Судебная практика разнообразна

Содержание страницы:

Последняя судебная практика по банкротству фирм

Дата публикации: 19 Апреля 2018

В марте 2018 года Верховный Суд РФ подготовил и утвердил обзор судебной практики по банкротству, уголовным, административным и прочим делам, разрешенным еще в конце 2017 года. Рассмотрим, какие важные выводы были сделаны.

1. Кредитор может подать заявление о признании фирмы банкротом за долги по судебным расходам (Дело № А21-8181/2016).

Кредитор Ульяна Стрекалова обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании компании «Багратионовский мясокомбинат» банкротом. Было указано, что фирма должна женщине более 700 тысяч рублей — данная сумма сложилась из судебных расходов по другим процессам (госпошлина, расходы на арбитражного управляющего и т.д. ). Три судебные инстанции отказали Стрекаловой, отметив, что требования с подобной правовой природой не позволяют возбудить банкротное производство.

Верховный Суд РФ отменил акты нижестоящих судов, указав на два момента:

Перечень обязательств, по которым можно инициировать банкротное производство, является открытым. Список исключений является ограниченным, и долги по судебным расходам как раз сюда не входят.

Правовая природа выплаты судебных расходов на практике — это возмещение убытков, а это значит, что это дает возможность инициирования процедуры банкротства.

2. Реализовать заложенное имущество с незаложенным единым лотом на практике можно только с согласия залогового кредитора (Дело № А41-21198/2015).

Собрание кредиторов компании «Петушинский металлический завод» решило продать все имущество должника единым лотом для экономии времени и средств. Однако в состав активов попало имущество, находящееся в залоге у «Бинбанка», поэтому кредитное учреждение успешно оспорило акт собрания.

Апелляция не согласилась с данным положением, указав, что закон не содержит прямого запрета на продажу всего имущество единым лотом.

Экономколлегия Верховного Суда РФ акты апелляции и кассации, отметив, что согласно сложившейся судебной практике по делам о банкротстве, совместная реализация заложенного и незаложенного имущества возможна только с согласия залогодержателя. Причем после продажи активов залогодержателю необходимо будет выделить долю в составе полученной выручки.

Исключение только одно: если залогодержатель необоснованно уклоняется от продажи активов единым лотом, хотя это экономически выгодно. Тогда его согласие не учитывается.

Обзор судебной практики по банкротству — другие актуальные дела

Экономколлегии Верховного Суда РФ чаще всего приходится работать с ФЗ о банкротстве, поэтому судебная практика по данным делам достаточно разнообразна. Приведем несколько свежих дел из судебной практики, имеющих важное практическое значение.

Руководитель юрлица вправе не подавать заявление о банкротстве своей фирмы, если у него на практике есть обоснованный план выхода из кризисной ситуации (Дело № А50-5458/2015).

ВС РФ, при рассмотрении спора о привлечении руководителя юрлица к субсидиарной ответственности за несвоевременное обращение в арбитражный суд с заявлением о банкротстве, указал, что такая ответственность не наступает, если у директора на практике был обоснованный план выхода из экономического кризиса.

Отсюда следует, что если имеются признаки неплатежеспособности, руководитель может не обращаться с заявлением в суд о признании компании банкротом, если он составил конкретный план действий. Даже если план не сработал, директора к ответственности привлечь нельзя, поскольку его вины в несостоятельности нет.

Однако орган правосудия подчеркивает, что экономический план на практике не должен включать в себя противоправные действия, будь то уход от уплаты налогов, взносов и др.

Если фирма находится в процессе ликвидации, это не мешает кредитору подать заявление о признании должника банкротом (Дело № А40-55621/2016).

Верховный Суд РФ подчеркнул, что если фирма-должник находится в процессе ликвидации, это не является препятствием к подаче кредитором заявления о ее банкротстве. Причем процесс сразу переходит на стадию конкурсного производства, поскольку руководители ликвидируемой компании уже фактически выразили согласие на прекращение ее деятельности.

Если долги компании погашаются третьим лицом без встречного предоставления, и делает это третье лицо лишь для того, чтобы уменьшить количество голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов, ее требования не подлежат включению в соответствующий реестр (Дело № А12-45752/2015).

Верховый Суд РФ отметил, что если в действиях третьего лица будет прослеживаться недобросовестность, его требования о включении в реестр кредиторов не будут удовлетворены. Данное утверждение дополняет п.51 постановления Пленума ВС РФ № 54 от 22 ноября 2016 года.

Действия третьего лица считаются недобросовестными, если они направлены на создание контролируемых требований, максимальное отстранение независимых кредиторов от участия в банкротстве и обеспечение принятия общим собранием выгодных должнику решений. Одним словом, третье лицо заинтересовано не в возврате долга, а в оказании влияния на ход банкротной процедуры. Чаще всего создание контролируемых требований происходит путем заключения мнимых сделок между третьим лицом и должником.

Конечно, это далеко не весь обзор судебной практики по делам о банкротстве — ВС РФ ежемесячно рассматривает десятки других споров. Такая судебная практика учитывается всеми органами правосудия в России, поэтому о ней обязательно должен знать каждый юрист, занимающийся банкротством юридических лиц.

