Спор из-за названия фирмы

Спор из-за названия

В письме Вейерштрасса упоминается фамилия ещз одного участника описываемых событий. Речь идет о немецком математике Феликсе Клейне, весьма примечательной фигуре в науке того времени.

За несколько лет до того, как Пуанкаре, став студентом Политехнической школы, перебрался в Париж, туда приехал из Геттингена двадцатидвухлетний Клейн.

На заре своей научной деятельности он вместе со своим другом, норвежским математиком Софусом Ли, совершил паломничество в столицу Франции. Научная слава вскоре осенит обоих математиков своим крылом, а пока они неутомимо постигают новые для них идеи и методы. В Париже их внимание привлекают работы К. Жордана и Г. Дарбу, с которыми у молодых зарубежных коллег завязывается тесное знакомство. Только что вышедший “Трактат” Жордана открывает им глаза на возможность применения теории групп как полезнейшего инструмента математических исследований, в частности в теории уравнений. Но благотворное знакомство с французской математикой было недолгим, во всяком случае для Клейна. Внезапно разразившаяся франко-прусская война вынуждает его возвратиться в Германию, где он отбывает военную службу в запасных частях. В октябре он неожиданно заболевает тифом. Оправившись после тяжелой болезни, Клейн возвращается в Геттинген и оттуда ведет интенсивную переписку с Г. Дарбу и С. Ли.

Известность приходит к Клейну в 1872 году, когда он вступает в должность профессора университета в Эрлангене. По традиции ему полагалось выступить перед будущими коллегами с программным докладом. Подводя итоги своим двухлетним исследованиям, молодой математик дал столь ясную и отчетливую перспективу дальнейшего развития геометрии, что эта лекция навсегда вошла в фонд научной классики под громким названием “Эрлангенской программы”.

Геометрия к тому времени превратилась в весьма расчлененную науку, многие разделы которой настолько далеко разошлись друг от друга, что казались совершенно несвязанными. Наряду со старой, известной с древних времен евклидовой геометрией в математике появились неевклидова, проективная, аффинная, конформная, дифференциальная и другие геометрии. В своем докладе “Сравнительное рассмотрение новых геометрических исследований” Ф. Клейн выдвинул синтетическую идею, объединяющее начало, восстановив утраченное единство геометрии. Различные геометрические теории как бы собираются им в один фокус, а линзой послужило понятие группы, позволившее с единой точки зрения охватить весь геометрический калейдоскоп. И дело не только в формально-теоретическом объединении, это было принципиально новое понимание и обоснование различных геометрий.

За двадцать лет до этого английским математиком Дж. Дж. Сильвестром впервые были введены в науку понятие и термин “инвариант”. В последующие годы теория инвариантов и ее применение к алгебраическим проблемам усиленно разрабатывались в Англии им самим и его другом А. Кэли, а во Франции — Ш. Эрмитом. В своих письмах Эрмит не раз шутливо называл себя и своих английских коллег “троицей инвариантов”. Клейн положил понятие инварианта наряду с понятием группы в основу своих геометрических изысканий.

Кратко суть “Эрлангенской программы” заключается в том, что любая геометрия объявляется учением о свойствах фигур, инвариантных, то есть неизменных, при некоторых однотипных преобразованиях, совокупность которых образует группу. Каждому типу преобразований соответствует своя геометрия. Например, элементарная евклидова геометрия изучает свойства фигур, которые не зависят от их положения в пространстве. Две фигуры в этой геометрии считаются одинаковыми, если, двигая одну фигуру, можно точно совместить ее с другой. Группа преобразований, соответствующая евклидовой геометрии, составлена из различных движений, перемещений в пространстве. В проективной геометрии фигуры одинаковы, если можно одну из них спроектировать конусом световых лучей на другую так, что они полностью совпадут. Так совпадает с диском луны монета, которую мы держим в вытянутой руке. В этой геометрии любые треугольники считаются одинаковыми, так как всегда можно найти такой угол зрения, под которым эти треугольники точно совместятся. Точно так же одинаковыми принимаются любая окружность и любой эллипс. Множество всех мыслимых проекций, образованных расходящимся из точки пучком лучей, — такова группа проективной геометрии. Различные геометрии отличаются друг от Друга тем, какие фигуры в них получаются одинаковыми, инвариантными, при дозволенных в этих геометриях преобразованиях. Геометрия становится теорией инвариантов некоторой группы преобразований.

