Жалоба предмет

Почему жалоба не может быть предметом переговоров, или Как поменять номер

Вам приходились когда-нибудь быть жертвой чьей-то некомпетентности?

Конечно же, приходилось.

Люди подводят друг друга. Более того, о некоторых людях только одно можно сказать наверняка: они постоянно будут вас подводить. В бракоразводных процессах обсуждается масса претензий по поводу нарушенных обещаний и тщетных ожиданий супругов.

Проведите несколько часов в любом суде и понаблюдайте, как истцы пытаются добиться компенсации за реальный или воображаемый ущерб, причиненный им теми, с кем они с удовольствием имели дело до тех пор, пока не «рухнула крыша».

Нам всем периодически не везет, причем не только в бизнесе. Вытащить несчастливый билет вы можете дома, в ресторане, отеле, баре, сдавая багаж в аэропорту, покупая билет в кино, на паспортном контроле, у кассы магазина, в очереди на такси и даже на заседании школьного родительского комитета.

Всюду, где гражданин Джо пересекается с гражданином Фредом, появляется шанс, что один или другой — или даже оба — найдут повод (реальный или воображаемый) пожаловаться на то, что сделал или, наоборот, не сделал оппонент, чего от него ожидали или, напротив, не ждали вовсе. (Добавьте сюда их тещ, и вы получите полномасштабные боевые действия, особенно после нарушения условий рождественского «перемирия».) Да что говорить — вы и сами все это прекрасно знаете!

Когда вы последний раз задумывались о поводах для недовольства чем-то или на кем-то? Если вы ответите, что прошло больше восьми часов, то вы или ангел во плоти, или просто проспали все это время (а если проспали, то готов поспорить, что снилось вам, как вы кем-то недовольны!). Жалобы — неотъемлемая часть человеческого сосуществования.

Эта глава вовсе не призыв к тому, чтобы прекратить жаловаться. Но с тех пор, как короля Канута унизили морские волны и он был вынужден это «проглотить» [1], нет смысла бросаться в атаку против человеческой натуры.

Моя цель в данном случае совершенно иная: избежать жалоб на несостоятельность других людей, предложив им альтернативу тому, чтобы послать вас куда подальше.

Не все переговоры проходят в милой дружеской атмосфере. Иногда участники демонстрируют сарказм и желчность. Коммерческая сделка может провалиться, если одна из сторон считает, что другая каким-либо образом не выполнила своих обязательств.

Нарушаются не только данные обещания. Нарушаются графики поставок, товары не проходят проверку качества, производительность оборудования не дотягивает до паспортных характеристик, прибыль оказывается ниже ожидавшейся и т. д.

Прийти к соглашению о сделке — лишь часть коммерческих взаимоотношений. Другая их часть — реализация условий сделки. В сложных производственных системах существует масса возможностей для сбоев и срывов, поэтому необходимо изыскать способы разрешения конфликтов, возникающих после того, как контракты подписаны.

Проблема большинства людей, у которых в бизнесе (или дома) возникают поводы к обидам, состоит в том, что эти люди обладают поразительной способностью делать нечто, наименее важное для того, чтобы справиться с неприятной ситуацией, одновременно демонстрируя поразительную неспособность сделать единственно правильную вещь, чтобы избежать обид и недовольства.

Люди — практически без исключения — великолепно владеют самой техникой выражения недовольства. Конечно, в этом деле все мастера, особенно когда недовольство подогрето чьим-то равнодушием и пренебрежением или когда во всей ситуации имеет место явная несправедливость.

При этом люди почти всегда забывают о главном, а именно: каким образом исправить ситуацию, вызвавшую их недовольство. Именно поэтому я призываю:

НЕ ПРОСТО ЖАЛУЙТЕСЬ, А ДОГОВАРИВАЙТЕСЬ С «ОБИДЧИКОМ» О МЕРАХ ПО ИСПРАВЛЕНИЮ СИТУАЦИИ!

Помните: ваша задача состоит не в том, чтобы возмущаться недоработками другой стороны, а в том, чтобы позаботиться о собственных интересах.

Не звоните им — пусть они звонят нам!

Большая строительная компания, работающая на быстро меняющемся рынке, в огромной степени зависела от информации о собственном финансовом положении. Особенно критичным этот фактор был в начале каждого рабочего дня.

Если к началу дня фонды были исчерпаны, в компании должны были знать об этом до того, как размещать заказы на день, иначе им приходилось брать краткосрочный заем «горящих» денег под высокий процент, чтобы заткнуть финансовую дыру на несколько дней. А в этом бизнесе слишком частые займы могут повредить репутации фирмы.

Однако действительно серьезная проблема возникла, когда сотрудники бухгалтерии обнаружил, что им все труднее по утрам дозваниваться в местный банк. Это привело к трениям между банковскими служащими и бухгалтерией строительной фирмы.

Отношения ухудшились настолько, что бухгалтерия стала подумывать о необходимости сменить банк из-за «некомпетентности», «задержек» и «недобросовестности» своего финансового контрагента. Было назначено совместное с банком совещание по преодолению кризиса, а бухгалтерия провела выходные, тщательно документируя все проколы банка за последний месяц и расписывая по графам предполагаемый ущерб.

Однако накануне совещания управляющий строительной компании швырнул толстый отчет, подготовленный бухгалтерами, в корзину для мусора.

Он поинтересовался у своих финансистов, какие условия сотрудничества устроили бы их во взаимоотношениях с прежним банком или каким угодно другим. Выслушав ответы, он предложил, чтобы банк звонил им каждое утро в 9.05 по специально выделенному номеру вместо того, чтобы самим раз за разом безуспешно набирать банковские номера. При этом он заметил, что они еще и сэкономят на телефонных счетах!

Банк с готовностью принял это предложение.

Нет сомнений, что, если бы отчет бухгалтерии был все-таки вынесен на обсуждение, это привело бы к открытому конфликту и последующему разрыву отношений.

Я проиллюстрирую на примере из собственного опыта, насколько просто попасть в ловушку собственной лени и отказаться от поиска способов исправить ситуацию. (Мы лучше всего учимся на собственных ошибках.) В октябре 1977 года дождливым воскресным вечером я прибыл в Рим, куда добрался на машине прямо из солнечного Эдинбурга (без парома, ясное дело, не обошлось). Устал я жутко.

В то время я сотрудничал с одним из департаментов ООН, и они забронировали для меня номер в небольшом отеле. Номер, в который меня поселили, имел один серьезный недостаток: в нем было сыро. По правде говоря, там было очень сыро. Как в бане, только холодной.

