Высшей ценностью согласно конституции рф являются только гражданин рф

Конституционное право России

Учебники для вузов

3.2.1. Человек, его права и свободы — высшая ценность

Конституция РФ в ст. 2 провозглашает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека — обязанность государства». Этот принцип является центральным в системе основ конституционного строя.

Основные характеристики данного принципа:

1) права и свободы человека — высшая ценность, исходный момент, вокруг которого строится вся остальная регламентация общественных отношений, в том числе государство. В случае несоответствия прав человека и других ценностей, признаваемых и защищаемых государством, приоритет отдается правам человека;

2) содержание данного принципа раскрывается через систему прав и свобод человека и гражданина, отраженную в гл. 2 Конституции и законодательстве Российской Федерации. При этом, согласно ч. 1 ст. 55 Конституции РФ, установленный в ней перечень прав и свобод не является исчерпывающим и не означает отрицания или умаления других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина;

3) права и свободы человека принадлежат человеку и носят естественный, неотъемлемый и неотчуждаемый характер. Они не устанавливаются государством, их существование признается им, государство гарантирует, соблюдает и защищает права и свободы человека. Это положение также означает, что ни государство, ни народ на общенациональном референдуме не может отобрать у человека какое-либо из его естественных прав;

4) все люди равноправны и имеют одинаковый объем естественных прав и свобод;

5) установление пределов прав человека производится законодателем путем регулирования и ограничения этих прав. Регулирование, в отличие от ограничения, предполагает не только установление границ прав и свобод, но и гарантий их осуществления. Основной предел установлен в ч. 3 ст. 17 Конституции РФ: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц». Ограничение прав и свобод человека, в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, может производиться только путем издания федерального закона (то есть субъекты Российской Федерации не могут вторгаться в регламентацию правового статуса человека и гражданина) и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Раздел первый. Основные положения

Глава 1. Основы конституционного строя

1. Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления.

2. Наименования Российская Федерация и Россия равнозначны.

Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.

4. Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону.

1. Суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию.

2. Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации.

3. Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории.

1. Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов — равноправных субъектов Российской Федерации.

2. Республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство. Край, область, город федерального значения, автономная область, автономный округ имеет свой устав и законодательство.

3. Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации.

4. Во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты Российской Федерации между собой равноправны.

1. Гражданство Российской Федерации приобретается и прекращается в соответствии с федеральным законом, является единым и равным независимо от оснований приобретения.

2. Каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации.

3. Гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его.

1. Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

2. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

1. В Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности.

2. В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

1. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

2. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности.

Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

1. Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации.

2. Государственную власть в субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти.

3. Разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется настоящей Конституцией, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий.

В Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправление. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.

1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.

2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

3. В Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность.

4. Общественные объединения равны перед законом.

5. Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

1. Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

1. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

2. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.

3. Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

1. Положения настоящей главы Конституции составляют основы конституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном настоящей Конституцией.

2. Никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации.

Статья 45 Конституции РФ

1. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется.

2. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Комментарий к Статье 45 Конституции РФ

1. Право на государственную защиту прав и свобод — важнейшая составляющая правового статуса личности в Российской Федерации, в которой как демократическом федеративном правовом государстве в соответствии с основами конституционного строя человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства (ст. 1 и 2 Конституции). Соответствующую обязанность Конституция непосредственно возлагает в первую очередь на органы государственной власти РФ и ее субъектов, относя правовое регулирование в данной сфере к ведению Федерации, а защиту прав и свобод человека и гражданина к совместному ведению (п. «а» ст. 71, п. «б» ч. 1 ст. 72).

Как предмет государственной защиты права и свободы могут принадлежать отдельному гражданину или их объединению вне зависимости от того, имеет соответствующее объединение статус юридического лица или нет. Их обладателями могут быть иностранные граждане и организации, а также лица без гражданства, если иное не установлено федеральным законом или международным договором (ч. 3 ст. 62 Конституции).

Исполнение государством соответствующей обязанности не только требует наличия необходимых социально-экономических и политических условий, обеспечивающих реализацию прав и свобод человека и гражданина, но и предполагает функционирование государственно-правового механизма, предназначенного для предупреждения нарушений в этой сфере, а также восстановления прав и свобод в случаях их нарушения. Соответственно в России он создан, действует и последовательно развивается, гарантируя каждому возможность прибегнуть к доступным ему средствам защиты прав и свобод. При этом механизм государственной защиты прав и свобод включает в себя не только деятельность собственно государственных органов и их должностных лиц.

Так, значительный вклад в исполнение соответствующей обязанности государства вносят органы местного самоуправления, которые организационно не входят в систему государственной власти. Однако при решении муниципальных вопросов они в координации с государственными органами обеспечивают реализацию и защиту прав и свобод на подконтрольной им территории, доводя до нижнего уровня организации публичной власти в Российской Федерации систему государственной защиты прав. При этом органам местного самоуправления могут предаваться и отдельные государственные полномочия с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств (ч. 2 ст. 133 Конституции). Государство предоставляет дотации, субвенции и иную финансовую помощь органам местного самоуправления не только при наделении их государственными полномочиями, но и для решения местных вопросов (ст. 60-63 Закон о местном самоуправлении). Столь тесное взаимодействие с государством, а также само предназначение в системе публичной власти страны органов местного самоуправления, обеспечивающих реализацию самых насущных потребностей населения на соответствующей территории, делает их деятельность в этой сфере неотделимой от механизма государственной защиты прав.

На защиту прав и свобод человека и гражданина направлена деятельность многих общественных объединений, часть из которых действует в тесной координации с государством, другие функционируют независимо от него, и даже нередко находятся в оппозиции к политике и практике государственных органов в этой сфере. Однако в любом случае они положительно влияют на повышение эффективности правозащитной деятельности государства, поскольку добровольно берут на себя часть его обязанностей, вскрывают в деятельности государственных институтов имеющиеся упущения, привлекая к ним внимание и способствуя этим разрешению и устранению возникающих проблем и недостатков. Причем вне зависимости от субъективной оценки деятельности государства по защите прав и свобод общественные объединения для достижения своих целей чаще всего не могут обойтись без обращения к соответствующим государственным институтам, в том числе к органам судебной власти.

