусмотренные ст. ст. 78 и 83 УК РФ.

Таким образом, при отсутствии на рассмотрении материалов о прекращении, изменении, продлении принудительных мер медицинского характера (статья 445 УПК РФ), судьи Михайловского районного суда Волгоградской области изучают практику вышестоящих судов о прекращении, изменении, продлении принудительных мер медицинского характера (статья 445 УПК РФ).

Судья
Михайловского районного суда
Волгоградской области О.В. Крапчетова

Судебная практика по применению принудительных мер медицинского характера

Следует отметить, что при осуществлении производства о применении принудительных мер медицинского характера необходимо руководствоваться требованиями главы 51 Уголовно-процессуального кодекса РФ «Производство о применении принудительных мер медицинского характера» и главы 15 Уголовного кодекса РФ «Принудительные меры медицинского характера», а также разъяснениями по рассмотрению данной категории дел, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 № 6 (ред. от 03.03.2015 № 9) «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера».

Наряду с соблюдением уголовного и уголовно-процессуального законодательства РФ надлежит учитывать также положения Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», Закона РФ от 2 июля 1992 г. №3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», Федерального закона от 7 мая 2009 г. № 92-ФЗ «Об обеспечении охраны психиатрических больниц (стационаров) специализированного типа с интенсивным наблюдением», Федерального закона от 23 июля 2013 N 191-ФЗ «О передаче и принятии Российской Федерацией лиц, страдающих психическими расстройствами, в отношении которых имеется решение суда о применении принудительных мер медицинского характера», а также положения иных нормативных правовых актов, в том числе Постановления Правительства РФ от 6 февраля 2004 г. № 54 «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью», Приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Министерства юстиции РФ от 17 октября 2005 г. № 640/190 «О порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу».

Читайте так же:  Договор считается заключенным с момента получения акцепта

Кроме того, следует учитывать нормы международного права и практику Европейского Суда по правам человека. В частности, Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (приняты на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г.) (правило 82(1), Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи (утверждены Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1991 г. 46/119) (принцип 20), которые предусматривают положение о том, что лиц, сочтенных душевнобольными, не следует подвергать тюремному заключению, в связи с чем необходимо принимать меры для их скорейшего перевода в заведения для душевнобольных.

При решении вопросов, связанных с изменением, продлением или прекращением применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, переданных Российской Федерации в соответствии с Конвенцией о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения (28 марта 1997 г.), судам следует принимать во внимание положения указанной Конвенции.

Проведенным изучением практики применения судами Пензенской области принудительных мер медицинского характера установлено, что суды области в подавляющем большинстве случаев верно применяют законодательство при решении вопросов, связанных с помещением лиц в психиатрический стационар, с изменением, продлением или прекращением применения принудительных мер медицинского характера.

Принудительные меры медицинского характера являются мерами уголовно-правового характера и применяются только к лицам, совершившим предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости или у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, а также к лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, и лишь при условии, когда психическое расстройство связано с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц, как это указано в ч.ч. 1 и 2 ст. 97 УК РФ.

При этом цели применения принудительных мер медицинского характера отличаются от целей применения наказания и в силу ст. 98 УК РФ заключаются в излечении или улучшении психического состояния указанных лиц, а также предупреждении совершения ими новых предусмотренных уголовным законом общественно опасных деяний.

Подсудность дел о применении принудительных мер медицинского характера определяется по общим правилам подсудности уголовных дел, установленным в статье 31 УПК РФ. Из чего следует, что рассмотрение дел о применении принудительных мер медицинского характера возможно, как районными судами, так и мировыми судьями.

В силу статьи 352 УПК РФ такие дела не подлежат рассмотрению судом с участием присяжных заседателей.

Принудительные меры медицинского характера осуществляются в психиатрических учреждениях органов здравоохранения.

Принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра, принудительного лечения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, (общего типа, специализированного типа или специализированного типа с интенсивным наблюдением) могут быть применены судом к лицу:

— как это указано в ч.1 ст. 21 УК РФ, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, то есть когда это лицо во время совершения деяния не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики;

— к лицу, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, делающее невозможным назначение или исполнение наказания. Такое лицо, в соответствии с положениями ч.1 ст. 81 УК РФ освобождается судом от наказания либо от дальнейшего его отбывания, а в случае выздоровления оно может подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные ст. ст. 78 и 83 УК РФ;

— лицу, совершившему преступление и страдающему психическим расстройством, не исключающим вменяемости, но нуждающемуся в лечении психического расстройства. Такому лицу наряду с наказанием суд, на основании ч.2 ст. 99 УК РФ может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра. Решение об этом должно содержаться в резолютивной части приговора.