Этим результатам Клейна потому уделено внимание в нашей книге, что инвариантно-групповой подход стал сквозной идеей в творчестве Пуанкаре, подведя его вплотную к приложению идей “Эрлангенской программы” в механике и физике. Не раз еще, рассматривая его труды, мы встретимся с этими терминами — группа и инвариант. Глубоко усвоив достоинства групповых методов и живо восприняв идею инвариантов, Пуанкаре одним из первых возвестил о новом теоретико-инвариантном подходе в точном естествознании.

Когда в 1880 году Феликс Клейн возглавил в Лейпциге университетскую кафедру геометрик, его внимание и внимание его учеников было приковано к функциям, инвариантным относительно некоторых общих преобразований переменной величины. Поэтому он не мог не заметить первых статей Пуанкаре по фуксовым функциям. Ознакомившись с ними, он сразу же осознает важность выдвигаемых там идей. Даже среди математиков Клейн был одним из немногих, кто по-настоящему глубоко мог проникнуть в работы молодого французского математика и дать им оценку, основанную на подлинном понимании. Ведь, как и Фукс, он со своей школой занимается теми же проблемами, и понятие новой функции ему уже знакомо.

Клейн был поражен тем, как быстро овладел никому не известный еще, начинающий математик всеми позициями в этом вопросе. С некоторым беспокойством следит он за стремительными действиями молодого Бонапарта от математики. Ему просто не верится, что Пуанкаре охватил столь огромную проблему сразу во всей ее общности, в то время как сам он ограничивался до сих пор рассмотрением отдельных, специальных случаев. И вот после появления третьей заметки Пуанкаре он, весьма заинтригованный, пишет молодому автору письмо, датированное 12 июня 1881 года. Между двумя учеными завязывается переписка, в которой они обменялись 26 письмами. Тон переписки установился сам собою: Клейн на пять лет старше Пуанкаре и уже завоевал авторитет и известность в международных математических кругах, поэтому Анри выступает в роли молодого ученого, почти ученика, дружелюбно, но с подчеркнутой почтительностью беседующего с ведущим математиком, который, в свою очередь, весьма тактично и благожелательно восполняет порой пробелы в его математической эрудиции.

“Моасеньор, ваше письмо доказывает мне, что вы заметили раньше меня кое-какие результаты, которые я получил в теории фуксозых функций, — отвечает Пуанкаре на первое письмо из Лейпцига. — Я этому нисколько не удивился, так как знаю, насколько вы преуспели в познании неевклидовой геометрии, являющейся настоящим ключом к задаче, которая нас занимает. Я воздам вам должное в этом отношении, когда опубликую мои результаты. ”

Но озадачивает Пуанкаре та оппозиция, которую он встретил со стороны немецкого коллеги в вопросе о названии новых функций. Клейн категорически против его вредложения называть их фуксовыми. Он считает, что у Фукса слишком мало достижений в этой области математики. “. Я не оспариваю ту большую пользу, которую господин Фукс принес другим частям теории дифференциальных уравнений, — пишет Клейн в одном из своих писем, — но именно здесь его работы вызывают большое недоумение тем, что единственный раз, когда в одном из писем к Эрмиту он высказался об эллиптических модулярных функциях, проскальзывает фундаментальная ошибка, которую Дедекинд критиковал впоследствии слишком осторожно. ” Клейн не склонен принижать значение ошибок Фукса, которые не позволили ему достичь правильных конечных результатов. Пуанкаре более великодушен, и в своем великодушии он не терпит компромиссов. “Что же касается названия этих фуксовых функций, — отвечает он, в свою очередь, Клейну, — я его не изменю. Уважение, которое я испытываю к господину Фуксу, мне это не позволит. К тому же, хотя и верно, что точка зрения ученого-геометра из Гейдельберга полностью отлична от вашей и моей; все же его работы определенно послужили исходной точкой и основанием всему тому, что делалось в этой теории. ”

