Судебно-медицинская экспертиза в уголовном процессе

«Независимая» судебно-медицинская экспертиза в уголовном процессе

«Независимая» судебно-медицинская экспертиза в уголовном процессе / Гребеньков А.А., Гребеньков А.Б. // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

библиографическое описание:
«Независимая» судебно-медицинская экспертиза в уголовном процессе / Гребеньков А.А., Гребеньков А.Б. // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

код для вставки на форум:

В последнее время становятся нередкими случаи употребления в прессе, при производстве по уголовным и гражданским делам и в специальной литературе словосочетания «независимая судебно-медицинская экспертиза». Обычно оно используется в случаях, когда одна из сторон не удовлетворена уже имеющимся в деле заключением эксперта и требует производства нового исследования. При этом термину «независимость» придаются совершенно различные значения. Исходя из анализа нормативных актов и литературы, можно выделить три основных подхода к наполнению понятия «независимая экспертиза» правовым содержанием.

Первый, наиболее распространенный, подход базируется на неправильном понимании ст. 53 «Независимая медицинская экспертиза» Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года. В абзаце 2 этой статьи даётся легальное определение данного понятия: «Экспертиза признается независимой, если производящие её эксперт либо члены комиссии не находятся в служебной или иной зависимости от учреждения или комиссии, производивших медицинскую экспертизу, а также от органов, учреждений, должностных лиц и граждан, заинтересованных в результатах независимой экспертизы». Ссылки на эту статью в качестве обоснования возможности производства «независимой» судебно-медицинской экспертизы в уголовном и гражданском процессе встречаются как в монографиях и учебных пособиях (И. Е. Лобан, И. Г. Заславский, В. Л. Попов, 2003), так и в ходатайствах сторон в уголовном и гражданском процессе. Однако такое мнение не основано на действующем законодательстве: в абзаце 1 этой же статьи Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан содержится чёткий перечень видов проводимых независимых экспертиз, который ограничен патолого-анатомическим вскрытием (ст. 48 Основ) и военно-врачебной экспертизой (ст. 51 Основ). Судебно-медицинская и судебно-психиатрическая экспертиза, регулирование которых Основы осуществляют в ст. 52, в этот перечень не входят. Более того, ст. 52 основ констатирует, что «порядок организации и производства судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертиз устанавливается законодательством Российской Федерации», т.е. УПК РФ и Законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Следовательно, говорить о «независимой» судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизе в контексте Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан не представляется возможным. Кроме того, как будет показано далее, часть норм этой статьи Основ вообще не могут применяться в настоящее время, так как противоречат действующему процессуальному законодательству.

Во-первых, положения абзацев 1 и 2 ст. 52 Основ о производстве экспертизы только в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения в контексте действующих процессуальных законов, которые предусматривают свободу выбора экспертного учреждения или эксперта, уже не могут служить препятствием для производства экспертиз в негосударственных учреждениях или даже вне медицинских учреждений. Во-вторых, неприменимо к производству судебных экспертиз положение абзаца 4 ст. 53 Основ, дающего гражданину возможность выбора экспертного учреждения и эксперта, поскольку действующие процессуальные кодексы предусматривают назначение экспертизы исключительно специальным субъектом (следователем, судом), причём при выборе эксперта или экспертного учреждения мнение сторон лишь учитывается, но не является обязательным.

Второй подход наиболее характерен для ходатайств сторон судебного разбирательства, однако время от времени встречается и в научной периодике. Согласно ему, «независимой судебно-медицинской экспертизой является исследование», которое производит «независимое медицинское экспертное учреждение» — т.е. «привлекаемое компетентными органами в соответствии с законом для исследования качества оказания медицинской помощи или с целью установления юридически значимых фактов, учреждение, не входящее в региональную систему здравоохранения и не являющееся государственным экспертным учреждением» (И. В. Васильев, А. В. Артеменко, 2004). Т. е., термину «независимый» придаётся «определённая смысловая нагрузка — неподчинённость региональным органам управления здравоохранением». Соответственно, авторами предлагается разработать механизмы производства экспертиз в указанных учреждениях и внедрить их в практику. Очевидно, что в данном случае имеет место подмена понятий — термин «независимая экспертиза» приравнивается к понятию «негосударственная экспертиза», проведение которой стало возможно после ввода в действие упомянутого выше федерального закона № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. и действующего УПК РФ.

