Прошение в монашестве

Содержание страницы:

Архиепископ Верейский Евгений: «Монах пишет прошение только один раз». Часть 2

Троицкий собор Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

— Владыка Евгений, постригали Вас в академическом храме?

— По традиции, все постриги у нас совершаются в Троицком соборе Троице-Сергиевой Лавры.

— Можно спросить о том, как это было?

— Конечно, это глубоко личное воспоминание…

Во время учебы в семинарии о постриге я совершенно не мыслил, осознание пришло уже в Академии.

Монах подает одно прошение – о постриге. Семинария и академия находятся в непосредственном ведении Святейшего Патриарха, поэтому вопросы о постриге и рукоположении решаются с его ведома.

Пишешь прошение и ж д ешь резолюцию. Само написание прошения требует определенной решимости.

— Написал – и уже все?

— Ну как все? В принципе, ты ведь можешь и отказаться от монашества, ведь пострига-то еще не было.

Ожидание резолюции — это такой период искушений. Хочется или убежать поскорее от всех этих дел, или чтобы все уже поскорее свершилось. И вот что интересно: как только постриг совершился – наступило успокоение.

Постригал меня архимандрит Венедикт (Князев), который на тот момент был инспектором семинарии, а сейчас – один из старейших наших преподавателей.

Постриг мой состоялся 27 июля, и после было какое-то одухотворенное состояние, тем более, что вскоре — 3 августа – совершилось мое рукоположение во диакона, а 28 августа, на Успение — во иеромонаха. Эти три момента следовали один за другим и были как ступеньки: не успел отойти от одного, как уже началось другое, служение. И в этом приподнятом духовном состоянии было свое искушение: мне не хотелось учиться, чтобы целиком отдаться служению – настолько это было ново, ярко. Причем хотелось служить и в седмичные дни, когда часы в Покровском храме начинают читать в 6.20 утра.

Летом было много служб, помимо того, что я был еще и экскурсоводом в Церковно-археологическом кабинете.


Архиепископ Верейский Евгений совершает монашеский постриг в Троицком соборе Свято-Троицкой Сергиевой Лавры,
16 марта 2010 года

— После пострига Вы были в алтаре в Троицком соборе?

— Нет. По традиции, постриг проходит там, а две ночи мы пребываем в Покровском академическом храме.

— Две ночи или двое суток?

— И никуда не выходишь? Без еды?

— Никуда не выходишь, но на трапезу отводят. Если там как-то хочется посидеть – посидеть можно, и подремать в алтаре тоже возможно.

Вот что мне запомнилось. Там же при постриге надеваешь тапочки. Обычные постригальные тапочки, черные. И вот у меня они были просторные, с запасом.

Когда после двух суток я вышел из алтаря (а там после литургии духовником читается специальная молитва на снятие клобука, потому что все это время после пострига клобук не снимается), то пришел в свою комнату, решил прилечь на 5 минут и почему-то стал надевать ботинки. И они оказались малы – настолько затекли ноги. А я и не заметил до этого: тапочки-то у меня были просторные.

И вот я прилег, как мне казалось, на 5 минут – а проспал 2 часа. Как раз приехала мама, сидела на лавочке и ждала меня. Я вышел и говорю: «Представляешь, я просто провалился в сон…» — «Да, я так и поняла».

— Когда Вам сказали Ваше монашеское имя?

— На постриге говорят. Как правило, заранее имени никто не знает.

— А Евгений какой?

— Епископ Херсонесский, священномученик.

— Сейчас, после стольких лет в Лавре, праздники преподобного Сергия как-то по-другому воспринимаются?

— Конечно! Каждый год праздник проходит по-своему.

Со студенческих лет прежде всего он воспринимался как усиленная молитва, в которой ты соединен с большим количеством людей. И это восприятие праздника присутствовало, даже если в день праздника отправляли на какие-то послушания вне храма.

Сейчас, помимо того, что ты непременно участвуешь в богослужении – то есть на картошку в нынешнем качестве меня вроде бы не должны послать – присутствует другая ответственность: как ректор я полностью отвечаю за проведение праздника в Академии, за этот участок. Это несколько другое восприятие, чем было в годы учебы, но все равно молитва – это молитва. Всегда приезжают гости-архиереи, и стоишь перед Престолом и вместе с ними, «едиными устами и единым сердцем», возносишь молитву.

— Епископская хиротония сильно отличается от священнической?

— Я не про внешнее, а про то, как это воспринимается изнутри.

— В каждой хиротонии становишься на новую ступень. Эта ступень – не то, что тебе, условно говоря, больше кланяются, а в первую очередь — осознание большей ответственности. И я бы сказал, что эта ответственность давит.

В своем слове на трапезе после хиротонии я поблагодарил Святейшего Патриарха Алексия II за оказанное мне доверие. Сказал, в том числе, что он мне доверил участок – образование – вступать на который я боюсь. Тем более, что это был 1994-й год, период реформы духовного образования. Но послушание есть послушание, и я «ничесо же вопреки глаголю», потому что монах пишет только одно прошение – о постриге – а потом уже ему говорят, какие послушания нужно нести.

Продолжая разговор о рукоположениях, скажу, что когда в первый раз входишь в алтарь как мирянин и, например, просто подаешь кадило – это уже ощущение нахождения в месте особого присутствия Божия. Это одно восприятие. Потом, когда ты уже совершаешь какие-то диаконские действия – это уже другое, но все же ты сам еще не совершитель Таинства, потому что совершает его священник. Епископство – это уже совсем иное служение. Ты становишься на совершенно другую ступень, которая требует еще большей ответственности.

— То есть сперва, когда ты мирянин, условно говоря, за тобой стоят все священнослужители и есть на кого опереться, потом, когда диакон – только священники и епископы, когда священник – остается еще владыка, а когда владыка – то уже никого, только Бог?

— Нет, почему же? Бог всегда перед тобой, даже если ты мирянин. И мы все перед Богом, даже если служим соборно с другими архиереями или со Святейшим Патриархом.

Вообще, в пастырских искушениях описывают, что одни священники боятся служить, а другие – наоборот. И во втором случае может получиться некая расхоложенность, а само служение – перейти в разряд формального: отработал – и ушел.

У меня было огромное желание служить. И хорошо, что тогда я находился в Академии. Академическая среда — особенная. Как иеромонахи, мы не получали жалованья за богослужения, у нас не было ощущения сдельной работы: пришел-отработал-получил жалованье. В те времена почти треть выпускников Академии были в сане, священники и диаконы. При таком количестве народа в месяц обязательно было служить два или три раза (график служения у нас составлялся на месяц). В воскресенье нас отправляли на исповедь, но, опять же, из-за большого количества священников каждый из нас мог быть задействован не так часто. Поэтому в воскресенье я всегда служил, выходил на службу и в седмичные дни, потому что мне хотелось служить.


