Экспертиза на яд

Экспертиза на яд

Судебно-медицинская экспертиза отравлений

По данным Всемирной федерации токсикологических центров (2000), в современном мире сложилась токсикологическая ситуация, которая вызвана ростом числа острых случайных и преднамеренных отравлений лекарственными и промышленными средствами.

ВОЗ (Международная программа химической безопасности) указывает, что частота отравлений только лекарственными препаратами возрастает из года в год практически во всех странах, причем на долю центральнодействующих средств приходится от 60 до 75 %. Злободневным вопросом выступают токсикологические аспекты наркоманий, токсикоманий и острых передозировок.

Яд – вещество, поступающее в организм извне, обладающее свойством оказывать химическое и физико-химическое воздействие и способное при определенных условиях даже в малых дозах вызвать отравление. Яд – понятие относительное. Одно и то же вещество в зависимости от дозы может привести к смертельному отравлению, вызвать лечебный эффект или оказаться индифферентным, а также при определенных условиях может использоваться как лекарство.

Яды можно систематизировать по их происхождению (минеральные, органические и др.), способности вызывать острое или хроническое отравление, по избирательности действия (яды с преимущественным действием на сердечно-сосудистую, мочевыделительную, центральную или периферическую нервные системы и др.), по способности оказывать преимущественно местное или общерезорбтивное действие на организм в зависимости от агрегатного состояния яда и т. д. В судебной медицине принято рассматривать яды в зависимости от их способности оказывать то или иное местное повреждающее действие.

К едким относятся яды, вызывающие резкие морфологические изменения в месте их контакта с организмом (химический ожог): концентрированные кислоты, щелочи, перекись водорода и др.

Действие деструктивных ядов связано с образованием дистрофических и некротических изменений органов и тканей, включая и место контакта яда с организмом. В эту группу входят соли тяжелых металлов (ртути, меди, цинка), фосфор, мышьяк, органические соединения ртути и др.

Третью группу составляют окись углерода и метгемоглобинобразующие яды (бертолетова соль, анилин, нитрит натрия и др.).

Наиболее многообразна четвертая группа, в которую входят яды, оказывающие преимущественное действие на центральную и периферическую нервные системы: к возбуждающим центральную нервную систему относят собственно возбуждающие (атропин, фенамин, фенатин) и судорожные (стрихнин, эрготамин и др.), к угнетающим центральную нервную систему – наркотические (морфин, кодеин, хлороформ, этиленгликоль, этиловый, метиловый спирты и др.) и снотворные (барбитураты), к парализующим центральную нервную систему – цианистые и фосфорорганические соединения, к ядам, действующим в основном на периферическую нервную систему, – естественные и синтетические миорелаксанты.