Было уже поздно, я выбился из сил, другого места для ночлега у меня не было, так что я лег не раздеваясь, укрылся поверх одеяла своим пальто и провел очень беспокойную ночь в сырой постели.

Думаю, теперь вы поняли: повод для недовольства у меня был.

Когда я просыпался от пронизывающей сырости, то репетировал речь, которую собирался произнести утром перед менеджером отеля. Моя воображаемая тирада начиналась с описания непотребного номера, в котором я оказался, полного пренебрежения хозяев отеля к моему здоровью (о комфорте можно было и не заикаться) и заоблачных суммах, которые они дерут с Организации Объединенных Наций. Изюминкой моей речи была саркастическая шутка на предмет того, что страсть древних римлян к баням зашла слишком далеко — их стали делать прямо в спальне! Мой воображаемый спич завершался рассказом о немыслимом финале моего изматывающего путешествия и о том, что я думаю по поводу римского гостеприимства.

Можете мне поверить: в течение ночи я несколько раз менял структуру своей гневной речи, а уровень властных структур, к которым я собирался апеллировать, неуклонно рос. Я уже подумывал о факсе в штаб-квартиру ООН в Нью-Йорке, а может, и прямо в Совет Безопасности (вам, наверное, понятно, что сырость ударила мне и в голову).

У меня не было ни тени сомнения, что если не простое чувство справедливости, то сама страстность моей речи заставит менеджмент немедленно принести свои самые глубокие извинения и перевести меня в роскошные апартаменты с мраморной ванной.

Наутро я гордо проследовал к стойке администратора, готовый излить весь поток своих жалоб, и заговорил с молодым человеком, которого окружала типично римская аура властности и полного безразличия ко всему, кроме хорошеньких женщин.

Я рассказал ему о сырости в моем номере, но придержал самые ядовитые свои заготовки — включая и шутку о римских банях.

Какой же была его реакция? Он предложил мне закрыть окно! Он не предложил мне другой номер! Я буквально остолбенел — и ретировался. Деморализованный и разбитый наголову жалобщик.

Но, размышляя над этим эпизодом, что я и сделал в тот же самый день в сухом номере другого отеля, я понял, что мне некого винить, кроме самого себя.

ЕСЛИ Я САМ НЕ ПОПРОСИЛ ДРУГОЙ НОМЕР, ТАК С КАКОЙ ЖЕ СТАТИ ОН СТАЛ БЫ МНЕ ЕГО ПРЕДЛАГАТЬ?

Если избавлением от моих проблем было получение другого номера (а решить ее таким образом было бы невозможно только в случае, если этот отель специализировался на сырых номерах), то сказать об этом должен был я сам. Согласитесь, вполне логичное предположение.

Не сказав о моем видении того, как исправить мою проблему, я отдал инициативу по поиску способов ее решения другому. В одном вы всегда можете быть уверены: если вы предоставляете инициативу другому человеку, более чем вероятно, что он будет иметь в виду только собственные интересы и искать решение своей проблемы, а не вашей. Отсюда и милый совет закрыть окно.

И уж со стопроцентной гарантией это срабатывает тогда, когда вы, полагая, что имеете серьезный повод для жалоб, не жалея красок, обвиняете другого во всех грехах.

Атакуйте человека — и он будет защищаться.

Атакуйте его яростно — и защита превратится в контратаку.

Поставьте под сомнение его компетентность — и увидите, как он «разберется» с вашей.

Усомнитесь в его родословной — и он объяснит, откуда взялись ваши дети.

Раздраженность невозможно унять, подогревая ее, и чем дальше заходит такой «обмен мнениями», тем меньше вероятность того, что вы за свои труды получите что-нибудь, кроме надорванной глотки (а то и синяка под глазом). Попытайтесь повесить на оппонента ответственность за проблему — и он откажется от любой ответственности.

В той же Италии, например, клерки в гостиницах, прокатах автомобилей и у стоек приема багажа имеют малоприятную привычку пожимать плечами и издавать губами звук вроде «пр-р-р-р», категорически отказываясь принять на себя какую-либо ответственность или хотя бы озаботиться вашим положением. (Однако здесь же я должен заступиться за итальянских официантов, ибо они, безусловно, лучшие во всем мире.)

Урок ясен. Время на подготовку страстной тирады потрачено впустую. Как, между прочим, и нервные клетки.

Так в чем же альтернатива? Чтобы вести переговоры о средстве исправить ситуацию, вам нужно знать, что оно собой представляет. А обдумывание вопроса о том, чем может быть такое средство, требует подготовки — еще одна причина не тратить время на репетицию изощренных выпадов насчет чьей-то некомпетентности. Переговоры по поводу средства исправления ситуации включают в себя четыре этапа:

1. Вы берете на себя инициативу в выборе этого средства, которое, скорее всего, будете искать, исходя из своих, а не чьих- то, интересов.

2. Сами переговоры должны фокусироваться на этом средстве, а не вязнуть в дискуссиях о правомерности вашей жалобы.

3. Предлагая средство исправить ситуацию, вы предоставляете другой стороне полезную информацию — ей не приходится гадать, что надо сделать, чтобы сохранить вас в числе клиентов.

4. Вполне вероятно, что другая сторона почувствует облегчение от того, что вы довольствуетесь малым и не выдвигаете непомерных требований подобно американским адвокатам, настаивающих на миллионных компенсациях за «моральный ущерб».

Продолжим рассуждение уже в контексте бизнеса. Скажем, вы только что пожаловались своему поставщику на то, что не доставлены некоторые детали. Можете быть уверены, что его отдел доставки будет увиливать от ответственности, оправдываться, объяснять, перекладывать вину на кого-то еще и, возможно, даже извинится за сбой. Впрочем, они могут и послать вас куда подальше — плохие дни случаются у каждого.

Но помните: если вы сами не подготовили решения, с помощью которого можно исправить ситуацию, вы тем самым предоставляете им право решать, делать ли что-нибудь для улучшения системы поставок или не делать вообще ничего. Если вы ограничитесь «наездом», партнеры, скорее всего, начнут искать оправдания — только и всего.

Вы не всегда можете разорвать с контрагентами деловые отношения, во всяком случае сразу (работать-то вам как-то надо). Если же у вас нет реальных рычагов нажима, то стоит быть поосторожнее, чтобы не спровоцировать их на новые «непредвиденности» с будущими поставками.

Способность людей в больших организациях потихоньку саботировать работу системы для того, чтобы отомстить «трудным» клиентам, профессионалы называют «фактором подгаживания».