Судебная практика разнообразна

Наряду с административными распоряжениями закон в тесном смысле дополняется нормами, создаваемыми судебной практикой. Суд есть инстанция, применяющая закон к казусам, встречающимся в действительности. Но в силу невозможности для законодателя предвидеть все разнообразие казусов, судебная практика поневоле не ограничивается одним только применением закона к случаям действительной жизни. В жизни общества встречаются случаи, законом не предусмотренные, и суд, разбирая такие случаи, призван играть творческую роль; он должен разрешать всякие казусы и, сталкиваясь с новыми казусами, волей-неволей вынужден создавать для них новые нормы права. Правосудие так или иначе должно совершиться, почему во всех новейших законодательствах принято правило, что суд не может отказываться от решения спорного дела под предлогом неполноты или неясности закона. Если он отказывается вынести решение по какому-либо делу, то за этот отказ он ответствует как за отказ в правосудии. Если суд сталкивается с казусом, для которого он не может найти соответствующего закона, он должен разрешить его, основываясь на общем разуме законов, — так, как разрешил бы его сам законодатель. Он может воспользоваться законом, предусматривающим аналогический случай; если же нельзя подыскать подобного закона, то суд должен решить дело по духу действующего законодательства, руководствуясь намерениями и целями законодателя, которые нашли выражение в законодательстве, как целом.

Одним словом, суд должен искать логического единства законодательства, как целого, и на этом основании разрешать казусы, встречающиеся в его практике.

Но редкое законодательство представляет собою стройное, логическое целое, так как оно слагается постепенно, и отдельные части его, созданные в разное время и под влиянием различных воззрений, нередко находятся в противоречии друг с другом. Может случиться даже, что тот или другой закон, взятый в отдельности, заключает в себе внутреннее противоречие; ибо сплошь да рядом отдельный акт законодательства является результатом компромисса противоположных воззрений. Чтобы, напр., закон прошел в парламенте, одна партия нередко принуждена делать уступки в пользу другой, и в таком случае закон, естественно, носит характер компромисса. В монархиях неограниченных текст закона нередко также является результатом компромисса между различными течениями в сферах придворных и бюрократических. Ввиду всего сказанного суду нередко приходится вносить логическое единство в такой законодательный материал, где его в действительности вовсе не оказывается.

Не ограничиваясь одним применением закона к соответствующим случаям, но дополняя существующее законодательство новыми и даже весьма существенными нормами, суд тем самым проявляет творческую деятельность. Отдельные решения суда далеко не всегда создают обязательные нормы не только для всех прочих судов, но и для суда, их формулировавшего. Иногда нормы создаются единичными судебными прецедентами, но чаще они приобретают обязательную силу, когда прецеденты повторяются, т. е. путем обычая. Поэтому некоторые ученые, как, напр., Вахтер, Малышев, видят в них проявление обычного права. Против этих воззрений выступил с возражением профессор Коркунов. Судебная практика, по его мнению, занимает посредствующее место между обычаем, с одной стороны, и законом — с другой. Она имеет много общего и с обычаем, и с законом. Между тем как обычай возникает и слагается бессознательно, нормы, вырабатываемые судебной практикой, возникают в силу сознательного стремления вносить поправки и дополнения в действующее законодательство. Другое возражение состоит в том, что обычай будто бы всегда создается обществом, как целым, или определенным общественным классом, сословием без всякого участия государственной власти, тогда как судебная практика создается определенным государственным органом — судом. Это возражение неубедительно, так как органы власти, в особенности же суды, могут вырабатывать свои обычаи, имеющие несомненно юридическое значение; но, во всяком случае, судебная практика не может быть сведена к обычаю: ибо она может вырабатывать нормы права не только путем множественных, но и путем единичных прецедентов. Так или иначе, частью путем прецедента, частью путем обычая, судебная практика, несомненно, создает новые нормы в дополнение к закону и потому должна рассматриваться как самостоятельный источник права.

У нас в России судебная практика имеет значение самостоятельного источника права; но это значение было официально признано за ней лишь со времени издания «Судебных уставов императора Александра II». В них впервые предписывалось суду не останавливать решение под предлогом неполноты или противоречия существующих законов, а разрешать непредвиденные законом случаи на основании общего разума всего законодательства. В этом смысле составлены ст. 10 гражд. судопр. и ст. 13 угол. судопр.

В совершенно иное положение был поставлен дореформенный суд. Если суд по поводу спорного дела усматривал в законах неполноту или неясность, он должен был представлять его на усмотрение высшей инстанции. Таким образом, спорное дело странствовало из одного суда в другой, из одной инстанции в другую, пока не доходило до Государственного совета, который полагал свое мнение и подносил его на Высочайшее утверждение. Нечего и говорить, что такой порядок был связан с бесконечной судебной волокитой; решение по тому или иному делу выносилось нередко через много лет после его возникновения. Уничтожение этой язвы старого судопроизводства было одним из великих благодеяний императора Александра II.

Так как деятельность суда есть деятельность отчасти творческая, то она должна находиться под сильным влиянием науки права, в особенности если суд сталкивается с пробелами в законодательстве. Суд восполняет эти пробелы, обращаясь к науке, посредством юридического мышления. На этом основании некоторые ученые считают науку права самостоятельным источником права; сторонники исторической школы, державшиеся такого мнения, считали сословие юристов выразителем живущего в народе правосознания. Невозможно согласиться с этим взглядом. Не подлежит, конечно, сомнению, что наука служит одной из главных причин развития права, но, с точки зрения данного нами определения источников права, наука не есть источник права. Под источниками права должно разуметь те причины, которые сообщают нормам их обязательное значение; наука же о праве обязательной силы сообщить нормам не может. Те нормы, которые формулирует наука, приобретают обязательное значение только тогда, когда входят в жизнь путем прецедента, обычая или закона.

Читайте так же:  Почерковедческая экспертиза в ростове-на-дону

Судебная практика по договору возмездного оказания услуг

Позиция судов по согласованию существенных условий

Глава 39 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) весьма скупо раскрывает правила, которым должны следовать заказчик и исполнитель при заключении договора оказания услуг, а также при его дальнейшем исполнении. Поэтому судебная практика по возмездному оказанию услуг при возникновении каких-либо вопросов всегда бывает кстати.