Читайте так же:  Как красиво оформить деньги для подарка

Дискуссия по поводу названия продолжается и в 1882 году. Пуанкаре, пытаясь убедить Клейна и научную общественность, аргументирует свою точку зрения. В письме от 30 марта 1882 года он пишет в Лейпциг; “. Вы были столь добры, что поместили в “Математических анналах” мою работу об однозначных функциях, которые происходят из линейных подстановок, и сопроводили ее своим замечанием, излагая причины, по которым вы находите малоподходящими имена, данные мною этим трансцендентностям. Позвольте мне адресовать вам несколько строк, чтобы защитить мои названия, которые я выбрал не случайно. ” Тон письма вежливый, но достаточно твердый. “Ученик” демонстрирует не 1 строптивость, а упорство в отстаивании своей позиции, даже не научной, скорее нравственной. Если бы Алина Бутру видела своего брата, пишущего эти строки, она только по выражению его лица, по особому помаргиванию его глаз сразу догадалась бы, что им овладела стихия сопротивления. Так с ним случалось и в детстве. Покладистый и сговорчивый, когда дело касалось мелочей, Анри проявлял невиданное упорство, если затрагивались принципиальные вопросы, в которых он чувствовал себя правым. Но сопротивлялся он молча, пассивно, без бурного проявления своего негодования, без эмоциональных взрывов. Только хорошо знавшие его люди замечали по некоторым едва уловимым внешним признакам, что Анри чем-то недоволен и не намерен уступать.

Видимо, под влиянием этой дискуссии Пуанкаре счел необходимым в одной из своих больших статей по фуксовым группам, опубликованной в том же 1882 году, вставить пояснение: хотя группы, изученные Фуксом, “не выходят за рамки уже известных, все же чтение именно этого замечательного мемуара побудило меня к моим первым исследованиям и позволило найти закон образования фуксовых групп и дать ему строгое доказательство”. По мнению Пуанкаре, даже побудительный мотив заслуживает того, чтобы его увековечить. Что ж, быть может, это действительно спорная позиция, но, безусловно, проистекающая из лучших, благородных побуждений.

1 К чести французских ученых следует сказать, что они не шли на поводу у шовинистически настроенных кругов общества. Подтверждением служит хотя бы следующий эпизод, происходивший в это же время. Молодой немецкий математик Герман Минковский представил в мае 1882 года свою работу на конкурс “Гран-при” Академии наук Франции. Парижские газеты подняли против него шумную кампанию, изобиловавшую грубыми нападками и необоснованными подозрениями, но члены комитета не поддались этому массированному давлению. Даже несмотря да формальное нарушение со стороны Минковского условий конкурса (работа была представлена на немецком языке, а не на французском), они присудили премию 18-летнему немецкому математику совместно с известным английским ученым Генри Смитом.

Македония и Греция возобновили переговоры о названии македонского государства

Москва. 17 января. INTERFAX.RU — Представители Греции и Македонии в среду возобновили переговоры по урегулированию разногласий из-за названия македонского государства, сообщает агентство Associated Press.

Переговоры проходят при участии спецпредставителя генсека ООН Мэтью Нимица.

«Я думаю, что люди в обеих странах готовы к тому, чтобы услышать возможные пути решения, которые будут соответствовать их национальным интересам, но также будут включать элементы компромисса», — заявил ранее на этой неделе Нимиц.

Кроме того, спецпредставитель генсека ООН, который с 1994 года занимается разрешением спора между этими двумя странами, отметил, что ощущает «позитивный импульс» в урегулировании этого вопроса.

Спор между Грецией и Македонией продолжается уже около 27 лет. После объявления о независимости от Югославии в 1991 году Македония вызвала негодование греков, поскольку страна использовала название одноименного греческого региона, который расположен на севере Греции, на границе с Македонией.

Ввиду этого спора Греция блокировала присоединение Македонии к НАТО и ЕС. Кроме того, в ООН страна входит до урегулирования спора под официальным названием «бывшая югославская Республика Македония».

