Экспертиза вс рф

Содержание страницы:

7 процессуальных ошибок при назначении судебной экспертизы

Заключение эксперта – один из источников сведений, на основании которых суд устанавливает факты, имеющие существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Как и любое другое доказательство, оно будет иметь юридическую силу при условии, что получено с соблюдением закона. В этой колонке я рассмотрю ошибки, которые допускаются судом при назначении экспертизы в гражданском процессе и возможности их предупреждения во избежание затягивания сроков для рассмотрения дела, признания заключения эксперта недопустимым доказательством, а также увеличения расходов по делу.

Порядок назначения экспертизы

Процедура назначения экспертизы в гражданском процессе регламентируется ст. 79-80 Гражданского процессуального кодекса.

Назначение судебной экспертизы осуществляется судом по собственной инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в процессе. В ряде дел, таких как дела о признании гражданина недееспособным, проведение экспертизы является обязательным процессуальным действием (ст. 283 ГПК РФ).

Экспертиза может быть назначена как на стадии подготовки к судебному разбирательству, так в и процессе самого судебного разбирательства.

Поводом для проведения экспертизы является возникновение в деле вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, и для разрешения которых недостаточно опросить в судебном заседании специалиста. Назначение экспертизы должно быть обоснованным.

Перед вынесением определения о назначении экспертизы суд:

  • устанавливает факты, для подтверждения которых необходимо проведение экспертизы;
  • определяется с видом экспертизы;
  • выбирает судебно-экспертное учреждение или эксперта (экспертов);
  • рассматривает ходатайства об отводе экспертов, если таковые имеются;
  • формулирует круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта;
  • обозначает дату назначения экспертизы и дату, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд;
  • решает вопрос о предоставлении эксперту материалов и документов для сравнительного исследования, особые условия обращения с ними, если это необходимо;
  • определяет за чей счет должна быть проведена экспертиза.

Выбор эксперта и определение круга вопросов осуществляются судом с учетом мнения участников процесса. Отклоняя вопросы, предложенные стороной по делу, суд обязан мотивировать свое решение.

Содержание определения о назначении экспертизы должно соответствовать требованиям ст. 80, ст. 225 ГПК РФ.

Эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения об ответственности, предусмотренной ст. 307 Уголовного кодекса.

Далее, суд имеет право воспользоваться правом, представленным ст. 216 ГПК РФ, и приостановить производство по делу.

Ошибки в судебной практике

Анализ правоприменительной практики в этом вопросе приведен в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 декабря 2011 года (далее – Обзор). Изучение обобщений, проведенных на уровне верховных судов субъектов РФ, показывает, что Обзор сохраняет актуальность и в настоящий момент. Приведем типичные ошибки судов при назначении экспертизы.

Не указано наименование вида экспертизы. В отдельных случаях вместо названия экспертизы суды указывали ожидаемые от исследования результаты. Так, в одном определении экспертиза была названа: «судебная экспертиза по определению рыночной стоимости заложенного имущества». Назначаются несуществующие виды экспертиз. Перечень возможных видов судебных экспертиз содержится в Приказе Минюста России от 27 декабря 2012 г. № 237 «Об утверждении Перечня родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России».

Неверно определен вид экспертизы. Судом на разрешение эксперта поставлены вопросы, на которые не могли быть получены ответы в результате указанного в определении вида экспертизы.

Неверно указан тип экспертизы (повторная или дополнительная). Повторная экспертиза согласно ст. 87 ГПК РФ, ст. 20 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» назначается судом, когда есть основания сомневаться в объективности и обоснованности заключения эксперта. Дополнительная экспертиза, как правило, имеет место быть при выявлении неясности, неточности, неполноте выводов эксперта. Эта ошибка может повлечь неверное решение вопроса о том, возможно ли поручение этой же экспертизы тому же эксперту.

Не определены даты проведения экспертизы и даты предоставления суду заключения эксперта. При определении сроков судьи руководствуются Методическими рекомендациями по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской федерации, утв. приказом Минюста России от 20 декабря 2002 года № 346, а также сложившейся практикой по срокам проведенных ранее экспертиз. Отсутствие конкретной даты в определении о назначении экспертизы также приводит к неопределенности, и как следствие затягиванию процесса во времени.

Ошибочный выбор экспертного учреждения или эксперта. Не всегда предварительно выяснялась возможность конкретного экспертного учреждения провести необходимые вид экспертизы, наличие соответствующей материально-технической базы или условий для проведения экспертизы.

Не составлялся протокол судебного заседания или составлялся с нарушением ст. 228 ГПК РФ. Обязанность суда – составлять протокол при проведении каждого отдельного процессуального действия. Применительно к назначению экспертизы в протоколе подлежат обязательному отражению: лицо, ходатайствующее о назначении экспертизы, сведения о разъяснении прав участникам процесса и последствий уклонения от экспертизы, данные о представление сторонами вопросов для исследования, обсуждений выбора эксперта, заявления отводу эксперта.