Несмотря на очевидные достоинства такого подхода (поскольку использование негосударственных организаций для производства экспертиз действительно является в определённых ситуациях целесообразным), он кроме указанного характеризуется и другими существенными недостатками — в частности, предполагает излишнее дублирование в подзаконных актах положений действующего процессуального законодательства, а кое в чём и противоречит ему. Как уже было указано выше, субъект, назначающий экспертизу, свободен в выборе лица или учреждения, которое будет её проводить: единственным препятствием может являться лишь отсутствие у эксперта необходимых специальных знаний. Поэтому возможность производства экспертизы в негосударственном, «независимом» учреждении уже имеется и используется. Установление же обязательности производства экспертизы по отдельным категориям дел в определённых учреждениях входит в противоречие с большим числом процессуальных норм, так как ограничивает самостоятельность субъекта процесса в выборе средств доказывания, основанную на принципе свободы оценки доказательств и отсутствия у доказательств заранее установленной силы (ст. 17 УПК РФ). Необходимо заметить, что хотя закон в виде исключения и допускает такое ограничение (правило об обязательном назначении экспертизы, установленное ст. 196 УПК РФ), оно основано на объективной невозможности установления определённых обстоятельств, входящих в предмет доказывания, иными средствами, чем производство судебной экспертизы, причём эта невозможность носит характер закономерности, т.е. наблюдается во всех случаях, когда возникает потребность установлении данных обстоятельств. В случае же с выбором между государственным и «независимым» экспертным учреждением нельзя говорить об объективной закономерности, поскольку возможность производства экспертизы в данном учреждении с соблюдением всех требований процессуального законодательства невозможно определить заранее, на все случаи жизни; поэтому и необходимо по каждому делу отдельно оценивать эту возможность и принимать решение с учётом этой оценки.

С другой стороны, можно согласиться с тем, что правовая база производства негосударственных экспертиз недостаточна, процессуальная практика их назначения не отработана. По этой причине приходится сталкиваться с попытками привлечения одной из сторон к проведению судебно-медицинских экспертиз лиц, хотя и имеющих высшее медицинское образование, но не являющихся специалистами в области судебной медицины, не имеющих соответствующего сертификата и лицензии. Нередко не только наличие специальных познаний в таких случаях вызывает сомнения, но и независимость этих «экспертов», оплата труда которых зачастую проводится не судом в установленном процессуальном законодательством порядке, а одной из сторон.

Третий подход общепринят в учебниках и специальной литературе по уголовному процессу [2, 4, 5, 6]. Он основан на том, что независимость — это неотъемлемое свойство любой судебной экспертизы, которое находит выражение в самостоятельном характере производства исследований экспертом, его процессуальной самостоятельности в своей области (А. В. Смирнов, К. Б. Калиновский, 2004). ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» в ст. 7 утверждает независимость эксперта как одну из важнейших его характеристик: он «не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела». Эксперт дает заключение, основываясь на результатах проведенных исследований в соответствии со своими специальными знаниями. Для обеспечения этого свойства установлен комплекс правовых гарантий, связанных с назначением и производством экспертизы, включающий в себя права и обязанности эксперта (ст. 57 УПК РФ), правила об отводах (гл. 9 УПК РФ), возможность признания доказательств недопустимыми и правила их оценки (гл. 10—11 УПК РФ), чётко регламентированный порядок назначения и производства экспертизы, предусматривающий активное участие в нём всех заинтересованных в исходе дела лиц (гл. 27 УПК РФ). При этом законодателем устанавливается и подчёркивается автономность эксперта — он обладает статусом, отличным от процессуального статуса других участников процесса, лично отвечая за проведенное исследование и данное заключение. Хотя государственный эксперт, как должностное лицо, административно зависим от руководства того экспертного учреждения, в котором он работает, однако эта зависимость не распространяется на производство им конкретных экспертиз и дачу заключения по ним. Администрация учреждения, где работает эксперт, (в том числе и региональные органы управления здравоохранением), как и иные должностные лица по действующим законам не вправе вмешиваться в ход экспертного исследования и давать эксперту указания, предрешающие содержание выводов по конкретной судебной экспертизе (ст. 14 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»). Лица же, виновные в оказании воздействия на эксперта, подлежат ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации по ст.ст. 302 и 309 УК РФ.