Спор Македонии и Греции за название страны разрешен, в чем суть конфликта

Греция и Македония пришли к соглашению в конфликте из-за названия бывшей югославской республики. В чем причины межгосударственного спора, возникшего в 1991 году, объясняют эксперты.

Руководство Греции и Республики Македонии наконец-то нашли компромисс в давнем споре из-за названия последней. Конфликт, напомним, возник после распада Югославии: в 1991 году одна из республик, входящая в состав СФРЮ, пожелала именоваться Македонией. Однако это вызвало протест у греков, поскольку точно также называется одна из исторических областей Греции, в результате между государствами сложились достаточно сложные отношения.

Чего опасалась Греция?

Название новой страны, полностью совпадающее с наименованием северной части Греции, по мнению греков, могло бы привести к территориальным спорам. Греция, кроме того, обвинила Республику Македонию в краже культурного наследия Греции: конфликт в итоге разгорался все больше, в него поневоле пришлось втянуться и мировому сообществу.

Республика Македония с 1993 года представлена в ООН с приставкой «бывшая югославская республика Македония». Страна не может вступить в Евросоюз и НАТО: Греция наложила вето в 2008 году, потребовав изменить название. Спор разрешился только на этой неделе: премьеры обеих стран Алексис Ципрас и Зоран Заев договорились о новом названии для Македонии — Северная Македония, подчеркнув при этом, что «дороги назад нет».

«Это большая дипломатическая победа, но и великий исторический шанс», — заявил Алексис Ципрас.

Стороны, отметим, обсуждали и другие варианты названия для бывшей югославской республики: предлагались, в частности, такие наименования, как Илинденская Македония, Верхняя Македония, Македония-Скопье.

Быть ли Северной Македонии?

Договоренности, достигнутые Ципрасом и Заевым, не означают, что новое название будет применяться сразу. Решение премьеров должны утвердить парламенты обоих государств. Кроме того, наименование Северная Македония согласно международному праву должно быть принято во всем мире. Между тем, балканское государство, именуемое Республика Македония, признано 140 странами мира.

Спор из-за названия фирмы

Создать автомобиль и представить его публике – это еще полдела. Чтобы модель запомнили, ее нужно еще грамотно назвать. Некоторые наименования оказываются настолько удачными, что заполучить их желают сразу несколько компаний – в таких случаях производители подключают юристов и обращаются в суд. Autonews.ru собрал самые яркие споры автомобильных компаний, не поделивших одно и то же название: от лаконичного имени Q2 до легендарного бренда Lotus.

Audi против Fiat Chrysler Automobiles

Спор между автопроизводителями закончился несколько дней назад: компании Audi не удалось перекупить бренды Q2 и Q4 у альянса Fiat Chrysler Automobiles (FCA). По официальной информации, немецкая компания и не пыталась присвоить себе эти имена, однако европейские журналисты выяснили, что за один только индекс Q2 ингольштадцы были готовы заплатить «значительную сумму денег».

Названия Q2 и Q4 с прошлого века использует марка Alfa Romeo — таким способом итальянская компания обозначает систему привода на своих машинах. Q2 подразумевает передний привод с самоблокирующимся лифференциалом, Q4 – полный привод. В настоящее время аналогичную схему применяет Maserati – еще одна марка, входящая в холдинг Fiat Chrysler Automobiles. При этом собственно брендами эти сочетания не являются: оба служат вспомогательными индексами, которые производитель добавляет после официального названия. Тем не менее, Q2 и Q4 защищены авторским правом, а значит, использовать эти сочетания может только FCA.

В то же время Audi активно развивает сегмент кроссоверов: в дополнение к существующим Q3, Q5 и Q7 немецкая марка рассчитывала добавить более компактные версии Q4 и Q2. По слухам, сделка по продаже имен сорвалась из-за личной неприязни главы FCA Серджио Марккионе к председателю Volkswagen Group Фердинду Пиху. По сведениям европейской прессы, Марккионе настолько хотел насолить Пиху, что не продал права на Q2 с Q4 из принципа – при том, что итальянцам эти бренды особо не нужны.