На разрешение экспертам ставились вопросы правового характера. Например, разрешение такие вопросов, как: «Соответствовали ли действия истца и ответчика перед столкновением ПДД, и если нет, то какие пункты ПДД были нарушены?» или «Нуждается ли данный гражданин в установлении опеки?» относится к компетенции суда, и ставить их перед экспертом считается недопустимым.

В большинстве из перечисленных нарушений определение о назначении судебной экспертизы и материалы для ее проведения возвращаются из экспертного учреждения без исполнения обратно в суд для уточнения соответствующих пунктов. Данное обстоятельство приводит к затягиванию сроков разрешения дела по существу.

Возможности участников процесса

Ошибкой со стороны участников процесса является пассивное поведение в процессе и предоставление решений всех вопросов, касающихся назначения экспертизы, на откуп суду и другой стороне по делу.

Важно ясно представлять возможности того или иного вида экспертизы и результаты, которые она может дать. В ходатайстве о назначении экспертизы необходимо обосновать ее назначение и указать конкретный факт, для установления которого требуется специальные знания. Предложенные на разрешение эксперта вопросы должны быть конкретны, понятны, корректно сформулированы и последовательны. Для этого можно воспользоваться специальной литературой или проконсультироваться со специалистом. Предлагая суду эксперта, желательно предварительно провести мониторинг уже проведенных ранее аналогичных судебных экспертиз и экспертов, работающих в нужной сфере, и предоставить суду информацию об экспертном учреждении или данные эксперта (экспертов) с указанием сведений об их компетентности, стаже эксперта, сроков, за которые он проведет экспертизу, и стоимость его услуг.

При назначении экспертизы по инициативе суда также важно активно пользоваться предоставленными сторонам процессуальными правами, контролировать внесение соответствующих замечаний в протокол судебного заседания и знакомиться с вынесенным определением о назначении экспертизы.

Последнее приобретает особое значение в связи с тем, что формально законодатель дает возможность принесения частной жалобы на определение суда о назначении экспертизы только в отношении вопросов, связанных с судебными расходами (ст. 104 ГПК РФ), а также приостановлении производства по делу (ст. 218 ГПК РФ).

Это мотивируется тем, что определение суда о назначении экспертизы само по себе не исключает возможность дальнейшего движения дела и в соответствии со ст. 331 ГПК РФ частные жалобы на определения суда такого рода не подаются. Возможность обжалования определения отсутствует и в ст. 80 ГПК РФ, касающейся непосредственно определения суда о назначении экспертизы.

Право оспорить выбор суда в отношении эксперта и круга вопросов процессуальное законодательство не предоставляет. В случае вынесения неблагоприятного решения возможно включить свои доводы в аппеляционную жалобу, воспользовавшись правом, указанным в п. 3 ст. 331 ГПК РФ.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 января 2018 г. N 5-КГ17-234 Суд направил на новое рассмотрение дело в части требования о взыскании расходов на оплату дополнительной строительно-технической экспертизы, поскольку расходы на её оплату не могут быть возложены на лиц, участвующих в деле, если она проведена экспертным учреждением с нарушением закона, вследствие чего заключение экспертов признано недопустимым доказательством

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Киселёва А.П., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Труфановой Любови Анатольевны к Орехову Дмитрию Борисовичу, Орехову Борису Георгиевичу о разделе общего имущества и прекращении права общей долевой собственности, по иску Орехова Бориса Георгиевича к Труфановой Любови Анатольевне, Орехову Дмитрию Борисовичу о разделе общего имущества и прекращении права общей долевой собственности по кассационной жалобе Орехова Бориса Георгиевича на решение Щербинского районного суда г. Москвы от 28 октября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 мая 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав представителя Орехова Б.Г. — Сафонова П.П., выступающего по доверенности и поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителей ООО «Бион» Лапикову Е.С., Чернышеву А.А., Дмитриеву Я.В., Адамян Л.В., выступающих по доверенностям и возражавших против удовлетворения жалобы, Труфанову Л.А. и её представителя по доверенности и ордеру Дудину В.В., оставивших рассмотрение жалобы на усмотрение суда, Орехова Б.Г., полагавшего жалобу подлежащей удовлетворению, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Труфановой Л.А., Орехову Б.Г. и Орехову Д.Б. на праве общей долевой собственности (6/10, 3/10 и 1/10 соответственно) принадлежал жилой дом, расположенный по адресу: .

Труфанова Л.А. обратилась в суд с иском о разделе жилого дома и прекращении общей долевой собственности, ссылаясь на то, что между истцом и ответчиками сложился порядок пользования названным домом, в соответствии с которым истец пользуется жилым помещением N 1, а ответчики — жилым помещением N 2 и в соответствии с которым истец просила произвести раздел общего имущества.

Орехов Б.Г. также подал иск к Труфановой Л.А., Орехову Д.Б. о разделе жилого дома в натуре по предложенному им варианту и прекращении права общей долевой собственности.

Решением Щербинского районного суда г. Москвы от 28 октября 2016 г. исковые требования Труфановой Л.А. и Орехова Б.Г. удовлетворены, произведён раздел указанного жилого дома, с Труфановой Л.А. в пользу Орехова Б.Г. и Орехова Д.Б. взыскана денежная компенсация в связи с неравноценностью выделенных помещений. С Орехова Б.Г. в пользу ООО «Бион» взысканы расходы на оплату экспертизы в размере 40 140 рублей.