Исключать негосударственные институты из государственно-правового механизма защиты прав нельзя также потому, что государство формирует правовую основу их деятельности, содействует выполнению ими правозащитных функций, в том числе посредством оказания экономической помощи. В частности, органы государственной власти и органы местного самоуправления в пределах своей компетенции могут оказывать экономическую поддержку в различных формах некоммерческим организациям (ст. 31 Федерального закона «О некоммерческих организациях»).

В государственную систему защиты следует включать и деятельность межгосударственных органов по защите прав и свобод человека, к которым каждый вправе в соответствии с международными договорами РФ обратиться при исчерпании всех имеющихся внутригосударственных средств правовой защиты (ч. 3 ст. 46 Конституции). Государство в таких случаях в соответствии с международными договорами передает часть своих полномочий в этой сфере соответствующим межгосударственным органам, включая их деятельность как субсидиарную в комплекс правовых средств, гарантирующих защиту прав и свобод человека внутри страны. При этом оно как равноправный субъект соглашения принимает участие в формировании и работе соответствующих межгосударственных институтов, в их финансировании и решении других вопросов в порядке, предусмотренном международным договором. Практика межгосударственных органов положительно влияет и на деятельность внутригосударственных институтов по защите прав и свобод человека и гражданина, поскольку позволяет им учитывать применительно к российской действительности международно-правовые стандарты в качестве образца при разрешении типичных ситуаций.

Вместе с тем общественные и международные правозащитные институты в государственном механизме защиты прав и свобод играют все же вспомогательную роль, поскольку лишь дополняют соответствующую деятельность федеральных и региональных органов государственной власти и органов местного самоуправления, на которых и лежит основная обязанность в данной сфере. При этом особое положение среди государственных органов занимает Президент РФ, который согласно Конституции как глава государства является гарантом прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации (ч. 1 и 2 ст. 80).

При исполнении конституционных полномочий гаранта прав и свобод человека и гражданина Президент опирается на деятельность многих государственных и негосударственных институтов. Среди них особое место занимают специальные правозащитные структуры, к числу которых относится Совет при Президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. Он является консультативным органом, образованным в целях содействия главе государства в реализации его конституционных полномочий в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина, информирования Президента о положении дел в этой области, содействия развитию институтов гражданского общества (п. 1 Положения, утвержденного Указом Президента РФ от 06.11.2004 N 1417).

Заметный вклад в правозащитную деятельность вносит также Общественная палата РФ, созданная и действующая на основании Федерального закона от 04.04.2005 N 32-ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации» (в ред. от 10.06.2008). Своей деятельностью она обеспечивает взаимодействие граждан с федеральными и региональными органами государственной власти, органами местного самоуправления в целях учета потребностей и интересов граждан, защиты их прав и свобод, прав общественных объединений при формировании и реализации государственной политики, а также в целях осуществления общественного контроля за деятельностью федеральных, региональных и местных органов исполнительной власти (ст. 1 названного Закона). Президент принимает непосредственное участие в формировании Общественной палаты, утверждая одну треть ее состава, а также инициируя в связи с истечением срока полномочий процедуру формирования ее нового состава (ст. 6, 8 Закона).

Президент является гарантом прав и свобод на территории РФ, которая включает в себя территории всех ее субъектов. Вместе с тем защита прав и свобод относится к сфере совместного ведения, поэтому в полномочия всех руководителей субъектов Федерации (президентов, губернаторов, мэров и т.д.) их конституции (уставы) включают защиту прав и свобод человека и гражданина на территории соответствующего региона. При выполнении этой функции руководитель субъекта Федерации также опирается на деятельность специализированных государственных и негосударственных правозащитных институтов, существующих в регионах. К примеру, в субъектах Федерации также создаются общественные палаты, цели и задачи которых идентичны целям и задачам Общественной палаты РФ, но на региональном уровне.

Права и свободы человека и гражданина определяют деятельность всех органов государственной власти и местного самоуправления, но обязанность по осуществлению мер исполнительного характера, направленных на их обеспечение и защиту на территории всей страны, Конституция непосредственно возлагает на Правительство РФ как высший исполнительный орган государственной власти в России, отнеся определение порядка его деятельности к ведению федерального конституционного закона (п. «е» ч. 1, ч. 2 ст. 114). Соответственно, Правительство в пределах своих полномочий организует, в том числе и в области защиты прав и свобод, исполнение Конституции, федеральных законов, указов Президента, международных договоров, осуществляет систематический контроль за их исполнением федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Федерации, принимает меры по устранению нарушений законодательства.

Для осуществления функций исполнительной власти с учетом специфики различных направлений общественной жизни создаются подконтрольные Правительству РФ федеральные министерства и иные федеральные органы, а также их территориальные органы (ст. 4, 12-22 Закона о Правительстве РФ). Субъектами Федерации также создаются собственные органы исполнительной власти, которые в пределах федерального ведения и полномочий РФ по предметам совместного ведения образуют с федеральными органами единую систему исполнительной власти в Российской Федерации, подконтрольную Правительству РФ (ч. 2 ст. 77 Конституции, ст. 43-44 названного Закона).

В целях обеспечения в стране гарантий государственной защиты прав и свобод граждан, их соблюдения и уважения государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами Конституция предусматривает специальную должность Уполномоченного по правам человека в РФ, действующего в соответствии с федеральным конституционным законом (п. «д» ч. 1 ст. 103). В соответствии с региональными конституциями (уставами) и законами в тех же целях может учреждаться должность Уполномоченного по правам человека и в субъектах Федерации (ст. 5 Закона об Уполномоченном по правам человека).

В соответствии с названным Законом (ст. 3, 15, 16) деятельность Уполномоченного дополняет существующие средства защиты прав и свобод граждан, при этом основным ее направлением является рассмотрение жалоб на нарушение прав. В случае установления факта нарушения прав заявителя Уполномоченный по результатам рассмотрения жалобы обязан принять меры в пределах его компетенции, при этом он вправе воспользоваться полномочиями, предусмотренными ст. 29-32 названного Закона. В частности, обратиться в суд, в том числе в Конституционный, а также к компетентным государственным органам и должностным лицам с требованием устранить нарушения, поставить вопрос о привлечении к дисциплинарной, административной либо уголовной ответственности должностных лиц, в решениях или действиях (бездействии) которых усматриваются нарушения прав и свобод человека и гражданина.