Вид принудительной меры медицинского характера избирается судом с учетом положений ч.2 ст. 99, ст. ст. 100 и 101 УК РФ. При определении вида принудительной меры медицинского характера в отношении лиц, указанных в п.п. «а», «б» ч.1 ст. 97 УК РФ, судам следует учитывать характер и степень психического расстройства, опасность лица для себя и других лиц или возможность причинения им иного существенного вреда. Суду надлежит мотивировать принятое решение на основе оценки заключения эксперта (экспертов) о психическом состоянии лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, и других собранных по делу доказательств.

Как показало обобщение, всего судами области в 2016 г. принудительные меры медицинского характера были применены в отношении 58 лиц, за первое полугодие 2017 г. – в отношении 28 лиц. В 2016 г. с отказом в применении принудительных мер медицинского характера уголовные дела не прекращались, в первом полугодии 2017 г. прекращено 2 таких дела.

В 2016 г. 47 уголовных дел или 81 % были рассмотрены с непосредственным участием лиц, в отношении которых велось производство о применении принудительных мер медицинского характера, в первом полугодии 2017 г. с непосредственным участием лиц было рассмотрено 25 дел или 89 % от общего числа.

В 2016 г. было рассмотрено 308 материалов о продлении, изменении и прекращении применения принудительной меры медицинского характера. В первом полугодии 2017 г. было рассмотрено 175 материалов.

В 2016 г. доля материалов, рассмотренных судами области в выездных судебных заседаниях в психиатрическом стационаре, составила 70 %, в первом полугодии 2017 г. в психиатрическом стационаре было рассмотрено 60,2 % материалов.

Подавляющее число материалов, связанных с продлением, изменением и прекращением применения принудительных мер медицинского характера, были рассмотрены Первомайским районным судом г. Пензы.

В 2016 г. Первомайским судом было рассмотрено 232 материала или 74,8 % от общего числа, в первом полугодии 2017 г. – 110 или 62,5 %.

В первом полугодии 2017 года апелляционной инстанцией отменено 1 постановление районного суда об изменении принудительной меры медицинского характера ввиду нарушения судом положений ч.2 ст. 434 УПК РФ (касающиеся обстоятельств, которые подлежат доказыванию при производстве предварительного следствия, которое обязательно по уголовным делам в отношении лиц, совершивших запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости или лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение).

Производство в суде о применении принудительных мер медицинского характера

После поступления дела о применении принудительных мер медицинского характера в суд, судья может принять решение о направлении дела по подсудности, о назначении предварительного слушания и о назначении судебного заседания.

При вынесении постановления о назначении судебного заседания, судом разрешаются вопросы:

— о месте, дате и времени судебного заседания,

— о рассмотрении уголовного дела судьей единолично или судом коллегиально,

— о назначении защитника, если такового у лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, на данный момент нет,

— о вызове в судебное заседание лиц по спискам, представленным сторонами,

— о рассмотрении уголовного дела в закрытом судебном заседании в случаях, предусмотренных ст. 241 УПК РФ (в том числе, если разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению охраняемой федеральным законом врачебной тайны),

— о мере пресечения, за исключением случаев избрания меры пресечения в виде домашнего ареста или заключения под стражу.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера», лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, должно быть извещено о месте, дате и времени судебного заседания для того, чтобы осуществить свое право на заявление ходатайств (о личном ознакомлении с материалами уголовного дела, о личном участии в судебном заседании и др.) или реализовать иные права, гарантированные уголовно-процессуальным законом.

Судам следует учитывать, что лицу, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, участвующему в судебном заседании, должны быть разъяснены его процессуальные права, предусмотренные статьями 46 и 47 УПК РФ, и обеспечена возможность осуществления этих прав, если его психическое состояние позволяет ему осуществлять такие права.

Пояснения лица, в отношении которого осуществляется производство о применении принудительной меры медицинского характера, не являются доказательствами и могут учитываться судом только при оценке его психического состояния, а также опасности лица для самого себя или других лиц либо возможности причинения им иного существенного вреда, и при определении вида принудительной меры медицинского характера.