При заключении договора в первую очередь необходимо согласовать его существенные условия (п. 1 ст. 432 ГК РФ). Специальных требований в отношении договора оказания услуг нет. Поэтому по общему правилу, чтобы договор возмездного оказания услуг был заключенным, вполне достаточно определить его предмет.

В данном случае, как следует из п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 № 48, стороны согласуют предмет, если определят в тексте соглашения:

  • перечень действий, которые должен совершить исполнитель;
  • конкретную работу, подлежащую выполнению.

Если стороны укажут в договоре, что исполнитель должен вести определенную деятельность, то его действия в таком случае могут быть определены на основании:

  • преддоговорной переписки;
  • сложившейся практики выполнения данного вида деятельности;
  • деловых обычаев;
  • поведения сторон после заключения договора и др.

К примеру, суд может определить перечень действий (услуг), необходимых для выполнения договора, на основании подписанного акта выполненных работ (см. постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 22.02.2018 по делу № А33-23159/2017).

Возмездные услуги и их оказание без договора

Отсутствие договора возмездного оказания услуг в виде единого документа не означает его незаключенности. Так как в гл. 39 ГК РФ отсутствуют требования к форме соглашения, на него распространяются общие нормы, предусмотренные ст. 158–163 ГК РФ.

Так, заключение договора будет подтверждаться в случаях, когда:

  • предмет договора согласован заказчиком и исполнителем путем обмена письмами, обладающими признаками оферты и акцепта (ст. 435, 438 ГК РФ);
  • одна сторона направила контрагенту оферту, а тот акцептовал ее конклюдентными действиями (п. 2 ст. 158, п. 3 ст. 438 ГК РФ).

Оказание услуг без договора судебной практикой допускается и тогда, когда стороны изначально не согласовали существенные условия, но впоследствии установили их путем сдачи услуг и приемки (см. п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165).

В рамках судебного процесса по спорам об оказании услуг без договора исполнителю потребуется предъявить доказательства, подтверждающие предоставление услуг. Такими доказательствами могут быть:

  • переписка контрагентов;
  • акты об оказании услуг, подписанные сторонами или только исполнителем (в последнем случае потребуются также доказательства направления такого акта контрагенту, см. постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.11.2017 по делу № А49-15208/2016);
  • свидетельские показания;
  • соглашения исполнителя с иными лицами с целью предоставления надлежащих услуг заказчику и т. п.

Услуги для государственных нужд без заключения контракта

Оказание услуг без заключения договора судебная практика считает возможным ввиду того, что отсутствие такого договора:

  • не противоречит гражданскому законодательству;
  • не влияет на фактические правоотношения заказчика и исполнителя;
  • не может быть основанием для отказа заказчика от оплаты полученного результата (см. определение ВС РФ от 08.09.2009 № 5-В09-100).

Однако такая позиция не распространяется на услуги, оказываемые для муниципальных или госнужд. В случае отсутствия при таких правоотношениях заключенного сторонами контракта у исполнителя не возникает права требовать от заказчика оплаты предоставленных услуг (см. п. 20 Обзора судебной практики, утвержденного Президиумом ВС РФ 28.06.2017).

Вместе с тем Президиум ВС РФ уточнил некоторые исключения, пояснив, что оплата за выполненные работы (услуги) при отсутствии госконтракта должна быть произведена, если такие услуги оказаны:

  1. В экстренной ситуации, требующей немедленного устранения аварии, предотвращения последствий чрезвычайной ситуации, либо в случаях их угрозы (п. 22 Обзора).
  2. В случае истечения срока действия госконтракта либо при превышении его максимальной цены, при условии что исполнитель не мог в одностороннем порядке прекратить его исполнение при наступлении этих условий (п. 23 Обзора).
  3. Если госпредприятие является собственником помещения в здании, то оказание услуг по содержанию и обслуживанию общего имущества возникает в силу закона, соответственно, госконтракт может отсутствовать (п. 24 Обзора).

Признание недействительным договора на оказание возмездных услуг

Рассматриваемый договор, как и любой другой, может быть признан недействительным. Кроме того, договор может быть признан таковым лишь в части. При этом применяются общие основания недействительности сделок, приведенные в параграфе 2 гл. 9 ГК РФ, а также основания, установленные корпоративным законодательством (например, п. 6 ст. 45 закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 № 14-ФЗ), законом «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ (например, ст. 61.2) и др.

Как показывает судебная практика по признанию договора оказания услуг недействительным, если контрагенты не указали цену выполнения услуг, это не может быть основанием для недействительности (см. п. 2 Обзора ВС РФ, утвержденного Президиумом ВС РФ 01.02.2012).

Согласно ст. 782 ГК РФ и у заказчика, и у исполнителя существует право одностороннего отказа от исполнения анализируемого договора, естественно, с соответствующим возмещением расходов и убытков.

Включение в условия соглашения пункта, запрещающего данную возможность, трактуется судами как недействительное, нарушающее права сторон, гарантированные им императивной нормой (см. постановление Президиума ВАС РФ от 07.09.2010 по делу № А64-7196/08-23, решение Арбитражного суда Брянской области от 23.03.2018 по делу № А09-12810/2017).

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! Даже если договор, подписанный сторонами, впоследствии будет признан судом недействительным или незаключенным, то на отношения контрагентов, связанные с предоставлением услуг и их приемкой, все равно будут распространяться нормы гл. 39 ГК РФ (см. решение Арбитражного суда Приморского края от 05.10.2017 по делу № А51-10718/2017).

Признание договора оказания услуг незаключенным

Нередко в суды поступают иски о признании договоров оказания услуг незаключенными, а истцы указывают в качестве основания несогласование таких условий, как:

  • цена;
  • место и сроки оказания услуг;
  • срок и порядок оплаты.