Читайте так же:  Двенадцатый апелляционный арбитражный суд волгоградской области

Audi пришлось выкручиваться: после срыва переговоров немцы придумали название TTQ – для внедорожной версии купе TT. Что касается сверхкомпактного кроссовера, то здесь Audi ограничиться брендом Q1.

Hyundai против Solaris Bus & Coach

Еще один спор, завершившийся в 2015 году, касается одного из самых популярных автомобилей в России – Hyundai Solaris. Корейский автопроизводитель использует это имя с 2010 года: так назвали российскую версию модели Accent. Компания долго подбирала название, которое вызывало бы уважение у отечественных потребителей, а затем узнала, что права на использование драгоценного бренда в России с девяностых годов прошлого века принадлежат польской компании по выпуску автобусов, троллейбусов и трамваев Solaris Bus & Coach. И хотя производители не считаются прямыми конкурентами, летом 2013 года Hyundai подал на поляков в суд: автопроизводитель потребовал лишить европейцев заветного товарного знака.

Через полтора года после начала разбирательства стороны, наконец, пришли к мирному соглашению. Точные условия примирения не разглашаются – известно лишь, что притязаниям Hyundai на преимущественное использование Solaris ничего не угрожает.

Ford против Ferrari

В 2011 году объединению Италии исполнилось 150 лет. По случаю юбилея национальной государственности команда Ferrari решила назвать свой новый болид Формулы-1 F150: разумеется, буква F означала Ferrari, а 150 – круглую дату. Итальянцы и подумать не могли, что патриотизм обернется для них угрозой судебного преследования. Свои права на бренд F-150 заявили в Ford Motor Company: под этим индексом автопроизводитель выпускает популярные пикапы.

С 1970-х годов Ford вывел на рынок более полумиллиона машин F-серии – для американского потребителя F-150 ассоциировался исключительно с пикапами, но никак не со спортивным болидом на гоночной трассе. В Ferrari проигнорировали первые обращения со стороны Ford, но после того, как детройтская компания пригрозила судом, взялись за спешное переименование. Через две недели после дебюта болид превратился F150th Italia, что в переводе означает «150-я Италия».

Для отмены иска этого хватило, но, похоже, результатом остались недовольны в самой Ferrari. Поэтому еще через три недели не слишком изящные буквы th уступили место значку градуса, а буква F исчезла из названия вовсе: до конца сезона болид назывался 150° Italia. Машине это не помогло – автомобиль выиграл всего одну гонку, а в командном зачете Scuderia Ferrari заняла третье место.

Удивительно», но в конце 2012 года итальянцы вновь вспомнили об F150: под этим индексом компания разрабатывала уже дорожную модель, которая должна была прийти на смену суперкару Enzo. По счастью, перед дебютом новинку все же переименовали – свежая реинкарнация F150 получила имя LaFerrari.

BMW против «Газпромнефти»

Автопроизводители ссорятся не только друг с другом: в 2012 году в BMW обиделись на топливную компанию «Газпромнефть» за то, что она назвала свой бензин G-Drive. К тому моменту в линейке BMW уже был мультимедийный комплекс iDrive, полноприводная трансмиссия xDrive, система управления автомобилем MDrive, задний привод SDrive и концепция движения на электротяге eDrive. По мнению баварцев, этим они гарантировали себя право на все наименования со словом Drive – по крайней мере, именно так юристы немецкой компании аргументировали свое желание заблокировать бренд G-Drive для использования нефтяниками.

BMW обратилась с претензией в российскую палату по патентным спорам. Когда представители этого ведомства встали на сторону «Газпромнефти», немцы пошли в суд. К сожалению для баварцев, суд подтвердил выводы палаты: слово drive оказалось слишком распространенным и общеизвестным для того, чтобы регистрировать его в качестве торговой марки – а значит, комбинировать буквы с этим словом может любой желающий. Каждый остался при своих: BMW продолжает предлагать покупателям машины, оснащенные xDrive, а «Газпромнефть» вовсю продает топливо под брендом G-Drive.