Архиепископ Верейский Евгений и Святейший Патриарх Кирилл на Торжественно акте по случаю 325-летия МДАиС,

14 октября 2010 года

— Сейчас снова идут реформы духовного образования. По Вашему мнению, Академия сильно изменится с переходом на Болонскую систему?

— Святейший Патриарх Кирилл правильно сказал, выступая в Академии на Праздник Покрова Пресвятой Богородицы в прошлом году, что Болонская система – это только новая структура. А задача наша по-прежнему заключается в том, чтобы наполнить ее содержанием. Вот если бы нам привнесли новое содержание – тогда да, можно было бы говорить о серьезных изменениях.

Кончено же, что-то изменится, ведь и мы меняемся, и молодежь приходит другая. Но стержень, ядро, внутреннее содержание остаются неизменными. Содержательную и духовную составляющую мы будем наполнять сами, используя общецерковный опыт и опыт Академии.

Что касается самой реформы, о ней очень много говорят, спорят, но есть определенная данность. Хотим мы или не хотим, но Россия подписала соглашение о переходе на Болонскую систему. В данном случае я не вижу трагедии, ведь, помимо государственного стандарта теологии, у нас есть еще и свой церковный стандарт. И выдавать мы будем два документа — государственный и наш церковный, потому что в подготовке священников есть ряд предметов, которые выходят за рамки государственного стандарта.

— А что главное в этом ядре, во внутреннем содержании? К чему вообще должен стремиться учащийся духовных школ?

— Одно дело – то, что останется в голове, сумма приобретенных знаний. Они необходимы, потому что выпускник духовной школы должен соответствовать определенным требованиям и иметь уровень образования не ниж е среднего.

Другое дело, что сама по себе сумма знаний не хороша и не плоха: человек может использовать их и для доброго, и для злого. Есть и другая опасность: человек может начать жить «двойными стандартами». С одной стороны, он будет манипулировать полученными знаниями, с другой же – то, о чем он станет говорить, не будет соответствовать его жизни. Возникнет разрыв, и это будет и внутренняя катастрофа для самого человека, и серьезное испытание для окружающих, потому что паства, над которой будет поставлен такой священник, может в лучшем случае не получить ничего, в худшем же – и вовсе отвернуться от Церкви.

Поэтому само по себе стремление к определенной сумме знаний не является самоцелью, и задача наша – наполнить эти знания внутренним содержанием. Полученные знания должны найти отражение в личной жизни священника. Я бы сказал, что он должен быть человеком спасающимся. Потому что он ведет паству ко спасению, и лучший вариант – свидетельствовать о Христе и Церкви самой своей жизнью, а не манипулировать словами.

В семинарии дается много знаний о Боге. Но знать о Боге – это не то же самое, что знать Бога.

Атеисты очень много знали о Боге, особенно те, которые целенаправленно занимались борьбой против Церкви. Помню, когда я учился, в городской книжный магазин привезли книги – Словарь атеиста и Настольную книгу атеиста. И мы все побежали их покупать, потому что там было много информации о Церкви, истории, структуре, были приведены новейшие статистические данные.

Так что атеисты много знали о Церкви и о Боге, но они не знали Бога. И духовная школа как раз должна научить человека знать Бога.

И в этом плане то, что Московские духовные школы находятся в Троице-Сергиевой лавре — это очень хорошо. Конечно, участие студентов в богослужениях – это обязательное условие существования духовной школы. Но одно дело – это домовой храм и совсем другое – когда рядом есть Лавра и происходит постоянное общение с лаврскими духовниками. Есть неправильное мнение о том, что всех наших студентов тянут в монахи. Ничего подобного! У нас в Академии не монастырский устав, и богослужение приближено к приходским реалиям, потому что большинство выпускников будут проходить служение на приходах. Но то, что у студентов есть возможность общения с лаврскими насельниками, духовниками, возможность перенять их духовный опыт – это огромный плюс.

Фотографии с официального сайта Московской духовной академии исеминарии.

О бесполезности монашества

Досточтимый о Христе N!

Получил Ваше письмо, где Вы укоряете монашество в том, что оно бесполезно для общества: замкнулись и живут только для себя, и называете нас просто эгоистами. Так думают не только миряне, но и белое духовенство думает так же. Одно время в России очень много писали о монастырях и о монашестве, утверждали, что оно бесполезно для мирян. Монахини жаловались мне на своего благочинного о. протоиерея: «Когда приедет к нам, скажет хорошую богословскую проповедь, а в конце проповеди непременно укорит нас: ну что вы тут живете и какая от вас польза миру, вы не что иное, как телефонные столбы». Спасибо тебе, о. протоиерей, утешил монахинь. Хоть ты и сравнил их с телефонными столбами, а без столбов и телефона не провести.

О монашестве писал историк — епископ Петр, вот и отсылаю Вас туда, Вы там узнаете, что такое монашество и какова цель монашеской жизни. А я скажу, как умею, свое впечатление о монастырях и о монашестве.

Читайте так же:  Требования к цехам по переработке молока

Монастыри и монашество не случайное явление. Оно установлено Святыми Отцами по внушению Святаго Духа, и особенность монашеского чина не в том, чтобы идти в мир и служить мирянам на пользу. Ибо мы отреклись от мира, и в монастырях ежедневно совершается бескровная Божественная Жертва за весь мир, и о мире всего мира — и это служение выше всякой благотворительности ближнему. Благотворительность похвальна для мирян, ибо они живут в миру и их священный долг — служить ближнему, кто как может, по данному свыше таланту.

Монастыри служат для мирян тихой пристанью от волнений житейской суеты: приезжающие сюда отдыхают и возрождаются духовно, ибо в монастыре течение жизни другое, в сравнении с миром, и это очень успокоительно влияет на приезжающих. Еще монастыри воспитывают духовных чад, о которых миряне понятия не имеют, ибо они видят только внешние стороны: мусор-то всегда сверху воды плывет, а золото внизу лежит.

На Валааме при игумене Дамаскине жил схимонах Тимофей. Он так преуспел в духовной жизни, что был восхищен на небо и видел славу святых, и, чтобы не развлекаться пустословием, наложил на себя благоразумное молчание. Игумен деятельной жизни не мог понять духоносного схимника, не нравилось ему это молчание. Послал его в Петроград на подворье Валаамского монастыря — дескать, там заговорит.