Обобщением установлено: что подавляющее большинство уголовных дел о применении принудительных мер медицинского характера судами области, рассматривались в открытых судебных заседаниях и во всех случаях лицу, участвующему в судебном заседании, и в отношении которого велось производство о применении принудительных мер медицинского характера, разъяснялись его процессуальные права.

Необеспечение судом лицу, в отношении которого ведется или велось производство о применении принудительной меры медицинского характера, права лично участвовать в судебном заседании, если его психическое состояние позволяло ему участвовать в судебном заседании и осуществлять свои процессуальные права, является нарушением требований ч.1 ст. 437 и ч.1 ст.441 УПК РФ, влекущим отмену состоявшегося судебного решения.

Также в ходе обобщения было установлено, что в случаях, когда лицо не участвовало лично в судебном заседании в силу нахождения в лечебном учреждении или в силу своего психического состояния, то их интересы представляли законные представители.

Проведенным изучением установлено, что законными представителями лиц, в отношении которых велось производство о применении принудительных мер медицинского характера, выступали их близкие родственники. При отсутствии близких родственников либо их отказе от участия в деле, законными представителями признавались органы опеки и попечительства.

Здесь хотелось бы обратить ваше внимание на то, что п.27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ о практике применения принудительных мер медицинского характера указывает на обязательное участие законного представителя по делам данной категории, в то время как ч.4 ст. 445 УПК РФ не содержит положения об обязательном участии законного представителя, и поскольку мы принимаем решения, руководствуясь требованиями закона, а постановление Пленума носит разъяснительный и рекомендательный характер, то судебная коллегия определилась таким образом. Законный представитель должен быть извещен надлежащим образом во всех случаях, когда решается вопрос о применении принудительной меры медицинского характера о дате, месте и времени судебного заседания, однако в случае его неявки при надлежащем извещении, дела и материалы рассматриваются в отсутствие законного представителя и приглашать представителя органа опеки и попечительства не нужно.

В случаях участия законного представителя суд обязан обеспечить законному представителю возможность знакомиться с материалами дела, участвовать в исследовании доказательств, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, обжаловать решения суда, получать копии обжалуемых решений, знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения, участвовать в заседаниях судов апелляционной, кассационной и надзорных инстанций. При необходимости суд может допросить законного представителя и в качестве свидетеля.

При производстве о применении принудительных мер медицинского характера участие защитника в суде является обязательным. Если ранее защитник не участвовал в уголовном деле, то с момента вынесения постановления о назначении в отношении лица судебно-психиатрической экспертизы (п.3 ч.1 ст. 51 УПК РФ) его участие обязательно. Отказ от защитника по этим делам не может быть принят судом.

Как было установлено в ходе обобщения, при рассмотрении дел о применении принудительных мер медицинского характера защитник всегда участвовал.

В ходе судебного заседания следует установить обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии с ч.2 ст. 434 УПК РФ, а именно: в ходе судебного заседания суду надлежит в установленном законом порядке проверять, доказано ли, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено именно этим лицом, устанавливать обстоятельства, свидетельствующие об опасности лица для себя или других лиц либо о возможности причинения им иного существенного вреда в связи с наличием у него психического расстройства, а также иные обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии с ч.2 ст. 434 УПК РФ.

Читайте так же:  Министр обороны приказ о призыве осень 2019

Об опасности лица для себя или других лиц либо о возможности причинения этим лицом иного существенного вреда могут свидетельствовать характер психического расстройства, подтвержденного выводами судебно-психиатрической экспертизы, его склонность в связи с этим к совершению насильственных действий в отношении других лиц или к причинению вреда самому себе, к совершению иных общественно опасных действий (изъятию чужого имущества, поджогов, уничтожению или повреждению имущества иными способами и др.), а также физическое состояние такого лица, с учетом которого оценивается возможность реализации им своих общественно опасных намерений.

В случае, если суд придет к выводу, что указанные в части 1 статьи 97 УК РФ лица по своему психическому состоянию не представляют опасности, то он может передать необходимые материалы федеральным органам исполнительной власти в сфере здравоохранения или органам исполнительной власти субъекта Российской Федерации в сфере здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении (часть 4 статьи 97 УК РФ).

Однако данные требования закона не всегда выполнялись судами, чему свидетельствует отмена апелляционной инстанцией Пензенского областного суда постановления Башмаковского районного суда Пензенской области от 9 декабря 2016 года в отношении К.Р.М.

