Чем полиция отличается от следственного комитета

информационное агентство

«Задача следователя — найти стопроцентные доказательства вины»

В этом году исполнилось три года с момента образования Следственного комитета России (СК России). О том, как расширялись его полномочия и какие актуальные задачи поставлены перед следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации по Мурманской области, руководитель регионального ведомства, генерал-майор юстиции Николай Коннов рассказал в интервью FlashNord.

Николай Алексеевич, в чем отличие между сотрудниками следственного отдела полиции и Следственного комитета, и между двумя структурами в целом? И какие новые полномочия за три года появились у ваших подчиненных?

— Следователи Следственного комитета расследуют в основном тяжкие и особо тяжкие преступления против жизни и здоровья, половой неприкосновенности, конституционных прав граждан и должностные преступления. Этим и определяются различия в части подследственности между следственным отделом при МВД и отделом Следственного комитета.

С 1 января 2012 года у нас расширились полномочия. От следователей полиции к нам перешли составы преступлений, предусмотренные статьями с 290 по 293 УК РФ — это взятки и халатность. Ранее они были альтернативными: расследовать их могли как Следственный комитет, так и следователи полиции. Однако сейчас такого рода преступлениями занимаемся только мы. Расширилась компетенция в плане расследования преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних и совершенных самими несовершеннолетними. Теперь независимо от подследственности, в случае, если квалифицирующий состав тяжкий или особо тяжкий и в нем участвует несовершеннолетний, а также если потерпевшим является несовершеннолетний то расследованием этих преступлений занимается Следственный комитет. Нам стали подследственны такие составы преступлений как развратные действия в отношении несовершеннолетних, половое сношение с лицом, не достигшим 16 лет. Это статьи 134 и 135 УК РФ.

Деятельность следственного управления в 1 квартале 2014 года осуществлялась в условиях снижения общего количества зарегистрированных преступлений (с 1098 до 1037, снижение на 5,5%). Количество сообщений о преступлениях, совершенных в отношении несовершеннолетних, также сократилось.

За отчетный период в следственные отделы поступило 66 сообщений о преступлениях в отношении несовершеннолетних, что на 7,04% меньше, чем в аналогичном периоде прошлого года (в 2013 году — 71, в 2012 году — 79). Таким образом, количество сообщений о преступлениях исследуемой категории незначительно снижается.

По результатам проведенных в порядке ст. ст. 144, 145 УПК РФ проверок возбуждено 22 уголовных дела (в 2013 году — 17, в 2012 году — 24).

Проведенный анализ статистических данных показал, что значительная часть рассмотренных сообщений о преступлениях, совершенных в отношении несовершеннолетних, приходится на сообщения о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних (ст. 131, 131, 132, 134, 135 УК РФ) — 29 (43,9%), в 2013 году — 33 (46,5%).

Нельзя не отметить, что насильственная преступность достаточно распространена и в подростковой среде. Благодаря проводимым следственным управлением совместно с органами власти Мурманской области профилактическим мероприятиям в текущем году не допущено увеличения количества преступлений, совершенными несовершеннолетними.

Так, в 1 квартале 2014 года в производстве следователей находилось 52 уголовных дела о преступлениях, совершенных несовершеннолетними (АППГ — 52). Из них окончено производством — 16 (АППГ — 16), направлено в суд — 15 (АППГ — 15) уголовных дел в отношении 19 несовершеннолетних обвиняемых, передано по подследственности — 2; соединено с другими делами — 12; прекращено — 1.

Один из важнейших приоритетов СК России — права и интересы детей. Что предпринимается следственным управлением, чтобы защитить несовершеннолетних от насилия?

— Следственному управлению в данном направлении деятельности отведена особая роль. Для выявления фактов противоправных действий, а также бездействий, совершаемых в отношении несовершеннолетних, в следственном управлении организована телефонная линия «Ребенок в опасности». Благодаря такой обратной связи наши сотрудники в круглосуточном режиме принимают телефонные сообщения. Нам звонят как взрослые, так и сами несовершеннолетние. На любой такой сигнал реагируем оперативно.

По каждому факту насилия в отношении детей, при наличии оснований мы обеспечиваем незамедлительное возбуждение уголовных дел. В случае чрезвычайных происшествий с участием несовершеннолетних на место происшествия выезжают следователи. Группы следователей для расследования таких уголовных дел создаются в кратчайшие сроки.

Одна из ваших задачарасследование уголовных дел. Но следственное управление проводит большую общественную работу, направленную на профилактику преступлений в отношении несовершеннолетних. Удается ли, на Ваш взгляд, реально влиять на снижение преступности?