Nissan против Audi

Снова буква Q – в XXI веке автомобильные корпорации питают к ней нездоровую страсть. Моду начала марка Infiniti – люксовый бренд компании Nissan с 1989 года выпускает автомобили с неизменной Q в названии. В 2005 году алфавитную гегемонию нарушила Audi: немецкая компания объявила, что в скором времени выпустит на рынок кроссоверы Q5 и Q7. В Nissan не придумали ничего лучше, как подать на ингольштадцев в суд – на полном серьезе утверждая, что обладают монопольным правом на букву Q в названии автомобилей.

Доказать столь смелую гипотезу у японцев не получилось: все инстанции разрешили Audi использовать злополучную букву. Впрочем, Infiniti не сдалась – в 2013 году на смену разношерстным названиям, содержащим M, G, X, F и J, пришла унифицированная линейка моделей, каждая из которых начиналась с Q.

Lotus против Lotus

Громкое разбирательство развернулось между двумя компаниями, которые хотели выставить в Формуле-1 команду с названием Lotus. Коллектив-прародитель, основанный Колином Чепменом и выигравший 6 чемпионских титулов, разорился в 1994 году. Прошло 15 лет, на протяжении которых легендарное имя никого не интересовало, а в сезоне-2011 на стартовой решетке было уже две команды, каждая из которых считала себя «Лотусом». «Lotus похож на автобус: сначала ждешь его целую вечность, а потом приходят сразу два», — всеобъемлюще описал ситуацию технический директор одного из «Лотусов» Майк Гаскойн.

Причиной раздвоения команды оказалась хитрая система лицензирования: задолго до возвращения в Формулу-1 бренд Lotus Racing («Гоночный Лотус») купил автопроизводитель из Малайзии Proton, в то время как имя Team Lotus («Команда Лотус») осталось в собственности Дэвида Ханта – последнего руководителя знаменитой команды. В 2010 году разделение никого не интересовало, так как в чемпионат мира пришел Proton: компания спонсировала маленькую британскую конюшню Litespeed, позволив ей дебютировать под гордым именем Lotus. Союз казался крепким: командой владел бизнесмен из Малайзии Тони Фернандес, который открыто предлагал Proton выкупить коллектив полностью.

Вместо этого автопроизводитель сменил фаворита – в 2011 году спонсорские деньги вместе с именем Lotus Racing перешли к другой команде. Фернандес, внезапно оставшийся без бренда, оперативно купил права на использование товарного знака Team Lotus у Дэвида Ханта. Так на старте сезона в пелотоне оказались два «Лотуса». Спор между малазийскими предпринимателями разбирали в Лондоне: в середине года суд постановил, что обе компании имеют право на собственный бренд. Proton мог официально выставить команду Lotus Racing, а Фернандес был волен раздражать бывших партнеров с вывеской Team Lotus.

Похоже, такое решение не устроило ни одну из сторон, и в конце года Фернандес отступился. Коммерсант добровольно переименовал свою команду в Caterham – под этим именем гоночный коллектив провел в Формуле-1 три сезона, после чего тихо закрылся. Lotus продолжает выступления и сейчас – правда, Proton так и не выкупил конюшню у ее владельцев.

Почему современные страны годами спорят друг с другом из-за названий

Что в имени тебе моем

Сегодня в мире насчитывается 195 признанных независимых государств и примерно два десятка непризнанных или частично признанных. Каждое из них за свою долгую или не очень историю как минимум несколько раз меняло название. Чтобы найти любопытные примеры, не нужно заглядывать вглубь веков. Даже на нашей памяти, в последние тридцать–сорок лет множество привычных нам со школьных уроков географии стран поменяли имена. И конца этому процессу не видно.

Театр начинается с вешалки, а новообразованное государство – с названия, которое ему дают отцы-основатели. А, как мы помним из классики, «как вы яхту назовете, так она и поплывет». И если «Победа» по каким-то причинам превращается в «Беду», то быть беде на самом деле. А еще поменять имя – это как переписать судьбу. Так что давайте поговорим об именах.