По итогам рассмотрения дела о применении принудительных мер медицинского характера суд выносит одно из следующих решений:

— об освобождении лица от уголовной ответственности или от наказания о применении к нему принудительных мер медицинского характера;

— о прекращении уголовного дела;

— о возвращении уголовного дела прокурору.

В соответствии с ч.1 ст. 443 УПК РФ в случае признания доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено лицом в состоянии невменяемости или, что у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания, суд в соответствии со статьями 21 и 81 УК РФ выносит постановление о его освобождении от уголовной ответственности или от наказания, и о применении к нему принудительных мер медицинского характера. При этом в описательной части постановления должны быть изложены установленные судом обстоятельства содеянного, на основании исследованных доказательств, дана юридическая оценка действиям такого лица и приведены мотивы принятого решения. В резолютивной части постановления должны содержаться указания о его освобождении от уголовной ответственности или наказания и о применении конкретной принудительной меры медицинского характера, решение вопроса об отмене меры пресечения, если она не была отменена ранее. Подлежит также разрешению вопрос о вещественных доказательствах.

В соответствии с ч.1 ст. 99 УК РФ в постановлении суд должен указывать вид принудительной меры медицинского характера.

Судам также следует учитывать, что в постановлении не должны указываться сроки лечения лица, которому назначена принудительная мера медицинского характера. Однако судами области не всегда учитывается данное требование. Пример тому постановление Башмаковского районного суда Пензенской области от 4 мая 2017 года в отношении К.Р.М., которому суд определил срок лечения 6 месяцев.

В соответствии с ч. 2 ст. 443 УПК РФ, суд выносит постановление о прекращении уголовного дела, если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию (при этом суд отказывает в применении принудительной меры медицинского характера).

Судам следует учитывать, что ранее законом была предусмотрена возможность прекращения уголовного дела и отказа в применении принудительных мер медицинского характера в случае совершения деяния небольшой тяжести. Лицо освобождалось как от уголовной ответственности, так и от применения к нему принудительных мер медицинского характера.

Однако Постановлением Конституционного Суда РФ от 21.05.2013 № 10-П данное положение закона было признано не соответствующим Конституции РФ. Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что к лицу, совершившему в состоянии невменяемости запрещенное уголовным законом деяние, отнесенное к преступлениям небольшой тяжести, и при этом по своему психическому состоянию, представляющему опасность для себя или окружающих, по решению суда возможно применение принудительных мер медицинского характера.

В соответствии с ч. 3 ст. 443 УПК РФ, суд также прекращает уголовное дело при наличии оснований, предусмотренных статьями 24 — 28 УПК РФ, независимо от наличия и характера заболевания лица.

В соответствии с ч.5 ст. 443 УПК РФ, суд возвращает уголовное дело прокурору, если признает, что психическое расстройство лица, в отношении которого рассматривается уголовное дело, не установлено или что заболевание лица, совершившего преступление, не является препятствием для применения к нему уголовного наказания.

Если есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительных мер медицинского характера, уголовное дело на основании п.3 ч.1 ст. 237 УПК РФ подлежит возвращению прокурору.

Кроме того, уголовное дело о применении принудительных мер медицинского характера может быть возвращено прокурору, если лицам, указанным в ч. 6 ст. 439 УПК РФ не была вручена копия постановления о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера.

Обобщением установлено, что случаев возвращения уголовных дел прокурору за изучаемый период не имелось.

В результате судебного разбирательства суд может назначить следующие виды принудительных мер медицинского характера:

— принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях;

— принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, общего типа;

— принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, специализированного типа;

— принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Следует учитывать, что требования главы 51 УПК РФ (производство о применении принудительных мер медицинского характера) не распространяются на лиц, указанных в ч. 2 ст. 99 УК РФ, нуждающихся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости. В этом случае принудительные меры медицинского характера применяются при постановлении приговора, в том числе к лицам, совершившим в возрасте старше 18 лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего 14-летнего возраста, и страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости.

При рассмотрении дел о применении принудительных мер медицинского характера необходимо учитывать, что заявленный потерпевшим гражданский иск не подлежит рассмотрению в рамках уголовного дела. Подобный иск предъявляется и рассматривается в порядке гражданского судопроизводства.

Согласно статьи 132 УПК РФ с лиц, в отношении которых применены принудительные меры медицинского характера, процессуальные издержки, в том числе суммы, выплаченные адвокату за оказание юридической помощи, не взыскиваются, а возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Исследование показало, что судьями области при рассмотрении уголовных дел данные положения соблюдаются.