— Уверен, что такая работа, если относиться к ней ответственно, а не формально, всегда приносит результат. Вот уже два года в следственном управлении действует Консультативный совет по оказанию помощи детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей.

Большой объем профилактической работы проводится в рамках Соглашений с Министерством образования и науки Мурманской области, с Уполномоченным по правам ребенка в Мурманской области, с Центром занятости населения и другими ведомствами.

Действуют и Соглашения о взаимодействии и сотрудничестве с ГОБОУ «Мурманская специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат № 3 I-IV видов», а также с Мурманским детским домом «Светлячок». Продолжена и практика проведения профилактических лекций в образовательных учреждениях. Мы исходим из того, что правовую культуру и уважение к закону надо прививать с самого раннего возраста.

Также хотелось отметить, что в течении пяти лет с 1 сентября 2010 года следственное управление шефствует над 10 кадетским классом следственной направленности МОУ Лицей № 2 г. Мурманска. Кадеты детально изучают правоведение, историю, обществознание, а также проходят спецкурс «Введение в специальность «Следственное дело», ходят на экскурсии, знакомятся с особенностями работы следователей.

Уже состоялось два выпуска учащихся кадетских классов. По итогам успеваемости, за отличную учебу и примерное поведение 6 кадетов награждены золотыми и 3 кадета серебряными медалями, 6 кадетов, наиболее подходящих по своим моральным и деловым качествам для службы в системе Следственного комитета, по целевому направлению Председателя Следственного комитета успешно поступили на юридические факультеты МГУ имени М.В. Ломоносова и МГЮА имени О.Е. Кутафина, другие выпускники также поступили на юридические факультеты различных государственных высших учебных заведений. Из поступивших по целевым направлениям Следственного комитета — один кадет из многодетной семьи, трое из неполных и малообеспеченных семей.

19 июня 2014 в следственном управлении состоялось торжественное вручение очередным выпускникам свидетельств об окончании кадетского класса. Из 27выпускников, 3 окончили с золотыми и серебряными медалями. Семь кадетов, наиболее подходящие по своим моральным и деловым качествам для службы в системе Следственного комитета, по целевому направлению Председателя Следственного комитета будут направлены для поступления на юридические факультеты Академии Следственного комитета Российской Федерации и МГЮА имени О.Е. Кутафина. Кроме того, эти ребята приняли участие в совместном (с Мурманской областной Думой, УФСИН России по Мурманской и следственным управлением) социальном проекте для учащихся образовательных учреждений Мурманской области «Будущие юристы».

В настоящее время комиссией в составе сотрудников следственного управления и педагогов МОУ Лицей № 2 г. Мурманска проводится пятый набор в 10 кадетский класс под патронатом следственного управления. Работа по правовому и гражданско-патриотическому воспитанию кадет будет продолжена в новом учебном году.

— Официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин сообщил, что в СК создано специальное управление по расследованию военных преступлений в юго-восточных областях Украины. Входит ли в специальное управление региональное ведомство?

— К работе спецуправления привлечены все следственные подразделения СК России. Мурманская область — не исключение. По поручению СК России следователями следственного управления по Мурманской области проводятся следственные и иные процессуальные действия в рамках расследования указанных преступлений.

Все украинские беженцы, попросившие убежище у России, будут допрошены о запрещенных методах ведения войны на территориях Донецкой и Луганской народных республик. При наличии оснований они будут признаны потерпевшими и получат юридическую помощь, в том числе и по порядку обращений в Европейский суд по правам человека и Международный уголовный суд.

Николай Алексеевич, как Вы считаете, понесут ли наказание виновные лица?

— По всем нормам международного права виновные в гибели мирных граждан и детей должны понести ответственность.

Не исключено, что многие прибывшие из Украины граждане не обращаются в органы власти для постановки на регистрационный учет. Располагает ли следственное управление информацией о том, сколько граждан Украины обратились для постановки на регистрационный учет?

— В настоящее время мы располагаем информацией о 29 гражданах Украины, официально обратившихся в Мурманской области для постановки на регистрационный учет.

Каков порядок официального обращения граждан Украины в следственное управление?

— Обратиться к нам можно в любой доступной форме. В СУ работает круглосуточная телефонная линия 8-921-043-13-00, а также телефон доверия 8-921-043-24-00, на который можно звонить с 9 до 18 часов в рабочие дни. Можно также прийти в следственное управление, которое расположено в Мурманске на улице Карла Либкнехта, дом 48.

Одна из самых актуальных сегодня темраскрытие налоговых преступлений. Каковы особенности работы в данном направлении деятельности?