Конституционным органом, обеспечивающим государственную защиту прав и свобод, является также прокуратура РФ, составляющая на всей территории страны единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору РФ; полномочия, организация и порядок ее деятельности определяются федеральным законом (ст. 129 Конституции). Основная функция прокуратуры РФ состоит в осуществлении надзора за соблюдением законности, специальной разновидностью которого является надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина (ст. 1, 26 Закона о прокуратуре).

Предметом этого вида прокурорского надзора является соблюдение прав и свобод человека и гражданина федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций. Однако цель защиты прав очевидна и во всех других направлениях деятельности прокуратуры, поскольку именно права и свободы человека и гражданина согласно ст. 18 Конституции определяют смысл, содержание и применение законов, регулирующих отношения во всех сферах общественной жизни.

Для осуществления возложенных на него функций прокурор наделяется специальными полномочиями (ст. 22, 27, 30, 33 Закона о прокуратуре). В частности, он рассматривает и проверяет обращения о нарушении прав и свобод, разъясняет порядок их защиты, принимает меры по предупреждению и пресечению нарушений, привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон, а в случаях, предусмотренных процессуальным законодательством, вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан и их объединений, а также публичных интересов (см. комментарий к ст. 129).

Необходимость обращения Уполномоченного по правам человека, прокурора и других представителей правозащитных структур в суд обычно возникает в случаях несогласия предполагаемого нарушителя с претензиями по поводу нарушения им прав и отказа принять восстановительные меры. Полномочиями по разрешению возникшего в связи с этим спора, по принятию общеобязательных окончательных решений, в том числе о применении юридических санкций за правонарушение, в механизме государственной защиты прав наделен только суд как орган государственной (судебной) власти, как орган правосудия. При этом подавляющее число судебных дел возбуждается по инициативе самих заинтересованных лиц, реализующих посредством обращения в суд право на судебную защиту (см. комментарий к ст. 46).

Механизм государственной защиты прав предусматривает также внесудебный административный порядок разрешения правовых споров, возникающих чаще всего в публичной сфере, когда граждане и организации обращаются с жалобой в вышестоящий орган или к вышестоящему должностному лицу на нарушение их прав и свобод. При этом заинтересованные лица реализуют не только конституционное право на государственную защиту, но и право направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33 Конституции). Общие правила производства по таким обращениям сформулированы в Федеральном законе от 02.05.2006 N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Вместе с тем отдельные федеральные законы, в том числе ГК, НК, ТК ТС и др., предусматривают и отличающиеся от них правила разрешения споров в административном порядке.

По общему правилу заинтересованные лица имеют право выбора, обратиться им за разрешением спора в административном порядке, что не препятствует в последующем передаче спора в суд, или же сразу прибегнуть к средствам судебной защиты. Однако для некоторых споров федеральным законом предусмотрен обязательный досудебный порядок их разрешения, что направлено на оперативное разрешение конфликтов непосредственно в государственных органах и не препятствует при необходимости реализации права на судебную защиту (см. Определение КС РФ от 08.04.2003 N 158-О*(596)).

В соответствии с федеральным законом отдельные категории споров могут разрешаться специально созданными для этого органами, не входящими в судебную систему страны. Такие органы создаются в системе исполнительной власти, на общественной или смешанной основе.

К примеру, часть споров, связанных с защитой интеллектуальных прав, рассматривается Патентной палатой, образуемой при федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности (ст. 1248 ГК). Для рассмотрения трудовых споров предназначены комиссии по трудовым спорам (КТС), которые образуются по инициативе работников и (или) работодателя из равного числа представителей работников и работодателя (ст. 382, 384 ТК).

Большое количество гражданско-правовых споров рассматриваются третейскими судами, порядок образования и деятельности которых регулируется Федеральным законом от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». Обычно это постоянно действующие третейские суды, которые образуются при торговых палатах, биржах, общественных объединениях предпринимателей и потребителей, иных организациях, однако стороны для разрешения конкретного спора могут сами образовать разовый третейский суд.

Деятельность всех названных и подобных им юрисдикционных органов правосудием не является, она сама находится под судебным контролем. В частности, решения Патентной палаты и КТС могут быть обжалованы в суд; предусмотрена возможность оспаривания в государственный суд и решений третейского суда, требуется судебная санкция и на их принудительное исполнение.

Кроме разрешения споров по жалобам граждан и организаций на нарушение прав и свобод, многие органы в системе исполнительной власти и местного самоуправления наделяются полномочиями по рассмотрению дел об административных правонарушениях с применением соответствующих санкций. К примеру, районные, городские комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав рассматривают дела о неисполнении или ненадлежащем исполнении родителями своих обязанностей и другие дела, связанные с неисполнением родительских обязанностей и нарушением прав несовершеннолетних (ст. 5.35, 5.36, 6.10, 23.2 КоАП). Деятельность соответствующих органов также находится под контролем суда, в который может быть обжаловано любое постановление об административном правонарушении (ст. 30.1 КоАП).

Производство по делам об административных правонарушениях, так же как и уголовное преследование, является одной из форм реализации государством своей обязанности по защите прав человека и гражданина, когда они становятся объектом посягательства со стороны правонарушителя (см. Постановление КС РФ от 24.04.2003 N 7-П*(597)). Однако при этом должны обеспечиваться гарантии защиты прав и лица, привлекаемого к ответственности.

2. Кроме юрисдикционных форм защиты прав (судебной, административной, общественной, смешанной) существуют неюрисдикционные формы их защиты. Они представляют собой деятельность граждан и организаций по защите своих прав или прав других лиц без обращения за помощью к государственным и иным юрисдикционным органам, уполномоченным на принятие необходимых мер для восстановления нарушенного права и пресечения правонарушения. Юрисдикционные и неюрисдикционные формы защиты взаимосвязаны со способами защиты прав, причем настолько, что в законодательстве и юридической литературе они нередко отождествляются или смешиваются. Однако большинство авторов, специально исследовавших данную проблему, приходят к выводу о необходимости различения этих взаимосвязанных понятий. При этом формы защиты обычно определяются как порядок или разновидность деятельности по защите прав в целом, а способы защиты — как действия, которые непосредственно направлены на устранение препятствий в осуществлении прав заинтересованными лицами*(598). При всем том следует заметить, что конституционное положение о праве каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, относится и к формам защиты прав, поскольку одно без другого не существует.