Схимник прожил там два года, а своего подвига молчания не оставил. Держал совет со старцами Невской Лавры, и они посоветовали духоносному схимнику уехать на Афон. Он так и сделал, уехал на Афон и там прославился духовной жизнью. Игумен Дамаскин очень сожалел, что упустил такого благодатного старца. Вот, даже и монахи не поняли духовного схимника, а о мирянах и говорить излишне.

Еще жил на Валааме рясофорный монах Ксенофонт из раскольников, который по чистоте сердечной удостоился всегда видеть знамение при совершении Литургии. Однажды пришли в церковь финны и вели себя небрежно. Отец Ксенофонт мысленно осудил их и за это лишился видения чудесного знамения на Литургии. Он осознал свой грех осуждения, покаялся, и через месяц Господь вернул Ксенофонту дар чудесного видения.

Вот какой тяжкий грех осуждение, а мы, грешные, от невнимательной жизни так привыкли осуждать, что и за грех перестали считать осуждение. Придется нам отвечать на Страшном Суде Господнем не только за осуждение, но и за каждое праздное слово (Мф. 12; 36). И еще были подвижники, преуспевшие в духовной жизни, но я не буду упоминать о них, вернусь к вопросу о пользе монастырей.

Человек я от природы застенчивый и недалекого ума. Благодарю Господа за то, что Он по Своему милосердию сподобил меня, грешного, всю жизнь провести в монастыре, и не было у меня никогда мысли о том, чтобы вернуться в мир. Удивляюсь я и благодарю Господа, что Он сподобил меня познать Православие, как учит Святая наша Церковь, и учение Святых Отцов. И глубоко во все верую, даже и не рождаются вопросы: «Это почему, а почему не так». И все это благодаря монастырской жизни.

Монастырь подобен утренней яркой заре, и на эту зарю стекаются люди из разных губерний России, по особенному внутреннему убеждению пожить ради спасения своей души. Вот такие личности приходят в монастырь. Конечно, не все выдерживают свой начальный подвиг, уезжают в мир, но это исключение, большинство остаются в монастыре до гроба.

Попутно замечу, что наши церковники устроили в монастыре приюты с целью воспитать монахов. Не зная монашества и монастырской жизни, опытом взялись воспитать монахов. И что у них вышло? Вышел мыльный пузырь — красивый, но лопнул. Это подобно тому, как если ученый монах, не зная опытом монастырской жизни, будет управлять монастырем — тоже толку не жди. Интересно, иногда приходится слышать, как посторонние верхогляды рассуждают о монастырях и готовы написать устав для монахов. Из истории видно, что в монастырях воспитывали монахов, но у них условия были совсем другие, и из монастырей выходили даже епископы. В то блаженное время знали св. Евангелие наизусть, вели беседы, и толковали Священное Писание, и опытом проходили духовную жизнь, и нам оставили свое драгоценное мудрое учение в своих писаниях.

Писание Святых Отцов познается жизнью. Не дивитесь, что так сказал безумно, однако справедливо. В России некий епископ прочел книгу прп. Исаака Сирина и нашел в ней много еретического. У преподобного Исаака еретических мыслей нет, но духовного разума — очень глубокий колодец, а у епископа духовного ума — веревочка коротка, вот и не мог почерпнуть, достать истинного учения преподобного. Епископ Феофан Затворник даже составил молитву преподобному, чтобы тот помог уразуметь свои писания.

Преподобный ученой системы не держался, но духовные жемчужины рассеяны по всему его учению. Это как мед: кто не вкушал его, сколько ни говори ему о сладости, не поймет, а когда вкусит, тогда только узнает, каков мед и сладость его. Так и добродетель: тот узнает ее, когда пройдет опытом. Преподобный Антоний Великий сказал: «Если духовный человек будет говорить о духовном недуховному, сделается ему смешным». Ах, как справедливо! Я это тоже очень хорошо вижу, хоть и не духовный человек, подобно Антонию, но с помощью познания святоотеческого учения — чувствую.

Великое благо для нас, грешных, что Святые Отцы оставили нам свое богомудрое учение о духовной жизни. Их учение можно назвать вехами, указующими путь в вечную жизнь и царство небесное. Книгу прп. аввы Дорофея можно назвать духовною азбукою: он так просто, но очень глубоко говорит о страстях и о борьбе с ними. Духовного успеха без деятельной жизни не может быть, как на дереве без листвы не может быть плодов. Иногда приходится замечать, как некоторые высокопарно разглагольствуют о созерцании, однако чувствуется, что их созерцание от ума, а не из дел вытекает. Науку прошел, теорию, словесность изучил, память хорошая — вот и не затрудняется говорить. «Но иное слово от слуха, а иное слово от дел», — говорит преподобный Исаак Сирский.

Старец Валаамского монастыря, Новый Валаам, 5 января 1955 г.

VI. Подготовка к монашеству. Принятие в мо.

monves 07 Дек 2014

VI. ПОДГОТОВКА К МОНАШЕСТВУ.ПРИНЯТИЕ В МОНАСТЫРЬ. СТЕПЕНИ МОНАШЕСТВА.

6.1. Трудничество
Тому, кто почувствовал в себе призвание к монашеству, не может воспрепятствовать «никакой прежний образ жизни, ибо монашеское житие изображает нам жизнь покаяния»[32]. Вместе с тем этот путь требует от человека сугубого самоотречения, и потому стремящийся стать монахом должен тщательно испытать, способен ли он идти этим путем. Желающий вступить на монашеский путь посещает монастырь как паломник, постепенно знакомится с жизнью братства и монашескими традициями. Решаясь остаться в обители, он обращается к игумену с просьбой о принятии в монастырь.

Перед тем, как дать благословение человеку на проживание при монастыре в качестве трудника, игумен проводит с ним собеседование, выясняет у него обстоятельства его жизни. При этому игумен следует обратить внимание на возможное наличие внешних препятствий к поступлению в монастырь. Такими препятствиями являются, в частности, несовершеннолетие, брачное состояние, наличие несовершеннолетних детей, требующих опеки (игумену должна быть представлена справка о семейном положении), нахождение под судом или следствием, обремененность долговыми обязательствами или обязательствами по выплате алиментов, состояние физического или психического здоровья, делающее человека неспособным к нахождению в общежитии. Желающий быть принятым в обитель должен представить удостоверение личности и документы об образовании и квалификации, военный билет (для мужчин). По возможности ему следует заручиться рекомендациями священнослужителей.

Трудники проживают отдельно от братства. Период трудничества продолжается не менее одного года. В это время игумен внимательно наблюдает за душевным расположением новопоступившего, заботится о его духовном окормлении, следит за тем, чтобы он имел возможность вести правильную духовную жизнь, прилежал не только к монастырским трудам, но и к чтению и молитве, имел возможность посещать богослужения, принимать участие в таинствах. Сам трудник за это время присматривается к порядкам обители, испытывает свою решимостьвстать на монашеский путь.