— Полномочия по расследованию налоговых преступлений переданы Следственному комитету РФ с января 2011 года. По налоговым преступлениям с 2012 года введен особый порядок возбуждения уголовных дел и их прекращения.

Поводом для возбуждения уголовного дела о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, служат только те материалы, которые направлены налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. А свою очередь основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Читайте так же:  Куплю дом в ишиме под материнский капитал

Может ли гражданин рассчитывать на освобождение от уголовной ответственности за совершение налогового преступления?

— В начале 2010 года вступили в силу примечания к статьям 198, 199 УК РФ. Согласно внесенным имениям в УПК РФ определено, что лицо, впервые совершившее преступное уклонение от уплаты налогов и сборов, в соответствии со статьями 198, 199, 199.1 УК РФ, освобождается от уголовной ответственности. Это при условии, если этим лицом, либо организацией, уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с которой вменяется данному лицу, полностью уплачены суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумма штрафа в размере, определенном в соответствии с Налоговым кодексом РФ.

УПК РФ в конце 2010 года также дополнен статьей 28.1. Она предоставила право суду, следователю с согласия руководителя следственного органа прекратить уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного статьями 198 — 199.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, при наличии оснований, предусмотренных статьями 24 и 27 настоящего Кодекса или частью первой статьи 76.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, в случае, если до назначения судебного заседания ущерб, причиненный бюджетной системе Российской Федерации в результате преступления, возмещен в полном объеме. Под возмещением ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации, понимается уплата в полном объеме недоимки в размере, установленном налоговым органом в решении о привлечении к ответственности, вступившем в силу, соответствующих пеней и штрафов в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации.

Освобождение от ответственности по статье 199.2 УК РФ (сокрытие денежных средств либо имущества, за счет которых должно производиться взыскание налогов) с конца 2011 года ужесточилось. Ранее можно было избежать ответственности, уплатив сумму ущерба в бюджет. Теперь же дело прекращается только после уплаты вдобавок к этому еще и «штрафной» пятикратной его суммы в бюджет.

Николай Алексеевич, 25 июля впервые будет отмечаться Ваш профессиональный праздникДень сотрудника органов следствия Российской Федерации. Почему была выбрана именно эта дата?

— Если обратиться к истории, 25 июля 1713 года был издан именной указ Петра I «О создании следственной канцелярии гвардии майора М.И. Волконского». Ее руководителем был назначен гвардии майор Семеновского полка Михаил Иванович Волконский. Названная «майорская» следственная канцелярия явилась первым государственным органом России, который подчинялся непосредственно главе государства и был наделён полномочиями по проведению предварительного следствия.

«Майорские» следственные канцелярии разбирали дела о наиболее опасных коррупционных деяниях. К их числу относились проступки, посягающие на основы государственности: взяточничество, казнокрадство, служебные подлоги, мошенничество. Следственные органы, зависимые только от императора, могли оставаться беспристрастными и объективными даже в отношении высокопоставленных должностных лиц.

Федеральный закон «О Следственном комитете Российской Федерации» впервые за 300 лет вернул модель развития следственных органов к идее Петра. Этот документ установил, что руководство деятельностью комитета осуществляет глава государства. В настоящее время Следственный комитет Российской Федерации не входит в структуру ни одного из органов государственной власти.

Насколько успешно следственное управление пережило трудности становления? Какими качествами, на Ваш взгляд, должен обладать сотрудник ведомства?

— Такие трудности только закаляют. Три года работы показали целесообразность и обоснованность выделения из органов прокуратуры Следственного комитета как структуры для проведения независимых расследований.

Сотрудник комитета в первую очередь должен быть высококлассным юристом, хорошо знать оперативную работу, криминалистику, психологию. Кроме этого важно обладать сильным характером, аналитическим умом, ведь по роду службы следователь Следственного комитета сталкивается с убийцами, насильниками, коррупционерами, которые не торопятся сознаться в своих преступлениях. За тяжкие преступления грозят большие сроки заключения, и преступники всеми правдами и неправдами стремятся избежать наказания. Задача следователя — найти стопроцентные доказательства их вины. Но самое важное, по моему мнению, обладатель такой сложной и благородной профессии, несмотря на высокие профессиональные качества, должен быть в первую очередь человеком, чутким к бедам других людей!

Чем заявление в следственный комитет отличается от заявления в полицию?

1 ответ на вопрос от юристов 9111.ru

Ничем не отличается по сути

В любом случае,если речь о преступлении- заявление будет направлено в тот орган,к подследственности которого относится данное дело в соответствии со ст.151 УПК РФ

Поэтому прежде всего лучше определиться чья это подследственность- следственного комитета, следователей ОВД или дознания

Чем полиция отличается от следственного комитета

чем отличается следственный комитет прокуратуры от следственного комитета МВД? Не могу понять, чем же занимаются следователи в ментовке, если у них отдельное от прокуратуры ведомство

По сути — менты ведут дело, прокуроры — надзирают.
Но как обстоит дело в случае со следователями? 8 лет

Следователь мвд и следователь следственного комитета

В чем разница между работой следователя в МВД и в Следственном комитете?