УБРАТЬ ПО—ТИХОМУ

К этой скользкой теме нас подтолкнула кончина Анатолия Собчака. Так неожиданно, скоропостижно и непоправимо он скончался, что многие в тот день невольно вспомнили подозрительно нелепые смерти политиков сталинской эпохи, слухи про уколы зонтиками и прочие таинственные операции КГБ по устранению врагов режима. Правда ли, что в прежние времена государство практиковало ликвидацию неугодных при помощи ядов? что клиническая картина в таких случаях соответствует смерти от инфаркта, инсульта или сердечной недостаточности? что эти яды невозможно выявить в теле умершего? Если это так, то вполне вероятно, что и Ленин, и Сталин умерли не своей смертью. Можно ли это проверить? И главное — где сейчас все эти яды и применяют ли их современные спецслужбы? А если нет, возможно ли в принципе возобновить практику «секретных» отравлений? От сердечной недостаточности и прочих «скоропостижных» причин выдающиеся личности особенно часто умирали в первой половине ХХ столетия. Михаил Фрунзе — народный комиссар по военным и морским делам. Умер в 1925 г., не приходя в сознание, после операции язвы желудка. На операцию он был вынужден лечь в порядке «партийной дисциплины» и лично по настоянию Сталина. Загадочная смерть полководца послужила сюжетом для «Повести непогашенной Луны» Бориса Пильняка. Владимир Бехтерев — невролог и психиатр. Скоропостижно скончался в 1927 г. вскоре после того, как поставил Сталину диагноз паранойя. Валериан Куйбышев — председатель Госплана. Умер в 1935 г. В его смерти, как и в смерти Кирова, обвинялись «фашистские наймиты — троцкисты и зиновьевцы», хотя истинная причина остается загадкой. Максим Горький — пролетарский писатель. Умер в 1936 г. Смерть Горького была объявлена делом рук «фашистских агентов», в роли которых оказались лечившие его врачи. Рауль Валленберг — шведский дипломат, арестованный СМЕРШем в 1945 году. По официальным данным, умер во Владимирской тюрьме от инфаркта миокарда. Позже появились слухи о том, что Валленберга умертвили с помощью инъекции яда. Андрей Жданов — 1-й секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б). Умер в 1948 г. В смерти Жданова позднее обвинили группу кремлевских врачей, в связи с чем было сфабриковано дело о «врачах-вредителях». Иосиф Сталин — умер 5 марта 1953 г. на даче от кровоизлияния в мозг, оставленный без медицинской помощи своими соратниками. Существует версия о причастности к смерти вождя Лаврентия Берии — единственного человека, имевшего к нему прямой доступ. ЛАБОРАТОРИЯ-Х Спецлаборатория НКВД, в которой разрабатывались яды для «бесшумного» устранения, — увы, не миф, а печальная страница истории нашего государства. Такая лаборатория действительно существовала. Сведения о ней хранятся в уголовном деле Лаврентия Берии. Это многотомное дело засекречено и поныне, и мы не смогли получить к нему доступ. Однако работники прокуратуры, имевшие возможность с ним ознакомиться, рассказывают следующее. Токсикологическая лаборатория, созданная в 1921 году при председателе Совнаркома Ленине, поначалу именовалась «специальным кабинетом». В 1937 году она вошла в структуру НКВД и до 38-го года представляла собой рядовую структуру, сотрудники которой занимались научно-исследовательской работой — выводили новые ядохимикаты и проверяли их на крысах, кроликах и воронах. В конце 1938 года подразделение возглавил Григорий Майрановский — бывший руководитель токсикологической лаборатории Всесоюзного института экспериментальной медицины. С его приходом лаборатория заработала в совершенно ином качестве — вновь создаваемые яды стали испытывать на заключенных. Яды должны были не только гарантированно убивать, но и не оставлять никаких следов в организме. Санкцию на проведение опытов с живыми людьми, причем не только приговоренными к смертной казни, но и просто подследственными, дал Лаврентий Берия. За 1938—1945 гг. от «лекарств» доктора Майрановского и его подчиненных умерли десятки людей. Известны некоторые яды, испытывавшиеся в лаборатории. К примеру, дигитоксин — его действие характеризуется возбуждением, появляется одышка, сильные боли в области сердца, смерть наступает через несколько часов. Другой препарат — К-2, карбиломинхолинхлорид. Как только его давали заключенным с пищей, у них начиналось расстройство желудка. Подопытные умирали в страшных муках через несколько часов. Еще одна разновидность испытуемой отравы — курарин. Его действие — 10—15 минут — могло полностью устроить любого отравителя, а судебно-медицинские эксперты позже делали заключение о том, что смерть наступила от слабости сердечной мышцы. Трупы подопытных доставляли в больницу Склифосовского на вскрытие. Если оно показывало, что отравленный умер, к примеру, от паралича сердца и яда в организме не могли обнаружить даже опытные исследователи-патологоанатомы, этому яду присваивался гриф «секретно». В лаборатории-Х разрабатывались и средства отравления — те же зонты и ручки-«кололки». Обо всех опытах в обязательном порядке докладывали Берии. После окончания Великой Отечественной министр госбезопасности Виктор Абакумов запретил проводить эксперименты на подследственных, а смертная казнь была отменена на несколько лет в честь победы над фашизмом. Лаборатория стала испытывать острую нехватку в человеческом материале, работа спецполигона оказалась парализована. В конце 40-х деятельность спецлаборатории была фактически свернута: Советский Союз обвинял фашистскую Германию в варварских преступлениях, в том числе в умерщвлении людей с помощью различных химических и биологических веществ. В этой ситуации было бы очень некстати, если бы стало известно, что в СССР проводятся точно такие же эксперименты. Официально секретная лаборатория перестала существовать после 1953 года. Но это была лишь видимость упразднения. КГБ продолжал получать задания от высшего руководства страны, странные внезапные смерти продолжали настигать самых разных людей в самых неожиданных местах. В 1978 году в Лондоне был убит Георгий Марков — болгарский диссидент, работавший на Би-би-си и считавшийся агентом английской разведки. Операцию проводила болгарская разведка при поддержке спецслужб СССР: Марков погиб от укола зонтиком, изготовленным в спецлаборатории КГБ. Подобным же образом за рубежом были ликвидированы многие советские перебежчики. По свидетельству генерал-лейтенанта КГБ Павла Судоплатова, в 60—70-х годах токсикологическое подразделение скрывалось под вывеской «Спецлаборатория №12 Института специальных и новых технологий КГБ». Вспоминая времена Горбачева, Судоплатов, кстати, говорит, что Михаил Сергеевич также «проявлял интерес к практике устранения политических соперников в прежние времена». СЫВОРОТКА ПРАВДЫ Дальнейшей судьбой лаборатории мы поинтересовались у бывшего директора ФСБ Николая Ковалева. «Я начал работать в КГБ в 1974 году. К тому времени эта лаборатория уже прекратила свое существование. Когда в 1996 году я возглавил Федеральную службу безопасности, в структуре органов не было подразделений, которые занимались бы ядами. Я не сталкивался ни с чем подобным и полагаю, что слухи о том, что в КГБ активно занимались такой деятельностью, сильно преувеличены. Подобные работы могут вестись только на промышленном заводе со специфическим оборудованием и оснащением. Для этой цели больше подходили имевшиеся у нас в стране специальные предприятия, которые производили химическое оружие для военных целей». Можно понять бывшего директора ФСБ в его нежелании рассуждать на столь щекотливые темы. Однако достоверно известно, что, скажем, препарат, «развязывающий язык», применялся в ФСБ при директоре Ковалеве и в настоящее время продолжает применяться. И все сотрудники ФСБ знают, что у них в принципе есть возможность получить такой препарат. Другое дело, что применяют его сравнительно редко: если, к примеру, от показаний допрашиваемого зависит безопасность тысяч граждан страны либо одного ее руководителя. Допрос с «сывороткой правды» производится только с санкции директора ФСБ. Руководитель управления, сотрудники которого работают с особо опасным арестованным, обращается к директору ФСБ, тот рассматривает материалы и разрешает использовать препарат, если находит это необходимым. На допрос приходит красивый господин и делает подследственному укол. Но приходит-то этот господин не с улицы. Он тоже сотрудник ФСБ. Следовательно, в ее структуре существует некое подразделение «медицинских способов воздействия». И если оно имеет препараты «откровенности», то почему бы там же не хранить на всякий случай и препараты «сердечной недостаточности»? Или хотя бы рецепты их изготовления. ЯДОВИТЫЙ СОБЛАЗН Разработчик оружия всегда скажет, что оно самое лучшее и надежное. Но так ли это на самом деле, определяет не разработчик и не его подопытный, а независимая экспертиза. Может быть, те яды, о которых идет речь, судмедэксперты сороковых годов просто не старались обнаруживать. Или у них не было для этого достаточных знаний или инструментов, а сейчас они смогут выявить какой угодно яд. К сожалению, лучшие токсикологи Москвы, с которыми мы беседовали, не разделяют нашего оптимизма: «Отравить человека так, чтоб все думали, что он умер