Читайте так же:  Лизинг и возврат ндс

Очевидно, что экспертиза, которая не соответствует требованию независимости, попросту не может быть признана судебной и подлежит отводу как недопустимое доказательство, потому в рамках данного подхода употребление термина «независимая судебно-медицинская экспертиза» некорректно ввиду его тавтологичности: любая судебно-медицинская экспертиза является по сути своей независимой, а «зависимая» медицинская экспертиза не может быть судебной. Более того, попытки использовать это термин в судебной практике носят дискриминационный характер — ведь, если одна из экспертиз (чаще всего дополнительная или повторная), выполненная негосударственным экспертом, именуется «независимой», подразумевается что другие экспертизы, выполненные в установленном законом порядке в государственных экспертных учреждениях заведомо «зависимы». Тем самым нарушается положение действующего процессуального законодательства о равенстве доказательств, а также о презумпции невиновности — до того момента, когда судом не будет установлен и доказан факт наличия объективной зависимости эксперта, давшего заключение, а само заключение не будет отвергнуто судом как недопустимое доказательство, любая экспертиза автоматически должна считаться независимой.

Таким образом, изложенное выше позволяет сделать следующие выводы:

  1. Использование термина «независимая судебно-медицинская экспертиза» в рамках действующего законодательства некорректно, поскольку не существует отдельного вида судебных экспертиз, характеризуемого (в отличие от других видов) независимостью. Любая судебно-медицинская экспертиза, проведённая с полным соблюдением требований процессуального законодательства является независимой, а если данные требования нарушены, экспертиза перестаёт считаться судебной и её результат должен быть признан недопустимым доказательством.
  2. Введение специального института «независимой» экспертизы в качестве факультативного для случаев, когда стороны дела сомневаются в объективности «традиционных» экспертных учреждений, нецелесообразно, поскольку процессуальное законодательство предусматривает возможность назначения повторной экспертизы при наличии обоснованных сомнений в правильности первичной экспертизы и предоставляет субъекту процесса возможность выбора эксперта или экспертного учреждения исходя из специфичных для каждого дела обстоятельств.
  3. Институт обязательного производства особой «независимой» экспертизы по отдельным категориям дел (например, связанных с расследованием преступлений медработников при выполнении их должностных обязанностей) противоречит принципам действующего процессуального законодательства и потому такое требование предъявляться не может.

похожие материалы в каталогах

Установление причинно-следственных связей в судебной медицине / Землянский Д.Ю. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 94-98.

СРОКИ ПРОИЗВОДСТВА СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ И РАЗУМНЫЙ СРОК
УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Конвенция о защите прав человека и основных свобод, ст. 6 ч. 1

Уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод (ст. 6 УПК РФ). В то же время именно в уголовно-правовой сфере государство может ограничить свободу личности на законных основаниях. В этой связи трудно переоценить процессуальные и социальные последствия реализации права личности на судебное разбирательство в разумные сроки.

Введением в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации статьи 61 «Разумный срок уголовного судопроизводства»(1) был создан новый для российского законодательства институт права, предназначенный для борьбы с затягиванием предварительного расследования и судебного разбирательства. Новация была обусловлена тем, что Европейским Судом по правам человека выносится значительное количество решений против России именно в связи с нарушением разумных сроков рассмотрения дел(2).