2 ответa на вопрос от юристов 9111.ru

В категориях расследуемых дел, определяемых ст. 151 УПК РФ

В соответствии со ст. 151 УПК РФ

1. Предварительное расследование производится следователями и дознавателями.

2. Предварительное следствие производится:

1) следователями Следственного комитета Российской Федерации — по уголовным делам:

а) о преступлениях, предусмотренных статьями 105 — 110, 111 частью четвертой, 120, 126, 127 частями второй и третьей, 127.1 частями второй и третьей, 127.2 частями второй и третьей, 128, 131 — 149, 170.1, 171.2, 172.1, 185 — 185.6, 194 частями третьей и четвертой, 198 — 199.2, 201, 204, 205 — 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 208 — 212.1, 215, 215.1, 216 — 217.2, 227, 235.1, 237, 238, 238.1, 239, 240.1, 242.2, 246 — 249, 250 частями второй и третьей, 251 частями второй и третьей, 252 частями второй и третьей, 254 частями второй и третьей, 255, 258.1 частями второй и третьей, 263, 263.1, 269, 270, 271, 271.1, 279, 282 — 282.3, 284.1, 285 — 293, 294 частями второй и третьей, 295, 296, 298.1 — 305, 317, 318, 320, 321, 327.2, 328, 330.1, 330.2, 332 — 354.1 и 356 — 360 Уголовного кодекса Российской Федерации;

б) о преступлениях, совершенных лицами, указанными в статье 447 настоящего Кодекса, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 7 части третьей настоящей статьи, а также о преступлениях, совершенных в отношении указанных лиц в связи с их профессиональной деятельностью;

в) о преступлениях, совершенных должностными лицами Следственного комитета Российской Федерации, органов федеральной службы безопасности, Службы внешней разведки Российской Федерации, Федеральной службы охраны Российской Федерации, органов внутренних дел Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенных органов Российской Федерации, военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, лицами гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей или совершенных в расположении части, соединения, учреждения, гарнизона, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 7 части третьей настоящей статьи, а также о преступлениях, совершенных в отношении указанных лиц в связи с их служебной деятельностью;

г) о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних;

2) следователями органов федеральной службы безопасности — по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 189, 200.1 частью второй, 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 208, 211, 217.1, 226.1, 229.1, 275 — 281, 283, 283.1, 284, 322 частью третьей, 322.1 частью второй, 323 частью второй, 355 и 359 Уголовного кодекса Российской Федерации;

3) следователями органов внутренних дел Российской Федерации — по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 111 частями первой — третьей, 113, 114, 117 частями второй и третьей, 122 частями третьей и четвертой, 123 частью третьей, 124, 127.1, 127.2, 150 частями второй и третьей, 151 частями второй и третьей, 158 частями второй — четвертой, 159 частями второй — четвертой, 159.1 частями второй — четвертой, 159.2 частями второй — четвертой, 159.3 частями второй — четвертой, 159.4 частями второй и третьей, 159.5 частями второй — четвертой, 159.6 частями второй — четвертой, 160 частями второй — четвертой, 161 частями второй и третьей, 162, 163 частями второй и третьей, 164, 165 частью второй, 166 частями второй — четвертой, 167 частью второй, 169, 171 частью второй, 171.1 частями второй, четвертой и шестой, 172, 173.1, 173.2, 174, 174.1, 175 частью третьей, 176, 178, 179, 180 частью третьей, 181 частью второй, 183, 184, 186, 187, 191, 191.1 частью третьей, 192, 193, 193.1, 195 — 197, 200.1 частью второй, 200.2, 201, 202, 205, 206, 207 частью второй, 208 — 210, 212.1, 213 частями второй и третьей, 215.2, 215.3, 217.1, 219 частями второй и третьей, 220 частями второй и третьей, 221 частями второй и третьей, 222 частями второй и третьей, 222.1 частями второй и третьей, 223 частями второй и третьей, 223.1, 225 — 227, 228 частями второй и третьей, 228.1, 228.4, 229.1, 234 частями второй и третьей, 235, 236, 240 частями второй и третьей, 241 частями второй и третьей, 242.1, 243 частью второй, 243.2 частью третьей, 243.3 частью второй, 259, 260 частями второй и третьей, 261 частями третьей и четвертой, 264, 266 частями второй и третьей, 267, 268 частями второй и третьей, 272 — 274, 304, 313 частями второй и третьей, 322.1 частью второй, 325.1 частью второй, 327 частью второй, 327.1 частями второй и четвертой и 330 частью второй Уголовного кодекса Российской Федерации;