Рассмотрение судом вопросов, связанных с изменением, продлением или прекращением применения принудительных мер медицинского характера

В силу ч. 2 ст. 102 УК РФ лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры.

При этом согласно ч. 1 ст. 445 УПК РФ суд по подтвержденному медицинским заключением ходатайству администрации медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, (учреждения), а также по ходатайству лица, к которому применена принудительная мера медицинского характера, его защитника или законного представителя прекращает, изменяет или продлевает на следующие шесть месяцев применение к данному лицу принудительной меры медицинского характера, что указывается в постановлении суда.

Согласно ч. 2 ст. 445 УПК РФ вопросы продления, изменения и прекращения применения судом принудительной меры медицинского характера рассматриваются судом, вынесшим постановление о ее применении, или судом по месту применения этой меры.

Проведенным обобщением установлено, что подавляющее большинство материалов о продлении, изменении и прекращении мер медицинского характера рассматривались Первомайским районным судом г. Пензы, по месту применения принудительных мер. ГБУЗ «ОПБ им. К.Р. Евграфова» расположена на территории Первомайского района.

Принимая решение о месте рассмотрения указанных материалов, суды руководствовались видом принудительной меры медицинского характера.

В частности, в помещении суда были рассмотрены материалы в отношении лиц, находящихся на принудительном наблюдении и лечении у врача психиатра по месту жительства, которые лично могли прибыть к месту рассмотрения материала.

В психиатрическом стационаре рассмотрены материалы, в связи с невозможностью доставления лица в помещение суда для проведения судебного заседания с его участием.

В соответствии с ч. 4 ст. 445 УПК РФ участие в судебном заседании защитника и прокурора обязательно. Лицу, в отношении которого решается вопрос о прекращении, об изменении или о продлении применения к нему принудительной меры медицинского характера, должно быть предоставлено право лично участвовать в судебном заседании, если его психическое состояние позволяет ему участвовать в судебном заседании. Неявка других лиц не препятствует рассмотрению уголовного дела.

В случаях рассмотрения материалов без участия представителя медицинского учреждения, в суд поступали заявления, в которых они просили рассмотреть материал в их отсутствие.

Рассматривая вопрос о продлении, изменении и прекращении применения принудительной меры медицинского характера, суд должен тщательно проверить обоснованность ходатайства, поданного администрацией психиатрического стационара или лицом, к которому применена принудительная мера медицинского характера.

Согласно ч. 6 ст. 445 УПК РФ, суд прекращает или изменяет применение принудительной меры медицинского характера в случае такого психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера. Суд продлевает принудительное лечение при наличии основания для продления применения принудительной меры медицинского характера.

Прекращение применения принудительной меры медицинского характера возможно лишь в случае такого психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении назначенной лицу принудительной меры медицинского характера.

Изменить принудительную меру медицинского характера суд должен в том случае, когда лицо находится в таком психическом состоянии, при котором возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера.

Когда же психическое состояние лица не изменилось либо оно изменилось, но фактические основания прекращения либо изменения принудительной меры медицинского характера отсутствуют, суд принимает решение о продлении применения принудительной меры медицинского характера.

Как следует из положений п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ, если в психическом состоянии лица, в отношении которого назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра, произошли изменения, связанные с необходимостью помещения такого лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для принудительного лечения, суд вправе изменить вид принудительной меры медицинского характера в соответствии с ч. 1 ст.99 УК РФ, когда имеются данные о том, что характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях.

В этом случае в постановлении надлежит указать обстоятельства, свидетельствующие о том, что психическое состояние лица после того, как к нему была применена принудительная мера медицинского характера, изменилось и он стал представлять повышенную опасность для себя или других лиц. Такое решение принимается в порядке, установленном ст. 445 УПК РФ.

Вступившее в законную силу решение суда о назначении, изменении, продлении или прекращении применения принудительной меры медицинского характера может быть обжаловано в апелляционном и кассационном порядке или в порядке надзора.

Апелляционная жалоба на постановление о прекращении, изменении и продлении применения принудительной меры медицинского характера может быть принесена потерпевшим, его законным представителем и представителем, а также лицом, в отношении которого велось или ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, его защитником, законным представителем или близким родственником и прокурором, а также иным лицом в той части, в которой обжалуемое судебное решение затрагивает его права и законные интересы.

О.С. Подшибякина, судья судебной коллегии по уголовным делам Пензенского областного суда

Судебная практика по применению принудительных мер медицинского характера