Читайте так же:  Увольнение в запас 13 букв

Берег Слоновой кости стал Кот д`Ивуаром. Бывшая Верхняя Вольта после прихода к власти революционера Томаса Санкары превратилась в Страну Достойных Людей – Буркина Фасо. Заир, после крушения авторитарного режима Мобуту Сесе Секу стал Демократической Республикой Конго. Военная хунта старшего генерала Тан Шве переименовала Бирму в Мьянму. И это не говоря уже о том, что после крушения советского блока из названий десятков стран, от Польши до Монголии, исчезли прилагательные «социалистическая», «народная» и «народно-демократическая».

Но что говорить про Африку или Азию – даже европейские страны до сих пор «собачатся» между собой по вопросам политической топонимики. Самый свежий пример – вновь разгоревшийся буквально на наших глазах спор из-за Македонии. У этой истории длинный хвост – тянется она с исторического 1991 года, когда распался не только Советский Союз, но и был дан старт распаду СФРЮ – Социалистической Федеративной Республики Югославии.

Одной из наследниц СФРЮ как раз и была эта сравнительно молодая страна, расположенная на историческом фронтире между соперничавшими за него Болгарией, Грецией и Сербией. Причем этнически нынешние македонцы – это самые обычные болгары, только горные, которым не повезло стать частью единого болгарского государства по итогам русско-турецких войн второй половины XIX века. Но это отдельная и длинная история, углубляться в которую мы здесь не будем. Достаточно знать, что дедушки нынешних македонцев всю первую половину XX века яростно боролись с оружием в руках за право быть болгарами. А подпольная ВМОРО (Внутренняя македонско-одринская революционная организация) македонских болгар под руководством Ванчо Михайлова была одной из самых известных национально-освободительных организаций Европы своего времени, гремевшая наравне с ирландской Шинн Фейн и баскской ЕТА. Но история распорядилась иначе, и из македонских болгар сделали отдельный народ, македонцев. Фарш, как известно, не прокрутишь назад.

Когда же Македония стала независимой, первое, с чем она столкнулась, стало яростное неприятие соседней Грецией ее названия. Дело в том, что в составе Греции есть своя Македония – исторический регион, давший миру Александра Великого. И греки опасались, что существование под боком еще одной Македонии оживит давно угасшие настроения: идею объединения всех македонских земель в одну Великую Македонию. Тем более славянское население «греческой» Македонии давно требовало для себя автономного статуса.

Споры из-за названия вызвали нешуточное бурление страстей: Афины заблокировали движение новой страны в НАТО и ЕС, ввели экономические санкции и дело чуть не дошло до войны из-за, как считали в Афинах, «украденного» названия. Как только не предлагали переназвать несчастную Македонию – вплоть до таких экзотических вариантов как Мигдония и Магедон. В итоге ситуация на долгие четверть века подвисла на тонкой, готовой оборваться в любую минуту нитке, а соседка Греции для остального мира так и осталась «Бывшей югославской республикой Македония».

Из-за спора ФАС и фармкомпании в России пропал жизненно важный препарат

«Бипериден» входит в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) и используется для коррекции терапии для пациентов с шизофренией. Он необходим для сглаживания побочных эффектов при нейролептическом лечении – основной терапии, которая применяется при шизофрении, пишет РБК со ссылкой на обращение врачей в Минздрав.

После приема препарата у больных проходит тремор, снижается тоническое напряжение мышц (в таком состоянии пациент практически парализован).Он представлен на российском рынке четырьмя брендами: «Безак», «Бипериден», «Мендилекс», «Акинетон». Последний – единственный, представленный в инъекционной форме, но именно он с августа 2017 года отсутствует на российском рынке. Причиной этому стало решение ФАС отменить регистрацию его цены, а без нее любое средство, входящее в ЖНВЛП, продаваться не может.

ЖНВЛП – это список из 616 лекарственных веществ (4711 брендов), цены на которые регулирует государство. Эти лекарства закупаются для больниц и льготных категорий граждан. Среди ЖНВЛП есть ацетилсалициловая кислота («Аспирин»), ибупрофен («Долгит», «Нурофен», «Миг 400» и многие другие), парацетамол, а также дорогие лекарства для лечения редких генетических и онкологических заболеваний.