по естественной причине, очень легко. Достаточно просто нарушить в его организме баланс ферментов — веществ, обеспечивающих все без исключения процессы, от хлопанья ресницами до дыхания». Фермент вырабатывается, делает свою работу, и тут же генерируется другой, для того чтобы разрушить первый, — это происходит непрерывно в каждом из нас. Если ввести в организм ударную дозу фермента-разрушителя (инсулина, к примеру) из пары, отвечающей за какой-либо жизненно важный процесс, он без остатка «сожжет» своего напарника (для инсулина это сахар), который как воздух необходим, скажем, нервным клеткам. В результате — смерть. Но ни один эксперт при вскрытии не найдет в теле покойного чего-либо инородного, неестественного для организма, что могло бы натолкнуть на мысль об отравлении. Еще один пример. Можно разрушить систему свертываемости крови, заблокировав хотя бы один из двух десятков отвечающих за нее ферментов. (Для крыс, кстати, такое вещество давно найдено, оно называется крысиным ядом и убивает через 18—20 часов.) Кровь густеет, образуются тромбы и — получите инфаркт в чистом виде. Уже известный нам курарин вызывает паралич всей мускулатуры. Мышцы повисают бессильными тряпками — человек не может дышать, сердце не может биться. Курарин быстро разлагается, и эксперту, который не находит ни снаружи, ни внутри никаких причин наступления смерти, остается развести руками и обвинить во всем сердце. Так в графе «причина смерти» появляется запись об острой сердечной недостаточности, разрыве или параличе сердца. Вообще, по официальной статистике в 10—15 процентах случаев специалистам так и не удается выяснить, почему же человек умер, и приходится констатировать так называемую острую смерть. НАЙТИ ЯД СЛОЖНО. НО МОЖНО На сегодняшний день синтезировано и описано восемь миллионов химических веществ. Более ста тысяч подходит для отравления человека. Чтобы найти одно из этих веществ в отравленном организме, надо прежде всего знать, что ищешь. Ведь каждое вещество идентифицируется по-разному — при помощи абсолютно различных приемов, методов, химических реакций. Теоретически, вскрыв труп, можно, конечно, попытаться методом перебора установить, какое вещество из этих ста тысяч стало убийцей. Но для этого потребуется, во-первых, очень опытный химик-аналитик, во-вторых, чистые образцы всех этих ста тысяч веществ, или на худой конец их характеристики (точка кипения, точка росы и т.п.), и, в-третьих, год времени, если уделять каждому варианту яда по пять минут (в реальности уходит как минимум сорок). Все это при условии, что отравитель был дилетантом, использовал только один ядохимикат и ни с чем его не смешивал. Если же отравитель имеет специальное образование, он может запустить в организме очень сложные многоступенчатые процессы, приводящие к смерти. К примеру, человеку вводится некое совершенно безобидное вещество А. Под действием ферментов оно разрушается и образуется вещество В, из него — вещество С и т.д. На каком-то шаге рождается высокотоксичное вещество N, которое и убивает жертву. В этом случае эксперт сможет установить причину смерти только тогда, если будет знать, что «родоначальником» было именно вещество А, и всю цепочку его превращений в человеческом организме. Наиболее громкий пример последних лет — отравление банкира Ивана Кивелиди. Но в этом случае применение яда как раз было очевидным, и специалисты утверждают, что такое убийство мог спланировать только токсиколог-профессионал, который хорошо знал «науку» острых отравлений. ИСТИНА В МУМИЯХ По поводу Ленина известно лишь, что умирал он мучительно и за несколько месяцев до смерти просил яд из «спецкабинета», дабы принять его и покончить раз и навсегда с муками. Руководство партии, однако, не согласилось убить товарища Ленина даже по его просьбе, и он умер естественной смертью. Что касается Сталина, то здесь известно еще меньше. Однако сотрудники Генпрокуратуры, работавшие с делом Берии, деликатно говорят, что «не могут со стопроцентной уверенностью утверждать, что Сталин умер своей смертью». Другими словами, это дело дает достаточно оснований подозревать, что Берия расправился с шефом, использовав некий яд из лаборатории НКВД, находившейся в его ведении. К тому времени он впал в немилость у Сталина, и уже вовсю раскручивалось дело «мегрельских уклонистов», которое должно было закончиться обвинением Берии как главного вдохновителя. Лаврентию Павловичу, чтобы спастись, необходимо было, не дожидаясь ужасного конца, нанести Сталину превентивный удар, и он вполне мог это сделать. Это было в его характере. Но все это умозаключения, которые имеют только косвенное подтверждение. А как оно было на самом деле — достоверно неизвестно. Свидетелей не осталось, и сейчас узнать правду можно, только если провести экспертизу телесных останков вождей революции. Насколько это реально? Специалисты лаборатории при Мавзолее считают, что вероятность обнаружения наличия яда в мумии крайне мала: «Вскрытие тел проходило по обычной методике: разрезали грудную клетку вдоль хрящей и ребер, временно удаляли грудину, через отверстие в восходящей аорте вводили консервирующую жидкость, — объяснили бальзаматоры. — Никаких внутренних частей тела, которые могли бы сохранить остатки яда, просто не существует. К тому же процесс бальзамирования длится полтора-два месяца. Все это время тело находится в растворе, то есть вымачивается, следовательно, концентрация любых ядов, будь они в организме на момент смерти, резко снижается. Единственное, что сегодня можно было бы исследовать на предмет обнаружения яда, это волосы. Но, исследуя их, можно сделать заключение лишь о наличии в теле сильнодействующих ядов. Например, мышьяка. Если Сталина или Ленина и впрямь отравили, наверняка использовали более утонченные яды». «Обнаружить яд в теле забальзамированного трупа практически невозможно, — вторят бальзаматорам судмедэксперты, к которым мы также обратились за консультацией, — вероятность того, что следы ядов можно обнаружить в волосах, крайне мала. Впрочем, точно можно сказать, лишь проведя соответствующие исследования. Судебной медицинской экспертизе порой приходится сталкиваться и с более сложными случаями». Так что надежда — пускай даже очень маленькая — узнать правду о смерти вождей все-таки есть. Но если тело Ленина и впрямь можно исследовать на наличие яда в организме, то с телом Сталина дело обстоит сложнее. Его еще надо найти. Как удалось узнать, в архивах ФСБ хранятся материалы о захоронении Сталина и фотографии его похорон. Однако все они имеют гриф «совершенно секретно» со сроком давности 50 лет — так же, как и материалы о вскрытии тела Сталина. Так что увидеть их можно будет лишь в 2011 году. Пока же широкой публике известно следующее. На XXII съезде КПСС в октябре 1961 года секретарь Ленинградского обкома Спиридонов предложил вынести Сталина из Мавзолея и перезахоронить его. Хрущев без обсуждения поставил вопрос на голосование, и делегаты единогласно проголосовали «за». Официально считается, что Иосиф Виссарионович захоронен у Кремлевской стены. По свидетельству тогдашнего начальника 9-го управления госбезопасности, перед похоронами со Сталина сняли парадный мундир, спороли все золотые пуговицы, надели старый, поношенный, тело положили в обычный, набитый стружками гроб, который поместили в срочно подготовленную могилу. Существует и описание могилы — снизу и с боков железобетон, верх — из гранитной плиты. Сотрудники лаборатории при Мавзолее, кстати, считают, что этот «каменный мешок» герметичен и тело Сталина по сей день сохраняется там в неизменном виде. И если это так — значит, можно проводить экспертизу. ЗАЧЕМ ЭТО НАДО? «Что за дикие идеи, — наверняка скажет большинство наших читателей, — ворошить мертвых. Умер человек, а какая разница от чего. » Но разница есть. Конечно, Ленину, Сталину, Берии и сотням, если не тысячам отравленных «врагов народа» уже все равно, кто кого и как отправил на тот свет. Но нам, гражданам государства, сложенного из их судеб-кирпичиков, это не безразлично. Правду нужно знать, чтобы жить с открытыми глазами. Нужно знать, на что способно наше государство. Знать, что в этой банке с пауками дозволяется то, что запрещено людям. Там не существует границ, выставленных моралью, и обитатели банки не терзаются муками Раскольникова, решаясь на приказ «убрать по-тихому». Так повелось с самого начала, и люди свыклись и привыкли считаться со вседозволенностью властей как с реальностью жизни. Именно поэтому у нас возникают предположения об отравлении, когда видный политик неожиданно умирает от инфаркта. Это происходит подсознательно. Мы подсознательно допускаем, что на высоком государственном уровне может быть принято решение «убрать по-тихому». Хотя по всем человеческим правилам гражданское общество не должно допускать такой возможности. Поэтому надо докапываться до истины и проводить экспертизы, и искать доказательства отравлений, и говорить обо всем открыто, и называть вещи своими именами, и отучать самих себя покорно принимать преступления власти за Божью кару, ниспосланную свыше. Иначе законсервированная лаборатория-Х в любой момент снова заработает с полной нагрузкой.

