Спор 5 долларов против 500 адвокат

Анекдот про блондинку

В самолете на соседних креслах блондинка и адвокат. Лететь долго. Блондинка молча отворачивается и смотрит в иллюминатор

В самолете на соседних креслах блондинка и адвокат. Лететь долго.
Блондинка молча отворачивается и смотрит в иллюминатор.

Адвокат блондинке: «Давайте я Вам задаю вопрос, если вы не знаете ответ — Вы мне 5 долларов. Потом Вы мне задаете вопрос, если я не знаю ответ — я Вам 500 долларов».

Адвокат: «Каково расстояние от Луны до Земли?» Блондинка молча отдает ему 5 долларов.
Блондинка: «Кто поднимается в гору на трех ногах, а спускается на четырех?»

Проходит пару часов. Адвокат обзвонил всех друзей, перерыл Интернет, ответа найти не может. Делать нечего, отдает блондинке 500 долларов и спрашивает: «Кто это. » Блондинка молча отдает ему 5 долларов и отворачивается к иллюминатору

Гомельчанин получил «письмо счастья» и попытался забрать обещанные 10,5 млн долларов

10 сентября 2013 в 12:58
Роман Старовойтов, Гомельская правда

Как это работает

Сообщение столь интригующего содержания пришло на мою почту случайно. Или нет? К счастью, я уже слышал кое-что о подобных письмах. Правда, было это давно — в конце 90-х. Интернет еще только начинал просачиваться в наши широты, был жутко медленным и дорогим. Вот тогда-то мне и попался на глаза термин «нигерийские письма». Помню, я прочел о них в каком-то журнале для начинающих пользователей. Неужели на меня вышли те самые легендарные мошенники, орудовавшие на заре интернет-технологий? Первых трех строк письма адвоката Джона Убы (эсквайра, между прочим) хватило, чтобы понять: да, это то самое…

Дорогой друг!

Заранее прошу прощения за оскорбление вам это сообщение, как я должен был искать вашего согласия и утверждения до отправки по электронной почте предложение для вас. В любом случае, я был бы признателен вашего срочного и искренний ответ, потому что я ожидал, чтобы войти в контакт с ответственным финансовым учреждением в течение этого периода времени, необходимого. Я адвокат Джон Уба, личный адвокат г-н Старовойтов Lerche гражданин якобы вашей стране, которые жили и работали в Того в качестве договаривающегося инженера. К сожалению, он умер 25 декабря 2003 года вся его семья из самолета ходе краш-тестов. В качестве своего адвоката, я связался и все необходимые меры захоронения были сделаны так останки семьи были похоронены в общественном кладбище здесь. С тех пор я сделал несколько запросов, чтобы найти какой-либо из крови моего покойного клиента или расширенные отношения, но мои поиски оказались согласованные неудачной. После этих нескольких неудачных попыток, и как последний результат, я решил связаться с вами, так как ваша фамилия кстати совпало с умершим. На самом деле, у меня в записи документов, в которых он оставил после себя срочный вклад на сумму десять миллионов пятьсот тысяч долларов США ($ 10 500 000) с банком здесь в Того. Следовательно, банк выпустил уведомление, чтобы меня представить ближайших родственников умершего или его счет конфискованных в соответствии с их положения в отношении всех невостребованных счетов в течение семи лет. Так как мне не удалось найти какой-либо из умерших отношения все эти годы, я решил обратиться к Вам за согласие быть представлены в банк в качестве ближайших родственников умершего, чтобы избежать возможной конфискации фонда в невостребованных счетов. Было бы более подходящим для нас требовать и поделить деньги, чем позволять высшие должностные лица Банка отвлечь его в своих соответствующих частных банковских счетов. Таким образом, если это предложение обращаюсь к вам и я получить ваше согласие, которые будут представлены в банк в качестве ближайших родственников моего покойного клиента, мы обсудим отношение обмена и процедуры передачи фонда на ваше имя. Вы можете запросить мой номер телефона для дальнейшего обсуждения на этом или ответ на мой альтернативный частный адрес электронной почты. Спасибо и мои наилучшие пожелания.

Уба Джон эсквайр.
Что же представляют собой эти послания? Схема до безобразия проста: адресат (он же «клиент», он же жертва, в простонародье — лох) получает электронное письмо, в котором ему предлагают принять участие в денежной операции и получить солидный процент за помощь. Самый распространенный сюжет — нужно срочно вывезти много миллионов долларов из какой-нибудь банановой республики и перевести на ваш банковский счет. Вас будут убеждать в том, что в случае отказа деньги могут достаться злым повстанцам или ушлым банкирам. На самом деле сюжетов сотни, и все выглядят неправдоподобно. Вы спросите, как можно верить в такие байки? То-то и оно… Если шлют, значит верят.