Всякий бизнесмен, который хоть раз побывал в роли «мячика», который пинают туда-сюда, согласится с серьезностью моего предупреждения.

Но даже если вы в состоянии надавить на партнеров, нет никаких гарантий, что проблема будет решена. Однако, если вы предложите им разумное средство исправить ситуацию, можно считать, что дело уже наполовину улажено.

Читайте так же:  Ренесанс кредит оформить

Один из способов избежать подобных проблем — предвидеть их и, если возможно, разработать способы исправления ситуации еще до того, как проблемы возникнут.

Кроме того, легче договориться о таких средствах — и границах их применимости — до того, как стороны столкнулись с проблемой, чем заниматься этим в разгар споров при внезапном возникновении нежелательных ситуаций.

Потому-то Совы, ведущие переговоры с Луиджи (см. сценарий № 1), предвидят его возможное недовольство (используя технику «а что, если») и заранее ищут варианты решений, которые могут унять тревогу другой стороны, — если, конечно, такие варианты имеются.

А имеются они не всегда.

Предусмотреть все непредвиденные обстоятельства в деловом контракте — неподъемная задача. (Цепкие, как клещи, юристы обожают этим заниматься. Помимо надежды на более солидные гонорары, ими, вероятно, движет ностальгия по давно забытым семинарам их далекой студенческой юности.) Но ключевые требования сторон необходимо учесть: у вас может не быть другого выхода, кроме как максимально подробно описать в договоре все спорные моменты и их возможные последствия.

Например, как вы ответите на возражение Луиджи, что он оказывается полностью зависимым от вашей бизнес-стратегии после того, как передаст бразды правления вам (за менее чем 50 процентов наличными и с выплатой остатка, растянутой на целых четыре года)?

Лисы, скорее всего, оценили бы возникающий баланс сил и при раскладке баланса в их пользу ответили Луиджи, что если он хочет продать им свою пиццерию сегодня, то ему придется рискнуть. В конце концов, решительным тоном добавили бы Лисы, озабоченность Луиджи — это оборотная сторона их собственных сомнений относительно того, что пиццерия будет давать ту прибыль, которая, по словам Луиджи, и определила запрашиваемую им цену.

Совы, однако, рассмотрели бы возможность использовать в качестве основы для выбора модели выплат не прибыль, а общий оборот заведения в течение последующих четырех лет.

Такой подход позволил бы унять беспокойство Луиджи по поводу манипулирования данными о чистой прибыли — ведь подтасовывать цифры оборота, оставаясь в рамках закона, гораздо сложнее. Таким образом, вы сами несли бы ответственность за получение будущих прибылей с оборота, при условии, что Луиджи гарантирует (юридически), что нынешний оборот заведения экономически обоснован и устойчив.

Ни вы, ни я не знаем точного ответа как на этот вопрос, так и на другие, связанные с ним, — но не о том речь.

Совы ищут ответы, определив вероятные вопросы. Они заинтересованы в том, чтобы их бизнес нормально функционировал. При этом они уверены, что смогут добиться положительного баланса между оборотом и накладными расходами — а иначе зачем вообще покупать заведение Луиджи?

Лисы также могут думать над возможными вопросами, но предпочитают искать ответы только в случае, если эти вопросы им действительно зададут. При таком подходе любые недочеты в их бизнес-предложении могут остаться незамеченными, но они рискуют тем, что эти «дыры» станут источником будущих жалоб и недоразумений.

Овцы и Ослы вообще не осознают связь между сегодняшними вопросами и завтрашними проблемами. Когда проблемы все-таки возникают, Овцы впадают в панику, а Ослы задействуют своих юристов.

Но самый серьезный источник проблем — туманные или неявные обещания.

Зайдя в прошлом году в один итальянский ресторан в Эдинбурге, мы стали свидетелями набиравшего силу конфликта между представителем группы из шести клиентов и хозяином заведения. Проблема, судя по всему, была в том, что метрдотель не мог предоставить этим шестерым зарезервированный ими столик, поскольку люди, сидевшие за ним, еще не закончили свой обед. Лидер обиженной группы был тверд: их надо усадить за стол немедленно (требование, явно невыполнимое — разве что хозяин физически вышвырнул бы обедавших из-за стола). При этом клиент громко возмущался тем, что некоторые рестораны принимают заказы, а потом не могут предложить прибывшим заказанный ими столик.

Нас буквально смели, когда вся возмущенная команда вывалила на улицу под крики «главаря» о том, что «ноги его больше не будет в этом трах-тарарах ресторане». Я наконец вошел в зал, а кипящий от гнева хозяин повернулся ко мне, явно ожидая еще одной лекции на тему, как не следует вести ресторанный бизнес. Он пояснил, что мой столик еще занят предыдущими клиентами и нас усадят через пятнадцать (что, конечно же, означало минимум двадцать пять) минут.

— Понятно, — сказал я. — В таком случае я и мои гости пока угостимся за счет заведения у бара до тех пор, пока стол не освободится.

На это хозяин ответил:

— Прекрасно, никаких проблем. Рокко, подашь мистеру Кеннеди и его гостям все, что они закажут. Денег не брать.

Что незамедлительно и произошло. Выпив уже больше половины бутылки кьянти «Классико», мы заняли места за своим столиком, значительно повеселев от бесплатной выпивки. К тому же хозяин и Рокко весь вечер пританцовывали возле нашего стола с чисто итальянской предупредительностью, благодарные за то, что хоть кто-то сегодня отнесся к ним по-человечески.

Разумное решение, как правило, приемлемо для тех, кто смущен возникшим сбоем в своей обычно вполне пристойной системе обслуживания. Загонять таких людей в угол нереалистичными требованиями-«наездами» означает попросту не добиться ни обслуживания, ни компенсации за то, что вас не смогли обслужить.

Так что, если что-то пошло наперекосяк, вам следует думать о том, какие варианты (реалистичные) выхода из положения у вас есть. При этом вы должны полностью сконцентрироваться на спорной проблеме, не касаясь посторонних тем. Если еда никуда не годится, занимайтесь именно этим — а не тем, как грубо вас обслужили в гардеробе (это другая, отдельная проблема). Точно так же, если ваш муж поздно вернулся домой, обсуждать следует именно это, а не манеры свекрови или пропущенную в прошлом году дату вашей свадьбы.

И последнее: всегда пытайтесь найти обмен, который вас бы устроил. Компенсирует ли вдвое меньший счет за ужин малосъедобную лазанью? А как насчет бесплатной видеокассеты в придачу за ремонт видеомагнитофона, который сломался через два дня после покупки? Почему не получить бесплатный ужин в отеле, если в вашем номере не работает телевизор, или не воспользоваться бесплатным такси, если вам вовремя не позвонили из регистратуры о том, что пора ехать на вокзал?