Помимо лиц, желающих со временем вступить в монастырское братство, монастырскими трудниками именуются проживающие при монастыре, но не выражающие намерения вступить в число братства наемные рабочие, с которыми заключен трудовой договор, и добровольные помощники, которые подписывают с обителью договор в виде «листа волонтера».

Если трудник в течение испытательного срока показывает твердость своего намерения вести монашескую жизнь, он может быть принят в число послушников.

Препятствиями к оставлению трудника при монастыре в качестве послушника могут быть душевный недуг или неуступчивый характер, который не позволяет ему безропотно принимать правила монастыря, побуждает требовать для себя особых условий и отказ утесняя самолюбие служить братии. Не полезно оставлять в монастыре тех, кто обнаруживает склонность к разногласиям и ссорам, постоянно поддается ропоту и унынию и, несмотря на советы и увещания, не показывает намерения к исправлению. Подобные люди будут нарушать внутренний строй жизни обители и могут оказывать неблагоприятное воздействие на братию.

Трудник, покидающий монастырь по собственному желанию или согласно решению монастырского руководства, не вправе требовать платы за труды, которые исполнял в обители, потому что они рассматриваются как добровольная жертва в ее пользу.

Студенты духовных учебных заведений, а также лица, имеющие опыт церковных послушаний на приходах или в других обителях, по благоусмотрению игумена могут быть сразу приняты в число послушников.

6.2. Послушничество
Послушничество, будучи следующей после трудничества подготовительной ступенью к монашескому образу жизни, является важным этапом в жизни желающего вступить на монашеский путь. По святоотеческому замечанию «первоначальное направление, полученное при вступлении в монастырь, остается в подвижнике, в большей или меньшей степени, на всю жизнь»[33].

Причисление желающего того к послушникам осуществляется в ответ на его письменное прошение и на основании решения духовного собора, который должен испытать кандидата в знании и понимании монастырского устава.

При прохождении послушнического искуса новоначальный должен прилагать усилия к внимательному изучению Священного Писания и основных аскетических творений святых отцов. По наставлению святителя Игнатия (Брянчанинова), «сперва надо читать книги, написанные для общежительных монахов, каковы: Поучения преподобного аввы Дорофея, оглашения преподобного Феодора Студийского, Руководство к духовной жизни преподобных Варсонофия Великого и Иоанна Пророка, начиная с ответа 216 (предшествовавшие ответы даны наиболее затворникам и потому мало соответствуют новоначальным), Слова святого Иоанна Лествичника, Творения преподобного Ефрема Сирского, бщежительные постановления и собеседования преподобного Кассиана Римлянина.

Потом, по прошествии значительного времени, можно читать и книги, написанные отцами для безмолвников, как-то: Добротолюбие, Патерик Скитский, Слова преподобного Исайи тшельника, Слова святого Исаака Сирского, Слова Марка Подвижника, Слова и Беседы преподобного Макария Великого, сочинения преподобного Симеона, Нового Богослова, и другие подобные сим деятельные писания отцов»[34]. Живя в обители, послушник старается тщательно исполнять положения монастырского Устава и традиции обители, вместе с другими насельниками участвует в богослужениях и общей трапезе, трудится на монастырских послушаниях.

За время послушнического искуса тщательно испытывается готовность человека к монашескому образу жизни, желание с любовью следовать традициям и уставу монастыря, готовность к добровольному послушанию игумену и братству. Игумену следует убедиться, что послушник осознаёт ответственность за свой выбор монашеского пути, имеет решимость следовать ему всю жизнь. Иначе говоря, необходимо испытать, готов ли послушник терпеть все «тесноты жития иноческого» [35], как внешние, так и внутренние.

По истечении испытательного срока, длительность которого остается на усмотрение игумена, последний принимает решение о представлении послушника к иноческому или монашескому постригу, либо об его удалении из монастыря, либо о продлении испытательного срока.

Таким образом, трудники и послушники живут в обители по благословению игумена, при этом одной из особенностей их статуса является то, что при оставлении монастыря по каким-либо причинам они не подлежат каноническим прещениям.

Все вопросы, связанные с их пребыванием в монастыре, находятся в ведении игумена и духовного собора и не выносятся на рассмотрение епархиального архиерея.

6.3. Иночество (рясофор)
6.3.1. Общие положения
В современной монастырской практике иноческий постриг именуется также постригом в рясофор, а получившие его именуются иноками, рясофорными монахами или просто «рясофорами» (досл. с греч. – носящими рясу). Иночество (рясофор) является первой степенью монашества, хотя в некоторых обителях традиция постригов в рясофор отсутствует.

Постриг в рясофор совершается над послушниками, прожившими в обители не менее 3 лет. Для выпускников духовных семинарий этот срок может быть сокращен.

По истечении испытательного срока духовный собор во главе с игуменом рассматривает вопрос о представлении послушника к постригу в рясофор. В случае положительного решения игумен письменно испрашивает благословения на постриг у епархиального архиерея. Последование пострига в рясофор предписывает игумену тщательно расспросить постригаемого, добровольно ли он принимает пострижение, хорошо ли обдумал свое решение и готов ли нести за него ответственность. В уставных предписаниях, содержащихся непосредственно перед чином пострижения, указано, что до самого пострига готовящийся к нему послушник должен засвидетельствовать свою готовность вступить в ангельский чин и решимость пребыть в монастыре: «Хотяй прияти рясу приходит ко игумену и сотворь обычное пред ним поклонение, вопросимь бывает от него, аще со всяким усердием ко иноческому приходит житию, и аще многодневным усмотрением сие предложение неизменное имать. Обещавшу же ся ему невозвратно пребыти в монастыри в посте и молитвах, и тщание творити помощию Божиею, еже день и нощь преуспевати в добродетелех и во всех повеленных ему службах, прежде всех повелевает ему чинно прежде изчитати согрешения своя» [36]. Кандидат к постригу должен быть знаком с основными аскетическими творениями святых отцов и уставом обители.

Читайте так же:  Судебные приставы первомайский район ростов

При постриге игумен, как духовный отец братства, становится восприемником новопостриженного. При многочисленности братства игумен может поручить духовное окормление постриженного одному из опытных старших братий, при этом оставаясь ответственным за духовное руководство иноком.

Инок может быть рукоположен в диаконский сан, к хиротонии же во пресвитера желательно представлять мантийных монахов.

Необходимо различать иноков, принявших рясофорный постриг, и послушников, получивших только благословение носить некоторые монашеские одежды (подрясник, пояс и скуфью для послушников; подрясник, пояс, апостольник и скуфью — для послушниц) и по своему каноническому статусу являющихся мирянами. Если во время прохождения послушничества такой человек пожелает оставить монастырь, он не подвергается каноническим прещениям.