Переписка с «добрым адвокатом»

Как вы уже догадались, я охотно вступил в переговоры с «благодетелем». Мой первый ответ был пропитан наивной радостью и жаждой наживы. Выглядело это так:

«Здравствуйте, уважаемый Джон Уба! Ваше послание мне в самом деле интересно, так как у меня были родные, ездившие в Африку работать во время СССР. Почему в этом фонде так много денег, и сколько из этой суммы может достаться мне? Хочу сразу предупредить Вас: я плохо разбираюсь в банковских операциях и компьютерных технологиях. Надеюсь, Вы мне поможете во всем разобраться.»

Срываем покровы

Подсчет обманутых у нас никто не ведет. А вот в США, Канаде и странах Евросоюза над этим работают специальные организации. Специалисты утверждают, что в 2013 году жертвами таких схем стало около 3 000 человек (это лишь те, кто обратился в полицию). Общее число потерь от «нигерийской почты» за все время ее действия только в США составило 100 миллионов долларов. При этом 5 миллионов потрачено на информирование людей о деятельности аферистов.

Покопавшись в Сети, я нашел откровения одного из таких мошенников по имени Джон (хм, знакомое имя). Молодой нигерийский парень, отсидевший у себя на родине срок за мошенничество, открыл журналистам все секреты «почтовиков». В частности, он рассказал об их сложной иерархии. Внизу стоят так называемые «пехотинцы», которые проводят кучу времени в онлайне, собирая электронные адреса и отсылая первые письма на пробу. С теми, кто откликается, работают ребята поопытнее, хорошо знающие английский. Их задача — получить копии документов потенциальной жертвы. Если клиент созрел для первого денежного перевода, его передают еще более продвинутым мошенникам — профессиональным «доильщикам» с неплохими познаниями в психологии. Эти быстро определяют, что представляет собой жертва и сколько с нее можно взять. Переданные деньги забирают по фальшивым документам, копии которых получены от другой жертвы обмана.

В конце интервью парень признался, что всего за год заработал на письмах около 75 000 долларов и вытащил семью из бедности, построил дом, купил БМВ.

Специалисты давно заметили, что всплески активности аферистов сменяются периодами затишья. Все объясняется регулярными «чистками» почтовой мафии, проводимыми местными правоохранительными органами и Интерполом.

От юристов и про юристов: первоапрельские анекдоты

«Почему всегда существуют проблемы с шутками у юристов? Юрист не думает, что они странные, а другие не понимают, что это шутки». Так звучит один из самых популярных юридических анекдотов. К 1 апреля ведущие российские юристы делятся своими любимыми профессиональными шутками с читателями «Право.ru».

Вадим Клювгант, адвокат:

Анекдот грустный, но жизненный. На вопрос «Как дела?» адвокат отвечает коллеге: «Как в апелляции – без изменения и без удовлетворения».

Анатолий Кучерена, адвокат

Выслушав речь адвоката, судья несколько смущенно произносит:
– Если я правильно Вас понял, мне остается только причислить подсудимого к лику святых.

Сергей Пепеляев, управляющий партнёр «Пепеляев Групп»

Анекдот на тему потребительского экстремизма:
Мужчина сдает елочную гирлянду, купленную вчера.
Продавец: – Она не включается?
Мужчина: – Включается.
– Может, она не мигает?
– Мигает.
– А почему сдаете?
– Не радует.

Андрей Яковлев, управляющий партнёр ЮГ «Яковлев и Партнеры»

Перед заседанием к судье заходит помощник.
И интересуется: «Одна сторона принесла 150 000 долларов, а другая – 100 000. Что делать будем?»
Судья: «Верни лишний полтинник, будем судить по справедливости».

Андрей Юков, управляющий партнер КА «Юков и партнёры»

Молодой адвокат прибегает к своему отцу – старому адвокату и радостно говорит:
– Отец! Я выиграл дело, которое ты вел 20 лет!
Отец ему отвечает:
– Дурак ты, сынок! Благодаря этому делу я вас 20 лет кормил.