Соблюдение разумных сроков отнесено законодателем к основным принципам уголовного судопроизводства. Уголовно-процессуальный закон не только закрепляет юридически значимые сроки в уголовном процессе, но и указывает на последствия их несоблюдения. Процессуальный срок — это существенная гарантия обеспечения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, но нередко нарушение процессуальных сроков в уголовном процессе превосходит разумные пределы, что обусловлено множеством причин, одной из которых является чрезмерная длительность производства некоторых видов судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях.

В статье 61 УПК РФ установлено, что уголовное судопроизводство должно осуществляться в разумный срок, включающий в себя период с момента начала уголовного преследования до момента его прекращения или вынесения обвинительного приговора. При этом в ч. 4 данной статьи закреплено, что никакие объективные трудности и обстоятельства в организации работы правоохранительных органов и суда не могут быть приняты во внимание в качестве обоснований для превышения разумных сроков. Представляется, что законодатель, указывая на данное обстоятельство,

руководствовался тем, что все организации и структуры, с которыми осуществляется взаимодействие в ходе проверки сообщения о преступлении и дальнейшем его расследовании, учитывают в своей деятельности сроки производства по уголовному делу.

Вышесказанное подтверждается правовой позицией Европейского Суда по правам человека, используемой в постановлениях, принятых в отношении Российской Федерации и касающихся защиты права лица на разумные сроки судебного разбирательства по гражданским и уголовным делам: «основная ответственность за просрочку, допущенную деятельностью экспертного учреждения, возлагается на государство; национальные суды должны обеспечить своевременное осуществление экспертного исследования»(1).

Отметим, что официальные сроки производства судебных экспертиз, установленные ведомственными нормативными актами, являются достаточно лояльными применительно к срокам, установленным уголовно-процессуальным законодательством. В реальности «очередь» на производство некоторых видов экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях может достигать двух—трех лет, что приводит к невозможности выполнения требования закона о соблюдении разумности сроков.

С целью обеспечения реализации норм Федеральных законов «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ и «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок”», прав граждан на доступ к правосудию, надлежащего надзора за процессуальной деятельностью органов следствия и дознания прокуратура использует имеющиеся у нее полномочия для организации надлежащего прокурорского надзора за исполнением названных законов, обеспечением прав граждан на судопроизводство и исполнением судебных актов в разумные сроки, в том числе за соблюдением органами предварительного следствия и дознания разумного срока уголовного судопроизводства(2).

Недостатки, имеющиеся в организации и производстве судебных экспертиз, явились основанием для принятия Задания прокурорам субъектов Российской Федерации, военным прокурорам и прокурорам специализированных прокуратур о проверке состояния законности в деятельности экспертных учреждений (подразделений) Минюста России, МВД России, Минздрава России, ФСБ России, ФТС России, Минобороны России, ФСКН России, МЧС России, Следственного комитета Российской Федерации, негосударственных экспертов от 29 июля 2014 г. № 36-44-2014. В данном Задании, сформулированном в соответствии с поручением Генерального прокурора Российской Федерации от 30 июня 2014 г., и п. 2 плана работы коллегии Генеральной прокуратуры Российской Федерации на второе полугодие 2014 года, прокурорам предлагается проверить состояние законности в деятельности экспертных учреждений (подразделений), обратив особое внимание на проблемы экспертной деятельности, негативно влияющие на обеспечение прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве.

Одним из направлений деятельности в ходе выполнения Задания является проверка исполнения федерального законодательства экспертными учреждениями (подразделениями), как государственными, так и негосударственными, в частности проверка соответствия федеральному законодательству нормативных правовых актов, регламентирующих экспертную деятельность и проведение исследований (при этом должны быть выявлены существующие на региональном уровне недостатки нормативно-правового регулирования

в названной сфере) на всех стадиях уголовного судопроизводства (в ходе дознания, предварительного следствия, судебного разбирательства, а также при осуществлении оперативно-розыскной деятельности). При этом проверка исполнения требований закона при проведении экспертных исследований в ходе процессуальных проверок по сообщениям о преступлении и расследования преступлений подразумевает, в том числе, установление случаев длительного проведения криминалистических исследований и судебных экспертиз, повлекших нарушение требований закона о разумности срока уголовного судопроизводства, а также установление фактов обращений заинтересованных лиц в суд в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, с жалобами на волокиту расследования (нарушение разумных сроков следствия) ввиду длительности производства экспертиз (пп. 2.2, 2.3 Задания). Отдельно предписано отразить факты обращения прокуроров к председателю суда с заявлением в порядке ч. 5 ст. 61 УПК РФ по мотивам затягивания судебного разбирательства уголовного дела по причине длительного срока производства назначенной судом экспертизы (п. 3 Задания). Представляется, что внимание Генеральной прокуратуры к проблемам разумности сроков производства судебных экспертиз не позволяет усомниться в значимости проблемы.