Используя предложенные в приведенном определении критерии, к неюрисдикционным формам защиты прав могут быть отнесены — деятельность различных правозащитных организаций и движений, собрания граждан, митинги, демонстрации, шествия, пикетирования, самозащита и др. Что касается способов защиты прав, то они могут различаться в зависимости от принадлежности спорных правоотношений к той или иной отрасли права; их примерный перечень обычно приводится в отраслевом законодательстве, а иногда на них указывается непосредственно в Конституции.

К примеру, основные способы защиты гражданских прав предусмотрены ст. 12 ГК (признание права; восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, и др.), гражданское и арбитражное процессуальное право предусматривают специфические процессуальные способы защиты тех же прав в рамках судебной формы (обращение в суд с соответствующим требованием, ведение дела через представителей, участие в доказывании обстоятельств дела и т.д.). Конституция (ч. 4 ст. 125) указывает на такой способ судебной защиты, как обращение в Конституционный Суд с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле. Порядок же производства по соответствующей жалобе устанавливается Законом о Конституционном Суде РФ, который предусматривает для субъектов судебного спора возможность совершения целого комплекса действий, обеспечивающих их полноценное участие в процессе в целях защиты спорного права с помощью суда.

Вместе с тем в законодательстве невозможно предусмотреть все конкретные действия, которые могут быть выбраны для защиты прав и свобод, особенно если используются неюрисдикционные формы защиты. Заинтересованное лицо вправе по своему усмотрению использовать любые формы и способы защиты прав, однако при этом оно не должно совершать действия, запрещенные законом. Причем такой запрет не обязательно должен быть прямым, он может быть обусловлен установленным законом порядком реализации соответствующего права, учитывающим, в частности, и законные интересы другой стороны в спорных правоотношениях, государственная защита прав которой также гарантируется. Во всяком случае, осуществление прав и свобод заинтересованным лицом не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции).

Очевидно, что для защиты прав не могут совершаться действия, которые в различных отраслях права определяются как правонарушения. В частности, уголовное законодательство рассматривает как преступление самоуправство, т.е. самовольное, вопреки установленному законом или иным правовым актом порядку совершения каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией или гражданином, если такими действиями причинен существенный вред (ст. 330 Уголовного Кодекса РФ). Те же действия, не причинившие существенного вреда гражданам или юридическим лицам, в соответствии с законодательством рассматриваются как административное правонарушение (ст. 19.1 КоАП). Предусмотрена административная ответственность за нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования (ст. 20.2 КоАП).

Предусмотрены ограничения в использовании действий по защите прав и в других отраслях законодательства. К примеру, согласно ст. 14 ГК способы самозащиты гражданских прав должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. При обращении за защитой права в суд заинтересованное лицо обязано соблюдать установленную законом процедуру и не вправе выбирать по своему усмотрению любые способы защиты (см., например, Определение КС РФ от 13.01.2000 N 6-О*(599)).

Статья 2 Конституции РФ

Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

Комментарий к Статье 2 Конституции РФ

1. Наличие Конституции еще не есть свидетельство того, что государство по своей природе является конституционным. Конституция РФ, явившаяся результатом общедемократических преобразований и своеобразной моделью демократической организации публичной власти, суверенитета и свободы личности, из средства и способа узурпации права относительно небольшим по численности слоем общества, как это было в отечественной истории, должна превратиться и постепенно превращается в средство и способ легализации права всем обществом и во имя интересов общества и его членов. Из закона, установленного государством и ограничивающего права общества, а также закрепляющего формы государственного контроля над проявлениями социальной и индивидуальной активности людей и их ассоциаций, Конституция постепенно и с немалыми издержками становится законом, предусматривающим обязательства государства перед своими сочленами, различными объединениями граждан и обществом в целом.

С демократическим видением организации социума несовместима абсолютизация суверенитета государства, свободного от ответственности и не несущего никаких обязанностей. Фундаментальный принцип правового положения законодательной, исполнительной и судебной властей заключается в признании и конституционном закреплении доминирующего положения в обществе и государстве народа, выступающего в качестве особого юридического лица, которое стоит над всеми властями и обладает первоначальным и неотчуждаемым верховенством. Государство, его органы и должностные лица выступают в качестве представителей народа.

Из этого прежде всего следует, что законодательная власть, наиболее полно выражающая волю народа, а также органы исполнительной власти, действующие на основе и в соответствии с законом, не всесильны, как это было характерно для абсолютного государства, напротив, они ограничены обязательствами по отношению к народу в целом и гражданам в отдельности. Причем общество, это уместно подчеркнуть еще раз, не восприняло навязывавшуюся ему в период разработки проекта Конституции 1993 г. концепцию «государства — ночного сторожа», свободного от социальных функций и обязанностей по формированию условий для достойной жизни своих граждан; Конституция провозгласила Российскую Федерацию не только правовым, но и социальным государством, несущим обязанности по отношению к личности, объединениям граждан, обществу в целом во всех сферах социальной действительности.

Конституционные обязанности государства, как отмечалось ранее, отражены прежде всего в гл. 1 Основного Закона, закрепляющей основы конституционного строя, а также в его гл. 2, определяющей права и свободы человека и гражданина. Отсюда следует, что обязанности государства, во-первых, обладают двойственной юридической природой и двояким назначением: с одной стороны, они проистекают из функции публичной власти по организации социума и обеспечению его жизнедеятельности, а с другой — они персонализированы по отношению к индивиду как субъекту правопритязания и выступают в качестве гарантий прав личности; во-вторых, они не образуют самостоятельную систему внутри Основного Закона или наряду с ним, но составляют часть Конституции, находящуюся в системном единстве со всеми иными ее положениями — прежде всего принципами конституционного строя РФ, правами и свободами человека и гражданина.