Для анализируемого договора закон устанавливает только единственное существенное условие — его предмет. Все остальные условия могут быть признаны в качестве существенных только тогда, когда один из контрагентов заявил о необходимости их согласования (абз. 2 п. 1 ст. 432 ГК РФ)

Вместе с тем судебная практика о признании договора оказания услуг незаключенным сложилась следующим образом:

  1. Несогласование начального срока оказания услуг не влечет незаключенности договора, так как это условие можно восполнить (п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165).
  2. Специальных правил о месте оказания услуг законодательство не предусматривает, место не является существенным условием договора (см. решение Тихорецкого городского суда Краснодарского края от 19.10.2017 по делу № 2-1147/2017).
  3. В отношении срока и порядка оплаты услуг практика неоднозначна. Одни суды считают, что поскольку в п. 1 ст. 781 ГК РФ указана обязанность заказчика выплатить деньги в порядке и сроки, оговоренные в договоре, то это условие существенное (см. решение Арбитражного суда Ростовской области от 09.01.2018 по делу № А53-7311/2017). Другие суды имеют противоположную точку зрения (см. решение Арбитражного суда Волгоградской области от 01.03.2016 по делу № А12-55890/2015).

Оказание юридических услуг без договора

Предоставление заказчику юридических услуг на практике не всегда сопровождается заключением соответствующего соглашения. Оказание юридических услуг без договора судебная практика не связывает с его незаключенностью, как и в отношении прочих договоров услуг. В таких случаях для получения оплаты исполнителю необходимо доказать факт выполнения работы.

Такими доказательствами могут служить:

  • доверенность, выданная заказчиком исполнителю, на представление интересов в судебных инстанциях (см. постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2012 по делу № А57-15169/2011);
  • непосредственное участие исполнителя в судебных заседаниях в качестве представителя заказчика (см. решение Арбитражного суда г. Москвы от 23.06.2015 по делу № А40-149999/2014);
  • письменное обращение заказчика к исполнителю о предоставлении юридических услуг (см. решение Арбитражного суда Краснодарского края от 09.09.2016 по делу № А32-7003/2016);
  • иная переписка.

ВАЖНО! При оформлении доверенности на сотрудника исполнителя в ней необходимо отразить, что она выдана именно на работника данной организации, а не просто на физическое лицо. В противном случае организация-исполнитель не сможет доказать, что юридические услуги оказаны ею, и взыскать плату (см. постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 08.06.2016 по делу № А12-37215/2015).

О том, как составлять этот документ, читайте также в нашей статье «Доверенность на представление интересов юридического лица — образец».

Расторжение договора оказания услуг

Расторжение анализируемого договора может быть произведено заказчиком и исполнителем по обоюдному согласию. Однако ст. 782 ГК РФ предоставляет и той и другой стороне право расторгнуть соглашение путем одностороннего отказа от его исполнения.

Судебная практика расторжение договора оказания юридических услуг, а также иных услуг в некоторых ситуациях толкует неоднозначно. Так, если одна сторона направляет другой не уведомление об одностороннем отказе, а письмо с предложением расторгнуть договор, то суд может квалифицировать его:

  • как предложение решить вопрос о расторжении договора по взаимному согласию, не являющееся односторонним отказом от его исполнения (см. решение Арбитражного суда г. Москвы от 03.03.2015 по делу № А40-171917/2014);
  • как односторонний отказ от договора (см. постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 04.09.2014 по делу № А67-211/2014).

Такие же противоречия в судебной практике по спорам о расторжении договоров оказания услуг путем одностороннего отказа проявляются в тех случаях, когда одна сторона направляет другой претензию или требование о возврате аванса:

  • одни суды считают такую претензию односторонним отказом от договора (см. постановление Арбитражного суда Приморского края от 17.04.2017 по делу № А51-31550/2016);
  • другие не усматривают в такой претензии одностороннего отказа от исполнения договора (см. постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 19.05.2016 по делу № А45-19284/2015).

Взыскание долга по договору оказания услуг

Напоследок рассмотрим некоторые вопросы, касающиеся взыскания расходов и убытков. Согласно судебной практике взыскание по договору оказания услуг долгов является одним из самых распространенных видов споров. Не вызывает каких-либо трудностей взыскание по заключенному договору с подписанными актами оказанных услуг.

Вместе с тем в некоторых случаях возникают отдельные вопросы:

  1. Если судом договор признан незаключенным, то у исполнителя остается право взыскать стоимость выполненных работ (услуг) со своего контрагента как неосновательное обогащение в порядке ст. 1102, 1105 ГК РФ (см. решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24.05.2018 по делу № А56-78896/2017).
  2. В случае, когда исполнитель направил заказчику акт оказанных услуг, а тот немотивированно отказался от его подписания, не представил возражений или замечаний в установленном порядке, услуги, перечисленные в таком акте, будут считаться принятыми и, соответственно, подлежат оплате (см. постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.03.2018 по делу № А56-36808/2017).
  3. Если заказчик не подписал дополнительное соглашение к договору на изменение стоимости услуг, но впоследствии им были оплачены счета с учетом новой стоимости, то признается, что он согласился на ее изменение. Следовательно, исковые требования о взыскании оплаты по измененной цене подлежат удовлетворению (см. решение Арбитражного суда Кемеровской области от 13.05.2016 по делу № А27-22664/2015).
Читайте так же:  Уголовный кодекс ст 116

Таким образом, судебная практика по договору оказания услуг весьма разнообразна, а иногда неоднозначна. В последнем случае, чтобы снизить риск негативных последствий, рекомендуется еще на этапе заключения договора предусмотреть все условия, предъявляемые судами. К примеру, если некоторые судебные органы считают, что порядок и сроки оплаты услуг являются существенным условием, то лучше указать в договоре этот момент, чем надеяться на то, что в случае спора иск будет рассматриваться судьей с противоположным мнением.