Как поясняется в обращении специалистов в Минздрав, инъекционная форма необходима в случаях острого развития выраженных побочных эффектов, угрожающих жизни больного. Кроме того, она применяется для лечения пациентов, у которых нарушены функции глотания, или для таких больных в психиатрических клиниках, которые в принципе отказываются принимать таблетки. Используются инъекции и при отравлении никотином, «что часто бывает необходимо в детской и взрослой токсикологии». Еще один довод в пользу «Акинетона» (как таблеток, так и инъекций) – это единственный препарат, разрешенный для детей, пишут врачи. В связи с этим они просят Минздрав отменить решение ФАС. Под письмом стоит более 40 подписей врачей-психиатров.

В обосновании об отмене регистрации цены ФАС указала, что в 2010 году компания ООО «СВИЧ», которая представляла интересы немецкой компании Desma GmbH – производителя «Акинетона», подала «повлиявшие на результат решения недостоверные сведения», что привело к регистрации завышенных цен на препарат: 423,41 руб. на таблетки и 611,83 руб. на ампулы. Перед аннулированием цен ФАС выдавала производителю предупреждение, следует из письма производителя в Минздрав (датировано 23 октября 2018 года, есть у РБК), и в июле 2017 года Desma перерегистрировала цены, снизив их до 403 руб. и 582 руб. соответственно. Эти цены ФАС тоже отменила.

Desma в обращении в Минздрав утверждает, что прекратила сотрудничество со «СВИЧ» в 2016 году и компания больше не является ее представителем. «Мы не располагаем копиями документов, которые были поданы ООО «СВИЧ» для регистрации цены, в связи с этим не имеем возможности подтвердить или опровергнуть достоверность сведений, приведших к регистрации «необоснованно высоких предельных цен» на препарат», – отмечается в письме немецкого производителя.

Компания должна была снизить цены на препараты в несколько раз, для того чтобы ФАС не вывела их с рынка, сообщила РБК заместитель начальника управления контроля социальной сферы и торговли ФАС Надежда Шаравская. Согласно мониторингу цен на «Акинетон» в странах, на которые ориентируется российское правительство при регистрации цен на ЖНВЛП, минимальная цена на этот препарат в ампулах – 92,71 руб., а в таблетках – 186,43 руб. (по курсу ЦБ на 1 июня 2017). Именно до этого уровня Desma и должна была снизить цены, чтобы остаться на российском рынке. «ФАС выиграла дела в трех судебных инстанциях. Все они признали, что заявителем были представлены недостоверные данные при регистрации цены», – заключила Шаравская.

Препарат «Акинетон» действительно нужен для терапии шизофрении, указал главный внештатный психиатр департамента здравоохранения Москвы и главный врач Психиатрической больницы № 1 им. Н. А. Алексеева Георгий Костюк. Но ФАС была вправе ограничить его обращение в России, полагает он. «Препарат очень хороший, и нам его не хватает для лечения пациентов, которые принимают антипсихотики. Но это не повод задирать на него цену в несколько раз», – пояснил он.

Спор компаний из-за похожих названий решился через суд

09.01.2018 18:58

Специалисты патентно-юридической компании IPStyle способствовали заключению мирового соглашения в споре между венгерской и украинской компаниями.

Венгерская компания Bonbonetti Choco Edesipari Kft. (принадлежит Кондитерской корпорации «Рошен») осуществляет реализацию своей продукции на территории Украины. Однако деятельности компании могло препятствовать то, что ТМ «BON-BONETTI» оказалась ранее зарегистрированной для кондитерских изделий ООО «Производственное объединение “Конти”».

Венгерский производитель провел исследование и выявил, что такая ТМ компанией «Конти» не используется, и подал иск в Хозяйственный суд города Киева о досрочном прекращении действия свидетельства в связи с неиспользованием ТМ.

В ходе судебного разбирательства кондитерские компании пришли к мировому соглашению, в результате которого “Конти” передала права на использование ТМ «BON-BONETTI».

Проведением исследования, подготовкой судебного иска и текста мирового соглашения занимались специалисты патентно-юридической компании IPStyle.

Спор из-за названия фирмы