Не так давно British Airways по ошибке отправила мой багаж в Амстердам, а из-за того, что билетов на рейс было продано больше, чем на нем имелось мест, меня из бизнес-класса сунули в эконом-класс. Я сразу же заявил стюардессам, что на данный момент не очень доволен сервисом British Airways, но что бесплатный бренди должен помочь мне вернуться в веселое расположение духа. Бренди мне принесли мгновенно — и целых две бутылочки! (Багаж, кстати, тоже нашелся.)

Комментарии к тесту на самооценку № 5

1. а) Это самое первое, что вы должны сделать, поскольку таким образом вы получите максимально мощные рычаги для управления ситуацией во время обсуждения того, как исправить положение. Ослы, обеспокоенные «этической проблемой» неуплаты по счетам, могут расслабиться — вы лишь временно блокируете выплаты, а не отказываетесь платить вообще. Большинство менеджеров это прекрасно понимают и избирают именно этот метод, что доказывает: почти каждый из нас — чуть-чуть Лис.

b) Сделайте это — вы потеряете рычаги влияния, да и у партнера будет меньше «головной боли». Обычный выбор Ослов.

c) В качестве первого шага — никогда! Только Овцы отказываются от рычагов давления, предлагая поставщикам бесконечные компромиссы.

2. а) Вы подвергаете себя опасности заработать 15-процентное увеличение аренды еще до того, как узнаете, насколько сильно хозяин собирается давить на вас. Доказательство того, что отвечала Овца.

b) Мощный контрвыпад для начинающего Лиса. Но лучше оставить его как дополнение к пункту d).

c) Арбитраж просто отменит ваше «вето» на увеличение арендной платы. Вариант ответа, который особенно нравится Ослам.

d) Хороший первый шаг: сразу начать с описания дефектов (в любой недвижимости их хватает), чтобы предварить ключевое предложение — сократить увеличение аренды, отменить его или даже добиться более низкой арендной платы в сочетании с пунктом b). Признаки окончательно сформировавшегося Лиса.

3. а) Поздновато обсуждать ответственность подрядчика за убытки — в любом случае это не снимает вашей собственной ответственности перед саудовцами. Ход Осла.

b) Трата времени и денег на факсы — от этого оборудование на площадке не появится. Изощренный ход Осла.

c) Угрозы не помогут оборудованию материализоваться из воздуха. Эмоциональный ход Осла.

d) Совы не просто заявляют о своих претензиях. Они обсуждают практические шаги! (И избавляются от судебной волокиты.)

Тест на самооценку № 6

1. Если партнеры отвергнут мое предложение, я должен сделать следующее:

а) изменить предложение, при этом принимая во внимание только обоснованные возражения;

b) подождать, пока они предложат свое решение проблемы;

с) отвергнуть необоснованные возражения;

d) попросить партнеров высказать свои соображения.

2. Я не обязан снимать вопрос, если партнеры говорят, что обсуждению он не подлежит. Правда или ложь?

3. Дедлайны (предельные сроки) помогают в переговорах. Правда или ложь?

Канут Великий, правивший Англией в XI веке, как-то сел на троне у моря, заявив буквально следующее: «Ты, о море, тоже из числа моих подданных, из них же никто не смеет противиться моим приказам безнаказанно. Итак, я повелеваю тебе не наступать на землю и даже прикосновением не замочить ни обуви, ни мантии твоего господина». Дело, конечно же, кончилось тем, что изрядно подмокший монарх удрал подальше от линии прибоя — и никогда более не ставил подобных экспериментов. — Прим. пер.

Предмет жалобы при рассмотрении в суде в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ

Обязанность защищать законные права и интересы граждан возложена на государство. Глава 16 УПК РФ обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство.

В УПК РФ нет определения понятия жалоба. Определение жалобы дано в ФЗ от 06.05.06г. «О порядке рассмотрения обращений граждан в РФ» № 59 ФЗ. (вступил в силу 01.11.2006г.) ППВС РФ от 10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ».

Жалоба – это просьба гражданина о восстановлении или защите его нарушенных прав, свобод, законных интересов, либо прав и свобод других лиц. Жалоба в угол. судопроизводстве — устное /письменное обращение в суд, прокурору, руководителю следственного органа по поводу нарушения или угрозы нарушения охраняемых законом прав и интересов участников угол. судопроизводства. (иных лиц).

Заявление – это просьба гражданина о содействии в реализации его Конституционных прав и свобод, либо Конституционных прав и свобод других граждан или сообщение о нарушении закона иных правовых актов. О недостатках в работе государственных органов и должностных лиц, либо критика деятельности указанных органов и должностных лиц.

Цели введения института обжалования в УПК РФ:

1.Приведение уголовно-процессуального кодекса в соответствие международным стандартам по защите прав граждан.

2.Реально обеспечить права и законные интересы участников уголовного судопроизводства и иных лиц.

3.Способствовать выявлению и устранению нарушений, ошибок в ходе уголовного судопроизводства, не допускает фальсификацию по уголовным делам.

Субъекты реализации права на обжалование:

1.Субъекты обладающие правом подачи жалобы – это участники уголовного судопроизводства и иные лица. Обязательное условие – нарушены и ограничены Конституционные права иных лиц. поэтому заинтересованным лицам должна быть обеспечена возможность незамедлительного обращения в ходе расследования с жалобой в суд (Постановление КС от 23.03.1999г. № 5-П – обжалование в суд допускается только в случае существенного ограничения Конституционных прав). Иное лицо – это лицо которое не имеет ни какого процессуального статуса (дело Ходарковского).

2.Субъекты наделенные правом рассмотрения жалобы – прокурор, суд. Форма подачи жалобы: письменная, устная.

1.Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела;

2.Постановление о прекращении уголовного дела;

3.Иные действия решения следователя, дознавателя, прокурора, которые способны причинить ущерб Конституционным правам и свободам участников или затруднить доступ к правосудию.

Ст. 122 УПК РФ «рассмотрение ходатайств» -решения принимаемые следователем по результатам рассмотрения ходатайств может быть обжалованы в порядке ст. 125 УПК РФ, данная статья не соответствует ст. 125 УПК РФ по предмету рассмотрения.