Читайте так же:  Адвокат в одинцовском районе

5) следователями органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ — по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 226.1 (в части, касающейся контрабанды сильнодействующих или ядовитых веществ), 228 частями второй и третьей, 228.1, 228.4, 229, 229.1, 230 частями второй и третьей, 231 частью второй, 232 частями второй и третьей, 234 частями второй и третьей и 234.1 частями второй и третьей Уголовного кодекса Российской Федерации.

Про следственный комитет

Давно хотел высказаться по некоторым актуальным вопросам правоохранительной деятельности, и этот пост будет как раз из данной серии, тем более, что некоторые пикабушники прямо просили меня об этом в комментариях к моим предыдущим историям. Сейчас речь пойдет о Следственном комитете России. Предупреждаю, что все нижесказанное является исключительно моим субъективным мнением, сам я непосредственно в Следственном комитете России никогда не работал, но имел возможность наблюдать за его деятельностью со стороны. Традиционно не претендую на непреложность своих оценок, буду рад услышать и другие точки зрения.

Для начала немного аллегории. Представьте себе парусное судно, на котором тащит службу команда матросов. Все матросы выполняют, условно говоря, одну и ту же работу – перемещают канаты. Но почему-то так сложилось, что они поделены на четыре неравные части. Первая часть матросов самая многочисленная, она одета в тельняшки с синими полосами, таскает практически все канаты подряд. Другая часть матросов поменьше, на них тельняшки с красными полосами, канаты они таскают не все, а только некоторые. Третья часть команды – матросы в тельняшках с зелеными полосами, их еще меньше и они таскают исключительно канаты из конопли. Ну и самая малочисленная часть — это матросы в тельняшках с черными полосами, им доверяют тащить только один, секретный канат, который нужно тянуть в лучшем случае раз в три года.

Представили? Тогда перенесем эту аллегорию на существующие реалии российского следствия: первая часть команды это следователи МВД, вторая — следователи следственного комитета, третья – наркоконтроля (точнее, почившего ныне в бозе ФСКН), ну а четвертая – органов безопасности (в просторечье ФСБ). Вот, в сущности, и всё, что нужно знать о построении системы органов предварительного следствия в нашей стране. То есть абсолютно все следователи во всех перечисленных структурах занимаются одним и тем же – расследованием уголовных дел в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Всё остальное – разная форменная одежда, разная система денежного довольствия и социального обеспечения и т.д. – это от лукавого. Главное, что все следователи выполняют один и тот же функционал.

Конечно же, пытливые умы уже очень давно приметили эту особенность (только вместо следственного комитета тогда были следователи прокуратуры). И когда в конце 80-х – начале 90-х сквозняком от ветра перемен повыбивало половину форточек (кстати, у многих только в головах), то родилась красивая идея создания единого следственного ведомства. Ему даже название тогда же придумали – Следственный комитет. Лично я с таким проектом познакомился впервые где-то году в 1992-м, в этом проекте предусматривалась абсолютная независимость следствия от всех и вся, какие-то космические социальные льготы и невообразимые условия труда в виде персональной машины с водителем и секретарши на каждого отдельно взятого следователя. Да, мечтать не вредно… Но реальность была, как всегда, суровой и беспощадной. Денег у Родины на такие эксперименты не было совсем, более того, средств хватало только на поддержание существовавшей системы в более-менее работоспособном виде. Так и прошли 90-е и первая половина 2000-х годов.

Но идея осталась, и неожиданно для всех всплыла в 2007 году, когда образовали Следственный комитет при прокуратуре РФ на правах полуавтономной структуры, а в 2011 году вообще отделили от прокуратуры, сформировали отдельное федеральное ведомство, в коем статусе это кефирное заведение до сих пор и пребывает.

Это был небольшой экскурс в историю, а теперь о плюсах и минусах, которые видятся мне в существовании самостоятельного Следственного комитета. Только я, в соответствии со своим положением, буду оценивать СК смотря не сверху вниз, а снизу вверх, то есть с «земли». Начну с минусов.