Словосочетание «обязанность государства» встречается в Конституции лишь раз: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью, — сказано в комментируемой статье 2 Конституции РФ. — Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Конституционный Суд РФ более 740 раз в своих решениях ссылался на это положение, раскрывая различные его аспекты. В контексте настоящего комментария возможно обратить внимание на несколько аспектов данного положения, имеющих существенное значение для составления адекватного представления об указанной конституционной обязанности государства. Прежде всего речь идет о том, что человек есть цель в себе. Это означает, что Конституция трактует человека как самоценность. Тем самым исключается его использование в качестве средства достижения общего блага, защиты интересов народа или обеспечения потребностей государства.

Далее подчеркивается связь рассматриваемой обязанности государства со всей системой защищаемых Конституцией ценностей, в иерархии которых именно человек, его права и свободы занимают доминирующее положение.

При этом в данной системе отношений личность и государство выступают не как соподчиняющиеся субъекты, а как равные стороны своеобразного общественного договора — Конституции, который накладывает на государство юридическую обязанность признать естественные права человека, соблюдать их и защищать от всяких покушений, от кого бы они ни исходили. Тем самым одновременно подчеркивается, что права человека — не дар государства и не оказываемое им человеку благодеяние, а его атрибутивные качества.

Отсюда с неизбежностью вытекает право человека и гражданина в установленных Конституцией и принятых на ее основе законах формах и соответствующими способами контролировать выполнение государством данной обязанности, а государство в свою очередь обязано предусмотреть правозащитные механизмы, гарантирующие пользование человеком и гражданином своими правами и свободами и заключенными в них социальными благами. Тем самым указанное конституционное положение обладает и определенным программным значением, ибо программирует деятельность законодателя, исполнительной власти и правосудия.

Этим положением также подчеркивается не дарованная, а естественная природа прав человека: государство не октроирует, а признает права человека, которые сложились до и вне государственного регулирования в качестве атрибутивных свойств и качеств личности, на него же возлагается обязанность соблюдать и защищать признанные им права и свободы человека; тем самым одновременно определяются пределы публичной власти, границы усмотрения государства, которые не могут им быть преодолены без риска утраты своей легитимности. Эти права и свободы являются непосредственно действующими, стало быть, выступают в качестве субъективных прав, подлежащих государственно-правовой защите, а не как элементы правоспособности, требующие в качестве непременного предварительного условия реализации конкретизации в федеральном законе.

Отсюда также следует, что законодатель не может принимать законов, не согласующихся с основными правами; точно так же исполнительная власть, как и местное самоуправление, в своей деятельности по исполнению законов связана правами и свободами человека и гражданина; судебная же власть является главной гарантией прав человека и гражданина, в том числе от возможных покушений на основные права законодательной и исполнительной власти.

Не развивая далее этот перечень, поскольку это не продиктовано целями комментария, тем не менее обратим внимание еще на одно обстоятельство, осознание которого, особенно в практике правоприменения, происходит так непросто и с большими издержками. Статья 2 Основного Закона (и не только она) означает конституционную фиксацию новых, нетрадиционных для отечественной правовой системы и практики правоприменения подходов к правопониманию, в основе которого — различение права и закона. Интересно отметить, что Конституционный Суд РФ в своих первых актах проводил такое различение и активно использовал общие принципы права в процессе разрешения рассматривавшихся им конституционных споров. В частности, в Постановлении от 27.01.1993 N 1-П*(3), оценивая правоприменительную практику ограничения времени оплаты вынужденного прогула при незаконном увольнении, Конституционный Суд указал, что она противоречит общеправовым принципам справедливости, юридического равенства, гарантированности государством прав и свобод человека и гражданина, возмещения государством всякого ущерба, причиненного личности незаконными действиями государственных органов и должностных лиц. Эти принципы обладают высшей степенью нормативной обобщенности, предопределяют содержание конституционных прав человека, отраслевых прав граждан, носят универсальный характер и в связи с этим оказывают регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений. Общеобязательность таких принципов состоит как в приоритетности перед иными правовыми установлениями, так и в распространении их действия на все субъекты права.

Многократно ссылался Конституционный Суд на эти принципы и в последующем (более чем в 30 постановлениях).

1.1. В самом деле, характеристика нормативного содержания данной конституционной обязанности государства начинается с указания на признание государством прав и свобод человека, под которыми изначально понимались права, принадлежащие каждому члену гражданского общества, в отличие от привилегий, распределявшихся в зависимости от занимаемого индивидом на лестнице социальной иерархии места. Стало быть, права человека есть атрибутивные свойства личности, они проистекают из достоинства, присущего всякому человеку. Именно в этом смысле прежде всего Конституция оперирует категорией прав человека.

Представляется, однако, что в указанное словосочетание Основным Законом вкладывается и другой смысл: права человека — это в отличие от отраслевых прав есть конституционные права, которые предопределяют смысл и содержание отраслевых прав. Наконец, права человека — это такие права, которые принадлежат всякому человеку независимо от его гражданской принадлежности, т.е. гражданам, иностранцам, лицам без гражданства. Именно в этом смысле сформулирована ч. 1 ст. 17, согласно которой в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией. Тем самым одновременно закрепляется приоритет общепризнанных принципов и норм международного права в установлении стандартов прав человека и их конституционное восприятие Россией, что порождает вполне определенные обязательства для законодателя, исполнительной власти и суда.

Отсюда следует, что Конституция, обязывая признать права человека, накладывает на государство обязанность юридически закрепить права человека, существующие до и вне государства, а также воспроизвести в законодательстве РФ международные стандарты прав человека; при этом умолчание законодателя о каком-либо праве, вытекающем из общепризнанных принципов и норм международного права, не являются препятствием для судебной или иной защиты этого права, поскольку указанные принципы в силу ч. 4 ст. 15 Конституции России являются частью правовой системы России.

Кроме того, следует иметь в виду, что Конституция понимает права человека значительно шире, чем только гражданские и политические права — права первого поколения. Из конституционно закрепленного в ст. 7 Основного Закона принципа социального государства в его системной связи со ст. 2, 17, 18 и другими вытекает, что обязанность признания распространяется также на права второго поколения — экономические, социальные и культурные, равно как и на права третьего поколения, которые нередко именуют правами солидарности, — право на развитие, право на здоровую окружающую среду, право на мир, право на владение общим наследием человечества, право на доброкачественные продукты питания, права меньшинств, право на объективную информацию, право на безопасность в различных сферах и др.