6.3.2. Статус иноческого пострига как первой степени монашества
Настоящим Положением определяется, что в Русской Православной Церкви иноческий постриг является вступлением в монашеский чин, со всеми соответствующими каноническими последствиями.

Вопрос о том, какой статус – мирянина или монашествующего – имеют получившие иноческий постриг, поднимался на протяжении многих столетий, в том числе в России. Причисление рясофоров к монашествующим основано на следующих свидетельствах.

  • Литургические свидетельства. Хотя постригаемый в рясофор не произносит монашеских обетов, но приведенное выше обещание «невозвратно» пребывать в монастыре указывает на причисление его к монашествующим. Кроме того, молитвы на пострижение в рясофор содержат в себе выражения, говорящие именно о восприятии монашеского образа: «Благодарим Тя, Господи Боже наш, Иже по мнозей милости Твоей избавил еси раба Твоего от суетнаго мирскаго жития, и призвал еси его на честное сие обещание, сподоби убо его пожити достойно во ангельстем сем житии». Эти молитвы свидетельствуют о переходе от мирской жизни к иной, монашеской жизни: «Благодарю Тя, Господи Боже наш, Иже по многой милости Твоей избавил еси рабу Твою от суетныя мирския жизни и призвал еси ее на честное сие обещание: сподоби убо ее пожити достойно в ангельском сем жительстве и сохрани ее от сетей диавольских, и чисту душу ея и тело соблюди даже до смерти. »[37]. На это же указывает пострижение влас, как видимый знак посвящения Богу, о чем, к примеру, пишет блаженный Симеон Солунский истолковывает так: «Чрез отнятие же и пострижение волос [постригаемый] приносит Господу, как жертву, начатки от тела: ибо всего себя приносит и посвящает Христу, и отверг всё излишнее и мирское»[38].
  • Канонические свидетельства. Каноны не выносят определений о рясофоре в силу того, что формирование особого чина пострижения в рясофор начало складываться, по замечанию известного литургиста Н. Пальмова [39] лишь в XII веке. Вместе с тем, указания на статус рясофора содержатся в творениях авторитетных толкователей канонов — патриарха Феодора Вальсамона и преподобного Никодима Святогорца. Так, Вальсамон пишет: «То, чтобы принявшим рясофор была дана свобода до истечения этого [трехлетнего] срока, если им не понравится суровость уединенной жизни, отложить монашеские одежды, а облечься в мирские, мне не кажется ни каноничным, ни достойным нашего жительства и обещания»[40].Он же, в толковании на 19-е правило святого Василия Великого отмечает: «Не скажи, что те монахи, которые не дали такого обета, должны быть признаны неповинными; ибо хотя бы кто и не был пострижен, нонаденет рясу, не может уже снять (монашеского) образа и вступить в брак»[41]. О том же пишет преподобный Никодим Святогорец: «Рясофорные уже не могут сбросить рясу и вступить в брак – да не будет! Как они дерзнут на это, в то время как и власы на голове их пострижены, а это означает, что они отверглись всякого мирского мудрования и посвятили свою жизнь Богу? Как они дерзнут на это, когда с благословения носили монашескую рясу и камилавку, поменяли имя и над ними были прочитаны иереем две молитвы, в которых иерей благодарит Бога за то, что н “избавил их от суетнаго мирскаго жития и призвал на честное обещание монашеское”, и просит Его принять их “во иго Его спасительное”?»[42]
  • Святоотеческие свидетельства. О причислении рясофоров к монашеству говорят великие русские святые. К примеру, святитель Феофан Затворник — «Бог благословит и монашескую одежду (рясофор) принять. И старайтесь с этого же раза явить в себе настоящую монахиню» [43]; преподобный Макарий Оптинский: «Монашества три степени: рясофор, мантия и схима; первый – новоначальных, второй – средних, а третий – совершенных» [44]; преподобный Амвросий Оптинский: «Поздравляю тебя с получением первого видимого монашескаго образа, т.е. пострижением в рясофор»[45] и другие.

6.4. Монашество (мантия, малая схима)
Вопрос о пострижении послушника или рясофорного инока в мантию (малую схиму) рассматривается духовным собором во главе с игуменом. При положительном отзыве духовного собора игумен письменно испрашивает благословения на постриг у епархиального архиерея.

Кандидат к принятию пострига в мантию должен осознавать важность монашеских обетов. От него ожидаются свободное волеизъявление и твердая решимость исполнять эти обеты. 40-е правило Трулльского Собора гласит: «Понеже присоединяться Богу, чрез удаление от молвы житейския, весьма спасительно, то мы должны не без испытания безвременно принимать избирающих житие монашеское, но и в отношении к ним соблюдать переданное нам от отцев постановление: и сего ради должно принимать обет жизни по Богу, яко уже твердый и происходящий от ведения и рассуждения, после полнаго раскрытия разума». Игумен должен разъяснять кандидатам к постригу смысл и значение монашеского пострижения: «Егда же прииде время пострижения, настоятель, призвав хотящих пострищися, объясняет им обеты монашеские в пострижении; и по пострижении – какие брани и скорби от навета вражия будут, и како противостояти им и побеждати я. И они да приуготовляют себя к пострижению в посте, молитве и истинном смирении, яко хотящии сподобитися ангельского образа»[46]. Принимающему малую схиму следует сознавать, что постриг предполагает сугубое смирение и покаяние, признание себя в монастыре наименьшим и «всем рабом» (Мк. 10, 44), и не приводит к привилегированному положению в обители. Помимо обетов послушания, нестяжания и целомудрия каждый монах приносит обеты отречения от мира, пребывания в монастыре и в постничестве до последнего издыхания, соблюдения монастырского устава, терпения всех скорбей «Царствия ради Небесного»[47]. Таким образом, принимая постриг, монах приуготовляется к жизни подвижнической, ко всегдашнему отсечению своей воли и смиренному приятию всего, что попускается от Бога.

Согласно определению Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2000 года, «для улучшения духовной подготовки к постригу и повышения ответственности лиц, его принимающих, признано необходимым перейти к практике пострижения в мантию только по достижении тридцати лет, за исключением студентов духовных школ и священнослужителей» (определение «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви», п.14).