Читайте так же:  Мировые судьи рф полномочия мировых судей

Неоспорим тот факт, что заключение эксперта является одним из наиболее весомых доказательств. Назначение и производство экспертизы возможно уже на стадии проверки сообщения о преступлении (ч. 1 ст. 144 УПК РФ). Введением этого положения предпринята попытка обеспечения качества производства доследственной проверки и обоснованности принимаемых по ее результатам решений, поскольку для принятия обоснованного решения о возбуждении уголовного дела существенным является установление достоверности фактов, имеющих уголовно-правовое значение: принадлежность объектов к ядовитым, сильнодействующим, психотропным, наркотическим средствам, взрывчатым веществам, огнестрельному или холодному оружию; наличие признаков подделки документов; причина смерти, степень тяжести вреда здоровью и т. п. Проверка сообщения осуществляется в сроки, установленные ст. 144 УПК РФ. При необходимости производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов срок проверки может быть продлен до 30 суток. Логично было бы в течение этого срока завершить любую экспертизу, имеющую принципиальное значение для принятия решения об обоснованности возбуждения уголовного дела.

Особо проблематичным является назначение в ходе проверки сообщения о преступлении ряда судебных экспертиз, срок производства которых превышает 30 суток, а применительно к производству дознания в сокращенной форме — 15 суток (поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 2266 УПК РФ дознание в сокращенной форме должно быть окончено в срок, не превышающий 15 суток со дня вынесения постановления о его производстве, причем в этот срок включается время со дня вынесения постановления о производстве дознания в сокращенной форме до дня направления уголовного дела прокурору с обвинительным постановлением, и только при наличии достаточных оснований срок дознания в сокращенной форме может быть продлен прокурором до 20 суток — ч. 2 ст. 2266 УПК РФ).

Законодатель оперирует понятием «разумный срок» и применительно к возможности получения заключения эксперта (ч. 1 ст. 144 УПК РФ). Очевидно, что этот срок должен определяться процессуальными сроками, установленными уголовно-процессуальным законодательством. Тем не менее, сроки производства экспертиз устанавливаются ведомственными актами, утвержденными соответствующими приказами. Так, экспертно-криминалисти-ческие подразделения МВД России в своей деятельности руководствуются Инструкцией по организации производства судебных экспертиз в экспертно-кримина-листических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации(1). В данной Инструкции установлено, что экспертизы в экспертно-криминалистических

подразделениях (ЭКП) МВД России производятся, как правило, в срок, не превышающий 15 суток, в порядке очередности поступления материалов (п. 12). Более длительный срок производства экспертизы устанавливается руководителем в случаях, когда требуется исследование значительного объема материалов, применение продолжительных по времени методик исследования, а также при наличии в производстве у эксперта большого количества экспертиз, о чем информируется орган или лицо, назначившее экспертизу. При этом предусмотрено, что очередность производства экспертиз может быть изменена руководителем по мотивированному обращению органа или лица, назначившего экспертизу, в целях соблюдения процессуальных сроков, исследования скоропортящихся объектов, в иных случаях, требующих немедленного производства экспертизы.