Права человека часто выводят исключительно из ценности человеческой личности. Высокое достоинство личности — вот основа прав человека. Такое объяснение и в прошлом, и теперь занимает доминирующее положение в произведениях как философов, так и юристов. Причем одни делают упор на волевую характеристику человека, другие акцентируют внимание на том, что человек — единственно свободное и ответственное существо.

Конституционное право, как правило, абстрагируется от различий между понятиями человека и личности, ибо они не влияют на конституционный статус лица, не имеют принципиального юридического значения. Личность в праве — любой и всякий человек, наделенный определенными правами и несущий установленные государством обязанности. В государственном праве и конституционной практике понятия человека и личности употребляются как синонимические, носят собирательный и обобщающий характер и подчеркивают наличие определенной связи между индивидом и государством, отличающейся взаимными правами и ответственностью. Отсюда права человека и личности суть совпадающие по содержанию и объему понятия. Права человека — это такие права, которые принадлежат каждой личности как члену гражданского общества, в отличие от привилегий, распределяемых в соответствии с сословной принадлежностью или занимаемым в должностной иерархии государства местом. Права человека обладают всеобщим характером и принадлежат всякой личности, не находящейся в состоянии прямой зависимости (ранее — рабской, вассальной, крепостной, теперь — в более замаскированной, но не менее изощренной) от других людей.

Не столь однозначен ответ на вопрос о соотношении прав человека и прав гражданина. Сама постановка этого вопроса обусловлена тем, что действующая Конституция закрепила дуалистическое видение гражданского и политического общества и обусловленное таким видением восприятие личности одновременно как члена гражданского общества и гражданина, что в свою очередь предполагает разграничение категорий прав человека и прав гражданина. Конечно, между правами человека и правами гражданина нельзя проводить резкой и непреодолимой грани. Права человека — общесоциальная категория. Они складываются объективно в результате развития и совершенствования общественного производства и политической системы общества в виде социальных возможностей пользоваться различными экономическими, политическими и духовными благами и существуют еще до государственного их признания. А права гражданина — это такие права человека, которые находятся под охраной и защитой государства. Именно государственное признание прав человека представляет собой форму их трансформации в права гражданина, которые есть лишь превращенные права человека. Основные права и свободы гражданина — это юридическая форма прав человека, включенного в определенную социальную систему. Стало быть, права человека существуют до и вне государственного их признания, они непосредственно вытекают из достоинства личности, но будучи закрепленными в Конституции и иных государственно-правовых актах, они приобретают качество прав гражданина, не утрачивая, однако, самостоятельного существования. Права гражданина — это форма опосредования прав человека, которые признаны государством и поставлены под его защиту.

В связи с этим обратим внимание еще на два обстоятельства, получившие отражение в Конституции. Во-первых, права человека в указанном смысле сохраняют свое значение как критерий правоустановительной и правоохранительной деятельности государства, его органов и должностных лиц. Права человека адекватны всякому демократически организованному обществу, и государство, претендующее на то, чтобы называться правовым, не вправе, а обязано в своем законодательстве предусмотреть и реально гарантировать юридическими и иными средствами эти права, которые в силу конституционного закрепления приобретают характер субъективных юридических прав.

Во-вторых, в результате восприятия государством международных стандартов само понятие человека во внутригосударственном праве приобретает правовой характер и обозначает граждан данного государства, а также иностранцев и лиц без гражданства, находящихся на его территории. И права человека в этом смысле — это такие права, которые принадлежат каждому человеку независимо от его гражданской принадлежности. Что же касается прав гражданина — ими наделены только те лица, которые состоят с государством в отношениях гражданства. Стало быть, в Конституции получили отражение оба эти значения категории прав человека, что имеет не только доктринальное, но и существенное практическое значение.

Это особенно важно учитывать в связи с тем, что в результате интеграции России в систему признаваемых и поддерживаемых международным сообществом ценностей конституционной нормой стало непосредственное действие и обязательность для всех субъектов права в России общепризнанных принципов и норм международного права и ратифицированных ею международных договоров, а также право граждан обращаться за защитой своих прав в существующие в международном сообществе структуры.

Таким образом, права человека — это такие права, которые принадлежат каждому члену гражданского общества, в отличие от привилегий, распределяющихся в зависимости от занимаемой индивидом ступени на социальной лестнице; права человека как идея и социальная категория обладают внеформационным характером, являются атрибутом каждой личности и всякого демократически организованного общества и в силу восприятия международным сообществом и их конвенционного закрепления входят в систему общечеловеческих гуманитарных ценностей; права гражданина — это такие права человека, которые оформлены юридически, признаны государством в Конституции и поставлены под его охрану.

Права и свободы человека и гражданина, будучи выражением социально и юридически признанной свободы личности, обладают двойственной природой. Прежде всего, они призваны гарантировать личность в ее отношениях с государством и его агентами, они обеспечивают автономию личности от государственного вмешательства в некоторые наиболее значимые для человека сферы его жизнедеятельности, гарантируют статус личности от нарушений со стороны государства. Основные права и свободы есть узда для государства, его органов и должностных лиц. Но это только один — пассивный (негативный) — аспект функционального назначения основных прав и свобод.

1.2. Другой, позитивный, аспект заключается в том, что эти права и свободы накладывают на государство обязанность юридически гарантировать конституционный статус человека. Речь идет о том, что важным элементом конституционализации прав человека — естественных, неотчуждаемых и принадлежащих каждому человеку от рождения, международно признанных — является возложение на государство обязанности соблюдения этих прав, которые в результате их государственного признания обрели качество юридических прав граждан, а также иностранцев и лиц без гражданства, пребывающих на территории РФ.

При этом понятие соблюдения прав человека и гражданина означает не только пассивную, но и активную обязанность государства. Проблема не сводится только к нормированию государством пределов этих прав и установлению юридических механизмов их реализации, подразумевается также гарантирование пользования указанными правами и теми социальными благами, которые в этих правах сокрыты. Это особенно важно в сопоставлении указанной обязанности государства с экономическими, социальными и культурными правами, которые заключают в себе обширную социальную программу и требуют соответствующих бюджетных ассигнований.