В церковной традиции постриг получил имя «второго крещения». Подобно тому, как при крещении присутствует восприемник, так и при постриге присутствует духовный отец (игумен), который берет на себя обязательство научить новопостриженного монашеской жизни. «Номоканон» прямо предписывает постригаемому обязательно иметь восприемника: «Аще кто дерзнет пострищи монаха без приимца, сиречь без старца, да извержется»[48]. Согласно 2-му правилу Двукратного Собора, «отнюдь никого не сподоблять монашеского образа, без присутствия при сем лица, долженствующего принять его к себе в послушание и иметь над ним начальство, и воспринять попечение о душевном его спасении. Сей да будет муж боголюбивый, начальник обители, способный спасти душу, новоприводимую ко Христу».

Желательно, чтобы, согласно святоотеческой традиции, восприемником при монашеском постриге был игумен, на что указывает и соответствующая молитва вчинопоследования пострига: «Се, вручаю тебе пред Богом сего новоначальнаго, егоже во страсе Божии и во всех добродетелех жити поучай, блюдый опасно, да не нерадения ради твоего погибнет душа его, имаши бо ответ дати Богу о нем в день судный»49. Однако, с учетом современной практики, при многочисленности игумен может вручать новопостриженного духовно опытному монаху из братства монастыря.

Монашеский постриг в мужских обителях совершается либо епархиальным архиереем, либо игуменом, либо, по поручению последнего, иным иеромонахом (архимандритом). В женских обителях постриг совершается либо епархиальным архиереем, либо, по его поручению, иным иеромонахом (архимандритом).

6.5. Схимничество (великая схима)
Монахи, непорочно живущие в малой схиме, стяжавшие глубокое смирение, преуспевшие и в иных монашеских добродетелях, в особенности в молитве, могут быть пострижены в великую схиму. Решение об этом принимается епархиальным архиереем по представлению игумена и духовного собора.

Согласно чинопоследованию пострига в великую схиму, принимающий пострижение должен готовиться к нему «всяко якоже умираяй: ибо конечнее вторыми обеты отрицаяся мира, миру и всем мирским пристрастием умирает»[50]. Обеты великой схимы являются повторением обетов малосхимника, но обязывают к еще более строгому их соблюдению – великосхимник призывается «иноческия обеты усугублением пред Господем обновляти»[51]. Смысл пострига в великую схиму отражен и в особых одеждах, которые носит постриженный: парамане с многокрестием и аналаве, украшенном изображениями Креста Господня и орудий Его страданий.

6.6. Постриги вне монастыря
Содержание монашеских обетов подразумевает, что постриг должен совершаться в монастыре. Постриги вне монастыря возможны в исключительных случаях, по особому благословению Святейшего Патриарха или епархиального архиерея, по представлению духовного лица, известного своей опытностью и рассудительностью и готового засвидетельствовать непорочность жизни и чистоту веры кандидата. Такие постриги могут, в частности, быть совершены над сотрудниками синодальных учреждений, над преподавателями и студентами духовных учебных заведений. При тяжелой болезни послушника обители постриг над ним может быть совершен в больницах или на дому.

Постригаемый вне обители должен быть причислен к братии какого-либо монастыря и вручен восприемнику, так же, как и при постриге в обители.

Сведения о постригах, совершаемых вне монастырей, направляются в Синодальный отдел по монастырям и монашеству с разъяснением причин их совершения.

[33] См. Игнатий Брянчанинов, свт. Избранные изречения Отцов, преимущественно Египетских. Авва Исаия Отшельник // Полн. собр. творений: в 8 т. Т. 6. М.: Паломник, 2004. С. 134.
[34]Игнатий Брянчанинов, свт. О чтении Евангелия и отеческих писаний // Полн. собр. творений: в 8 т. Т. 5. М.: Паломник, 2003. С. 46–47.1832 VI Вселенский Собор. Правило 43 // Правила святых Вселенских Соборов с толкованиями. Репр. воспр. изд. 1877 г. М.: Паломник, Сибирская благозвонница, 2000. С. 429. 17
[35] См.: Последование малаго образа, еже есть мантия // Требник монашеский. Репр. воспр. изд. 1906 г. М.: Лодья, 2006. С. 26.
[36] Чин бываемый на одеяние рясы и камилавхи // Требник монашеский. Репр. воспр. изд. 1906 г. М.: Лодья, 2006. С. 3. 19
[37] Чин бываемый на одеяние рясы и камилавхи // Требник монашеский. Репр. воспр. изд. 1906 г. М.: Лодья, 2006. С. 10.
[38] Симеон Солунский, блж. Разговор о святых священнодействиях и таинствах церковных. П. 236 // Сочинения. Репр. воспр. изд. 1856 г. М.: Галактика, 1994. С. 340.
[39]Пальмов Н. Пострижение в монашество. Чины пострижения в монашество в Греческой Церкви. Историко-археологическое исследование. Глава 4. Киев, 1914. С. 309.
[40] Ράλλης Γ., Ποτλῆς Μ. Σύνταγμα θείων καί ἱερῶν κανόνων. Θεσσαλονίκη, 2002. Τ. 4. Σ. 503.20
[41] Толкование Вальсамона на 19 правило Василия Великого // Правила святых апостол и святых отец с толкованиями. Репр. воспр. изд. 1876 г. М.: Паломник; Сибирская благозвонница, 2000. С. 233.
[42] Πηδάλιον. Ἐκδ. 12. Ἀθῆναι, 1998. Σ. 259.
[43] Феофан Затворник, свт. Письмо 376 // Творения. Собрание писем. М.: Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь; Паломник, 1994. С. 10.
[44] Макарий Оптинский, прп. Письма. Минск: Православное братство во имя архистратига Михаила, 2002. С.
453.
[45] Амвросий Оптинский, прп. Письма к мирянам. Письмо 59 // Собрание писем оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. М.: Паломник, 1995. С. 161.
[46] Устав Глинской пустыни. Глава 26 // Глинская Рождество-Богородицкая общежительная пустынь. М., 1891. С. 139.21
[47] Последование малаго образа, еже есть мантия // Требник монашеский. Репр. воспр. изд. 1906 г. М.: Лодья, 2006. С. 26.
[48] Номоканон при Большом Требнике. Статья 79 // Большой Требник. СПб, 1995. Л. 282 об. – 283.
[49] Последование малаго образа, еже есть мантия. Репр. воспр. изд. 1908 г. СПб.: Издательство Спасо- Преображенскаго Валаамскаго монастыря, 1998. С. 47.22
[50] Последование великаго ангельскаго образа // Требник монашеский. Репр. воспр. изд. 1906 г. М.: Лодья, 2006. С. 61.
[51] Последование великаго ангельскаго образа // Требник монашеский. Репр. воспр. изд. 1906 г. М.: Лодья, 2006. С. 84.

  • Нравится
  • Не нравится

monk 15 Дек 2014

Монахи, непорочно живущие в малой схиме, стяжавшие глубокое смирение, преуспевшие и в иных монашеских добродетелях, в особенности в молитве, могут быть пострижены в великую схиму. Решение об этом принимается епархиальным архиереем по представлению игумена и духовного собора.