Срок производства экспертизы определяется руководителем экспертного подразделения в зависимости от вида, характера и объема предстоящего исследования, необходимости обращения к лицу (органу), назначившему экспертизу, с ходатайством о привлечении к производству экспертизы лиц, не являющихся сотрудниками данного ЭКП, а также необходимости реализации иных мероприятий, предусмотренных Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ и (или) иными законодательными актами Российской Федерации. Следует обратить внимание, что в соответствии с п. 21 названной Инструкции при наличии объективных оснований, указывающих на невозможность выполнения экспертизы в установленный срок, руководитель на основании мотивированного рапорта эксперта, поданного не менее чем за три дня до его истечения (курсив наш. — Е. Е.), устанавливает новый срок производства экспертизы и направляет лицу (органу), назначившему экспертизу, письменное уведомление о продлении срока ее производства с указанием причин. Очевидно, что субъект, инициировавший экспертизу, в такой ситуации может быть вынужден отказаться от производства экспертизы из-за невозможности соблюдения процессуальных сроков проверки сообщения о преступлении или производства дознания в сокращенной форме.

В методических рекомендациях по применению норм затрат времени на производство экспертиз для определения норм экспертной нагрузки государственных судебных экспертов судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации(1) названы критерии, позволяющие определить категорию сложности планируемой экспертизы (п. 3) и в соответствии с этим спрогнозировать срок ее производства, руководствуясь п. 4.

Аналогичные методические рекомендации действуют в Центральном таможенном экспертном управлении(2). Сроки пребывания лица, направленного на экспертизу, в психиатрическом стационаре (стационарном отделении) определяются, а продление этих сроков производится в соответствии со ст. 30 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Общий срок пребывания лица, направленного на экспертизу, в психиатрическом стационаре (стационарном отделении) при производстве одной экспертизы не может превышать 90 дней(3). Значимость результатов судебно-психиатрической экспертизы обосновывает длительность ее производства и признана Европейским Судом по правам человека объективным фактором,

могущим повлечь отсрочки в рассмотрении дела(1).

В отношении сроков производства судебно-медицинских экспертиз установлено только то, что руководитель государственного судебно-экспертного учреждения (ГСЭУ) изучает постановление или определение о назначении экспертизы, устанавливает вид, характер и объем предстоящей экспертизы и на этом основании определяет срок производства экспертизы или участия в процессуальном действии; срок производства экспертизы определяется в пределах срока, установленного в постановлении или определении о назначении судебной экспертизы(2). Не оценивая делегирование права установления срока производства экспертизы субъекту ее назначения (следователю, дознавателю, суду), необходимо признать, что отсутствие установленных временных пределов производства судебно-медицинских экспертиз в зависимости от вида (в первую очередь, трупов и объектов биологического происхождения) вызывает существенные затруднения при планировании деятельности по проверке сообщения о преступлении.

Сроки производства экспертного исследования наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, вне зависимости от ведомственной принадлежности экспертного учреждения (подразделения) определены межведомственной Инструкцией о порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, а также их учета, хранения, передачи, использования и уничтожения, утвержденной Приказом МВД России № 840, Минюста России № 320, Минздрава России № 388, Минэкономики России № 472, ГТК России № 726, ФСБ России № 530, ФПС России № 585 от 9 ноября 1999 г. В соответствии с п. 10 данной Инструкции эксперт составляет заключение в срок, как правило, не превышающий 15 суток с момента поступления постановления о назначении экспертизы.

Суммируя изложенную информацию, можно выделить следующие подходы(3) к определению сроков производства судебных экспертиз, отраженные в законах и ведомственных нормативных актах: 1) существуют конкретизированные сроки и имеются критерии, позволяющие ориентировочно определить срок производства планируемой экспертизы (криминалистические и иные экспертизы 1—3 категории сложности, проводимые в экспертных учреждениях Минюста России и ФТС России); 2) определен предельный срок производства экспертизы (стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, экспертиза наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также и иных объектов); 3) срок устанавливается руководителем экспертного учреждения после ознакомления с постановлением о назначении экспертизы и определения вида, задач и объема исследования (особо сложные криминалистические и иные экспертизы, проводимые в экспертных учреждениях Минюста России, ФТС России, экспертных подразделениях МВД России, судебно-медицинская экспертиза).