Оксана Балаян, управляющий партнер Hogan Lovells в России:

«У юристов теперь все, как в автосервисе:
почасовая ставка увеличивается на 50%, если клиент смотрит, как мы работаем,
на 100%, если смотрит и комментирует,
и на 150%, если смотрит, комментирует и помогает».

Руслан Коблев, управляющий партнер АБ «Коблев и партнеры»

Эта старая английская шутка:
«Спорить с адвокатом – это все равно что поливать свинью грязью.
Через некоторое время начинаешь понимать, что свинье это в самом деле доставляет удовольствие».

Андрей Корельский, управляющий партнёр КИАП:

В университете на юридическом факультете профессор спрашивает студента:
– Если вы хотите угостить кого-то апельсином, как вы это сделаете?
– Я скажу: «Пожалуйста, угощайтесь!» – ответил студент.
– Нет-нет! – закричал профессор. – Думайте как юрист!
– Хорошо, – ответил студент. – Я скажу: «Настоящим я передаю вам все принадлежащие мне права, требования, преимущества и другие интересы на собственность, именуемую апельсином, совместно со всей его кожурой, мякотью, соком и семечками, с правом выжимать, разрезать, замораживать и иначе употреблять, используя для этого любого рода приспособления, как существующие в настоящее время, так и изобретенные позднее, или без использования упомянутых приспособлений, а также передавать ранее именованную собственность третьим лицам с кожурой, мякотью, соком и семечками или без оных. «

Максим Кульков, управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнёры»:

Два юриста зашли в дорогой ресторан, сели, открыли портфели, каждый достал бутерброд и принялся за него. Подходит официант:
– Господа, у нас не принято есть свои бутерброды.
Юристы посмотрели на официанта, друг на друга, обменялись бутербродами и продолжили есть.

Евгений Шестаков, управляющий партнер «Интеллект-С»:

– Если с крыши небоскреба спрыгнут адвокат по уголовным делам и адвокат по гражданским,
то кто из них разобьётся быстрее?
– Какая разница?

Наталья Шатихина, управляющий партнёр CLC

– Все ли пассажиры на своих местах и пристегнули ремни? – спросил у стюардессы
командир самолета перед аварийной посадкой.
– Все, кроме одного юриста, он и сейчас раздает свои визитки!

Александр Боломатов, партнёр «ЮСТ»

Советское время. Неизвестный гражданин разбрасывает на Красной площади чистые листки бумаги. Его ловят и ведут в ГКБ.
– Ты что, сволочь, делаешь?!
– Как что? Листовки разбрасываю.
– Какие же это листовки? Ведь на них ничего не написано.
– А чего писать?! И так все ясно!

Денис Качкин, управляющий партнёр «Качкин и партнёры»

На пешеходном переходе автомобиль сбил пешехода.
Выскакивает водитель, наклоняется к потерпевшему и говорит:
– Вам повезло, я врач. Тот поднимает голову и отвечает:
– А вам нет, я адвокат!

Умер один блестящий адвокат и попал в ад. Естественно он недоволен этим обстоятельством и спрашивает охранника:
– Почему же я попал в ад? Я всю жизнь помогал людям, работал, не нарушал заповедей.
Охранник: – Понимаете, все это так, но ваша профессия адвоката не позволила нам определить вас в рай.
Адвокат продолжает возмущаться: – Но как же, вон мой коллега, другой адвокат, преспокойно наслаждается жизнью в раю.
Охранник посмотрел на него и говорит: – Да какой он адвокат, так, одно название.

Владимир Ефремов, автор блога CaseLaw.today

– Я знаю, что вы очень дорогостоящий юрист! Но, может быть, вы согласитесь ответить на два моих вопроса за $500?
– Конечно! О чем будет ваш второй вопрос?

И напоследок анекдот от Бориса Болтянского, главного редактора «Право.ru»

Британские ученые решили проводить научные опыты вместо мышей на юристах.
Во-первых, юристов больше.
Во-вторых, мышей жалко.
И в-третьих, есть вещи, которые мыши отказываются делать!

Юрист Трампа получил 500 тысяч долларов от фирмы, связанной с российским олигархом

Кроме того, компания AT&T осуществляла платежи компании Майкла Коэна в 2017 году

В 2017 году компания, учрежденная личным адвокатом Дональда Трампа Майклом Коэном (Michael Cohen), получила 500 тысяч долларов от инвестиционного фонда, связанного с российским олигархом, о чем сообщил один осведомленный источник.