Читайте так же:  Заявление на уведомление ндфл

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 мая 2017 г. изменён размер взысканной с Орехова Б.Г. денежной компенсации, в остальной части решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Орехов Б.Г. просит отменить названные судебные акты в части взыскания с него в пользу ООО «Бион» расходов на оплату экспертизы, ссылаясь на существенные нарушения норм процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 14 декабря 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

От ООО «Бион» поступили возражения на кассационную жалобу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и в возражениях на неё, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм процессуального права были допущены судами при рассмотрении данного дела.

Суд первой инстанции, разрешая спор и принимая указанное выше решение, положил в его основу заключение экспертов ООО «Бион» N 286-Б/16 от 23 сентября 2016 г. Обязанность по оплате экспертному учреждению расходов, связанных с проведением данной экспертизы, в размере 40 140 рублей суд возложил на Орехова Б.Г.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции и признал названное заключение экспертов недопустимым доказательством.

Как указала судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, определением суда первой инстанции от 10 марта 2016 г. по делу назначена дополнительная судебная строительно-техническая экспертиза, проведение которой суд поручил конкретным экспертам ООО «Бион» — Князеву А.А. и Брейкину А.Н.

Данное определение не отменялось, не изменялось, новое судебное постановление по этому вопросу не выносилось, разрешение на замену экспертов в установленном законом порядке (после обсуждения данного вопроса со сторонами) судом не давалось. Между тем экспертиза проведена экспертами Демидовой П.А. и Шевченко С.С., которым её проведение не поручалось.

При постановлении апелляционного определения суд апелляционной инстанции взял за основу имеющееся в материалах дела экспертное заключение ООО «Строительная компания «МосСтрой» от 17 ноября 2014 г. N 1726-Л/14 по ранее назначенной судом экспертизе.

С учётом изложенного суд апелляционной инстанции изменил решение суда первой инстанции в части размера компенсации, подлежащей взысканию с Труфановой Л.А. в пользу Орехова Б.Г. и Орехова Д.Б. При этом суд оставил без изменения решение в части взыскания с Орехова Б.Г. расходов на проведение экспертизы ООО «Бион», заключение которого признано им недопустимым доказательством.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанции, таким образом, допущены существенные нарушения норм процессуального закона.

Согласно части 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

В силу части 1 статьи 84 названного кодекса экспертиза проводится экспертами судебно-экспертных учреждений по поручению руководителей этих учреждений или иными экспертами, которым она поручена судом.

По смыслу приведённых норм, если проведение экспертизы судом поручено судебно-экспертному учреждению, выбор экспертов осуществляет руководитель этого учреждения, а если суд поручает проведение экспертизы конкретным экспертам, то она должна быть проведена именно этими экспертами.

Согласно статье 94 этого же кодекса к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся суммы, подлежащие выплате экспертам.

В соответствии с приведёнными нормами процессуального закона к судебным издержкам относятся суммы, подлежащие выплате тем экспертам, которым производство экспертизы было поручено в указанном выше порядке.

По настоящему делу судом апелляционной инстанции установлено, что экспертное заключение ООО «Бион» выполнено не теми экспертами, которым оно было поручено судом, и является недопустимым доказательством.

Соответственно, расходы на оплату экспертизы, проведённой экспертным учреждением с нарушением закона, вследствие чего заключение экспертов признано недопустимым доказательством, не могут быть в таком случае возложены на лиц, участвующих в деле.

При таких обстоятельствах постановление суда апелляционной инстанции противоречит приведённым выше нормам процессуального права в той части, в которой оставлено без изменения решение суда первой инстанции о взыскании с Орехова Б.Г. расходов на проведение названной выше экспертизы.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм процессуального права существенными, а апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 мая 2017 г. в части взыскания с Орехова Б.Г. расходов на проведение экспертизы — подлежащим отмене с направлением дела в данной части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 мая 2017 г. в части оставления без изменения решения Щербинского районного суда г. Москвы от 28 октября 2016 г. в той части, в которой с Орехова Бориса Георгиевича в пользу общества с ограниченной ответственностью «Бион» взысканы расходы на оплату экспертизы в размере 40 140 руб., отменить, направить дело в указанной части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Верховный суд напомнил, как проводить экспертизы

Правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Эти принципы должны работать всегда, в том числе и при решении вопроса о проведении почерковедческой экспертизы. Вправе ли суд отправить на экспертизу образцы подписей, предоставленные ответчиком, и проигнорировать подписи истца? Суды двух инстанций именно так и поступили, пока ошибку не исправил Верховный суд.

ПАО «Липецккомбанк» утверждает, что предоставил Олегу Ларину* два кредита – на 15 млн руб. и 20 млн руб. В подтверждение этого у банка имеются расходные кассовые ордера. Когда Ларин не вернул деньги, банк подал в суд заявление о расторжении кредитных договоров, взыскании задолженности и заложенного имущества.