Самый главный минус с моей точки зрения заключается в том, что все эти реформы совершенно не изменили условия труда следователей «на земле». К примеру, работал следователь в прокуратуре сельского района, был у него кабинет в здании прокуратуры, необходимая оргтехника и канцелярия. Служебную машину он видел только по большим праздникам, так как она в районной прокуратуре всегда одна и предназначена исключительно для перемещения задницы прокурора из точки «А» в точку «Б» и обратно. Следователи же испокон веков ездили по служебным делам на личном транспорте. Казалось бы, с созданием СК всё должно измениться. А вот хрен там плавал: из кабинета в районной прокуратуре следователя попросили (он же теперь из другого ведомства), и сидит он теперь в другом райцентре, где расположен межрайонный отдел СК. А в обслуживаемый район он ездит для выполнения следственных действий. Или наоборот, живет он в обслуживаемом районе, но постоянно гоняет в межрайонный отдел за подписанием каждой бумажки у руководителя. В обоих случаях мотается следователь на личном автомобиле, потому что служебный автомобиль в межрайонном отделе один и предназначен он, как вы уже понимаете, исключительно для перемещения задницы руководителя отдела из точки «А» в точку «Б» и обратно. И так во всем, включая канцелярию.

Может быть, в связи с образованием СК на следователя с «земли» снизилась нагрузка, и он теперь имеет возможность более тщательно заниматься уголовными делами и материалами, так как их стало меньше? Ничего подобного, нагрузка на «землю» только увеличилась. Мне трудно понять, с чем связано то обстоятельство, что верховные жрецы Следственного комитета постоянно тянут на себя одеяло подследственности. Но факт есть факт: постепенно к подследственности СК относится все больше и больше преступлений. К примеру, сейчас СК расследует все дела о преступлениях несовершеннолетних и дела по налоговым преступлениям, чего не было в прокурорском следствии. А это существенное увеличение нагрузки, причем в случаях с малолетками нагрузка возросла по количеству дел, а по налоговым преступления – по качеству (налоговые составы зачастую очень сложны в квалификации преступлений и доказывании). У меня есть только одна догадка о причинах такого положения вещей: это растущие амбиции руководителей СК России, которые, судя по всему, не совсем представляют себе текущую работу на местах в деталях, но хотят подмять как можно больше составов преступлений под себя любимых. А тем временем следователи «на земле» буквально завалены делами и материалами, в результате чего волокита приняла огромный размах.

Но следователь не существует в вакууме, он должен строить свою работу во взаимодействии с другими правоохранительными органами, иначе ему удачи не видать. Видимо, с созданием самостоятельного СК в этом вопросе всё стало просто замечательно? Отнюдь. В частности, испортились отношения с прокуратурой. Тут, кстати, очень силен субъективный момент. Дело в том, что подавляющее число прокуроров самостоятельный СК воспринимает очень негативно: «Ккак же так, были наши, стали самостоятельные? А ведь мы – самые могучие, мы – прокуратура! Ну, тогда получите без всяких скидок профилактическую клизму на полведра скипидара с патефонными иголками», как говаривал один известный литературный персонаж. В свою очередь, руководители отделов в самостоятельном Следственном комитете тоже имеют свои амбиции: «Мы теперь самостоятельные, и вертели прокурора на том самом патефоне, откуда он иголки берет». Более того, в первые годы существования СК в качестве самостоятельной структуры у него с прокуратурой шла открытая война на всех уровнях, включая самый верхний. И хотя сейчас уже такой прямой войны нет (хотя в некоторых субъектах РФ, возможно, она продолжается), но осадочек остался, обе стороны продолжают тихо ненавидеть друг друга, и при случае не преминут смачно плюнуть коллегам в тарелку. Конечно, всё это весьма негативно сказывается на конечном результате – расследовании уголовных дел. При этом пострадавший всегда только один, и это, как нетрудно догадаться, все время будет следователь.

С органами внутренних дел (или полицией) отношения тоже у следователей СК так себе. Тут сказываются два фактора. Во-первых, отношения с полицией всегда будут «не фейерверк», так как следователи СК расследуют в отношении полицейских уголовные дела. Но это еще не главное, потому что следователи прокуратуры тоже расследовали дела по милиционерам, но всё было не так уж и плохо. Дело в том, что раньше за своего прокурорского следователя всегда бился батька-прокурор, у которого что тогда, что сейчас имеется значительное количество весьма внушительных рычагов давления на полицию. Ныне следователь СК для прокурора уже никто, и приходится следователям крутиться, кто как может. Надо заметить, что ряд следователей сумели наладить отношения с полицией (а без этого никак), но большинство так и не может решить элементарные вопросы. А вопросы эти насущные: тут и доставка свидетелей, и проведение следственных действий, требующих значительных сил (типа обысков, следственных экспериментов и т.д.), конвоирование обвиняемых, да много еще чего, текущего, но очень нужного.