Помимо этого, компания AT&T сообщила, что в 2017 году она платила компании г-на Коэна за «аналитическую информацию» об администрации в тот момент, когда этому телекоммуникационному гиганту нужно было получить согласие правительства на приобретение конгломерата Time Warner, который оценивался в 85 миллиардов долларов.

Эти платежи поступали на счет компании Essential Consultants, которую г-н Коэн учредил в штате Делавэр и которую он использовал для того, чтобы в октябре 2016 года перевести 130 тысяч долларов на счет бывшей порноактрисы Стефани Клиффорд (Stephanie Clifford), заявившей, что в 2006 году у нее была сексуальная связь с г-ном Трампом. Г-н Трамп и г-н Коэн отрицают факт этой внебрачной связи.

Майкл Авенатти (Michael Avenatti), адвокат г-жи Клиффорд, опубликовал сообщение о платежах и список этих платежей в твиттере.

Компания Essential Consultants получила эти деньги в 2017 году от инвестиционной фирмы под названием Columbus Nova, и во вторник, 8 мая, представители компании подтвердили эту информацию. Крупнейшим инвестором Columbus Nova является компания, созданная российским олигархом Виктором Вексельбергом — одним из самых богатых людей в России, который поддерживает тесные связи с Кремлем. Кроме того, фирмой Columbus Nova управляет кузен г-на Вексельберга Эндрю Интратер (Andrew Intrater).

«Ни сам Виктор Вексельберг, ни «Ренова» никогда не имели никаких договорных отношений с г-ном Коэном и Essential Consultants», — сказал представитель г-на Вексельберга Андрей Шторх в интервью Wall Street Journal. Группа компаний «Ренова» — это холдинговая компания г-на Вексельберга. В апреле США ввели санкции против г-на Вексельберга и против группы «Ренова».

Ричард Оуэнс (Richard Owens) из Latham & Watkins, которая представляет интересы Columbus Nova, сообщил, что эта компания представляет собой «управляющую компанию, которая полностью принадлежит и контролируется американцами. После инаугурации г-на Трампа компания наняла Майкла Коэна в качестве бизнес-консультанта по вопросам потенциальных источников капитала и потенциальных инвестиций в недвижимость и другие предприятия». Г-н Оуэнс добавил, что «сообщения о том, что Виктор Вексельберг использовал Columbus Nova в качестве канала для перевода денег Майклу Коэну, являются ложными».

Во вторник, 8 мая, г-н Авенатти также сообщил о нескольких предположительных трансакциях с участием г-на Коэна и некоторых других лиц и компаний, совершенных с конца 2016 года по начало 2018 года. Г-н Авенатти отказался прокомментировать ситуацию.

Вексельберг под колпаком Мюллера

Вексельберг — серый кардинал Владимира Путина

Слишком серьезная битва для Вексельберга

Издание Wall Street Journal впервые сообщило о переводе денег г-же Клиффорд и о том, что г-н Коэн использует компанию Essential Consultants, в январе 2018 года.

Во вторник, 8 мая, компания AT&T признала, что она действительно пользовалась услугами фирмы г-на Коэна.

«Essential Consultants была одной из нескольких фирм, с которыми мы сотрудничали в начале 2017 года и которые предоставляли нам информацию, необходимую для лучшего понимания новой администрации, — сообщила компания AT&T в своем заявлении. — Они не оказывали нам никаких услуг правового или лоббистского характера, и срок нашего контракта истек в декабре 2017 года».

Как сообщил г-н Авенатти, с октября 2017 по январь 2018 года компания AT&T осуществила четыре платежа фирме г-на Коэна на общую сумму в 200 тысяч долларов. Как сообщил осведомленный источник, компания AT&T начала переводить ежемесячные платежи еще раньше. «Примерно в момент инаугурации — нам нужен кто-то, кто знает администрацию, — сказал этот источник. — Что он думает? Каковы их приоритеты?»

В ноябре 2017 года Министерство юстиций США подало антимонопольный иск, чтобы блокировать поглощение Time Warner компанией AT&T. Последние два месяца эти две стороны боролись в федеральном суде. Сейчас исход этой сделки находится в руках федерального судьи, который должен вынести свое решение 12 июня.

В течение последних нескольких лет некоторые из связанных с г-ном Вексельбергом людей вкладывали деньги в предприятия и кампании, имеющие отношение к г-ну Трампу. В июне 2017 года кузен г-на Вексельберга г-н Интратер пожертвовал 35 тысяч долларов в объединенный фонд предвыборного штаба г-на Трампа и национального комитета Республиканской партии. Кроме того, г-н Интратер также пожертвовал 250 тысяч долларов в инаугурационный фонд г-на Трампа.