К сожалению, в нашей церкви на практике большинство постригов в великую схиму принимают не приуспевшие в молитве и стяжавшие глубокое смирение, а просто «по старости». В итоге в монастыре появляется очередной старик «старец», который медленно передвигаясь по территории монастыря в нарядном схимническом облачении, привлекает к себе взоры паломников, старающихся взять у него благословение и получить духовный совет. Такие «старцы» очень быстро свыкаются со своей высокой ролью, и начинают направо и налево раздавать различные благословения, сами по духовному своему возрасту будучи в чине новоночальных.

Было бы на мой взгляд очень полезно, чтобы в нашей церкви прижилась традиция скрытого ношения схимы (как у греческих монахов), а не выставление ее, как это практикуется сейчас у нас, на всеобщее обозрение, как какой-то духовный бренд, уже по факту подразумевающий, что его носитель обладает какими-то особыми духовными дарованиями.

  • Нравится
  • Не нравится

Феодосия 12 Мар 2015

В Греции там все схимники, и поэтому ни чего особенного нет ни для кого увидев схимника, они 20-ти летние есть. У нас же путают постриг в монашество со званием, от этого и бегают за схимниками, и сами такие » схимники -единицы» они себя и чувствуют что они нечто. В Греции через 7 лет, ты схимник, у нас через семь лет могут еще в послушники не принять.

  • Нравится
  • Не нравится

monk 12 Мар 2015

О том и речь. В нашем случае, как мне кажется, скрытое ношение схимы — чуть ли не единственный выход из такого плачевного положения.

Сообщение отредактировал monk: 12 Март 2015 — 22:36

  • Нравится
  • Не нравится

Феодосия 12 Мар 2015

Если этот «схимник» захочет чтоб за ним толпа бежала, то из под рясы высунет и покажет свою схиму. Конечно греческая схима поскромней, чем наша с многими крестами. Но важно изменить это советское отношение к постригу. Постриг это житие покаянное, а не карьера.

  • Нравится
  • Не нравится

monk 12 Мар 2015

К слову сказать, у греков есть довольно четкие регламенты в отношении обязательств, которые берет на себя монах при постриге в великую схиму. Если скажем малосхимник должен выполнять келейное правило, состоящее из ста поклонов, то великосхимник должен выполнять триста поклонов. Таким образом великая схима естественно начинает восприниматься как дополнительные покаянные обязательства пред Богом. Один грек в разговоре прямо так и признался, что он не постригается в великую схиму так как не имеет возможности и сил ежедневно выполнять великосхимнический канон. У нас, в русской церкви, как правило никаких прямых дисциплинарных указаний на этот счет нет, поэтому любой старик, недавно пришедший в монастырь, почти всегда с радостью соглашается на принятие великой схимы, как какой-то особой привелегии, при этом продолжая жить так, как и жил раньше.

  • Нравится
  • Не нравится

Мария Нисанова 12 Мар 2015

А может это только со стороны видится, что человек хочет, чтобы за ним толпа бежала, а на самом деле он просто готов поделиться с толпой. а точнее с конкретным человеком, важным?

  • Нравится
  • Не нравится

monk 12 Мар 2015

Со стороны конечно привидится может все что угодно. Мы пытаемся судить именно по плодам, а плоды таких «старческих окормлений» по большей части бывают плачевны. К тому же есть взгляд еще и изнутри. Нередко бывает так, что монастырской братии приходится наблюдать, когда «старчик», утром назидающий паломников, вечером уже еле-еле бредет по корпусу в состоянии алкогольного опьянения.

  • Нравится
  • Не нравится

Феодосия 13 Мар 2015

А может это только со стороны видится, что человек хочет, чтобы за ним толпа бежала, а на самом деле он просто готов поделиться с толпой. а точнее с конкретным человеком, важным?

Возраст, длинная борода и елейный голосок, а главное желание поделиться . это свидетельство что это не старец, старцы чувствуют себя настолько грешными людьми что не ищут того чтоб ходить искать многочисленных чад. Но есть избранные сосуды, например покойный о Николай о Залит, о Иоанн Крестьянкин, но они не были в схиме и вели себя очень просто.

Сама по себе СХИМА это прекрасно, но из-за редкого явления в нашей церкви, а точнее из-за того что этой Милости сподобляются единицы и те по старости и болезни, появилась такая патология, в сознании русского человека что это нечто!

У Греков нет этого т к это норма быть схимником, а у нас и в мантию постригают далеко не всех.

Со стороны конечно привидится может все что угодно. Мы пытаемся судить именно по плодам, а плоды таких «старческих окормлений» по большей части бывают плачевны. К тому же есть взгляд еще и изнутри. Нередко бывает так, что монастырской братии приходится наблюдать, когда «старчик», утром назидающий паломников, вечером уже еле-еле бредет по корпусу в состоянии алкогольного опьянения. [. ]

В женских монастырях алкоголь редкость, такого не наблюдается

  • Нравится
  • Не нравится

Georgius 19 Апр 2015

Здравствуйте .Меня постригли в 1999 году в рясофор с изменением имени .перед этим прожил в обители 2 года.иночества тогда очень хотел и просил .после пострига прожил в монастыре до 2000 года и ушел.в миру около 10 лет не приступал к Таинствам ,потому что священники не допускали говорили что надо вернуться в монастырь.на 11 году жизни в миру встретил давнего друга который стал за это время священником .у него последние 5 лет приступаю к Таинствам.но из-за того что он далеко живет могу причащаться только раз в год .

Пробовал еще раз вернутьсся на путь монашества .прожил в одной обители 1 год .опять ушел.думаю что все-таки мне этот путь не по силам.

Подскажите пожалуйста как мне «официально» вернуться в Церковь с возможностью приступать к Таинствам не только у «знакомых » священников.Спасибо

  • Нравится
  • Не нравится

Фотина 29 Апр 2015

Здравствуйте .Меня постригли в 1999 году в рясофор с изменением имени .перед этим прожил в обители 2 года.иночества тогда очень хотел и просил .после пострига прожил в монастыре до 2000 года и ушел.в миру около 10 лет не приступал к Таинствам ,потому что священники не допускали говорили что надо вернуться в монастырь.на 11 году жизни в миру встретил давнего друга который стал за это время священником .у него последние 5 лет приступаю к Таинствам.но из-за того что он далеко живет могу причащаться только раз в год . Пробовал еще раз вернутьсся на путь монашества .прожил в одной обители 1. [. ]

может быть пробовать другие монастыри с другими уставами, где-нибудь да слюбится, пробовать нужно, искать, помоги вам Господь,

не унывайте только..