Читайте так же:  Образец договор кредитного страхования

Более того, некоторые руководители СК на местах пытаются привить подчиненным следователям некую элитарность, внушая им, что полиция – это просто тупое быдло, а вот мы, мол «элита». Весьма опасное заблуждение, кстати. Люди, высказывающие подобные утверждения, видимо не понимают, что каждый должен грызть свою морковку, и морковки эти разные. То есть к следователям должны предъявляться одни требования, а, к примеру, к оперативному составу – совсем другие, и сравнивать уровень элитарности этих служб между собой просто глупо. Но ведь сравнивают, и тем самым стравливают между собой людей, которые, вообще-то, должны тесно взаимодействовать.

Да и в целом, стопроцентная «элитарность» личного состава самостоятельного Следственного комитета лично у меня вызывает некоторые сомнения. Нет, на самом деле сейчас в Следственном комитете работает достаточное количество толковых и крепких профессионалов, есть и по-настоящему талантливые люди. Но в целом текучка кадров в СК продолжает оставаться достаточно большой. Да и берут в СК теперь зачастую бывших следователей из того же МВД (особенно это резко контрастирует со старой, настоящей прокуратурой, куда из милиции не брали в принципе). Так что пока с «элитарностью» там не очень дела обстоят.

Тогда, может быть, с образованием Следственного комитета оптимизировался процесс принятия решений, ведь следователь стал совершенно самостоятельным? К сожалению, нет. Вообще, пресловутая абсолютная самостоятельность возможна только у некоей субстанции, которая, согласно народной мудрости, болтается в проруби, и то по воле волн, если докапываться до сути. В жизни следователь стал еще более несамостоятельным, ведь у него появился свой отдельный руководитель, и над ним еще отдел процессуального контроля. И все основные решения следователь принимает только после одобрения этих инстанций, а ведь им же нужно каждое дело или материал изучить, в каждый вопрос вникнуть… Ну и надзирающий прокурор никуда не делся, ведь какой бы Следственный комитет не был самостоятельный, утверждать обвинительное заключение, к примеру, всё равно придется у прокурора. Короче, всё стало медленнее и бюрократичнее.

Итак, вот краткий перечень минусов, который видится мне в существовании самостоятельного Следственного комитета. Теперь плавно перейдем к плюсам.

Самый главный плюс содержится в тексте указа Президента РФ от 14.01.2011 г. № 38 «Вопросы деятельности Следственного комитета Российской Федерации», а точнее, в подпункте «а» пункта 3 данного указа: «установить… предельное количество должностей в Следственном комитете Российской Федерации, по которым предусмотрено присвоение высших специальных званий, — 223 единицы». В переводе на общеупотребительный русский язык это означает, что страну осчастливили появлением на свет более двухсот новых генералов, причем юстиции.

В их числе такие «непосредственно связанные со следствием» должности, как руководитель Главного управления обеспечения деятельности СК России, руководитель управления кадров СК России, руководитель управления международно-правового сотрудничества СК России, руководитель правового управления СК России, руководитель управления по рассмотрению обращений граждан и документационному обеспечению СК России, первый заместитель руководителя Главного организационно-инспекторского управления СК России — руководитель организационно-контрольного управления, первый заместитель руководителя Главного управления обеспечения деятельности СК России, заместитель руководителя Главного организационно-инспекторского управления СК России, заместитель руководителя Главного организационно-инспекторского управления СК России — руководитель информационно-методического управления, заместитель руководителя Главного организационно-инспекторского управления СК России — руководитель управления собственной безопасности, заместитель руководителя Главного управления обеспечения деятельности СК России — руководитель управления материально- технического обеспечения. Ну и любимец публики — руководитель управления взаимодействия со средствами массовой информации СК России, как же без него.

В списке также все руководители следственных управлений (и главных следственных управлений) СК России по субъектам, в главных следственных управлениях – еще и первые заместители, ну и ряд руководителей управлений центрального аппарата СК России. Отдельно можно упомянуть двух старших помощников по особым поручениям Председателя СК России и двух его просто старших помощников (все четверо — генерал-майоры юстиции).

Тут надо сказать, что я не являюсь принципиальным противником существования генералов, как таковых. Более того, я не утверждаю, что абсолютно все генералы юстиции, руководящие следственными управлениями по субъектам, это никчемные люди. Уверен, что среди них достаточно много отличных профессионалов, управленцев и при этом честных людей. Но вот почему-то мне кажется, что с генералами у нас как-то в последнее время происходит перебор, что ли… Буквально несколько месяцев назад Президент упразднил такую структуру, как ФСКН России. Не думаю, чтобы в ней было намного меньше генералов, чем в СК, но уверен, что сокращение количества генералов на противодействии незаконному обороту наркотиков не скажется вообще никак. Да и экономия бюджетных средств не на последнем месте в наше время. Тем более, что генералы – это ведь на самом деле только верхушка айсберга. У генералов должны быть заместители – полковники, и так далее по нисходящей линии.