Г-н Авенатти также сообщил, что компания Novartis якобы осуществила несколько платежей г-ну Коэну в конце 2017 года и начале 218 года на общую сумму в 399 920 долларов. Представительница компании Novartis заявила, что все соглашения с г-ном Коэном были заключены еще до момента вступления в должность нынешнего руководителя компании в феврале 2018 года и что их срок уже истек.

В сообщении г-на Авенатти также упоминаются платежи Элиота Бройди (Elliott Broidy), венчурного инвестора и ключевого организатора сбора средств в Республиканской партии, г-ну Коэну, осуществленные через фирму Essential Consultants. Издание The Wall Street Journal ранее уже сообщало об этих платежах и о том, что они были напрямую связаны с соглашением о неразглашении, которое г-н Коэн помог заключить г-ну Бройди с бывшей моделью Playboy, заявившей, что во время романа с этим венчурным инвестором она забеременела.

Представитель г-на Бройди сообщил следующее: «В рамках договоренностей об урегулировании спора клиент иногда переводит денежные средства на клиентский доверительный счет юриста, а затем юрист перенаправляет их дальше. Мы с нетерпением ждем момента, когда г-н Авенатти предоставит контекст для рассмотрения этого дела».

В сообщении г-на Авенатти также говорится, что в ноябре 2017 года г-н Коэн получил 150 тысяч долларов от Korea Aerospace Industries. Представители компании Korea Aerospace Industries сообщили, что они получали от Essential Consultants консультации касательно американских стандартов бухгалтерского учета.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Что в кошельке у наших адвокатов

Защитники просят по $25 тысяч за одно дело и получают миллионы долларов как посредники во взятках.

После того как стало известно, что советником в уголовном деле экс-президента Леонида Кучмы назначен американский высокооплачиваемый юрист Алан Дершовиц, якобы получавший в свое время в США, как адвокат, по 10 000 долларов в час, мы задались вопросом: сколько же зарабатывают украинские коллеги заокеанского мэтра? Чтобы ответить на этот вопрос, «Сегодня» опросила более десяти земляков-адвокатов, от самых «раскрученных» до скромных «середнячков». Оказалось, до супергонораров юристов типа Дершовица нашим весьма далеко, хотя и у нас есть люди, получающие очень много. Но основная масса им только завидует… Мы попробовали прояснить вопрос, из чего складываются доходы наших защитников. Вот что получилось (мы ведем в основном речь об адвокатах по уголовным делам, которые ближе всего к населению, о защитниках корпоративных прав — отдельно рядом).

Начнем с самой низкооплачиваемой категории адвокатов — защитников по назначению (то есть когда у арестованного нет денег на юриста, и обвиняемый просит государство назначить ему такового). Адвокат по назначению получает мизер, еще недавно — 19 гривен в день (сейчас 50). Но получить их можно только тогда, когда в госбюджете заложены деньги на это, что делается далеко не всегда. Технология такая: после приговора, где записана фамилия адвоката, судья выдаст ему справку о «трудоднях», потом надо обратиться в Минюст за деньгами, если они есть. Например, известный адвокат Мария Самбур уже 6 лет работает по назначению в деле «оборотней», защищая подсудимого Юрия Нестерова, но денег еще не ни разу не получала — до приговора пока далеко. Если же адвокат и платежеспособный клиент заключают договор, то расценки совсем другие. Там зачастую написано, что вопрос о гонораре решается отдельно (хотя бывает, что включают сразу).

В Украине весьма раскрученные адвокаты (кроме суперэлиты) берут с клиента в среднем от 5 до 25 тысяч долларов за работу, как на досудебном, так и на судебном следствии (действия после приговора, например, апелляция, оплачиваются отдельно). В случае оправдательного решения оговаривается бонус, как правило, равный основному гонорару (то есть опять 5—25 тысяч). Если же это адвокат со «средним» именем, то берет 2—5 тысяч долларов за дело. То есть досудебное следствие — такая сумма, и за судебное — тоже такая. Апелляцию нередко подают бесплатно (ведь дело-то проиграно) или берут максимум 500 долларов. Однако есть адвокаты, действующие по другой схеме. Они сразу берут с клиента 2—3 тысячи долларов «на расходы», а потом устанавливают таксу на каждое посещение правоохранителей, тюрьмы или суда (100—200 долларов за посещение). И тогда в интересах адвоката затянуть этот процесс как можно дольше, соответственно, зарабатывая таким путем огромные, по итогам, суммы.