Читайте так же:  Льготы по оплате коммунальных услуг в севастополе

Юлия Калинина, Ольга Рубан,Алексей Баранов

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №21390 от 21 апреля 2000

Экспертиза на яд

Что следует называть отравлением и считать ядом? Какая наука изучает действие ядов?

Отправлением называют такое расстройство здоровья или смерть, которое вызвано действием ядовитого вещества, попавшего внутрь организма извне. В судебной медицине ядом принято называть такое вещество, которое, проникнув внутрь организма в малых дозах и действуя химически или физико-химически, вызывает отравление. Однако понятие ядовитого вещества очень относительно, ибо в одних условиях то же вещество может вызвать отравление, быть безвредным или полезным, как лекарство.

Действие ядовитых веществ, их свойства, условия действия, особенности отравлений изучает токсикология (от греч. «токсикос» — яд, учение о ядах), которая выделена из судебной медицины в самостоятельную науку. Она подразделяется в свою очередь на промышленную (включая ядохимикаты, применяемые в сельском хозяйстве), токсикологию боевых отравляющих веществ и судебную токсикологию. В свою очередь, судебная токсикология выделила судебную химию, что диктовалось необходимостью расследования преступлений.

Как часто встречается отравление в судебно-медицин-ской практике и какими именно ядами?

В секционной практике по частоте после механической травмы и механической асфиксии обычно встречается смерть от различных отравлений, в быту, на производстве и в медицинской практике.

Поданным профессора В.В.Томилина, наиболее часты отравления этиловым спиртом (57%), окисью углерода (19%), уксусной кислотой (8%), фосфорорганическими ядохимикатами (пестицидами) — (4%), лекарственными веществами (1,7%), растворителями (1,6%). Однако в отдельных регионах эти показатели могут быть другими. Например, в Ростовской области отравления диагностируются в 10—14% от числа насильственной смерти и на первом месте стоят отравления окисью углерода (39%), на втором — отравление этиловым спиртом (25%), остальными ядами, значительно реже — медикаментозные отравления (5%), (особенно, снотворными), отравления едкими ядами, в том числе уксусной кислотой, встречались только в 3%. Около 1 % встречалось отравлений фосфорорганическими ядохимикатами, суррогатами этилового спиртаи пищевыми продуктами, в том числе грибами.

Какова судебно-медицинская классификация ядов?

В судебной медицине распространена классификация, которая делит яды на 4 группы в зависимости от характера их действия на организм в целом и на отдельные органы и ткани:

1. Едкие яды, вызывающие резкие морфологические изменения в месте приложения. Сюда относятся различные кислоты и щелочи.

2. Деструктивные яды, вызывающие деструктивные и некротические изменения ряда органов и тканей. (Ртуть и ее соединения: сулема и гранозан, мышьяк).

3. Кровяные яды, изменяющие состав крови. Это прежде всего окись углерода, а также мет-гемоглобинобразующие яды: бертолетова соль, анилин, гидрохинон, нитробензол и др.

4. Яды функционального действия, не вызывающие заметных морфологических изменений. Сюда относятся:

а) Яды, парализующие центральную нервную систему (ЦНС). Это фосфорорганические соединения (ФОС) — хлорофос, тиофос, карбофос и др., а также синильная кислота.

б) Яды, угнетающие ЦНС. Такие распространенные наркотические вещества, как этиловый спирт, эфир, хлороформ, технические жидкости (этиленгликоль, метанол, дихлорэтан). Сюда же относятся наркотические и снотворные средства, алкалоиды — морфин и др.

в) Яды возбуждающего и судорожного действия. Это стимулирующие ЦНС средства (фена-мин, фенатин и др.), алкалоиды (атропин, ско-поламин, стрихнин).

г) Яды с преимущественным действием на периферическую нервную систему. Это миорелак-санты, применяемые в хирургии для расслабления мускулатуры при наркозе, а также пахикар-пин, действующий на мускулатуру матки.

Каковы условия действия яда на организм?

Особенности действия яда на организм зависят от многих внешних условий, и прежде всего от характера самого вещества, и внутренних, протекающих и под влиянием различных функций организма человека. Знать эти условия при расследовании и проведении судебно-меди-цинской экспертизы по поводу отравления необходимо.

Прежде всего это доза, т. е. количество отравляющего вещества. Небольшие дозы, не вызывающие какого-либо нарушения здоровья, называются индифферентными, если же они имеют лечебный эффект — терапевтическими. Минимальная доза, вызывающая отравление, называется токсической, приводящая к смерти — летальной дозой. Понятно, что для разных химических веществ эти дозы различны. Например, 0,5 г поваренной соли является индифферентной, для аспирина — лечебной, для кокаина — токсической, а для морфина — летальной. Имеет значение концентрация яда в жидкости или воздухе. Например, концентрированная соляная кислота разрушает ткани, а разведенная может обладать терапевтическим действием. Не вызывает отравления небольшая концентрация окиси углерода в воздухе, в то время как в замкнутом пространстве высокая концентрация приводит к быстрой смерти.

Важна также степень растворимости вещества. Не растворимый в жидкостях кашицеобразный сернокислый барий глотают перед рентгеноскопией пищеварительного тракта в качестве контрастного вещества. А углекислый барий ядовит, потому что легко растворим в воде.

Физическое состояние яда может быть разным:

твердое, жидкое и газообразное. Последнее быстрее всасывается в кровь при попадании в организм через легкие и поэтому опаснее.

Срок и условия хранения химического вещества имеют немаловажное значение, а также продолжительность действия яда. чем оно длительнее, тем опаснее.

Следует подчеркнуть комплексное, наслаивающееся друг на друга действие разных химических соединений. Особенно часто это может сказываться при приеме различных лекарств и алкоголя без учета характера их взаимодействия. В одних случаях происходит усиление действия одного вещества под влиянием другого — синер-гизм (алкоголь — барбитураты), в других — наступает ослабление одного вещества при одновременном действии другого — антагонизм. Известный пример с отравлением Распутина, когда в крем пирожного добавили цианистый калий и, несмотря на смертельную дозу яда он не привел к смертельному исходу, так как на него оказала антагонистическое действие глюкоза, содержащаяся в сахаре и виноградном вине.

Большое значение имеют конституционные особенности и состояние организма в момент введения яда. Сюда относится пол, возраст: у женщин, детей и пожилых токсический эффект возникает от малых доз. Также играет роль соотношение количества вещества и массы тела. Отрицательное воздействие на организм оказывает болезнь, особенно выделительных органов, истощение человека, беременность.

Особенно важно подчеркнуть влияние на возникновение и течение отравления индивидуальной непереносимости, повышенной чувствительности к некоторым лекарствам в обычных дозах. У таких людей возникает аллергическая реакция даже к широко распространенным препаратам.

У некоторых людей длительный прием препараты вызывает привыкание, что позволяет переносить токсическую и даже смертельную дозу. Изредка привыкание переходит в пристрастие, когда человек испытывает непреодолимое желание повторно вызвать успокоение, эйфо-рию, что превращает его в наркомана. Кроме известных растительных наркотиков — опия, препаратов индийской конопли (гашиш, марихуана, анаша и др.), а также морфина, героина, промедола — это снотворные: барбитураты и вещества небарбитуратового ряда. Внезапное лишение наркомана привычного наркотика вызывает острые тяжелые расстройства здоровья, возбуждение, называемое абстиненцией. В этом состоянии наркоман может убить человека.