Статья оказалась полезной? Подписывайтесь на наш канал RUSЮРИСТ в Яндекс.Дзен!

Последняя судебная практика по банкротству фирм

В марте 2018 года Верховный Суд РФ подготовил и утвердил обзор судебной практики по банкротству, уголовным, административным и прочим делам, разрешенным еще в конце 2017 года. Рассмотрим, какие важные выводы были сделаны.

1. Кредитор может подать заявление о признании фирмы банкротом за долги по судебным расходам (Дело № А21-8181/2016).

Кредитор Ульяна Стрекалова обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании компании «Багратионовский мясокомбинат» банкротом. Было указано, что фирма должна женщине более 700 тысяч рублей — данная сумма сложилась из судебных расходов по другим процессам (госпошлина, расходы на арбитражного управляющего и т.д. ). Три судебные инстанции отказали Стрекаловой, отметив, что требования с подобной правовой природой не позволяют возбудить банкротное производство.

Верховный Суд РФ отменил акты нижестоящих судов, указав на два момента:

  • Перечень обязательств, по которым можно инициировать банкротное производство, является открытым. Список исключений является ограниченным, и долги по судебным расходам как раз сюда не входят.
  • Правовая природа выплаты судебных расходов на практике — это возмещение убытков, а это значит, что это дает возможность инициирования процедуры банкротства.

2. Реализовать заложенное имущество с незаложенным единым лотом на практике можно только с согласия залогового кредитора (Дело № А41-21198/2015).

Собрание кредиторов компании «Петушинский металлический завод» решило продать все имущество должника единым лотом для экономии времени и средств. Однако в состав активов попало имущество, находящееся в залоге у «Бинбанка», поэтому кредитное учреждение успешно оспорило акт собрания.

Апелляция не согласилась с данным положением, указав, что закон не содержит прямого запрета на продажу всего имущество единым лотом.

Экономколлегия Верховного Суда РФ акты апелляции и кассации, отметив, что согласно сложившейся судебной практике по делам о банкротстве, совместная реализация заложенного и незаложенного имущества возможна только с согласия залогодержателя. Причем после продажи активов залогодержателю необходимо будет выделить долю в составе полученной выручки.

Исключение только одно: если залогодержатель необоснованно уклоняется от продажи активов единым лотом, хотя это экономически выгодно. Тогда его согласие не учитывается.

Обзор судебной практики по банкротству — другие актуальные дела

Экономколлегии Верховного Суда РФ чаще всего приходится работать с ФЗ о банкротстве, поэтому судебная практика по данным делам достаточно разнообразна. Приведем несколько свежих дел из судебной практики, имеющих важное практическое значение.

  • Руководитель юрлица вправе не подавать заявление о банкротстве своей фирмы, если у него на практике есть обоснованный план выхода из кризисной ситуации (Дело № А50-5458/2015).

ВС РФ, при рассмотрении спора о привлечении руководителя юрлица к субсидиарной ответственности за несвоевременное обращение в арбитражный суд с заявлением о банкротстве, указал, что такая ответственность не наступает, если у директора на практике был обоснованный план выхода из экономического кризиса.

Отсюда следует, что если имеются признаки неплатежеспособности, руководитель может не обращаться с заявлением в суд о признании компании банкротом, если он составил конкретный план действий. Даже если план не сработал, директора к ответственности привлечь нельзя, поскольку его вины в несостоятельности нет.

Однако орган правосудия подчеркивает, что экономический план на практике не должен включать в себя противоправные действия, будь то уход от уплаты налогов, взносов и др.

  • Если фирма находится в процессе ликвидации, это не мешает кредитору подать заявление о признании должника банкротом (Дело № А40-55621/2016).

Верховный Суд РФ подчеркнул, что если фирма-должник находится в процессе ликвидации, это не является препятствием к подаче кредитором заявления о ее банкротстве. Причем процесс сразу переходит на стадию конкурсного производства, поскольку руководители ликвидируемой компании уже фактически выразили согласие на прекращение ее деятельности.

  • Если долги компании погашаются третьим лицом без встречного предоставления, и делает это третье лицо лишь для того, чтобы уменьшить количество голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов, ее требования не подлежат включению в соответствующий реестр (Дело № А12-45752/2015).

Верховый Суд РФ отметил, что если в действиях третьего лица будет прослеживаться недобросовестность, его требования о включении в реестр кредиторов не будут удовлетворены. Данное утверждение дополняет п.51 постановления Пленума ВС РФ № 54 от 22 ноября 2016 года.

Действия третьего лица считаются недобросовестными, если они направлены на создание контролируемых требований, максимальное отстранение независимых кредиторов от участия в банкротстве и обеспечение принятия общим собранием выгодных должнику решений. Одним словом, третье лицо заинтересовано не в возврате долга, а в оказании влияния на ход банкротной процедуры. Чаще всего создание контролируемых требований происходит путем заключения мнимых сделок между третьим лицом и должником.

Конечно, это далеко не весь обзор судебной практики по делам о банкротстве — ВС РФ ежемесячно рассматривает десятки других споров. Такая судебная практика учитывается всеми органами правосудия в России, поэтому о ней обязательно должен знать каждый юрист, занимающийся банкротством юридических лиц.