Впрочем, говорят адвокаты, 100 долларов в день (800 гривен), — это совсем немного. Из них, если честно платить налоги, примерно 500 грн. уйдет на уплату пенсионного и подоходного налогов. В год надо отчитаться 4 раза в Пенсионном фонде и 1 раз в налоговой. Однако чаще всего адвокаты-физлица вообще не платят налоги. Красноречивый пример: из ста получивших в прошлом году лицензию адвокатов в одном из районов Киева, на учет в налоговой встали аж… двое. Один известный адвокат сказал «Сегодня», что уже 5 лет не был в налоговой конторе. Но если и показывают в документах официально договор, то обычно ставят гонорар не более 5—10 тысяч гривен, с которых и платят налоги. Остальное — мимо кассы…

ЮРФИРМЫ — €200-500 В ЧАС

Говорит один из столичных адвокатов «с именем»:

— Сейчас клиент торгуется за каждую копейку. Даже вроде бы состоятельный. Я слышал, что когда экс-нардепу Виктору Лозинскому сказали, что один из его адвокатов просит 1000 долларов в месяц, он якобы ответил, что это дорого. Но, с другой стороны, у меня есть знакомый адвокат, который заявляет: я начинаю работать от 20 тысяч долларов. Мол, все знают, какой я дорогой, и находятся такие клиенты, готовые платить…

Бывают и исключительные случаи. Адвокаты вспоминают: не так давно клиент заплатил защитнику 120 тысяч долларов за… одно присутствие на обыске, который продлился всего час (причем, что характерно, обыскивали одного видного столичного чиновника). Конечно, имелась в виду более серьезная помощь: клиент боялся сесть в тюрьму, а адвокат гарантировал, по своим связям, «отмазать». Но потом клиента оставили в покое, и помощь этого адвоката не понадобилась. Другой случай: адвокат один раз посетил заключенного в тюрьме и получил 83 тысячи гривен…

Очень хорошо также зарабатывают юрфирмы, обслуживающие корпоративных клиентов, особенно иностранных. Те требуют, чтобы все было по закону, потому платятся все налоги, но и гонорары — огромные. И белые зарплаты большие: например, консультант-экономист (даже не адвокат и тем более не партнер) в одной из таких фирм получает от 40 000 грн. в месяц. Адвокаты известных юридических фирм (вроде «Василь Кисиль и партнеры» или «Ильяшев и партнеры») берут за свои услуги в среднем от 200 до 500 евро в час.

МИЛЛИОНЫ ПОЛУЧАЮТ ПОСРЕДНИКИ В ПЕРЕДАЧЕ ВЗЯТОК

Впрочем, говорят наши эксперты, основной заработок адвоката — вовсе не гонорар, а доля со взяток правоохранителям и судьям. Например, адвокат сказал клиенту, что для «решения вопроса» с подпиской о невыезде надо дать судье 20 тысяч долларов. А сам передал служителю Фемиды только 15 тысяч, остальное прикарманил. По оценкам экспертов, в год «раскрученный» адвокат в Украине может заработать таким образом (плюс гонорары) до 1 млн долларов и больше. Но средний адвокат — до 100 000 долларов. Причем хорошее дело, которое, как юристы говорят, «кормит», может попасться лишь раз в пару лет (когда сверх всех расходов остается хотя бы 20—30 тысяч долларов, например, на покупку новой машины). Потому адвокаты ведут одновременно до 10 дел, и это считается не очень много. Бывают и плохие времена. Один ныне известный адвокат вспоминал, как однажды в начале карьеры не было денег даже на трамвай. А иногда гонорар дают… натурой. Например, этот же адвокат как-то получил вознаграждение от ювелира перстнем с камнем. А когда два столичных адвоката защищали сельхозпредприятие, так им платили продовольствием: каждый раз давали пару уток, мясо, рыбу, по мешку гречки, сахар, масло…

Однако часто адвокаты, передающие взятки, жалуются: дескать, им мешают так называемые решалы. Это, как правило, бывшие сотрудники МВД или прокуратуры. Они приходят к клиенту сразу после возникновения проблем и тут же предлагают их решать (якобы передадут деньги следователям или судьям). На их услуги, говорят наши эксперты, соглашаются 99% всех, попавших в неприятную ситуацию. На самом деле они ничего не решают, а следят за развитием событий: если, например, человека выпустят из-под стражи на подписку о невыезде (по объективным обстоятельствам, а не за деньги), они тут же приписывают заслугу себе и часть денег «списывают» на решение проблемы. А когда в деле возникает настоящий адвокат и предлагает на самом деле решить проблему за деньги, то оказывается, что у клиента уже их нет.