Читайте так же:  Приказ мвд рф 1144 2019

Наконец, к условиям, иногда влияющим на течение отравлений, может быть отнесено влияние внешней среды (температура и влажность воздуха, изменения барометрического давления).

Какое значение имеют условия и путь поступления яда из организма? Каковы особенности течения отравлений?

Для быстрого поступления в кровь, а это обязательное условия действия яда, важным является путь его поступления. Часто — это введение яда через рот в пищеварительный тракт, где он всасывается в кровь через кишечник и частично обезвреживается в печени. Если яд проникает через дыхательные пути, то он минует печеночный барьер, поступая непосредственно в кровь, и быстрее вызывает отравление. Яд может проникать через кожу и тогда он также быстро попадает в кровь. Понятно, что наиболее опасно введение яда внутривенно, т. е. прямо в кровь, он тут же оказывает токсическое действие на все органы. Быстро действует яд, также минуя печень, при введении его через клизму в прямую кишку или во влагалище женщины.

Имеют значение и пути выделения яда. В основном это почки, кишечник, реже легкие, молочные железы. В таких случаях яд действует в местах выделения, поражая эти органы (язвенный колит, ртутный нефроз).

В зависимости от характера яда и условий его действия, течение отравления по своей продолжительности может быть острым, подострим и хроническим.

Острым называется такое отравление, которое развивается быстро (до одного — двух часов), заканчиваясь смертью, и наступает от одного приема, что зависит прежде всего от яда при приеме летальной дозы и влияния других условий. Острым обычно является отравление цианистым калием или более распространенное отравление окисью углерода.

Подострое отравление, как и острое, наступает относительно быстро, в течение нескольких часов или дней. Оно нередко вызывает поражение отдельных органов.

Хроническое отравление наступает при неоднократном приеме в течение продолжительного времени небольших доз яда. Оно развивается постепенно и похоже на заболевание. В судеб-но-медицинской практике встречается реже острых и подострых отравлений.

Каково происхождение отравления?

Происхождение отравлений может быть различным. Это случайные отравления в быту. Наиболее часто встречаются: от окиси углерода, при приеме суррогатов алкоголя, различных хозяйственных и технических средств. Медицинские отравления при приеме сильнодействующих препаратов или лекарств с завышенными дозами. Особенно чувствительны к ним дети и ослабленные больные. Сюда можно отнести ток-сикомании (алкоголизм, морфинизм и др.).

Особое значение имеют пищевые отравления. Такие отравления обычно происходят в одной семье или у питавшихся в одной столовой и чаще заканчиваются благополучно. Однако они могут быть предметом расследования и экспертизы, особенно при смертельных отравлениях. Обычно пищевые отравления возникают при обсеменении пищи микробами, в нее могут попасть вещества, ядовитые сами по себе.

Можно выделить профессиональные отравления, связанные с нарушением условий труда и техники безопасности.

Встречаются самоубийства путем отравления. При этом часто используются снотворные препараты.

При убийствах применяются яды без вкуса и запаха, которые добавляют в напитки или пищу. Следует напомнить, что доказательства и установление рода смерти — компетенция следователя.

Экспертиза при подозрении на отравление прежде всего связана с его распознаванием, т. е. установлением причины смерти или расстройства здоровья.

Каковы этапы доказательства отравления? Что для этого используется?

Учитывая, что отравление — один из сложных видов судебно-медицинских исследований, никогда не следует давать заключение только по одному исследованию трупа, необходимо принимать все меры к полному сбору обстоятельств дела и использовать все данные для составления выводов. Установление отравлений и решение приведенных выше вопросов проводятся в случае отравлений по следующим этапам:

1. Ознакомление эксперта с материалами следствия, имеющими значение для установления отравления.

2. Участие эксперта в следственных действиях, прежде всего в осмотре места происшествия, а также в обысках, допросах потерпевших, медработников и других свидетелей.

3. Изучение и оценка клинической картины отравлений по истории болезни и другим медицинским документам.

4. Исследование трупа.

5. Дополнительные лабораторные исследования. В первую очередь, судебно-химические исследования тканей и органов трупа, рвотных масс, промывных вод желудка, остатков отравляющих веществ; гистологическое исследование внутренних органов; обсуждение полученных при лабораторных исследованиях результатов.

6. Формулировка экспертных выводов (заключения).

Каковы особенности судебно-медицинского исследования трупа при подозрении на отравление?

Правила судебно-медицинской экспертизы трупа в случаях отравлений предусматривают некоторые особенности.

Начинают с исследования одежды и всего, что доставлено с трупом. Особенно подробно описывают и осторожно обращаются с веществами, подозрительными на источники отравления. Они направляются в соответствующую лабораторию на дополнительное исследование.

Особое внимание уделяют специфическому запаху, а потому помещение предварительно должно быть проветрено и убраны разные препараты, имеет значение вид трупных пятен, цвет крови, а потому освещение должно быть естественным и достаточным. Все инструменты, только стеклянная посуда, перчатки должны быть промыты чистой водой и высушены, а секционный стол убран от предыдущего вскрытия.

Внутреннее исследование начинают с осмотра грудной и брюшной полостей. На месте, до извлечения органокомплекса, вскрывают перикард и сердце, из которых берут кровь, накладывают лигатуру у входа и выхода из желудка, который вскрывают в кювете. Не обмывают органы водой, чтобы не смыть яда.

Надо иметь в виду, что несоблюдение этих элементарных требований может отрицательно сказаться на результатах, а отсутствие указаний может быть использовано сторонами как аргумент против экспертного вывода в судебных спорах.

Какие, дополнительно к исследованию трупа, лабораторные методы исследования используются для диагностики отравления?

Прежде всего, следует отметить, что нельзя переоценивать лабораторных исследований. Вместе с тем их применение обязательно даже при наличии других доказательств, так как позволяет получать объективные доказательства вывода о том или ином отравлении. Чаще всего применяется судебно-хи-мическое и гистологическое исследование, которые проводятся в соответствующих лабораториях Бюро СМЭ, реже могут применяться в зависимости от подозрения на отравления конкретными ядами биохимические, ботанические, бактериологические, фармакологические методы исследования различных органов и тканей трупа человека.

Что и как следует брать из трупа на судебно-химическое исследование?

При подозрении на отравление из трупа взрослого человека на общий судебно-хими-ческий анализ изымается не менее 2 кг внутренних органов. Органы помещаются в сухие чистые стеклянные банки без предварительного обмывания. В банку № 1 помещают желудок с содержимым; в банку № 2 — по 1 м тонкой и толстой кишки с содержимым, из наиболее измененных отделов; в банку № 3 — не менее 1/3 полнокровных участков печени с желчным пузырем; в банку № 4 — одну почку и всю мочу; в банку № 5 — 1/3 головного мозга; в банку № 6 — не менее 2 мл крови; в банку № 7 — селезенку и 1/4 часть наиболее полнокровного участка легкого.