Судебная практика раздела имущества супругов

Рост благосостояния граждан в нашей стране не может не радовать. Это первостепенная задача государственной политики. Граждане получили возможность самостоятельно приобретать жильё и не ждать многие годы, когда подойдёт очередь на квартиру. В стране открыта дорога для предприимчивых людей, желающих развивать свой собственный бизнес. Всё это и многое другое способствует тому, что сейчас во многих семьях есть автомобиль, разнообразная бытовая техника, теле и видео техника, компьютеры, ценные вещи, квартира, дачный участок и много ещё чего.

И печально становится, когда при всём этом благополучии, наступает момент, когда жить вместе супруги уже не хотят. Недопонимание, взаимные упрёки и тому подобное приближают пару к разводу. А раз развод, значит, раздел имущества.

В судебной практике споры о разделе имущества супругов проходят всегда сложно и долго. И поэтому главная рекомендация для разводящихся супругов всё же попытаться решить вопрос раздела мирно. Для этого предусмотрена возможность составить соглашение о разделе имущества и закрепить его юридически, заверив у нотариуса.

Когда супруги не могут договориться между собой, то придётся доверить этот вопрос суду. Придётся пройти все перипетии разбирательства в суде, и дождаться вынесения решения суда. На его основании и будет осуществляться раздел имущества.

Не смогли сами, поделит суд. По закону.

Судебная практика по делам раздела имущества супругов достаточно богата и разнообразна. Каждый случай – своя семейная история. Вместе с этим можно говорить об общих правилах, сложившихся при ведении таких дел.

Куда подавать иск?

В зависимости от оценки стоимости имущества, которое подлежит разделу, иск подаётся в мировой или районный суд по месту жительства ответчика. Когда в разделе участвует недвижимость, то на территории нахождения этого имущества.

Что входит в общее имущество?

Не всё имущество можно отнести к совместно нажитому. Бесспорно, общими можно считать доходы обоих супругов за выполненную работу, предметы и вещи, которые приобретены в браке из общих доходов.

Вклады, ценные бумаги, оформленные и приобретённые во время брака, так же являются общим достоянием. Все долги, кредиты, займы и иные обязательства являются общими вне зависимости от того, на кого они оформлены.

Не участвуют в разделе

Не будет признано общим подаренное и унаследованное имущество, вещи индивидуального пользования. Не может участвовать в разделе имущество, которое приобретено для несовершеннолетних детей. Открытые на имя детей вклады так же не делятся.

Личное имущество так же не делится, если оно приобретено вне брак, исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, пособия по нетрудоспособности, пособия на детей и т.д. К личному имуществу супруга относится так же имущество, приобретенное за счет его личных средств. У супругов могут быть и личные, возникшие до заключения брака обязательства, связанные с управлением личным имуществом, алименты.

Чтобы провести корректно раздел имущества, возникает необходимость произвести его оценку. Для такой оценки должны быть предоставлены документы о приобретении, а в их отсутствии заключение о его стоимости лицензированного оценщика.

Суд будет придерживаться принципа равного права обоих супругов на общее имущество, закреплённое Семейным Кодексом Российской федерации.

Исключения из правил

Конечно равенство прав на общее имущество очень справедливо, и эта норма закона в большей части защищает неработающих женщин. Они заботятся о воспитании детей и домохозяйством. Случается, что сам супруг запрещает женщине работать. Это так же важно для супруга, который по состоянию здоровья не имеет свой заработок. Да и в принципе всегда в семье кто-то один зарабатывает больше другого.

К сожалению, формальное соблюдение принципа равенства при разделе имущества, не всегда учитываются реальные интересы разводящихся сторон. При таком формальном подходе в местных судах часто не принимается к сведению наличие у супругов общих несовершеннолетних детей. А поскольку дети остаются с одним их родителей, который будет их обеспечивать, то при равном разделе имущества по факту в выигрыше остаётся другой супруг, поскольку на него не ложится груз обеспечения детей.

При распаде семьи, дети — самая пострадавшая сторона. Поэтому в судебной практике всё чаще, в такого рода делах, приоритетом становится защита имущественных интересов детей. Суд в ходе рассмотрения дела выделяет часть общего имущества в пользу детей, и уже оставшуюся часть распределяется между супругами. Такой подход соответствует букве закона и подчёркивает особую важность соблюдения интересов и прав детей. Именно их интересы необходимо учитывать в первую очередь, когда взрослые люди не могут договориться и ведут себя по-детски.

Супруг, с которым остаются жить дети, вполне правомерно может рассчитывать на увеличение своей доли, руководствуясь необходимостью обеспечения прав и интересов своих детей. На увеличение доли может рассчитывать так же супруг, если он нетрудоспособен или болен. В тоже время суд может значительно уменьшить долю того супруга, который распоряжался общим имуществом в ущерб семье или не имел собственные доходы без уважительной причины.

И всё-таки на практике суды очень редко отступают от принципа равенства долей супругов в интересах несовершеннолетних детей. Когда так происходит, это свидетельствует о низком уровне квалификации судей на местах и отсутствие контроля вышестоящими инстанциями.

Читайте так же:  Трудовой кодекс работа и отдых

Если Вы чувствуете несправедливость при разделе имущества, воспользуйтесь квалифицированной помощью адвоката. Только опираясь на его большой практический опыт, Вы сможете добиться справедливого решения вопроса.

В подтверждение профессиональных успехов адвокатов Группы Компании АМТ не мало выигранных судебных процессов по разделу имущества. Несмотря на запутанность и сложность таких дел, всё же удаётся в полной мере защитить имущественные права наших Клиентов.