Ларин настаивает, что указанные кредитные договоры, дополнительные соглашения к ним и расходные кассовые ордеры подложны, и кредитов на такие суммы он не брал. Поэтому в суде Ларин ходатайствовал о назначении почерковедческой экспертизы, и это ходатайство было удовлетворено.

Эксперт попросил направить ему сравнительный материал – не менее 10 свободных образцов подписей в различных по характеру документах, не относящихся к этому делу (в личной и служебной переписке, квитанциях на оплату услуг, записных книжках и т.д.). Когда в суде решался вопрос об их направлении, представитель Ларина предоставила служебные документы ответчика, а также подписанные от его имени договор оказания платных медицинских услуг и акт об их оказании. Представитель банка со своей стороны просила направить эксперту ранее заключенные Лариным кредитные договоры, которые имелись в ее распоряжении. Правобережный районный суд города Липецка приобщил для направления эксперту только те документы, которые предложил Ларин.

Эксперт пришел к выводу, что подписи действительно принадлежат не Ларину, а другому лицу. Ссылаясь на то, что экспертиза проведена по материалам сравнительного исследования, представленным ответчиком, и выражая сомнение в достоверности как самих материалов, так и основанных на них выводах, представитель банка просил повторную экспертизу, но получил отказ. Опираясь на заключение эксперта, Правобережный районный суд города Липецка решил, что кредитные договоры Ларин не заключал, поскольку они не были им подписаны. Это значит, что у Ларина нет кредитных обязательств перед банком. Поэтому суд первой инстанции отказал банку в удовлетворении иска. Судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда с таким решением согласилась.

Банк подал кассационную жалобу в Верховный суд. Судебная коллегия по гражданским делам ВС решила, что суд первой инстанции необоснованно ограничил истца в представлении доказательств, тем самым существенно нарушив принцип состязательности и равноправия сторон. Это, по мнению ВС, повлияло на результат рассмотрения дела. Поэтому ВС отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию (№ 77-КГ 17-23).

«ВС в очередной раз исправил ошибки, которые, по общему правилу, должны были быть ликвидированы еще на уровне апелляции», – заявил юрист Практики разрешения споров ЮФ Eterna Law Дмитрий Глоов. «Основанием для отмены судебных актов послужило нарушение принципа состязательности стороны в части представления доказательств. ВС справедливо не стал оценивать обоснованность либо необоснованность соответствующих выводов эксперта и лишь указал на необходимость всесторонней оценки доказательств», – отметил руководитель Практики «Судебные споры и банкротство» ALTHAUS Group Андрей Бежан. «Позиция ВС напоминает о том, что заключение по результатам судебной экспертизы является одним из наиболее серьезных доказательств в арсенале как суда, так и участников судебного процесса. Однако это возлагает огромную ответственность на стадии ее назначения, где большое внимание необходимо уделить правильности отбора материала для исследования», – сообщила адвокат АБ «Андрей Городисский и партнеры» Ольга Зеленская. «Определение ВС следует всецело поддержать, поскольку решение суда первой инстанции было принято при очевидном нарушении процессуального закона. В частности, судом не был соблюден принцип состязательности сторон. Ключевой задачей суда является предоставление сторонам равных возможностей для доказывания. Суд не должен создавать такие условия, при которых одна из сторон окажется в заведомо слабом положении при обосновании своих доводов», – считает юрист «Линии Права» Дмитрий Королев. При этом Королев уверен, что принятое Определение может послужить дополнительным сигналом для нижестоящих судов более тщательно подходить к исследованию представляемых сторонами доказательств.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

В ВС РФ назвали лайки и репосты недостаточным основанием для уголовных дел об экстремизме

Суд также напомнил о равнозначности экспертиз и других доказательств при рассмотрении дел

Москва. 20 сентября. INTERFAX.RU — Бездумные «лайки» и репосты на страницах в соцсетях не могут сами по себе являться основаниями для возбуждения уголовных дел.

«Доказывать нужно не факт репоста или лайка, криминальны не они. Сам по себе факт такой публикации, даже если она содержит экстремистские материалы, не должен являться основанием для возбуждения уголовного дела», — сказал «Интерфаксу» зампредседателя Верховного суда, председатель уголовной коллегии РФ Владимир Давыдов, отвечая на вопрос агентства.

Он пояснил, что доказывать нужно именно умысел лица на совершение противоправного поступка. «Судьям, еще на досудебной стадии, когда обжалуется возбуждение уголовного дела, нужно проверять не сам факт размещения, не сам репост, ни какие-то лайки, а нужно проверять именно мотивы. И если оснований для возбуждения уголовного дела нет, то нужно принимать соответствующее решение, чтобы уже на этом этапе не допустить незаконного возбуждения уголовного дела и незаконного привлечения лица к ответственности», — сказал Давыдов.

Он напомнил, что в РФ не предусмотрено уголовной ответственности ни за посты, ни за репосты, ни за лайки, а есть ответственность за действия, направленные на возбуждение вражды либо ненависти. «Зашел человек на страничку, скопировал к себе что-то, а материал действительно экстремистский — это ни о чем не говорит ровным счетом, нужно доказывать умысел», — резюмировал судья.