Очевидно, что в более выгодном положении находится суд, который не связан сроками осуществления судебного разбирательства, в отличие от субъекта расследования, вынужденного соотносить все свои действия с процессуальными сроками, предусмотренными законодателем. К тому же в соответствии с п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября

1950 года и Протоколов к ней» от 27 июня 2013 г. № 21 суд не должен под предлогом соблюдения разумных сроков судопроизводства отказывать в исследовании доказательств, необходимых для полного и объективного разрешения дела, а также для обеспечения процессуального равенства сторон.

Резюмируя, следует признать, что проблема соотношения сроков производства судебных экспертиз и сроков уголовного судопроизводства не может быть разрешена без заинтересованного вмешательства государства.

Судебная экспертиза по уголовному делу

Судебная экспертиза

Судебная экспертиза в уголовном процессе назначается в случаях, когда в процессе рассмотрения уголовного дела возникают вопросы, требующие специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства или ремесла.

Заключение судебной экспертизы (эксперта или экспертов) является одним из видов доказательств в уголовном процессе.

Читайте так же:  Приказ о вредности в лаборатории

Согласно ст. 80 Уголовно-процессуального кодекса РФ заключение эксперта представляет собой содержание исследования, проведенного экспертом и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами, изложенное в письменном виде.

Ранее в публикации «Судебные экспертизы гражданском процессе» была представлена классификация судебных экспертиз. Поэтому в этой статье мы не будем останавливаться на этом вопросе, сразу перейдем к порядку назначения судебных экспертиз в уголовном процессе.

Объектами исследований являются вещественные доказательства, документы, предметы, животные, трупы и их части, образцы для сравнительного исследования, а также материалы уголовного дела, по которому производится судебная экспертиза.

Исследования проводятся также в отношении живых лиц.

Порядок назначения судебной экспертизы

Судебная экспертиза может быть назначена и произведена не только в процессе расследования и судебного следствия по уголовному делу, но и до возбуждения уголовного дела.

Порядок назначения судебных экспертиз в уголовном процессе регламентируется ст. 195 и 196 УПК РФ.

Признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление, а в случаях необходимости помещения подозреваемого или обвиняемого, не находящегося под стражей в медицинский для производства судебно-медицинской экспертизы или психиатрический стационар для проведения судебно-психиатрической экспертизы, возбуждает перед судом ходатайство об этом.

Кроме того, статья 283 УПК РФ предусматривает, что судебную экспертизу может назначить и суд по ходатайству сторон или по собственной инициативе, если вопрос о необходимости ее производства возникнет в ходе судебного следствия по уголовному делу.

В этом случае председательствующий предлагает сторонам представить в письменном виде вопросы эксперту, а после их оглашения заслушиваются мнения участников судебного разбирательства по поводу поставленных вопросов. Рассмотрев указанные вопросы, суд может отклонить те из них, которые не относятся к уголовному делу или компетенции эксперта, после чего формулирует новые вопросы.

По ходатайству сторон либо по собственной инициативе суд также может назначить повторную либо дополнительную судебную экспертизу, если между заключениями экспертов, имеющихся в материалах уголовного дела, усмотрит противоречия, которые невозможно преодолеть в судебном разбирательстве путем допроса экспертов.

Статья 196 УПК РФ обязывает дознавателя, следователя и суд назначить судебную экспертизу во всяком случае, если необходимо установить:

  • причины смерти или характер и степень вреда, причиненного здоровью;
  • психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в ходе предварительного расследования или судебного следствия;
  • психическое состояние подозреваемого, обвиняемого в совершении в возрасте старше восемнадцати лет преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего возраста четырнадцати лет, для решения вопроса о наличии или об отсутствии у него расстройства сексуального предпочтения (педофилии);
  • психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;
  • возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

Судебно экспертные учреждения

Судебные экспертизы производятся государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

К государственным экспертным учреждениям России относятся:

  • Судебно-экспертные учреждения Министерства юстиции РФ, которые включают Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции, региональные центры судебной экспертизы и центральные лаборатории судебных экспертиз.
  • Экспертно-криминалистические подразделения Министерства внутренних дел. Организационно-методическое руководство данными подразделениями осуществляется Экспертно-криминалистическим центром МВД России.
  • Судебно-экспертные учреждения Росздрава РФ, в систему которых входят судебно-медицинские и судебно-психиатрические учреждения.
  • Кроме того, свои судебно-экспертные учреждения имеются в Министерстве обороны РФ, Федеральной таможенной службе, Федеральной службе безопасности, Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН России) и МЧС России.