Содержание конституционной обязанности государства соблюдать права и свободы человека и гражданина проецируются на многие положения Основного Закона, главным образом конституционные гарантии от произвола государства. Особенно важное значение в данном контексте имеют ч. 1 и 2 ст. 55 Конституции, в которых данная обязанность представлена в ее двух аспектах. Во-первых, перечисление в Конституции основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина, следовательно, под защитой Основного Закона находятся и другие, помимо перечисленных в нем, общепризнанные права и свободы. При этом указанное качество — общепризнанность прав и свобод — устанавливается не только законодателем, но и правоприменителем, прежде всего судом. Во-вторых, в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина, стало быть, эти права и свободы есть «узда» для законодателя.

Иными словами, основные права и свободы, закрепленные в Конституции, накладывают на государство не только пассивную обязанность воздержания от вмешательства в границы свободы личности, индивида, но и активную (позитивную) обязанность, выражающуюся в законодательной, управленческой и судебной деятельности, направленной на содействие в практическом осуществлении индивидом принадлежащих ему прав и свобод. Именно в гарантиях прав и свобод может быть реализован конституционный строй, моделируемый Основным Законом.

Конституция содержит перечень не только гражданских и политических, но и основных экономических, социальных, культурных и иных прав, реализация которых, как правило, невозможна без участия государства. Тем самым Основной Закон воспринял получившую широкое признание типологию прав человека — разделение их на три поколения:

1) гражданские и политические права, провозглашенные западными демократами и закрепленные в их первых конституционных актах;

2) экономические, социальные и культурные права, в основе которых различные социалистические доктрины и конституционная практика социалистических государств;

3) коллективные права, провозглашенные главным образом государствами, освободившимися от колониальной зависимости (право на мир, благоприятную окружающую среду и др.).

Такое восприятие является естественным и оправданным, поскольку развитие общества привело к тому, что реальная свобода личности, рамки которой не остаются неизменными на различных этапах общественно-исторического развития, зависит теперь не только от личного иждивения индивида, но во все большей степени от создаваемых государством материальных условий и гарантий. Проблема сводится главным образом к деятельности законодательной и исполнительной власти, поскольку речь в конечном счете идет о финансировании. Что же касается суда, то его роль заключается преимущественно в защите названных прав и их эффективном восстановлении, если они нарушаются государственными и общественными органами и их должностными лицами.

Иначе говоря, Конституция формулирует институт защиты прав человека и гражданина, устанавливая систему государственной защиты прав и свобод человека и гражданина (государство как учреждение в целом, все органы публичной власти и их должностные лица, в том числе глава государства, Федеральное Собрание и Правительство, органы правоприменения, субъекты Федерации и их органы государственной власти, органы местного самоуправления и т.д.), разграничивая полномочия этих органов, определяя пределы их усмотрения и ограничивая в смысле их вторжения в сферу основных прав, предусматривая механизмы реализации и гарантии от злоупотребления правом и т.д. Новым для России является институт Уполномоченного по правам человека, действующий в соответствии с Законом об Уполномоченном по правам человека.

Особо важное значение для адекватного представления о содержании закрепленной в комментируемой статье 2 Конституции России обязанности государства имеет формула ст. 18 Конституции: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти и обеспечиваются правосудием». Речь идет о том, что права и свободы человека и гражданина непосредственно обязывают законодателя, исполнительную власть и местное самоуправление. Главную роль в обеспечении прав человека играет правосудие. Иначе говоря, обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина охватывает как нормотворчество, так и правореализацию на всех стадиях и в любых формах, и невыполнение этой конституционной обязанности государства, его органов и должностных лиц не может быть оправдано так называемыми «эксцессами исполнителя», поскольку последний действовал в пределах установленных государством нормативных правовых актов. Конституционная ответственность за выполнение актов публичной власти не может возлагаться на непосредственного исполнителя, субъектом такой ответственности является само государство в лице своих органов и должностных лиц.

При этом, как следует из ст. 2 Конституции, обязанностью государства является соблюдение и защита всех прав и свобод человека и гражданина, однако характер и содержание этой обязанности различны и предопределяются характером и содержанием соответствующих прав. В частности, в зависимости от масштаба участия государства в их обеспечении, как и во времена знаменитого Георга Еллинека, предложившего данную типологию прав, возможно различать несколько категорий субъективных прав человека и гражданина.

Первая группа прав характеризуется тем, что государство признает за личностью определенную сферу отношений, которая отдана на усмотрение индивида и не может быть объектом притязаний государства. В эту группу, которая составляет так называемый отрицательный правовой статус, входят права личной свободы (неприкосновенность личности и жилища, тайна переписки, свобода передвижения и др.), а также права общественной свободы, включая свободу мысли, совести и религии, свободу слова, печати, собраний и митингов, уличных шествий и демонстраций, свободу ассоциаций и др.

Вторая группа прав характеризуется правом индивида требовать от государства положительной деятельности по созданию условий для реализации индивидом признаваемых за ним прав. Они составляют так называемый положительный статус, включающий, к примеру, право на труд, на образование, на материальное обеспечение в старости, по болезни, в случае потери кормильца, полной или частичной утраты трудоспособности и др.

Наконец, третью группу прав отличает признание государством за личностью права на участие в управлении государством и в политической деятельности вообще. К данной группе можно отнести политические права, хотя грань между ней и двумя предыдущими довольно условна.

Если в случае с гражданскими и политическими правами правозащитная обязанность государства заключается в невмешательстве в сферу самоопределения и индивидуальной автономии личности и их ограждении от посягательств как органов публичной власти, так и их должностных лиц, то в сфере экономических, социальных и культурных прав речь уже идет о позитивных обязанностях государства по отношению к гражданам как субъектам правопритязаний; государство предоставляет личности соответствующие блага или гарантирует их от посягательств иных лиц. Как подчеркнуто в Постановлении КС РФ от 01.12.1997 N 18-П, эта экстраординарная по своим последствиям техногенная авария ХХ века привела к неисчислимым экологическим и гуманитарным потерям. В результате были существенно нарушены не только право на благоприятную окружающую среду (ст. 42 Конституции РФ), но и, как следствие этого, другие конституционные права и интересы граждан, связанные с охраной жизни, здоровья, жилища, имущества, а также право на свободное передвижение и выбор места пребывания и жительства, которые были ущемлены столь значительно, что причиненный вред оказался реально невосполнимым. Это порождает особый характер отношений между гражданином и государством, заключающийся в том, что государство принимает на себя обязанность возмещения такого вреда, который, исходя из его масштаба и числа пострадавших, не может быть возмещен в порядке, установленном гражданским, административным, уголовным и другим отраслевым законодательством. Данная конституционно-правовая обязанность государства корреспондирует праву граждан на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного их здоровью или имуществу экологической катастрофой, и вытекает из положений ст. 2 и 18 Конституции, согласно которым признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, а также из ст. 53 Конституции, закрепляющей обязанность возмещения государством вреда, связанного с осуществлением государственной деятельности в различных ее сферах, независимо от возложения ответственности на конкретные органы государственной власти или должностных лиц.