По его словам, в прошлом году по делам об экстремизме в России были осуждены 783 человека, что составляет 0.01 % от общего количества уголовного дел. Из них около 75% (572 человека) были осуждены именно по статье 282 УК РФ (возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства), из которых три человека были оправданы, в отношении 83 уголовное дело было прекращено, а в отношении 13 человек были назначены меры медицинского характера.

Читайте так же:  Посчитать скидку по осаго

Учесть всё — от авторства до количества подписчиков

Ранее Верховный суд РФ уточнял, при рассмотрении дел о публикациях пользователями в соцсетях материалов экстремистской направленности судьям необходимо убедиться в наличии именно умысла автора совершить действия, направленные на нарушение основ конституционного строя, а также на возбуждение ненависти или вражды либо унижение достоинства человека или группы лиц.

«При решении вопроса о наличии или отсутствии у лица прямого умысла и цели возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства при размещении материалов в Интернете или иной информационно-телекоммуникационной сети, суду следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, форму и содержание размещенной информации, ее контекст, наличие и содержание комментариев данного лица или иного выражения отношения к ней, факт личного создания либо заимствования лицом соответствующих аудио-, видеофайлов, текста или изображения», — говорится в новых разъяснениях Верховного суда.

Кроме того, отмечают в ВС, судьям для принятия решения, необходимо принимать во внимание содержание всей страницы обвиняемого, сведения о совершении им действий, направленных на увеличение количества просмотров и пользовательской аудитории, объем информации, частоту и продолжительность ее размещения, интенсивность обновлений. Также служители Фемиды должны учитывать данные о личности лица, в частности, приверженность его радикальной идеологии, участие в экстремистских объединениях, привлечение административной или уголовной ответственности за правонарушения и преступления экстремистской направленности.

Значение экспертного мнения

Между тем в ВС РФ также разъяснили, что заключение экспертов по делам об экстремизме не преобладают над другими доказательствами. «Судам следует иметь в виду, что заключения эксперта по делам о преступлениях экстремистской направленности не имеет заранее установленной силы и не обладает преимуществом перед другими доказательствами», — говорится в утвержденных в четверг дополнениях пленума ВС РФ «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности».

В документе отмечается, что экспертизы, как и все иные доказательства, должны оцениваться по общим правилам в совокупности с другими доказательствами.

«При этом вопрос о том, являются те или иные действия публичными призывами к осуществлению экстремистской деятельности или к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, а также возбуждением ненависти либо вражды, а равно унижением человеческого достоинства, относится к компетенции суда», — отмечают в ВС.

Дела о лайках и репостах

В 2018 году уголовные дела об оскорблении чувств верующих и о распространении в интернете экстремистских высказываний — так называемые «дела о лайках и репостах» — стали чаще попадать в поле зрения общественности.

Как сообщалось, что в конце июня в Госдуму был внесен законопроект об исключении из Уголовного кодекса ответственности за распространение в интернете высказываний, пропагандирующих ненависть либо вражду, а также унижающие человеческое достоинство.

В настоящее время в Уголовном кодексе предусматривается наказание до пяти лет лишения свободы за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также унижение достоинства человека по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к социальной группе, совершенные публично, с использованием СМИ либо интернета.

Генштаб ВС РФ: Экспертиза грунта в сирийском городе Дума не выявила отравляющих веществ

11.04.2018, 17:39 В России 14

Об этом на брифинге заявил первый заместитель главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Виктор Познихир.

Российские военные специалисты в области радиационной, химической и биологической защиты и военные медики прибыли на место предполагаемого инцидента в сирийскую Думу. Специалисты взяли пробу грунта и собрали осколки с места, где якобы применялось химическое оружие. Экспертиза показала отсутствие нервно-паралитических и хлорсодержащих отравляющих веществ.

«В результате обследования территории, посещения медицинского учреждения, показанного на съемках „Белых Касок“, опроса медперсонала и больных не было выявлено ни фактов применения отравляющих веществ, ни пострадавших среди жителей этого города», — подчеркнул Познихир.

Ранее Запад обвинил Дамаск в химатаке на Думу. Российский МИД заявил, что цель вбросов о применении отравляющих веществ войсками Сирии — выгородить террористов и оправдать возможные силовые удары извне.

Ранее Пятый канал сообщал, что авианосная группа США во главе с «Гарри Трумэном» прибудет в Сирию через сутки.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 г. N 28 г. Москва «О судебной экспертизе по уголовным делам»

В связи с вопросами, возникающими у судов при применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство судебной экспертизы по уголовным делам, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, постановляет:

1. Обратить внимание судов на необходимость наиболее полного использования достижений науки и техники в целях всестороннего и объективного исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, путем производства судебной экспертизы во всех случаях, когда для разрешения возникших в ходе судебного разбирательства вопросов требуется проведение исследования с использованием специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле. Если же проведение исследования не требуется, то возможен допрос специалиста.

2. Согласно положениям части 2 статьи 195 УПК РФ судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

Государственными судебно-экспертными учреждениями являются специализированные учреждения (подразделения) федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, предусмотренные статьей 11 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

К иным экспертам из числа лиц, обладающих специальными знаниями, относятся эксперты негосударственных судебно-экспертных учреждений, а также лица, не работающие в судебно-экспертных учреждениях.