При рассмотрении жалоб в суде суд не должен предрешать вопросы, которые в дальнейшем станут предметом судебного разбирательства. Конституционный суд в ряде своих определений высказал правовую позицию какие действия и решения подпадают под понятие иных, при обжалование в судебном порядке:

Читайте так же:  Приказ по проведению входного контроля в школе

1.избрание меры пресечения в виде подписки о невыезде (ОКС от 17.02.00.г. « 84-О)

2.решение о ВУД в отношении конкретного лица (ОКС от 27.12.02г. № 300)

3.постановления прокурора об отмене постановления о прекращении уголовного дела (ОКС от 27.12.02г. № 300-О)

4.постановление о приостановлении производства по уг. Делу (ПКС от 23.03.99г. № 5-П)

5.постановление о продлении срока предварительного расследования.

Нельзя обжаловать в суд в порядке ст. 125 УПК РФ:

1.решения и действия органов предварительного расследования по основанию связанному с оценкой доказательств, т. К. это будет предметом судебного разбирательства

2.решения органов предварительного расследования на которые предусмотрен судебный порядок получения разрешения.

3.Действия и решения, которые обжалованы в К.С.

4.Действия и решения, которые не связаны с осуществлением уголовного преследования в уголовном судопроизводстве (начальника СИЗО).

Открытая общественная правовая информационная система

Задать вопрос юристу

  • Главная ›
  • Правовая энциклопедия ›
  • Основы уголовного права ›
  • Порядок обжалования судебных решений ›
  • Что такое жалоба в досудебных стадиях уголовного процесса, каков ее предмет и содержание?

Что такое жалоба в досудебных стадиях уголовного процесса, каков ее предмет и содержание?

Что такое жалоба в досудебных стадиях уголовного процесса, каков ее предмет и содержание?

Право на обжалование отнесено законодателем к числу принципов уголовного судопроизводства (ст. 19 УПК РФ), а уголовно-процессуальное законодательство специально регулирует порядок принесения и рассмотрения жалоб на процессуальные действия и решения органов и должностных лиц, ответственных за ведение уголовных дел.

Жалоба — это обращение к вышестоящему должностному лицу или органу о незаконных, по мнению жалобщика, действиях либо решениях должностного лица или органа, в производстве которого находится дело, с просьбой восстановить нарушенное право. Подозреваемый, обвиняемый, защитник или потерпевший, гражданский истец и (или) их представители жалуются на ущемление следователем либо судом их прав и законных интересов и просят отменить обжалуемое решение либо иным образом восстановить нарушенное право.

Изучение правовой природы права граждан на обжалование и аспектов его реализации в различных отраслях государственной деятельности, в том числе и в уголовном судопроизводстве, а также соотношение жалобы с иными видами обращений граждан к государственным органам позволяет выделить ее главные признаки.

Во-первых, жалоба носит официальный характер, она является одним из видов обращения граждан к государственным органам и их должностным лицам.

Во-вторых, жалоба подается в связи с нарушениями прав граждан или неудовлетворением их законных интересов.

В-третьих, цель подачи жалобы для гражданина — защитить и восстановить нарушенные права, а не только обратить внимание соответствующих органов государства на допущенные нарушения.

Поэтому жалоба, в отличие от других обращений, содержит требование гражданина о восстановлении нарушенного права. Указанные признаки являются общими для жалоб, возникающих в любой сфере государственной деятельности.

Уголовно-процессуальный закон не содержит каких-либо конкретных требований к оформлению и структуре заявляемых жалоб, а лишь указывает, что жалобы могут быть заявлены в письменной или в устной форме (в последнем случае они заносятся в протокол). Но представляется бесспорным, для большей убедительности жалобы заявитель должен придерживаться письменной формы. Как всякий правовой документ жалобы должны быть четкими, конкретными, последовательными, юридически грамотными. Этому в наибольшей степени способствует изложение, состоящее из трех частей. Принося жалобы, необходимо иметь в виду структуру тех процессуальных решений, которые по ним принимаются. Все решения в уголовном процессе включают вводную, описательную (описательно-мотивировочную) и резолютивную части.

Вводная часть должна содержать указание адресата жалобы и дела, по которому она приносится. В описательно-мотивировочной части жалоб излагаются те выводы в решении следователя, прокурора, суда, которые оспариваются заявителем, аргументируется утверждение об ошибочности этих выводов, приводятся мотивы, по которым оспариваемое решение признается необоснованным и, следовательно, незаконным, подробно излагаются обстоятельства и фактические основания к заявлению жалобы, а также приводятся юридические основания, по которым решение следователя, приговор или другой акт признается неправильным. Таким образом, описательно-мотивировочная часть жалоб должна содержать фактическое и юридическое обоснование просьбы, вывода, излагаемого в «просительной» части.

Резолютивная («просительная») часть жалоб должна содержать четко сформулированную просьбу заявителя, которая вытекает из фактов, признанных установленными на основании анализа доказательств в описательно-мотивировочной части, или из обстоятельств, которые заявитель считает необходимым установить (выявить). В резолютивной части жалоб, не связанных с собиранием дополнительных доказательств, заявитель формулирует, каковы должны быть последствия определенного обстоятельства, наличие либо отсутствие которого, по его мнению, доказано.

материал подготовлен А.В. Куницыной,

кандидатом юридических наук,

доцентом кафедры уголовного права и процесса,

автором практического пособия

«Порядок обжалования действий следователя и дознавателя

400. Жалоба на судью, закон, предмет и основания жалобы

Для поиска на сайте однородных и связанных материалов воспользуйтесь меткой внизу страницы. Чтобы просмотреть содержание категории (раздела, страницы), воспользуйтесь активной, ссылкой голубого цвета, расположенной в верхней части страницы. После активации ссылки откроется перечень статей категории в кратком виде.

жалоба на судью; судья должностное лицо; дисциплинарная ответственность судей; дисциплинарная ответственность председателей; дисциплинарная ответственность судей – членов ККС и Совета Судей; законы подлежащие применению; предмет жалобы на судью; основания жалобы на судью; доказательства нарушений; нарушение процессуального закона; нарушение инструкций; нарушение норм этики; судебные акты, как доказательства нарушений судьи; судья Лукьянов И.Е.; судья Лемагина И.Б.; судья Захарова Е.А; судья Сурнина М.В.;

С фрагментами жалоб можно ознакомиться на страничке Cудебная практика

1. Судья – должностное лицо, ответственное за нарушения и злоупотребления

Статьи 14 и 15 Международного пакта от 16 декабря 1966 года «О гражданских и политических правах», статьи 46, 52 и 53 Конституции, закон от 26 июня 1992 года N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации», практика Конституционного и Верховного судов гарантируют право на защиту от нарушений судьями закона и норм этики.