Судебная практика в механизме правового регулирования административных отношений

Лукашев Дмитрий Вячеславович,студент 1 курса юридического факультета, ФГБОУ ВО «Оренбургский государственный университет»г.Оренбург[email protected]

Очкасов Никита Олегович,студент 1 курса юридического факультета, ФГБОУ ВО «Оренбургский государственный университет»г.Оренбург[email protected]

Научный руководитель:Филиппова Елена Олеговна,доценткафедры уголовного права, ФГБОУ ВО «Оренбургский государственный университет»г.Оренбург

Судебная практика в механизме правового регулирования административных отношений

Анотация.Вданной статье автор раскрывает сущность судебного прецедента и судебной практики. автор акцентирует внимание на историю появления судебного прецедента. особое внимание уделяется сущности судебного прецедента в странах англосаксонской правовых семей.

Ключевые слова:судебная практика, судебный прецедент, механизм правового регулирования, административные отношения, законотворчество.

Административные отношения регламентируются,прежде всего,Кодексом об административных нарушениях и в соответствии с ним законами субъектов РФ.Сам Кодекс об административных правонарушениях основывается наконституции, принципах международного права,и на международных договорах. Закон регламентирует особый порядок применения законодательства: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством об административных правонарушениях, то применяются правила международного договора1».

Административное право, как наука инструментом регулирования общественных отношений признает главным образом правовое регулирование, которое включает в себя такие правовые средства, как правовые нормы, правоотношения, правоприменение, юридические обязанности и т.п.Так правовое регулирование осуществляется в гармоничной совокупности способов и судебной практики. Как правило,выделяются три формы влияния судебной практики на механизм правового регулирования общественных отношений: судебный прецедент, разъяснение высших судебных инстанций по вопросамсудебной практики, решения судов о признании нормативных правовых актов незаконными.

Существует два лагеря ученыхюристов, которые поразному представляют нынешнее положение вещей, т. е ведут споры о влияниисудебной практики на административные отношения. Первые,полагают,что судебная практика является особым источником права наравнес обычном правом и законами. Вторые,признавая судебную практику источником права, подводят её под обычное право, но воспринимаютеё, как особый источникобычного права. Последние категорически отрицают судебную практику, какисточника права. При этом,не учитывая мировой опыт, указывают, что задача судов вообще состоит не в создании, а в применении действующего права.Дефакто, российская юриспруденция поособому относится к 1Кодекс об административных правонарушениях от 30.12.2001 N195ФЗсудебнойпрактике и великое разнообразие научных позиций по поводу нее, только служит доказательством.Советская ипостсоветская юридическая наукахоть и неотвергаласудебную практикув качестве источника права,но не использовала. Но вскоре изменения в юридической науке дали свои плоды в качестве усиления судебном власти,посредством появлениянормотворческих полномочий судов. Исследуя влияние судебной практики на механизм правового регулирования административных отношений, необходимо учитывать особенности российской правовой системы.

Ни для кого не секрет о том, что в разных национальных правовых системах, правовых семьях сугубо индивидуальны особенности судейского права. Это подтверждает известный теоретик теории государства и права М.Н Марченко, добавляя, что самобытность правовой системы и судейского права соответственноопределяет,наличиесудебного прецедента, а нередко –свое собственное представление о том, что собой представляет судебный прецедент.Необходимокроме тогопринимать во вниманиеихарактерные чертыисторикоправовогосовершенствованиероссийского государства.Стоит сказать, что именно судебная практика заложила фундамент созданию нормативного акта, как первостепенный источник права стран романогерманской правовой семьи.

ДефактоРоссия не отвергала судебный прецедент.Юристы в области истории смогли выделить примерный отрезок временивозникновения (приблизительно вторая половина XVIв) расцвета (1670 –конкуренция закона и прецедента) и заката(постепенное вытеснение законами )

Нормативный акт,будучи первостепенным источником права стран романогерманской правовой семьи нереализовался, как единственный источник права, т. е фактически не смог полностью перекрыть во всех аспектах судебную практику. Деюре большинство представителей романогерманской правовой семьи не признают, но фактически использует.

Универсальная способность судебной практики значительно влиять на государственные и публичные интересы, позволяет изобличать дыры в административном законодательстве, лишь усиление влияние судебной практики позволяет достичь демократических начал в её дискурсе с помощью регулирование и контроля административных отношений. В силу своей «большей приближенности» к российскому обществу по сравнению с законодательной властью, судебная власть, на наш взгляд, имеет гораздо больше шансов быстрее находить баланс личных, частных, государственных и публичных интересов в регулировании административных отношений. Разумеется, источником административного права справедливо называть не совокупность всех судебных решений, а те которые оправдывают термин прецедент, т. е носят прецедентный характер. Такой источник административного права, как судебный прецедент характерно следующее: вопервых, нормативность (прецедентный характер имеет только то судебное решение, которое содержит новое административноправовое предписание, появившееся либо в результате судебного правотворчества, либо в результате судейского толкования действующей административноправовой нормы),вовторых, общеобязательность (судебное решение,имеющее прецедентный характер, адресовано всем нижестоящим судебным инстанциям, фактически они обязаны им руководствоваться при рассмотрении всех аналогичных дел),втретьих, формализм (прецедентное судебное решение имеет письменную формусвоего выражения, однако не всегдаподлежит официальному опубликованию), вчетвертых, зависимость судебной практики от конституционных положений, поскольку Конституция Российской Федерации является Основным законом страны.Таким образом, судебные решения, обладающие прецедентным характером, практически тождественны нормативным правовым актам. Поскольку в Российской Федерации в список источников административного права не входит судебный прецедент, то онв отличие от нормативных актов имеет еще одну особенность. Ссылки на судебную практику могут содержаться только в мотивировочной частисудебного решения.Но от этого эффективность судебной практики в механизме правового регулирования административных отношенийне падает. В обществе от ученыхюристов до обычных студентов юридического факультета бытует мнение о том, что фактически законодатель, «тихо признает»судебную практику. Данный факт законодательно подкреплен п.4.3ст.170АПК РФ вмотивировочной части судебного решения могут содержаться ссылки на сохранившие силу постановления Пленума Высшего Арбитражного СудаРоссийской Федерации по вопросам судебной практики, постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.Разумеется предполагается, что суды рассматривающие споры административного характера, заинтересованы дать решениескольконибудь отличной от решения вышестоящих судов. Изп. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 № 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству» следует, что для реализации единообразного толкования и применения норм материального и процессуальногоправа судье необходимо в каждом случае при подготовке дела к разбирательству проанализировать судебную практику применения законодательства, регулирующего спорные правоотношения2.Осуществляя свою функцию регуляции административных отношений, судебная практика показывает комбинацию правотворчества и правоприменения.Главным же положительным аспектом судебной практики на законотворчество в России в конечном счете будет создание единого глобального законодательства, отрицательным аспектом –возможность проявления субъективизма в процессе осуществления судебного правотворчества. Противники судебного правотворчества в России указывают на главную опасность, заключающуюся в возможности произвола судей. Судебная практика, как вспомогательный источник права должна носить объективный характер, не игнорируя важное значение института ответственности судей, судейского убеждения. Судебная практика весьма разнообразна.Поэтомусущественное значение для повышения эффективности государственного управления имеет научная классификация судебных решений, имеющихпрецедентный характер.