Под негосударственными судебно-экспертными учреждениями следует понимать некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), созданные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом «О некоммерческих организациях», осуществляющие судебно-экспертную деятельность в соответствии с принятыми ими уставами.

3. В целях обеспечения реализации участвующими в деле лицами их права на отвод эксперта (статья 70, пункт 2 части 1 и часть 2 статьи 198 УПК РФ) в определении (постановлении) о назначении экспертизы необходимо указывать наименование экспертного учреждения (пункт 60 статьи 5 УПК РФ), в котором должна быть произведена экспертиза, а при невозможности производства экспертизы в этом учреждении — вновь выносить определение (постановление) о назначении экспертизы в другом экспертном учреждении. По ходатайству указанных лиц дознаватель, следователь, суд обязаны сообщать фамилию, имя, отчество эксперта, которому руководителем государственного судебно-экспертного учреждения поручено производство экспертизы.

При поручении производства экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, суду следует предварительно запросить сведения, касающиеся возможности производства данной экспертизы, а также сведения об эксперте, в том числе его фамилию, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации, о чем указать в определении (постановлении) о назначении экспертизы, и при необходимости приобщить к материалам уголовного дела заверенные копии документов, подтверждающих указанные сведения.

В случае поручения производства экспертизы лицу, не работающему в судебно-экспертном учреждении, разъяснение прав и обязанностей, предусмотренных статьей 57 УПК РФ, возлагается на суд, принявший решение о назначении экспертизы.

4. Вопросы, поставленные перед экспертом, и заключение по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний.

Постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда (например, что имело место — убийство или самоубийство), как не входящих в его компетенцию, не допускается.

5. В тех случаях, когда в государственном судебно-экспертном учреждении, обслуживающем определенную территорию, невозможно производство судебной экспертизы в связи с отсутствием эксперта конкретной специальности или надлежащей материально-технической базы либо специальных условий для выполнения исследований, а также при наличии обстоятельств, указанных в статье 70 УПК РФ, т.е. когда все компетентные государственные судебно-экспертные учреждения на данной территории не могут выступить в этом качестве, ее производство может быть поручено государственным судебно-экспертным учреждениям, обслуживающим другие территории, негосударственному судебно-экспертному учреждению или лицу, не работающему в судебно-экспертном учреждении, в том числе сотруднику научно-исследовательского учреждения, вуза, иной организации, обладающему специальными знаниями и имеющему в распоряжении необходимое экспертное оборудование.

В определении (постановлении) о назначении экспертизы суду следует мотивировать поручение исследований экспертным учреждениям либо конкретному лицу.

6. Справки, акты, заключения и иные формы фиксации результатов ведомственного или другого исследования, полученные по запросу органов предварительного следствия или суда, не могут рассматриваться как заключение эксперта и служить основанием к отказу в проведении судебной экспертизы.

Указанные положения не препятствуют приобщению к материалам уголовного дела и использованию в процессе доказывания заключения специалиста, полученного в соответствии с частью 3 статьи 80 УПК РФ.

7. По смыслу уголовно-процессуального закона, согласие подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, лица, в отношении которого рассматривается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, на проведение в отношении его судебной экспертизы не требуется.

Вместе с тем суду следует обеспечить лицу, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, возможность участвовать в судебном заседании при решении вопроса о проведении в отношении него судебной экспертизы и самостоятельно реализовать права, предусмотренные частью 1 статьи 198 УПК РФ, за исключением случаев, когда физическое и (или) психическое состояние не позволяет ему предстать перед судом.

Недопустимо назначение и производство судебной экспертизы в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2, 4, 5 статьи 196 УПК РФ, а также в соответствии с частью 5 статьи 56, частью 4 статьи 195 УПК РФ в отношении свидетеля без их согласия либо согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде.

8. Исходя из положений, указанных в пунктах 5, 9, 11 части 2 статьи 42, статьи 198 УПК РФ, суду надлежит обеспечить потерпевшему возможность знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы независимо от ее вида и с полученным на ее основании экспертным заключением либо с сообщением о невозможности дать заключение; право заявить отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, о привлечении в качестве эксперта указанного им лица либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении, о внесении в определение (постановление) о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту.

Свидетель пользуется такими же правами, как и потерпевший, лишь при условии назначения и производства судебной экспертизы в отношении его самого.

Участники судебного разбирательства по их ходатайствам с согласия суда вправе присутствовать при производстве экспертного исследования, производимого вне зала судебного заседания, за исключением случаев, когда суд по ходатайству эксперта сочтет, что данное присутствие будет препятствовать производству экспертизы. Факт присутствия участника судебного разбирательства при производстве судебной экспертизы вне зала судебного заседания следует отразить в заключении эксперта.

9. Разъяснить судам, что подозреваемый, обвиняемый и их защитники, а также потерпевший должны быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы до ее производства. В том случае, если лицо признано подозреваемым, обвиняемым или потерпевшим после назначения судебной экспертизы, оно должно быть ознакомлено с этим постановлением одновременно с признанием его таковым, о чем составляется соответствующий протокол.