Статья 2 Конвенции ООН против коррупции от 31 октября 2003 года указывает, что под пуб­личным должностным лицом она понимает следующие категории должностных лиц: любое назначенное или избранное лицо, занимающее любую должность в законодательном, исполнительном, административном или судебном органе государства-участника на постоянной или временной основе, за плату или без оплаты труда, независимо от уровня должности указанного лица.

Аналогичная позиция поддерживается национальным законодательством, в частности статьей 5 (пункт 54) УПК РФ.

«2. … Несменяемость и неприкосновенность судьи, будучи элементами его конституционно-правового статуса и одновременно гарантиями самостоятельности и независимости судебной власти, являются не личной привилегией гражданина, а средством защиты публичных интересов, прежде всего интересов правосудия, цель которого — защита прав и свобод человека и гражданина (статья 18 Конституции Российской Федерации), и не только не исключают, а предполагают повышенную ответственность судьи за выполнение им профессиональных обязанностей, соблюдение законов и правил судейской этики (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 7 марта 1996 года N 6-П и от 19 февраля 2002 года N 5-П)».

Постановление Конституционного Суда от 28 февраля 2008 года N 3-П

Статья 12.1. Дисциплинарная ответственность судей

. за совершение дисциплинарного проступка, то есть виновного действия (бездействия) при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебной деятельности, в результате которого были нарушены положения настоящего Закона и (или) кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей, что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи, на судью, за исключением судьи Конституционного Суда Российской Федерации, может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде: замечания, предупреждения и досрочного прекращения полномочий судьи.

закон от 26 июня 1992 года N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации»

«3. … Что же касается судебных ошибок, которые являются следствием профессиональной некомпетентности или небрежности судьи, т. е. недобросовестного исполнениям им своих функций по отправлению правосудия, то они могут приводить к искажению фундаментальных принципов судопроизводства и грубому нарушению прав участников процесса и, соответственно, повлечь вынесение неправосудного судебного акта, которое хотя и не попадает под признаки состава преступления, тем не менее, может служить основанием для применения к судье мер дисциплинарной ответственности».

Постановление Конституционного Суда от 18 октября 2011 года N 23-П

2. Дисциплинарная ответственность судей-председателей, судей – членов ККС, судей – членов Советов судей, судей-консультантов Верховного Суда

В силу статей 21 (часть 3), 29 (часть 3), 35 (часть 3) закона от 07 февраля 2011 года N 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» председатели судов являются действующими судьями.

В силу статьи 8 закона от 14 марта 2002 года N 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации», члены Совета судей являются действующими судьями.

В силу статьи 11 закона от 14 марта 2002 года N 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации», члены ККС являются действующими судьями.

Из приведенных норм права следует, что любой член судейского сообщества может быть привлечен к дисциплинарной ответственности по основаниям, предусмотренным законом.

3. Законы, подлежащие применению при подаче и рассмотрении жалобы на судью

Жалоба на судью подается с учетом особенностей, предусмотренных рядом законами о судах, судьях и органах судейского сообщества. Следует учитывать, что закон от 02 мая 2006 года N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» по жалобам на судей не подлежит применению.

Толкование и применение законов о привлечении судей к дисциплинарной ответственности содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда от 14 апреля 2016 года N 13 «О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей» и судебной практике, сформированной постановлениями Конституционного и Верховного судов.

Порядок и процедуры рассмотрения регулируются рядом специальных актов, в том числе Положением о порядке рассмотрения жалоб и сообщений о совершении судьей дисциплинарного проступка и обращения в Высшую квалификационную коллегию судей Российской Федерации о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности в связи с совершением им дисциплинарного проступка.

«1. Судьи как носители судебной власти независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону, несменяемы и неприкосновенны (часть 1 статьи 120, часть 1 статьи 121, часть 1 статьи 122 Конституции Российской Федерации).

Конституционно-правовой статус судей определяет предъявление к ним особых требований, которые установлены Законом Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» (далее — Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации») и кодексом судейской этики, утвержденным VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 года (далее — кодекс судейской этики). Нарушение этих требований в результате виновного действия (бездействия) судьи при исполнении им служебных обязанностей либо во внеслужебной деятельности, повлекшего умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи, признается дисциплинарным проступком, за совершение которого на судью (за исключением судьи Конституционного Суда Российской Федерации) может быть наложено дисциплинарное взыскание (пункт 1 статьи 12.1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»)».

Постановление Пленум Верховного Суда от 14 апреля 2016 года N 13 » О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей»

«3. Порядок и основания привлечения судьи к дисциплинарной ответственности определены Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и Федеральным законом от 14 марта 2002 года N 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации») и распространяются в том числе на судью, срок полномочий которого истек в связи с достижением им предельного возраста пребывания в должности, продолжающего осуществлять свои полномочия до окончания рассмотрения по существу дела, начатого с его участием, либо до назначения нового судьи в данный суд».

Постановление Пленум Верховного Суда от 14 апреля 2016 года N 13 » О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей»

4. Предмет жалобы

В жалобе можно просить о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности в виде замечания, предупреждения и досрочного прекращения полномочий судьи, статья 12.1. (пункт 1) закона от 26 июня 1992 года N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации».

5. Основания жалобы на судью

5.1. Совершение судьей «дисциплинарного проступка, то есть виновного действия (бездействия) при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебной деятельности, в результате которого были нарушены положения настоящего Закона и (или) кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей, что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи», статья 12.1 закона от 26 июня 1992 года N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации».

Приняв заявление и возбудив дело, судья обязан действовать в рамках закона, т.е. предсказуемо. Принцип верховенства права среди прочего требует, что при разрешении спора действия правоприменителя были прогнозируемы и предсказуемы.

Вопреки принципу верховенства права, судопроизводство в судах общей юрисдикции сопровождается беспрецедентным нарушением судьями процессуального закона и Инструкций о судебном делопроизводстве, которыми установлены должностные обязанности каждого судьи. Многократно игнорируя закон и Инструкцию, судья совершает проступки, не отвечающие требованиям этики и морали, подает пример неуважительного отношения к закону, чем умаляет авторитет судебной власти.

Читайте так же:  Срок действия анализа на энтеробиоз для бассейна

Нарушение судьей процессуального закона и Инструкций по делопроизводству не могут расцениваться, как мнение судьи, выраженное при отправлении правосудия.

Процессуальный закон обязателен к применению, обязанность следовать судебной практике толкования и применения закона обеспечивает гарантии равенства перед законом и судом и не допускает индивидуального толкований закона или отказа от его применения.