Наряду с государственными экспертными учреждениями в России функционируют негосударственные экспертные учреждения, работающие на коммерческой основе, которые чаще всего называются Центрами независимых экспертиз.

Однако на самом деле в соответствии с российским законодательством они не имеют статуса судебных экспертиз, за исключением тех случаев, когда сотрудник такого учреждения выполняет экспертизу по постановлению следователя и определению суда.

Права участников уголовного процесса при назначении и производстве судебной экспертизы

После вынесения постановления о назначении судебной экспертизы следователь должен ознакомить с постановлением об этом подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего его представителя и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 УПК РФ. Об ознакомлении указанных лиц с постановлением о назначении судебной экспертизы должен быть составлен протокол.

Судебная экспертиза в отношении потерпевшего и свидетеля производится с их согласия или согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде.

Исключение составляют случаи, когда посредством судебной экспертизы в отношении потерпевшего необходимо установить:

  • причины смерти или характер и степень вреда, причиненного здоровью потерпевшего;
  • его психическое или физическое состояние, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;
  • возраст потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

При назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый (его защитник), потерпевший (его представитель) наделены следующими правами:

  • как отмечалось выше, знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы;
  • заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении;
  • ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц или о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении;
  • ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту;
  • с разрешения следователя присутствовать при производстве судебной экспертизы, давать при этом объяснения эксперту;
  • знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта.

В этом плане права свидетеля, в отношении которого производилась судебная экспертиза несколько ограничены — он вправе лишь знакомиться с заключением эксперта.

После производства экспертизы заключение эксперта или его сообщение о невозможности дать заключение, должны быть предъявлены для ознакомления вышеуказанным участникам уголовного процесса, которым разъясняется право ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы.

Дополнительная и повторная судебная экспертиза

При недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела, следователем или судом может быть назначена дополнительная судебная экспертиза, При этом ее производство поручается тому же или другому эксперту.

Если же возникли сомнения в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная судебная экспертиза. В этом случае производство судебной экспертизы поручается другому эксперту.

Комиссионная судебная экспертиза

Первоначальная (первичная), дополнительная и повторная судебная экспертиза может проводиться комиссией экспертов (ст. 200 УПК РФ), либо быть комплексной.

Комиссионная судебная экспертиза производится не менее чем двумя экспертами одной специальности. Если по результатам проведенных исследований мнения экспертов по поставленным вопросам совпадают, то ими составляется единое заключение. Однако если между мнениями экспертов возникают разногласия по вопросам, поставленным перед ними, каждый из экспертов, участвовавших в производстве судебной экспертизы, дает отдельное заключение по этим вопросам.

Комплексная судебная экспертиза

Судебная экспертиза, которую проводят эксперты разных специальностей, является комплексной.

В заключении комплексной судебной экспертизы указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришел. Каждый эксперт подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность.

Получение образцов для сравнительного исследования

С целью обеспечения экспертов необходимыми объектами для проведения сравнительного исследования следователь вправе получить у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, а также у иных физических лиц и представителей юридических лиц образцы почерка или иные образцы в случаях, если возникла необходимость проверить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах.

При получении образцов для сравнительного исследования запрещается применять методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство.

Производство судебной экспертизы в условиях медицинского стационара

В некоторых случаях судебная экспертиза в отношении подозреваемого или обвиняемого может быть проведена лишь в условиях медицинского стационара. Для этого на основании судебного решения он может быть помещен в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую или психиатрическую помощь в стационарных условиях.

При этом срок, в течение которого подозреваемому должно быть предъявлено обвинение, прерывается до получения заключения экспертов.

Судебно-медицинская экспертиза в уголовном процессе