Подводя итог разговору о гонорарах, мы попросили наших экспертов назвать топ-десятку самых, на их взгляд, высокооплачиваемых адвокатов по уголовным делам Украины. Этот вопрос вызвал определенное замешательство. Мнения разделились, называли в разной последовательности многих. Но расставить их «по ранжиру» никто не берется, дескать, это не очень этично, учитывая отсутствие подлинных данных о доходах (а их обычно скрывают).

У СОСЕДЕЙ. В России, говорят эксперты «Сегодня», «назначенцам» платят 20 долларов в день. Там есть специальные адвокатские фонды, откуда берут деньги. Причем в конце года каждому практикующему адвокату предлагают — будешь в новом году работать по назначению? Если нет, то внеси в фонд небольшую сумму, и тебя не будут трогать. Есть даже адвокатские фирмы, которые только этим живут: их юристы ходят в день на 2—5 судов, потому набегает до 100 долларов в день на человека, вполне неплохо.

И с налогообложением в России очень строго. Вовремя не заплатишь — арестуют счета. Но и гонорары там фантастические. Например, говорят, небезызвестный бывший олигарх Михаил Ходорковский заплатил одному из своих защитников 1 300 000 долларов за процесс…

Спор 5 долларов против 500 адвокат

Начиная с 2004 года различные журналы и международные обзоры называют МЗС лидером в области разрешения споров. Эти оценки подтверждаются успешным представительством таких компаний, как «Газпром», «Связьинвест», EBRD, PricewaterhouseCoopers и др., в судебных спорах на миллиарды долларов. Верхние строчки в соответствующих рейтингах говорят о наших постоянных победах в сложных делах.

Единственный способ стать хорошим судебным адвокатом (обладающим всеми необходимыми качествами — от способности быстро мыслить, ораторского мастерства, высочайшей профессиональной подготовки, аналитических навыков до нестандартного мышления и широкого кругозора) — это много работать в судах. Каждый день кто-то из юристов фирмы выступает в зале суда. Наш подход к разрешению споров вместе с прочными знаниями позволяют добиваться успехов в делах, за которые другие адвокаты не решились бы взяться. При этом мы всегда соблюдаем самые высокие международные стандарты оказания правовой помощи.

МЗС пользуется заслуженной известностью благодаря отличному послужному списку, наработанному, в том числе, и при разрешении экономических споров. Глубокое знание российского права и актуальных тенденций в законодательной и судебной сферах обеспечивают нам заметное преимущество по сравнению со многими международными юридическими фирмами, работающими в России. Наша практика в сфере судопроизводства охватывает впечатляющий круг областей: от финансовых рынков до корпоративных споров и банкротства.

Нам удалось добиться громких успехов в ряде сложных дел, которые рассматривались в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации, где мы представляли интересы таких клиентов, как IKEA, Efes, Duferco, Институт «Открытое Общество» (Фонд Сороса).

Нередко заметные дела, над которыми мы работаем, получают широкий общественный резонанс. Мы представляли «Газпром» в судебных делах по поводу месторождений нефти и газа, стоимость которых на тот момент превышала 1,5 млрд. долларов США, а также в многолетнем споре по иску акционера о взыскании с «Газпрома» более 500 млн. долларов США; защищали в судах интересы «Норильского никеля» в связи с конфликтом акционеров с участием компании «Русал»; осуществляли судебное представительство крупнейшего в мире производителя титана «ВСМПО-АВИСМА» в громких корпоративных спорах.

Транснациональные споры ↓

МЗС эффективно работает даже в тех случаях, когда клиент оказывается вовлечен в споры сразу в нескольких юрисдикциях. Недавно мы вели и координировали дела на Кипре и Британских Виргинских островах, представляя интересы акционеров крупных российских энергетических компаний.

Ряд международных юридических фирм признали, что предпочитают обращаться к МЗС, если им нужен российский юридический консультант для разрешения споров. Мы достигаем впечатляющих результатов в трансграничных спорах, действуя в сотрудничестве с международными фирмами. Так, представляя интересы консорциума хедж-фондов, пытавшихся взыскать долг с одной из российских девелоперских компаний, мы первыми добились вынесения в России обеспечительных мер в поддержку судебного разбирательства на Кипре.