Как видно из указанного Постановления КС РФ, государство одновременно выступает в двух ипостасях: с одной стороны, в государственно организованном обществе именно оно является главным гарантом прав личности, с другой — государство является и потенциальным нарушителем этих прав. Осознание указанной коллизии генерировало в свое время принцип разделения властей и его восприятие отечественной конституционно-правовой практикой с присущими ему «сдержками и противовесами»: судебная власть, образующая в Конституции триаду, контролирует органы государства и их должностных лиц, которые способны неправомерно вторгаться в сферу основных прав. В данном контексте нельзя преуменьшать значение гарантийной функции Президента, деятельности Правительства, прокуратуры или института Уполномоченного по правам человека, которые при этом сами находятся под судебным контролем.

Причем обязанность защиты конституционных прав коррелирует конституционному праву на государственную защиту прав и свобод человека и гражданина, которое должно интерпретироваться во взаимосвязи с равенством всех перед законом и судом, правом на судебную защиту прав и свобод и другими «правозащитными» положениями Конституции.

Это, однако, не означает тождества права на защиту и обязанности защиты прав и свобод, поскольку последнее связано с вторжением государства как гаранта в сферу прав и свобод нарушителя. Право на защиту изначально выступает в качестве субъективного конституционного права, обязанность же защищать как часть нормативной характеристики одного из принципов конституционного строя РФ выступает в качестве объективно-правового веления, обращенного к государству, которое конкретизируется в федеральных конституционных и федеральных законах. Речь идет о формулировании материально-правовых и процедурных средств и способов защиты прав и свобод человека и гражданина уполномоченными на то органами публичной власти и их должностными лицами.

Федеративное устройство России обусловливает участие в этом процессе не только органов Федерации в целом, но и субъектов Федерации. Отсюда следует, что в качестве средства защиты выступает не только федеральный закон, но и закон субъекта РФ. При этом, однако, исходные начала правозащитной деятельности субъекта Федерации закладываются федеральным законом. Не случайно регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина отнесены к ведению Федерации, тогда как защита прав и свобод человека и гражданина входит в совместное ведение РФ и ее субъектов. Этим предопределяется и доминирующая роль Федерации в установлении правовых механизмов защиты прав и свобод и материально-правового содержания и процессуальных правил осуществления обязанности государства защищать права и свободы человека и гражданина. В упомянутом Постановлении КС РФ N 18-П особо подчеркивалось, что обязанность государства по возмещению вреда от экологических бедствий предопределена также правом нынешнего и будущих поколений на защищенность от радиационного излучения, связанного с использованием ядерной энергетики, которая согласно п. «и» ч. 1 ст. 71 Конституции находится в ведении РФ и объекты которой относятся исключительно к федеральной собственности. Данная конституционно-правовая обязанность государства конкретизируется в Федеральных законах от 21.11.1995 N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии» (в ред. от 14.07.2008), от 21.12.1994 N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (в ред. от 30.10.2007) и от 09.01.1996 N 3-ФЗ «О радиационной безопасности населения» (в ред. от 22.08.2004), предусматривающих систему мер, направленных на обеспечение радиационной безопасности населения и защиту его от чрезвычайных ситуаций, к которым относится и ситуация, возникшая в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС.

Забота государства о восстановлении нарушенных вследствие этой катастрофы конституционных прав и интересов граждан, в том числе путем возмещения вреда, реализуется в русле обеспечения радиационной безопасности и экологического благополучия исходя из целей и принципов правового и социального государства, провозглашенных в ст. 1, 2 и 7 Конституции.

При этом конституционная обязанность защиты прав человека и гражданина сопрягается с иными положениями Конституции и раскрывается в них. Именно человек, его права и свободы, жизнь и здоровье, честь и достоинство, личная неприкосновенность и безопасность — высшая ценность, признаваемая и защищаемая Российской Федерацией. В частности, федеральная Конституция устанавливает, что Россия обеспечивает права и свободы человека и гражданина согласно положениям самой Конституции и общепризнанным принципам и нормам современного международного права.

Речь и здесь идет о том, что, с одной стороны, права человека не октроированы государством, не дарованы им, оно лишь признало и конституционно закрепило их, а с другой стороны — что, коль скоро права человека представляют собой общечеловеческую ценность, они обеспечиваются в соответствии с теми стандартами, которые выработаны человечеством. Конституция устанавливает, что государство исходит из приоритета прав и свобод человека и гражданина. Именно основные права и свободы, занимающие центральное место в системе всех прав и свобод, выступают критерием конституционности деятельности законодательной, исполнительной и судебной властей.

Государство связано ими и не может по своему усмотрению отменить или ограничить эти права и свободы. Основные права человека есть своеобразный барьер, который в демократическом обществе не может быть преодолен по собственному усмотрению ни законодательной, ни исполнительной, ни судебной властью: законодатель не может принимать законов, не согласующихся с основными правами; судебная власть не может затрагивать основные права в процессе судебного производства и в содержании своих решений, ее функция — обеспечение прав; исполнительная власть точно так же связана в сфере высшей государственной власти основными правами, хотя и издает свои распоряжения в отношении лиц с особым статусом подчинения и в пределах допустимых ограничений.

Тем самым категория прав человека выступает теперь в качестве сердцевины идеологии и практики демократического переустройства общества. Это не просто подтверждение развивавшейся ранее концепции прав человека, а новое по своему существу концептуальное решение проблемы взаимоотношений личности и государства, придающее проблеме прав человека современный вид и последовательно гуманистический характер.

Высшей ценностью согласно конституции рф являются только гражданин рф
Читайте так же:  Налог на автомобиль если он в кредите