В связи с ратификацией Российской ФедерациейКонвенции о защите прав человека и основных свободи Протоколов к ней Российская Федерация признает«ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемогонарушения Российской Федерацией положений этихдоговорных актов, когда предполагаемое нарушениеимело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации3».Дефакто административное прецедентное право в России уже не считается, чемто новаторским и чуждым для романогерманской правой семьи, а скорее уже укоренилось в правовой системе России. Главным фактором, из которого и сложиласьтенденция адаптирование его в нашей системе, является прежде решения Европейского Суда по правам человека и судебных прецедентов, принятых национальными судами. Между ними складываются определенные иерархические связи. Особое место в системе источников административного права занимают решения ЕСПЧ.Во многих своих решения ЕСПЧ обращал вниманиена необходимость соблюдения всех гарантий, предусмотренных ст. 6 Конвенции для обвиняемых по уголовным делам, при рассмотрении судами дел об 2Постановление Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 N 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству»

3Федеральный закон «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» от 30.03.1998 N 54ФЗ

административных правонарушениях с учетом их природы.Лицо, виновное в совершении административногоправонарушения, может отказаться от права на рассмотрение дела судом, добровольно уплатив административный штраф.Российские суды имеют право и обязаны при рассмотрении споров, вытекающих из административныхи иных публичных правоотношений, руководствоваться правовыми позициями Европейского Суда по правам человека. Всё международное судейское сообщество в вопросе о судопроизводстве считают приоритетом обеспечение всеобщего и эффективного признания и осуществления права и свобод человека.Исходя из того, что прецедентная практика зародилась в англосаксонской правовой семье, не удивительно, что именно основные принципы и прецедентную практику российские суды переняли именно у ЕСПЧ.И выше перечисленные нормы, в том числе международные являются основой практики российский судов.Увеличение роли международных судов являетсязакономерным результатом отражения процессов глобализации, выражающихся, в частности, в созданииединого правового пространства. В этом, несомненно, заключается положительный эффект от правотворческой деятельности судов.Возможность использования судебного прецедента административного права уже на протяжении многих лет решен правоприменительной практикой.Поэтому мы разделяем высказанное в науке мнениео необходимости официального признания судебногопрецедента источником административного права. Такая перспектива позволит увеличивать эффективность систему источников административного права России и даст возможность судам заниматься нормотворческой деятельностью на обязательной основе, что приведет к появлению огромного количества новых проверенных практикой правовых актов.Формальная необязательность судебных актов дляорганов исполнительной власти порождают бесперспективные судебные споры, увеличивая и без того«сумасшедшую» судебную нагрузку. Негативнымследствием официального непризнания судебнойпрактики источником административного права является также и возможность (и реальность) массовогонарушенияправ и свобод физических лиц субъектовадминистративного права, оказавшихся в силу разныхпричин неспособными обратиться к судебной защитесвоих субъективных прав.Против введения новых видов источников (форм)права часто высказываются практикующие юристы.Так, поданным социологических исследований, проведенных среди судей, «только 28% респондентов положительно ответили на вопрос: «Могла бы Россияиспользовать прецедентное право?» В то же время46,7% опрошенных отнеслись к такой идее отрицательно».Конечно, преемственность и здоровый консерватизмявляются положительными свойствами правовой системы любого государства. Но стоит помнить,что современное административное право какотрасль права, как раздел юридической науки возникли на теоретической основе социалистического права.Большинство ученых, практикующих юристов, судейполучили профессиональное образование в периодсуществования СССР, их правосознание складывалось под влиянием советской теории государства иправа, отрицательно относившейся к прецедентнойпрактике.На сегодняшний день была модифицированаэкономическая, и социальная,и правовая основа российского государства. Именно при соблюдении всех выше перечисленных условий будет реализовано повышение качества правового регулирования административных отношений.

Cсылки на источники1.Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от24.07.2002 № 95ФЗ (ред. от 17.04.2017)// Собрание законодательства РФ.2002.№30. Ст.3012.2.Федеральный закон «О ратификации Конвенции о защите правчеловека и основных свобод и Протоколов к ней» от 30.03.1998 N 54ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998.№14.Ст.1514

3.Бахрах Д.Н., Бурков А.Л. Акты правосудия, как источники административного права// Журнал российского права. 2004. №2.

4.Марченко М.Н Судебный прецедент: разнообразие понятий имногообразие форм проявления// Журнал российского права.2006. №6.

Судебная практика разнообразна