При подозрении на введение яда через влагалище или прямую кишку необходимо дополнительно брать их в отдельные банки, при подозрении на подкожное или внутримышечное введение яда, изымать участок кожи и мышц из области предполагаемого введения. При опасении гниения для консервации применяется этиловый спирт — ректификат, 300 мл которого отдельно отсылается в лабораторию для контроля.

Эти органы либо не фиксируются, либо когда исследование может затянуться, заливаются спиртом — ректификатом с одновременным направлением в лабораторию для контрольной пробы около 300 мл того же спирта.

При подозрении на отравление конкретным ядом берется другой набор органов и тканей, в меньшем количестве, что указано в правилах. Например, при подозрении на отравление этиловым спиртом достаточно взять 20 мл крови из крупных сосудов конечностей или синуса твердой мозговой оболочки (при ее отсутствии — 100 г мышечной ткани), а также всю мочу. При подозрении на отравление окисью углерода (угарным газом) берется кровь из полостей сердца, посуда с изъятыми тканями маркируется и направляется в судебно-химическое отделение.

Банки герметично закрывают притертыми пробками, а при их отсутствии —полиэтиленовыми, обертывают чистой бумагой, обвязывают шпагатом и опечатывают. На каждую банку наклеивают этикетку с необходимыми записями. Материал должен быть срочно доставлен в судебно-химическую лабораторию Бюро судеб-но-медицинской экспертизы. Если пересылается в другой город, банки упаковываются так, чтобы обеспечить их сохранность. Сюда же вкладываются опись с перечислением содержимого, копия которой остается у эксперта. Если материал изымает следователь, то вместе с банками направляются также постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы, если эксперт (при вскрытии трупа) —направление судебно-медицинского эксперта с кратким изложением обстоятельств наступления смерти и данных исследования трупа, Ф. И. 0. умершего, каким ядом могло быть отравление, а также вопросы, подлежащие разрешению. При направлении на повторный анализ — копии заключения первичной судебно-медицинской экспертизы.

На исследование эксгумированного трупа направляют землю, взятую по 500 г с шести мест (над, под гробом, возле боковых его поверхностей, в головном и ножном концах гроба), а также кусочки одежды, обивки, подстилки нижней доски гроба, различные украшения и предметы, найденные возле трупа.

Какие требования предъявляют Правила к изъятию материала для других исследований?

Как и химическое, часто применяют гистологическое исследование, для которого берутся кусочки толщиной 0,5 см, длиной 1—1,5 см, шириной 1,5—2 см в тех местах, которые наиболее изменены с участком неизмененной части. Если изменения не видны, следует брать те места органа, в которых лучше различимо анатомическое строение. Кусочки помещаются в 10—12% раствор формалина, который в 10 раз должен превышать объем взятого материала. Банка (а иногда отдельные кусочки) маркируется и направляется в судебно-гистологическое отделение Бюро СМЭ с отдельным направительным отношением.

Изъятие объектов (кровь, желчь и кусочки внутренних органов) для бактериологического исследования, в отличие от всех других, требует соблюдения стерильности. Исследование проводится в бактериологическом отделении Бюро СМЭ, либо (при его отсутствии) в лаборатории Центра санэпиднадзора.

Как проводится оценка результатов судебно-химичес-кого исследования с учетом других добытых факторов и обстоятельств дела?

При положительном результате судебно-хи-мического исследования следует с учетом конкретных условий учесть, не мог ли яд попасть после смерти либо случайно из окружающей среды, не попал ли в составе пищи или лекарства. Нельзя исключить возможность умышленного вливания отравляющего вещества после смерти для симуляции суицида или алкогольного опьянения, что можно установить при исследовании желудка и других органов. Важен анализ воздействия конкретного количества выявленного химического вещества. Наконец, надо иметь в виду и возможные технические ошибки, как в подмене материала, так и в процессе химического исследования.

При отрицательном результате нужно учесть, не выделился ли яд из организма до наступления смерти? Не разложился ли при жизни, превратившись в продукты распада? Не попал ли яд в очень малых дозах? Отрицательный результат может быть в том случае, когда от вскрытия и изъятия до исследования прошло значительное время, но и также, когда от момента смерти до вскрытия труп подвергался гниению, которое разлагает гормоны, приводит к ускорению диффузии из желудка, кишечника и меняет распределение яда. Некоторые яды могут сохраняться долго в трупе. Лекарства: атропин до 3 лет, морфин до 13 месяцев, стрихнин до б лет, барбитал до 1,5 лет. Такие сведения есть и их надо учитывать. Важно также, когда из трупа забирался материал. Например, дихлорэтан в первые сутки обнаруживается в 98% случаев, а позже, лишь в 58% и меньше. Отрицательно сказывается бальзамирование формалином на цианидах, поэтому при подозрении на такое отравление формалин не применяется. На результат влияет неудовлетворительное хранение материала, неправильное проведение методики или ее отсутствие.

Важно учитывать влияние методов реанимационной или интенсивной терапии, которые применяют в тяжелых случаях отравлений. Эти методы изменяют результаты судебно-химического исследования, поэтому надо подробно изложить историю болезни и учесть, что вводилось, или, напротив, выводилось из организма. Иногда в таких случаях может возникнуть о неадекватном лечении, то есть связанный с необходимостью установить — не сказалось ли оно (а не токсический фактор) на ухудшении состояния здоровья или наступлении смерти.

Какое значение имеет анализ поэтапного получения данных при подозрении на отравление для составления выводов?

При обсуждении полученных результатов и составления выводов, какими бы они ни были, положительными или отрицательными, надо помнить, что условия действия яда, его качество и пути введения, чувствительность организма и влияние внешней среды — многочисленны. Совокупность их в каждом конкретном случае влияет на возникновение, развитие и исход отравления. Вот почему в процессе экспертизы надо собрать сведения, а на данном этапе их проанализировать. Как и всегда, выводы должны быть объективно обоснованными, но особенно это важно при конкуренции причин смерти или несоответствии результатов вскрытия данным какого-либо другого этапа экспертизы, например судебно-химического исследования. Формулировка экспертных выводов при таких экспертизах особенно ответственна. Это завершающий этап, в итоге которого необходимо высказать окончательное суждение об отравлении как о причине смерти и решить другие экспертные вопросы.

Читайте так же:  Заявление о регистрации по месту жительства по форме 6 консультант плюс

Результаты судебно-химического и других исследований должны быть проанализированы экспертом с учетом обстоятельств дела и данных исследования трупа. Пренебрежение или недооценка судебно-химических анализов, непонимание необходимости использования данных всех этапов, приводит к очевидно ошибочным результатам.

Таким образом, только после тщательного сбора данных и критического изучения обстоятельства дела, клинической картины, данных вскрытия и гистологического исследования и обсуждения результатов можно сделать научно-обоснованный вывод об отравлении и ответить на другие вопросы следователя.