Читайте так же:  Что такое соотношение кредит залог

10. В описательной части судебного решения о помещении подозреваемого или обвиняемого в соответствующее медицинское учреждение для стационарного обследования при производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на основании статьи 203 УПК РФ, следует обосновать такое решение, а в резолютивной части указать, в какое именно учреждение лицо направляется для обследования.

11. Согласно части 1 статьи 30 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» лицо может быть помещено в медицинский стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на срок до 30 дней. В случае необходимости по мотивированному ходатайству эксперта или комиссии экспертов срок пребывания лица в медицинском стационаре может быть продлен постановлением судьи районного суда по месту нахождения указанного стационара еще на 30 дней.

Ходатайство эксперта или комиссии экспертов о продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре должно быть представлено в районный суд по месту нахождения указанного стационара не позднее чем за три дня до истечения 30-дневного срока. Такое ходатайство подлежит рассмотрению по правилам статьи 165 УПК РФ.

Лицу, в отношении которого решается вопрос о помещении в медицинский стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы либо о продлении срока его пребывания в медицинском стационаре, следует обеспечить возможность участия в судебном заседании и реализации предусмотренных уголовно-процессуальным законом прав, за исключением случаев, когда физическое и (или) психическое состояние не позволяет ему предстать перед судом.

В течение трех дней со дня получения ходатайства о продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре судье следует вынести постановление и уведомить эксперта или комиссию экспертов о принятом решении. В случае отказа в продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре оно подлежит выписке из него.

В исключительных случаях в том же порядке возможно повторное продление срока пребывания лица в медицинском стационаре. Общий срок пребывания лица в указанном стационаре при производстве одной судебной экспертизы не может превышать 90 дней.

Руководитель медицинского стационара должен известить лицо, находящееся в указанном стационаре, а также орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, о заявленном ходатайстве и вынесенном судьей решении.

12. В необходимых случаях, когда исследование выходит за пределы компетенции одного эксперта или комиссии экспертов, в соответствии со статьей 201 УПК РФ может быть назначено производство комплексной экспертизы, осуществляемой несколькими экспертами на основе использования разных специальных знаний. Эксперты при этом составляют совместное заключение. В заключении экспертов должно быть указано, какие исследования провел каждый эксперт, какие факты лично он установил и к каким пришел выводам.

Каждый эксперт вправе подписать общее заключение либо ту его часть, которая отражает ход и результаты проведенных им лично исследований.

Если эксперт обладает достаточными знаниями, необходимыми для комплексного исследования, он вправе дать единое заключение по исследуемым им вопросам.

Эксперт дает заключение от своего имени на основании исследований, проведенных им в соответствии с его специальными знаниями, и несет за данное им заключение ответственность в установленном законом порядке.

13. В соответствии с частью 1 статьи 207 УПК РФ основаниями для проведения дополнительной экспертизы, поручаемой тому же или другому эксперту, являются недостаточная ясность или полнота заключения эксперта либо возникновение новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела.

Под недостаточной ясностью следует понимать невозможность уяснения смысла и значения терминологии, используемой экспертом, методики исследования, смысла и значения признаков, выявленных при изучении объектов, критериев оценки выявленных признаков, которые невозможно устранить путем допроса в судебном заседании эксперта, производившего экспертизу.

Неполным является такое заключение, в котором отсутствуют ответы на все поставленные перед экспертом вопросы, не учтены обстоятельства, имеющие значение для разрешения поставленных вопросов.

14. В зависимости от характера вопросов и объема исследуемых материалов дополнительная экспертиза может быть произведена в судебном заседании.

В тех случаях, когда возникает необходимость в разрешении новых вопросов в отношении исследованных ранее объектов, экспертиза назначается в порядке статьи 195 УПК РФ и ее производство поручается, как правило, тому же эксперту, если предстоящее исследование не выходит за рамки его специальных знаний.

15. Согласно части 2 статьи 207 УПК РФ при возникновении сомнений в обоснованности заключения эксперта или при наличии противоречий в выводах экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

Необоснованным следует считать такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования.

Суд также вправе назначить повторную экспертизу, если установит факты нарушения процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве судебной экспертизы, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов.

16. По уголовным делам частного обвинения, возбуждаемым по заявлению потерпевшего или его законного представителя (часть 1 статьи 318 УПК РФ), судья может решить вопрос о назначении экспертизы при подаче ими заявления в суд либо на стадии судебного разбирательства путем вынесения соответствующего постановления. При этом должны быть соблюдены права обвиняемого, подсудимого, а также потерпевшего, установленные уголовно-процессуальным законом.

17. Рекомендовать судам в случае производства экспертизы в суде (статья 283 УПК РФ) экспертом, ранее не участвовавшим в деле в этом качестве, в необходимых случаях выносить два процессуальных документа (определения, постановления): первый — о назначении экспертизы, в котором привести данные об эксперте, имея в виду, что эксперт вправе участвовать в исследовании обстоятельств дела, относящихся к предмету экспертизы, только после вынесения определения о назначении экспертизы, и второй — после выполнения соответствующей процедуры — о постановке вопросов перед экспертом.