Отказ от применения процессуального закона, привычка полагаться только на свое внутреннее убеждение и собственные упрощенные правила, уклонение от единой судебной практики – есть нарушение общепринятых норм морали, влекущее дисциплинарную ответственность.

Многочисленность и систематичность нарушений указывает на нарушение судьей Кодекса судейской этики и несоответствие личных норм судьи общепринятым нормам морали. Между тем, когда в силу статьи 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, моральные качества судьи имеют решающее значение для правильного разрешения дела.

Игнорирование процессуального закона и Инструкции, есть не что иное, как публичное несогласие с регламентированными должностными обязанностями. Такое поведение судьи является недопустимой публичной критикой и противоречит статье 22 Кодекса судейской этики: «Судья должен осуществлять свое право на свободу выражения мнения таким способом, который был бы совместим с ограничениями, накладываемыми на него его статусом. При этом он должен проявлять сдержанность во всех случаях, когда авторитет суда и беспристрастность правосудия могут быть поставлены под сомнение. Судье следует воздерживаться от публичных заявлений или замечаний, которые могут причинить ущерб интересам правосудия, его независимости и беспристрастности».

В силу изложенного, судья подлежит привлечению к дисциплинарной ответственности, как с целью предоставления справедливой компенсации, так и пресечения действий, создающих угрозу нарушения права.

5.2. Неотвратимость наказания

Равенство всех перед законом и судом — общеправовой принцип демократического государства, исключающий существование особых законов и судов для привилегированных сословий и социальных групп.

Принцип равенства перед законом означает, что лица, совершившие нарушение закона или должностные проступки, подлежат привлечению к ответственности, установленной законом.

26 февраля 2011 года Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев в программе «Вести в субботу» высказался о необходимости соблюдать принцип неотвратимости наказания: «Ведь главное же не кара, главное, чтобы был принцип неотвратимости наказания. Что это не безнаказанно. Ведь именно для этого законодатель все построил в государстве. Но когда это не исполняется, это путь к совершению новых преступлений, новых правонарушений».

6. О чем ненужно писать в жалобах на судью

О нарушении норм материального права при рассмотрении дела. Нарушение норм материального права обжалуется в апелляционном, кассационном, надзорном порядке и, при определенных обстоятельствах, в уголовном порядке.

7. Доказательства нарушений

В жалобе на судью можно приводить любые доказательства, не обязательно связанные с обстоятельствами рассматриваемого дела. Предъявляемые доказательства не могут быть отвергнуты т.к. подтверждают объективность и беспристрастность судьи, в силу закона влияющие на принятие решения.

Распечатка публично доступных, не анонимных жалоб, может быть использована любым лицом, как дополнительное доказательство по дисциплинарной жалобе, как подтверждение длительности нарушений, игнорирование закона, общеизвестных норм этики. Закон полагает упомянутые нарушения несовместимыми со статусом судьи. Упомянутые обстоятельства отрицательно характеризуют судью и в совокупности с неограниченным усмотрением судьи и правом оценивать доказательства на основании внутреннего убеждения, вызывают у любого члена Общества обоснованное недоверие, объективно подтверждаемое, как фактами по вашему делу, так и иными публично известными фактами. Жалобы на судей публикуются в интернет — версиях различных СМИ, на сайтах Управлений судебного департамента, на сайтах судов и иных сайтах.

7.1. Нарушение процессуального закона и должностной Инструкции

Независимо от того повлияло нарушение процессуального закона на законность решения или нет, жалоба должна стать предметом дисциплинарного разбирательства, как справедливая компенсация за допущенные нарушения и как гарантия от недопущения нарушений в будущем.

Процессуальный закон и Инструкция по судебному делопроизводству – есть не что иное, как должностная инструкция судьи, которой определены его обязанности и права. За неисполнение обязанностей независимо от законности принятого решения судья должен нести ответственность, а гражданин, права которого нарушены, или нарушенный охраняемый законом публичный интерес, должны получить защиту и справедливую компенсацию. Публичный интерес заключается в повиновении судьи процессуальному закону и исполнении судьей инструкций.

7.2. Нарушение норм этики

«Постоянное внимание со стороны общественности налагает на судью обязанность принять на себя ряд ограничений; и, несмотря на то, что рядовому гражданину эти ограничения могли бы показаться обременительными, судья принимает их добровольно и охотно. В частности, поведение судьи должно соответствовать высокому статусу его должности».

Бангалорские принципы поведения судей, приняты ООН 06 сентября 1985 года

На практике участники судебных разбирательств зачастую сталкиваются с такими проявлениями «судейской этики», не порицаемыми судейским сообществом, как ложь, упорное нежелание принять справедливую критику, устранив очевидные ошибки или описки, повлекшие искажение в протоколах объяснений сторон, происходившего в судебном заседании и иных неприглядных поступков.

Вопреки закону от таких нарушений невозможно получить защиты. Между тем, когда в силу статьи 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, моральные качества судьи имеют решающее значение для правильного разрешения дела. Нарушение норм этики не связны с осуществлением правосудия, требуют проверки и должны быть предметом рассмотрения ККС.

Из личной практики: Судья Останкинского районного суда Сурнина М.В. отклонила замечания на протокол, имеющие существенное значение: истица просила уточнить номер дела. В протоколе было указано, что он составлен по делу N2-3107/ХХ, в то время как слушалось дело №2-1603/ХХ. В апелляционной жалобе на решение суда истица просила отменить решение на основании статьи 330 (часть 4.6) ГПК РФ в связи с отсутствием протокола судебного заседания, в котором принято решение.

Одновременно с отсутствием протокола в апелляционной жалобе истица оспаривала решение об исследовании письменных материалов 4-х гражданских дел, поднятых из архива по инициативе судьи Сурниной М.В., объявившей с этой целью перерыв в заседании. Среди прочих судья сочла необходимым совместно рассмотреть материалы дела N2-3657/11. Истица не была участником дела N2-3657/11, доступа к материалам не имела, следовательно, обстоятельства, установленные решением по этому делу, для истицы преюдициального значения не имели, а выводы оспариваемого решения суда в этой части ошибочны. Согласно протоколам заседаний по делу необходимость совместного рассмотрения дел судом на обсуждение не выносилась, сторонам не предлагалось ознакомиться с материалами дела до судебного заседания, ходатайство об ознакомлении судом было отклонено, истица была лишена возможности ознакомиться со всеми материалами, оспаривать их и аргументировано возражать. Исследование материалов дела свелось к перелистыванию материалов 4-х дел судьей с озвучиванием листов и иногда названий документов, как то: объяснения, решение, кассационное определение итд.