При подозрении на отравление надо прежде всего исключить другую причину смерти. Схожа может быть клиническая картина при заболеваниях, приводящих к скоропостижной смерти. Например, ушиб мозга по клиническому проявлению был принят за алкогольную интоксикацию. Только комплекс указанных выше методов, использование данных всех этапов экспертизы, позволяет избежать ошибки.

В некоторых случаях при подозрении на отравление экспертиза проводится с живым человеком в стационаре или амбулатории. В этом случае после изучения документов делают обследование с помощью консультантов соответствующих специальностей, чтобы доказать отравление и исключить заболевание. Проводятся лабораторные исследования крови, мочи, кала, рвотных масс. Причем чем раньше забирается материал, тем надежнее результат. Помимо установления вещества, которым вызвано отравление, эксперт устанавливает и степень вреда здоровью.

Судебно-медицинская экспертиза отравлений отдельными ядами

Что такое едкие яды и как они действуют?

Едкие яды, обладая выраженным местным действием и хорошим всасыванием, вызывают местные и общие изменения, связанные с нарушением обмена веществ. В клинической картине главное — это жгучие боли сразу после глотания по ходу пищевода и желудка, рвота с кровью, спазм голосовой щели, кашель, резкое и быстрое ухудшение общего состояния, смерть в первые часы от шока, асфиксии или кровотечения.

При наружном осмотре это химический ожог слизистой рта. При внутреннем — уплотнение или размягчение, изменение цвета и повреждения слизистой пищевода, желудка, которая в местах продолжительного контакта перфорируется, и яд (кислота или щелочь) выливается в брюшную полость, повреждая органы.

Это общая картина. Для кислот характерно обезвоживание и уплотнение ткани. В зависимости от кислоты—разный по цвету струп (серная —грязно-зеленый, азотная — желтый, уксусная — буроватый). Смертельная доза от 5 мл (серная кислота) до 10—15 мл (соляная).

Щелочи вызывают разжижение белков и ткани становятся мягкими, набухшими и скользкими, смертельная доза — 15—20 мл, для нашатырного спирта — 25—30 мл.

Какие яды называют деструктивными и как они действуют?

Деструктивные яды характеризуются поражением, вплоть до некроза, различных органов, что можно увидеть при вскрытии и исследовании трупа или с помощью гистологического исследования. Например, ртутные препараты (сулема — смертельная доза 0,2—0,3 г), применяемые в медицинской практике или гранозан, распространенный в сельском хозяйстве, приводят к изменениям в местах соприкосновения яда. Это набухшие сероватые слизистые рта, пищевода (ртутный стоматит, гингивит), желудка, толстой кишки (колит). Увеличение размеров почки, корковый слой утолщен, с красными полосами и точками (сулемовая почка). Важны общие признаки: истощение, отек и полнокровие мозга, мел-коточечные кровоизлияния в оболочки и др. Важна (если известна) клиника и, конечно, результат судебно-химического исследования.

Этот принцип относится и к мышьяку, приводящему к расстройству здоровья: желудочно-ки-шечному или нервно-паралитическому, а также своеобразным морфологическим изменениям. Смертельные дозы его — 0,1—0,2 мг; мышьяк обнаруживается в ногтях, волосах и поэтому возможен положительный результат через столетие (современное выявление количества мышьяка в волосах Наполеона).

Какие яды относят к группе кровяных и какое действие они оказывают?

Кровяные яды оказывают влияние на состав и свойства крови. Наиболее распространенное отравление — окисью углерода (на котором остановимся отдельно), это метгемоглобинообра-зующие яды (гидрохинон, бертолетова соль, анилин — смертельная доза 10—20 г). Клиническое проявление характеризуется кислородным голоданием, т. к. парализуется дыхательный центр в головном мозгу. При исследовании трупа серо-коричневый цвет крови, трупных пятен и внутренних органов, оливковая окраска мочи, увеличение почек. При судебно-химическом исследовании крови находят метгемоглобин.

Что такое окись углерода? В каких случаях происходит отравление этим газом и в какой форме?

Окисьуглерода (СО) относится к кровяным ядам и представляет собой бесцветный газ, без запаха, хотя в таком чистом виде практически не встречается. Чаще всего входит в состав угарного газа, образующегося при топке, выхлопного — двигателей внутреннего сгорания, светильного — каменноугольного газа, порохового газа, содержащего до 50% окиси углерода.

Обладает значительным по сравнению с кислородом, сродством с гемоглобином крови, поэтому очень быстро вытесняет его из гемоглобина, образуя вместо обычного соединения (ок-сигемоглобина) карбоксигемоглобин, вызывающий кислородное голодание — гипоксию и придающий крови ярко-красный цвет. Одновременно отравление действует на ЦНС.

В судебно-медицинской практике чаще всего встречается острая и даже молниеносная форма отравления, хотя бывает и хроническая.

При этом человек быстро теряет сознание, что не позволяет ему принять меры к спасению. Если же он быстро попадает в атмосферу чистого воздуха, то окись углерода выводится через легкие в несколько часов. Однако существует еще опасность необратимых изменений в головном мозгу, что проявляется в более поздние сроки.

Как диагностируется на трупе отравление окисью углерода? Каково его происхождение?

В этом случае, как и всегда, учитываются данные осмотра места происшествия, клиники, исследования трупа и судебно-химического исследования. Болезненное состояние характеризуется ощущением тяжести и боли в голове, пульсации в висках, слабостью, головокружением, мельканием в глазах, тошнотой, рвотой, расстройством дыхания, потерей сознания, непроизвольным выделением мочи, кала, наступлением комы, судорог.

При исследовании трупа обращают внимание на ярко-красный цвет трупных пятен. При вскрытии бросается в глаза такой же цвет крови и полнокровие внутренних органов. Для выявления карбоксигемоглобина извлекают кровь из сердца, исследуют химическими или спектральными методами. Они основаны на стойкости и неизменяемости карбоксигемоглобина по сравнению с неотравленной кровью, содержащей оксигемоглобин. В первых пробах в случае отравления при добавлении в кровь реактива (щелочи или танина) окраска крови не изменяется, в то время как в контрольной — она приобретает буровато-зеленоватый или бурый цвет. При спектральном исследовании добавление восстановителя оксигемоглобина не изменяет две полосы поглощения в желто-зеленой части спектра при наличии карбоксигемоглобина. При отсутствии же его две полосы сольются в одну широкую полосу гемоглобина. Однако эти пробы используются как предварительные у секционного стола. А чтобы доказать отравление» необходимо направить кровь в судеб-но-медицинскую лабораторию, где исследуется количество карбоксигемоглобина, ибо при вдыхании воздуха на некоторых производствах и даже у курящих проба может быть положительной. А смерть наступает при 60—70% содержание карбоксигемоглобина. Однако следует, оценивая отрицательный результат, учесть, что пострадавший мог быть быстро удален с места происшествия и концентрация яда уменьшилась. При вскрытии трупа обнаруживают также признаки острой смерти, иногда в затянувшихся случаях в головном мозгу очаги размягчения, во внутренних органах — дистрофические изменения.