Председательствующему в судебном заседании следует принимать предусмотренные законом меры к исследованию в суде обстоятельств, необходимых для дачи экспертом заключения, в том числе, о количестве, объеме и других характеристиках объектов и материалов, необходимых для производства исследований, и лишь после этого предлагать участникам судебного разбирательства представлять в письменном виде вопросы эксперту.

Если подсудимый в силу физических или психических недостатков не может изложить вопросы в письменном виде, участвующий в рассмотрении уголовного дела защитник в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 51 УПК РФ оказывает ему необходимую помощь в выполнении требований части 2 статьи 283 УПК РФ; при наличии таких недостатков у потерпевшего эти требования выполняет его законный представитель или представитель в соответствии со статьей 45 УПК РФ.

Замена производства экспертизы, если имеются основания для ее производства, допросом эксперта не допускается.

Согласно положениям статьи 283 УПК РФ в определении (постановлении) помимо вопросов, предлагаемых судом на разрешение эксперта, должно быть указано, какие вопросы, представленные участниками судебного разбирательства, судом отклонены с приведением мотивов их отклонения. При этом суд не связан формулировкой и перечнем вопросов, предложенных участниками судебного разбирательства, а также поставленных перед экспертом в процессе предварительного расследования.

18. Обратить внимание судов на то, что в соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются заключение и показания эксперта, которые, как и все доказательства (статья 240 УПК РФ), подлежат непосредственному исследованию в судебном заседании (за исключением случаев, предусмотренных разделом X Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

19. При оценке судом заключения эксперта следует иметь в виду, что оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами. Одновременно следует учитывать квалификацию эксперта, выяснять, были ли ему представлены достаточные материалы и надлежащие объекты исследования.

Для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта по ходатайству стороны или по инициативе суда может привлекаться специалист. Разъяснения специалист дает в форме устных показаний или письменного заключения.

Суду надлежит указать, к каким выводам пришел эксперт в результате исследования, а не ограничиваться лишь ссылкой в приговоре на его заключение.

Оценка заключения эксперта может быть оспорена только вместе с приговором или иным итоговым судебным решением при его обжаловании в установленном законом порядке.

20. Обратить внимание судов на то, что заключение и показания специалиста даются на основе использования специальных знаний и, так же как заключение и показания эксперта в суде, являются доказательствами по делу (часть 2 статьи 74 УПК РФ). При этом следует иметь в виду, что специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза.

Заключение и показания специалиста подлежат проверке и оценке по общим правилам (его компетентность и незаинтересованность в исходе дела, обоснованность суждения и др.) и могут быть приняты судом или отвергнуты, как и любое другое доказательство.

21. Специалист, участвовавший в производстве какого-либо следственного действия, при необходимости может быть допрошен в судебном заседании об обстоятельствах его производства в качестве свидетеля. Показания специалиста, приглашенного сторонами, даются им по правилам, предусмотренным для допроса лица в качестве свидетеля.

22. В силу положений части 4 статьи 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в судебное заседание по инициативе любой стороны. При рассмотрении такого ходатайства суду следует проверять, обладает ли данное лицо специальными знаниями в вопросах, являющихся предметом судебного разбирательства.

Суд вправе в соответствии с частью 1 статьи 69, пунктом 3 части 2 статьи 70, частью 2 статьи 71 УПК РФ принять решение об отводе специалиста в случае непредставления документов, свидетельствующих о наличии специальных знаний у лица, о допросе которого в качестве специалиста было заявлено ходатайство, признания этих документов недостаточными либо ввиду некомпетентности, обнаружившейся в ходе его допроса.

23. Возмещение расходов и выплату вознаграждения экспертам, за исключением случаев, когда обязанности исполнялись ими в порядке служебного задания, в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд, необходимо производить немедленно по выполнении этими лицами обязанностей независимо от фактического взыскания процессуальных издержек с осужденных (пункт 14 «Инструкции о порядке и размерах возмещения расходов и выплаты вознаграждения лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд», утвержденной Постановлением Совета Министров РСФСР от 14 июля 1990 г., в редакции Постановлений Правительства Российской Федерации от 2 марта 1993 г. и от 4 марта 2003 г.).

24. Суд апелляционной инстанции вправе назначить судебную экспертизу, в том числе дополнительную и повторную (часть 5 статьи 365 УПК РФ). В суде кассационной инстанции непосредственно исследуется заключение эксперта в соответствии с требованиями главы 37 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а в надзорной инстанции проверяется законность и обоснованность судебного решения на основании тех доказательств, которые были предметом исследования в судах первой, апелляционной и кассационной инстанций.

При наличии сомнений в заключении эксперта, выводы которого повлияли или могли повлиять на правильное разрешение судом вопросов, указанных в части 1 статьи 299 УПК РФ, суд в кассационном, а также с учетом требований статьи 405 УПК РФ в надзорном порядке вправе отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

25. С принятием настоящего постановления признать не действующим на территории Российской Федерации постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года N 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам».

Председатель Верховного Суда Российской Федерации

Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации

Экспертиза вс рф