  • Нравится
  • Не нравится

Феодосия 05 Май 2015

Подскажите пожалуйста как мне «официально» вернуться в Церковь с возможностью приступать к Таинствам не только у «знакомых » священников.Спасибо

В Православии нет тупиков, всегда найдется выход. Может вам не повезло с монастырем. Мне кажется надо получить у правящего архиерея отпускную, объяснить что вы не собираетесь нарушать иноческий образ жизни( жениться), и попросить благословение чтоб Причащаться с Иноческим именем.

Если монастырь не по силам, существуют церковные структуры, такие как синодальные отделы, епархиальные управления и т д можно иноку нести и там послушание, конечно это исключение из правил, но лучше чем работать на мирской работе.

Помоги Вам Господь.

  • Нравится
  • Не нравится

Юлия Горбунова 06 Июн 2015

Возраст, длинная борода и елейный голосок, а главное желание поделиться . это свидетельство что это не старец, старцы чувствуют себя настолько грешными людьми что не ищут того чтоб ходить искать многочисленных чад. Но есть избранные сосуды, например покойный о Николай о Залит, о Иоанн Крестьянкин, но они не были в схиме и вели себя очень просто. Сама по себе СХИМА это прекрасно, но из-за редкого явления в нашей церкви, а точнее из-за того что этой Милости сподобляются единицы и те по старости и болезни, появилась такая патология, в сознании русского человека что это неч. [. ]

К слову сказать, у греков есть довольно четкие регламенты в отношении обязательств, которые берет на себя монах при постриге в великую схиму. Если скажем малосхимник должен выполнять келейное правило, состоящее из ста поклонов, то великосхимник должен выполнять триста поклонов. Таким образом великая схима естественно начинает восприниматься как дополнительные покаянные обязательства пред Богом. Один грек в разговоре прямо так и признался, что он не постригается в великую схиму так как не имеет возможности и сил ежедневно выполнять великосхимнический канон. У нас, в русской церкви, как прави. [. ]

К слову сказать, у греков есть довольно четкие регламенты в отношении обязательств, которые берет на себя монах при постриге в великую схиму. Если скажем малосхимник должен выполнять келейное правило, состоящее из ста поклонов, то великосхимник должен выполнять триста поклонов. Таким образом великая схима естественно начинает восприниматься как дополнительные покаянные обязательства пред Богом. Один грек в разговоре прямо так и признался, что он не постригается в великую схиму так как не имеет возможности и сил ежедневно выполнять великосхимнический канон. У нас, в русской церкви, как прави. [. ]

Как известно ничего не совершается без воли Божией, а особенно монашеские постриги. Последняя ступень монашества — это постриг в великую схиму. И если монах принимает великую схиму, то это свидетельствует о великой милости Божий к нему, но при этом он начинает еще больше и строже подвизаться в духовных подвигах. Например я, когда ездила в паломнические поездки по монастырям, никогда не видела, чтобы схимники прогуливались для роздачи благословений. А если и видела схимника, то он очень быстро, с опущенной головой проходил по своим делам, стараясь быть незамеченным. Однажды прп.Парфений Киевский, молясь перед иконой Богородицы, просил Владычицу, дабы поведала ему, что есть принятое им на себя схимничество и он услышал от Нее глас:» Схимничество есть — посвятить себя на молитву за весь мир».

  • Нравится
  • Не нравится

Мария Нисанова 24 Июл 2015

  • Нравится
  • Не нравится

с.иная 28 Июл 2015

Пункт 6.3 Иночество(рясофор).
Постановление Архиерейского Совещания РПЦ (2-3 февраля 2015 г.)http://www.patriarch. xt/3981135.html
8.Участники Архиерейского Совещания,тщательно обсудив вопрос о рясофоре,поднятый в ходе работы Межсоборного Присутствия над проектом «Положение о монастырях и монашествующих», выразили общее мнение,что рясофор является приуготовительным этапом к принятию монашества.»Чин,бываемый на одеяние рясы и камилавки»,включает всебя пострижение власов и облачение постригаемого в рясу,пояс и клобук (а также апостольник для женщин).Облаченный в рясу и клобук приуготовляет себя к монашеским обетам и к сопричтению «лику инокующих».

А тут по-другому написано.

  • Нравится
  • Не нравится

Феодосия 30 Июл 2015

Рясофор является приуготовительным этапом к принятию монашества. Вот это постановление Архиерейского собора не совсем понятно.

Что-же такое иночество?

Очень часто в мужских монастырях пострига в рясофор совсем нет, а вот женское монашество почти все проходят через ступень иноческого пострижения.

Все таки инок это рясофорный монах. это не рясофорный послушник который не принимал постриг.

Очень жаль что приняли такой документ, который как бы дает возможность иноком уклониться от своего монашеского жития.

В женских монастырях часто в монашество постригают через 20 лет, в мужских через 2 года. И неужели инокини проходящие монашеское житие 20 лет в обители без исходно из оной, не считаются монашествующими? а только преуготовляющими себя к сопричтению инокующих?

  • Нравится
  • Не нравится

с.иная 30 Июл 2015

  • Нравится
  • Не нравится

с.иная 07 Авг 2015

  • Нравится
  • Не нравится

Яна Б. 24 Авг 2015

Меня заинтересовал один чисто юридический момент.
В абзаце 2 пункта 6.1 указано, что одним из препятствий к поступлению в монастырь является нахождение под судом и следствием.
По моему мнению, понятие «нахождение под судом и следствием» хоть и допустимо, но несколько просторечно. В любом случае оно отнесено к подозреваемым и обвиняемым, то есть лицам, в отношении которых возбуждено уголовное дело и оно находится в стадии предварительного или судебного следствия.
А о лицах, в отношении которых расследование завершено, ничего не сказано. Таким образом, на граждан, осужденных к наказанию, данный запрет не распространяется. Теоретически, в монастырь может прибыть человек, осужденный к условному лишению свободы или обязательным работам, и отказ в принятии его трудником будет необоснованным.
Кроме того, не указано, имеют ли право быть зачисленными в число трудников граждане, в отношении которых возбуждено административное производство или назначено административное наказание.

Думаю, не лишним будет прописать необходимость предоставления справки о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования.
Или выделить отдельный пункт «Документы, необходимые для принятия гражданина в качестве трудника» и перечислить справку о семейном положении, о наличии (отсутствии) судимости. алиментных обязательствах (2НДФЛ, например) и т.д.

  • Нравится
  • Не нравится

Ελισάβετ 25 Авг 2015

*мрачно* Можно еще справку из психдиспансера, справку от нарколога и справку от врача в свободной форме.

Прошение в монашестве