Отравления окисью углерода в большинстве случаев происходит по неосторожности, несоблюдения техники безопасности в быту или на производстве, а также от действия выхлопных газов при работающем моторе в закрытой кабине или гараже. Изредка встречаются самоубийства окисью углерода, описаны единичные случаи убийства.

Какие яды называют ядами функционального

Функциональные яды включают такие вещества, которые при остром отравлении, вызывая специфическую клиническую реакцию, не приводят к морфологическим изменениям в органах. Эти яды сложны в диагностике, так как видимых изменений при использовании общепринятых методов выявить не удается. Функциональные яды делятся на три группы: общефункциональные (общеклеточные) и яды, действующие на периферическую и центральную нервную систему.

Какие яды относят к общефункциональным и как их диагностировать? Все ли они вызывают расстройство дыхания и смерть от асфиксии?

В эту группу относят много различных подгрупп соединений. Это (фосфорорганические соединения): хлорофос — смертельная доза —30— 60 г, карбофос, тиофос и др., применяемые в сельском хозяйстве и в быту. Они вызывают бронхоспазм с выделением слизи, судороги, потерю сознания, расстройства кровообращения, желудочно-кишечного тракта, зрения с сужением зрачков.

Синильную кислоту (цианистый водород), цианистый калий (смертельная доза 0,15—0,25 г) — сильнейший яд, содержащийся в абрикосовых косточках (на воздухе быстро разлагается). Парализует органы дыхания, приводит к быстрой смерти, развитию комплекса признаков. Специфичными являются — запах горького миндаля от органов трупа и ярко-красный цвет (местами с вишневым оттенком) крови и трупных пятен. Помимо судебно-химического исследования, при выявлении косточек в желудке назначается ботаническое исследование.

К этой группе относятся также сероводород — бесцветный газ, который образуется при гниении органических веществ, при взрывных работах, в канализационной системе, в шахтах и других производствах. Он вызывает резкое раздражение слизистых, нарушение зрения, боль в горле, тошноту, рвоту, оглушение и кому. При вскрытии полостей отмечается запах тухлых яиц, кровь вишневого цвета. При исследовании берут кровь и внутренние органы; углекислота — бесцветный газ, скапливается в местах гниения и брожения, действует наркотически, наблюдается одышка, цианоз, потеря сознания, судороги. На вскрытии — общие признаки асфиксии. Важно брать с места происшествия на анализ воздух, ибо в трупе углекислота не обнаруживается.

Какие яды угнетают центральную нервную систему?

Эта многочисленная группа ядов не вызывает морфологических изменений или они нс-значительны и неспецифичны. Надежда на клиническое проявление не всегда оправдывается. Поэтому диагностика основывается на лабораторных данных и исключении другой причины.

Яды, угнетающие нервную систему, этиловый <винный спирт),который вследствие особой значимости отравления мы разберем отдельно).

Метиловый спирт, специфичным в диагностике которого является расширение зрачков, отсутствие реакции на свет, понижение остроты зрения вплоть до слепоты. Вскрытие не выявляет характерных изменений, за исключением затянувшегося отравления, когда находят деструктивные изменения внутренних органов. Су-дебно-химическое исследование крови и внутренних органов выявляет метиловый спирт, смертельная доза которого 30—50 мл.

Этиленгликолъ в виде 50%-ного водного раствора применяют в качестве антифриза, жидкости, не замерзающей при низкой температуре. Отравлен ие бывает в двух формах — мозговой и почеч-но-печеночной. В первом случае при вскрытии находят изменение мозговых оболочек, множество мелкоточечных кровоизлияний во внутренние органы. Во втором — полнокровие, отек, дистрофию, кровоизлияния в почки и печень. Смертельная доза этиленгликоля — 100 мл.

Морфин применяется в медицине как болеутоляющее средство. Острое отравление развивается в три периода: вначале — учащение пульса, дыхания, покраснение лица, затем наступает апатия, сон,потеря сознания,редкий пульс, расслабление мускулатуры, сужен-ие зрачков.

Снотворные, чаще всего барбитураты (люминал, веронал, барбамил и др.), вызывают крепкий сон, переходящий в наркоз, паралич дыхания, поражают кровеносные сосуды, понижают температуру, вызывают синюшность. Смертельная доза — 1—5 г.

Какие яды возбуждают ЦНС и оказывают судорожное или расслабляющее действие на периферическую нервную систему?

Эти средства являются стимулирующими, увеличивая физическую и умственную работоспособность. В токсических же дозах они повышают кровяное давление и опасны, особенно для больных сердечно-сосудистыми заболеваниями. Сюда относятся алкалоиды (атропин, который приводит к бреду, галлюцинациям, а при дозе свыше 0,1 г смерти) и судорожные яды (стрихнин, действующий на спинной мозг, смертельная доза — 0,03 г). При исследовании трупа наблюдается при отравлении атропином резкое расширение зрачков, при отравлении стрихнином — быстро наступающее, сильно выраженное трупное окоченение и кровоизлияния в мышцах. На периферическую нервную систему действуют миорелаксанты (пахикарпин), применяемые в хирургии для расслабления мускулатуры.

Какие пищевые отравления наиболее часто встречаются в судебно-медицинской практике?

Отравления пищевыми продуктами иногда становятся объектом судебно-медицинской экспертизы. Это следует помнить при осмотре места происшествия, чтобы изъять подозрительные пищевые продукты и напитки для химического и бактериологического исследования. Об этом должен помнить и врач лечебного учреждения, собирая анамнез.

Пищевые отравления целят по происхождению на бактериальные и небактериальные.

Первые вызываются микробами, чаше всего сальмонеллами при употреблении мяса, рыбы, консервов. Наиболее тяжелое отравление — ботулизм от сильнейшего ботулотоксина. Клиника специфична: наступает расстройство зрения, паралич языка, глотки, гортани, падает температура, учащается пульс. Часто такое отравление кончается смертью через 3—4 суток. На вскрытии не выявляется ничего характерного, посмертный диагноз устанавливается в основном по клинике и биологическому исследованию на животных.

К небактериальным пищевым отравлениям относят прежде всего отравление грибами (мухомор, бледная поганка, строчки, ложные опята), отравления растениями, ягодами (белена, белладонна, цикута, аконит, куколь), а также растениями, вообще не ядовитыми, но приобретающими ядовитые свойства. Каждое из них в зависимости от механизма действия приводит к некоторым своеобразным клиническим и морфологическим изменениям. Но особенностью является проведение помимо других лабораторных исследований ботанического исследования обнаруженных частиц.

Ядовитыми могут быть некоторые виды рыбы или их икра (маринка, усач, иглобрюх, храмуля и Др.). Профилактика и расследование пищевых отравлений входит в обязанности государственных центров санэпиднадзора в соответствии с Инструкциями.

Экспертиза на яд