Судебная коллегия Мосгорсуда в составе судей Лукьянова И.Е., Лемагиной И.Б. и Захаровой Е.А., отклоняя доводы апелляционной жалобы об отсутствии протокола, признала наличие технической ошибки, однако на неприглядный поступок судьи Сурниной М.В., отклонившей замечания на протокол об устранении ошибки не реагировала. В остальной части судебная коллегия оставила без изменения решение судьи Сурниной М.В. подлежащее изменению хотя бы для устранения очевидных ошибок.

Кассационные суды, вплоть до судебной коллегии Верховного Суда и ККС г. Москвы на неэтичные проступки судей также не реагировали.

Из общеизвестной практики: Общеизвестно, что заместитель председателя Благовещенского городского суда Махно Е.В. заснул при рассмотрении уголовного дела, однако это не помешало ему принять по итогам заседания обвинительный приговор. Стороны по делу не всегда имеют возможность доказать обстоятельства на которые они ссылаются. Например, доказать, что судья Махно спал в судебном заседании, стало возможным только при наличии незаконно сделанной видеозаписи. Ведение записи стало возможным именно по причине сна, одолевшего судью. Видеозапись спящего судьи легко находиться любым поисковиком и доступно в интернете.

Недостойное поведение в судебном заседании судей, прокуроров и иных представителей власти, не скрывающих своей скуки от происходящего, бессмысленно манипулирующих телефонами, ручками, иными предметами или поглощенных чтением полиграфических изданий – не редкость в наших судах. Все суды оборудованы системами видеонаблюдения. Однако получить видеозапись судебного заседания практически невозможно. Основание – отсутствие регламента, «не положено» или иные незаконны мотивы. Подход к решению вопроса о выдаче видеозаписи очевиден и однозначен – видеонаблюдение ведется в целях охраны и защиты общественного порядка, следовательно, любое заинтересованное лицо вправе видеозапись получить, по аналогии с аудиозаписью. Процедура ознакомления и получения аудиозаписи предусмотрена Инструкцией по делопроизводству в судах.

«5. Оценивая степень влияния допущенного судьей нарушения, предъявляемых к нему требований на авторитет судебной власти и репутацию самого судьи, суду также следует учитывать, что в соответствии с Бангалорскими принципами поведения судей (одобрены резолюцией Экономического и Социального Совета ООН 2006/23 от 27 июля 2006 г.) беспристрастность, честность, компетентность и добросовестность при исполнении обязанностей судьи имеют первостепенное значение для поддержания независимости судебной власти (пункт 1.6); следование высоким стандартам поведения в ходе судебного заседания и вне стен суда способствует поддержанию и росту у общества, коллег и участвующих в судопроизводстве сторон уверенности в беспристрастности как самого судьи, так и судебной власти в целом (пункт 2.2)».

Постановление Пленум Верховного Суда от 14 апреля 2016 года N 13 «О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей»

7.3. Судебные постановления, принятые судьей по вашему делу или публично доступные на сайтах вышестоящих судов, указывающие на нарушение судьей процессуального закона, Инструкции, судебной практики, норм этики,

Отмененные и неотмененные судебные постановления являются доказательствами по делу и согласно аналоги со статьями 61, 71 ГПК РФ, освобождают от доказывания, подлежат оценке при принятии любого решения, в том числе и решения Квалификационной коллегии судей.

На судебные постановления можно ссылаться, как на доказательства нарушения процессуальных и этических норм. Публично доступные доказательства по другим делам не могут быть отвергнуты по основанию, что не имеют отношения к данному делу. Ссылки на другие дела и проступки лишь подтверждают систематичность нарушений судьи.

Например, определение об оставлении искового заявления без движения в связи с требованием привлечь 3-х лиц и представить копии для них или представить доказательства, противоречит процессуальному закону, единой судебной практике, следовательно, объективно подтверждает нарушение судьей норм этики.

По указанным основаниям сформирована судебная практика обязывающая суд исковое заявление принять и разрешить вопрос о привлечении 3-х лиц при подготовке дела с учетом статьи 43 ГПК РФ по инициативе суда.

7.4. Нарушение материальных прав явно незаконным решением

Теоретически представители судейского сообщества согласны, что такие факты имеют место быть, что ККС обязана реагировать на такие нарушения в силу общего принципа ответственности за последствия своих действий: аттестацию судьи, рекомендацию на наделение его полномочиями. На практике добиться от ККС признания права на защиту невозможно.

«Согласно статье 12.1 Закона о статусе судей проступком, служащим основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности, является, в частности, нарушение норм данного Закона. В то же время в статье 3 Закона о статусе судей сказано, что судья при исполнении своих полномочий должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности. Вынесение явно незаконного судебного акта, безусловно, умаляет авторитет судебной власти и вызывает сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности судьи.

Таким образом, действующее законодательство допускает привлечение судьи к дисциплинарной ответственности за вынесение явно незаконного судебного акта, если его незаконность подтверждена вышестоящей судебной инстанцией, а вывод о явной незаконности сделан квалификационной коллегией судей.

Указанный подход не противоречит закрепленному в пункте 2 статьи 16 Закона о статусе судей принципу недопустимости привлечения судьи к ответственности за вынесенное им судебное решение. В этой норме речь идет об обычных судебных ошибках, а не о явно незаконных судебных актах, принятие которых свидетельствует о том, что судья не способен осуществлять качественное правосудие в силу низкой квалификации или недостаточной судейской порядочности. В данном случае судья привлекается к дисциплинарной ответственности не за мнение, выраженное в судебном акте, а за совершение действий, нарушающих требования пункта 2 статьи 3 Закона о статусе судей. Необходимо профессионально отграничивать обычную судебную ошибку от явно незаконного судебного акта.

.. пример. Осужденный подал в квалификационную коллегию жалобу, в которой указал следующее. Он был осужден районным судьей к трем годам лишения свободы, несмотря на то, что в момент вынесения приговора действовала распространявшаяся на него амнистия; судья не применила амнистию, сославшись на то, что амнистия применяется по усмотрению судьи; после вынесения приговора его этапировали в изолятор; по кассационной жалобе осужденного городской суд применил амнистию и освободил его от наказания; с момента вынесения приговора и до освобождения по определению городского суда он находился под стражей 77 дней. Квалификационная коллегия дала ответ, что судья не может быть привлечен к ответственности за принятое им решение».

Жалоба предмет