И еще: ну как может быть генерал-майором юстиции человек, который в жизни живого жулика не видел и настоящего трупа не нюхал? Это я о главжурналисте Следственного комитета, то есть о руководителе управления взаимодействия со средствами массовой информации СК России Маркине В.И. Я не буду сейчас пускаться в дискуссии, хороший Маркин журналист, или плохой (хотя ему можно при случае и отдельный пост посвятить). Дело в другом: почему журналист должен быть генерал-майором, причем юстиции? Конечно, это касается и главтыловика, и главкадровика СК России, просто главжурналист больше на слуху. Да, я понимаю, что в сегодняшних условиях пиар – великое дело, но почему пиаром должен заниматься исключительно журналист в генеральских погонах?

Еще к несомненным плюсам самостоятельного Следственного комитета можно отнести и немаленький такой центральный аппарат, ну и обеспечивающие службы на местах в управлениях по субъектам. При этом я отдаю себе отчет, что существование и центрального аппарата, и всех обеспечивающих служб в провинциях, и генералов СК России наверняка несет важную социальную функцию – обеспечивает занятость населения. Но вот как это в принципе облегчает текущую работу следователей, не могу понять, и всё.

Отдельным плюсом самостоятельного Следственного комитета также является возможность удовлетворения амбиций руководства путем рапортования в СМИ о возбуждении уголовных дел по громким происшествиям. Хотя у меня при чтении подобных сообщений всегда возникает только один вопрос: а что, можно было и не возбудить уголовное дело по громкому ЧП, к примеру, как недавний случай в Карелии? Для меня большей новостью было бы узнать, что по таким фактам в возбуждении дела отказано, и почему именно. А так читаешь официоз СК по резонансным ЧП в стиле «сегодня после рассвета взошло солнце» и думаешь, что это дневник школьника: «Встал, умылся, позавтракал…». Может, я слишком привередлив, спорить не буду. Ну и прочие хотелки руководства СК в виде возбуждения заведомо бесперспективных уголовных дел, но с громкой оглаской своей как бы принципиальной позиции, и выдвижение каких-то безумных законодательных инициатив, типа создания финансовой полиции, и так далее.

Да, еще красивые парадные белые кителя в сталинском стиле у генералитета. Как же я мог об этом забыть? Один вид своего руководителя в парадном белом кителе – вот что, несомненно, должно вдохновлять следователей в их нелегком повседневном труде.

Вот и все плюсы. Во всяком случае, больше я припомнить не могу.

Подводя итоги: на мой взгляд, создание отдельного Следственного комитета было ошибкой, это показала практика. Конечно, можно предлагать создание очень многих самостоятельных структур, это очень порадует людей, которые займут там руководящие (то есть генеральские) должности. К примеру: да что мелочиться, давайте создадим отдельную федеральную службу участковых уполномоченных (сокращенно ФСУУ, и заставим сотрудников этой аббревиатурой представляться)? Или федеральную службу по контролю за несовершеннолетними (тут даже аббревиатура готова – ФСКН)? Или федеральную дорожно-патрульную службу (ФДПСС)? Посадим во главе каждой службы по генералу в каждом субъекте, и будем смотреть, как они меряются между собой шириной лампас, персональными автомобилями и прочими амбициями, при этом исполнители всё так же будут предоставлены в решении текущих проблем сами себе. Самое смешное, что не в последнюю очередь такому развитию событий мешает некоторый дефицит федерального бюджета, за что я ему немного благодарен.

Меня могут упрекнуть словами: Критикуешь? Предлагай! Я, конечно, не теоретик, но я бы предложил, для начала, вернуть всё в первоначальное состояние, то есть упразднить Следственный комитет и отдать следователей в прокуратуру, с возвратом прежней подследственности. И тогда многие минусы, о которых я тут написал, исчезнут. Да, будут потери: исчезнут и генералы, и куча каких-то клерков, не имеющих отношения к следствию, но это необходимый побочный эффект, причем дающий значительную экономию бюджетных средств. И, кстати, хоть будет чем занять изнывающую сейчас от безделья прокуратуру.

А в отдаленной перспективе я бы вообще оставил следствие в нынешнем виде только по особо тяжким и должностным преступлениям, причем в составе прокуратуры, а по остальным составам пусть было бы дознание в максимально сокращенной форме в МВД. Но это отдельная тема, к вопросу данного поста не относящаяся.

Чем полиция отличается от следственного комитета