Споры в третейских судах ↓

МЗС всегда занимала сильные позиции в области альтернативного разрешения споров в России. Фирма обладает солидным опытом ведения крупных и нередко широко освещаемых в прессе дел в Международном коммерческом арбитражном суде (МКАС) и Морской арбитражной комиссии (МАК). Кроме того, мы оказываем эффективную поддержку разбирательствам, которые проводятся под эгидой Международной торговой палаты (МТП), Лондонского международного арбитражного суда (LCIA) и Стокгольмского арбитража.

В ходе работы над множеством дел мы приобрели обширный опыт в принятии обеспечительных мер, подготовке юридических заключений по вопросам российского права и получении доказательств для содействия международным третейским разбирательствам, а также, разумеется, в признании и приведении в исполнение в России решений международных арбитражей. Мы представляли интересы группы международных инвестиционных фондов в ряде дел, связанных со взысканием задолженности с компании «Еврокоммерц». В рамках этих споров нам удалось добиться вынесения судебных решений, подтвердивших, что альтернативные арбитражные оговорки с правом банка-кредитора выбрать, в какой суд – третейский или государственный – ему обращаться, являются действительными по российскому праву. Эти процессы существенно повлияли на судебную практику в России.

Уголовная ответственность адвокатов: из защитников в обвиняемые

Адвокат, наряду с депутатом и прокурором, является «спецсубъектом» – к нему применяется особый порядок производства по уголовным делам, предусматривающий дополнительные гарантии. Однако это не означает, что адвокаты – люди неприкосновенные и дела в отношении них практически не возбуждаются. Материал «Право.ru» убедит вас – привлечение адвоката к уголовной ответственности – отнюдь не редкость.

Подкуп свидетелей

«Из относительно нового, но весьма существенного уголовно-правового риска для адвокатов я бы выделил риск привлечения адвокатов, проводящих адвокатское расследование и в рамках него допрашивающих свидетелей защиты для укрепления доказательственной базы и позиции своего доверителя по ст. 309 УК – подкуп или принуждение к даче показаний», – сообщил старший партнёр КА Pen & Paper Константин Добрынин.

Недавно под стражу попал Максим Загорский, адвокат известного своими спорами с ИКЕА предпринимателя Константина Пономарева. По версии следствия, Загорский передал «свидетелю» процесса по делу о клевете (см. «IKEA добилась изменения постановления мирового судьи, «пересмотревшей» акты арбитражей») $20 000 долларов, а ответчику – $50 000. Этот факт и стал поводом для обвинения адвоката в искусственном создании доказательств (ч. 3 ст. 306 УК), подкупе и принуждении к даче показаний (ч. 1 ст. 309 УК). По решению Пресненского райсуда Загорский был арестован до 7 августа, но ему удалось сменить меру пресечения на домашний арест (см. «Мосгорсуд оставил под арестом Константина Пономарева, известного своими спорами с IKEA и ФНС»).

Несколько лет назад, в 2013 году, случилась не менее громкая история с адвокатом Мурадом Мусаевым, защищавшим обвиняемого по делу об убийстве бывшего полковника Юрия Буданова, – его тоже обвиняли в подкупе свидетелей. В феврале 2015 года Преображенский суд Москвы прекратил уголовное преследование в отношении Мусаева из-за истечения срока давности (см. «Прекращено преследование адвоката Мурада Мусаева за подкуп присяжных по «делу полковника Буданова»).

Случается, адвокат обещает доверителю определенный результат рассмотрения его дела за вознаграждение. «Классический пример, когда адвокат берет деньги якобы для передачи их в качестве взятки судье, следователю или прокурору за вынесение нужного решения», – рассказал адвокат, управляющий партнер АБ «ЕМПП» Сергей Егоров. При этом защитник и не планирует передавать деньги. Так, адвокат Виктор Трусов в июле 2014 года представлял интересы компании-должника по исполнительным производствам. По версии следователя, находясь в одном из межрайонных отделов УФССП по Москве, Трусов сообщил представителю организации-взыскателя об имеющихся у него связях в службе судебных приставов. Адвокат заверил, что может повлиять на принятие нужного решения по исполнительным производствам за денежное вознаграждение. После достижения договоренности о передаче ему 15,75 млн руб. он сразу же был задержан. Тверской районный суд Москвы признал адвоката виновным по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК (приготовление к совершению мошенничества в особо крупном размере) и назначил ему наказание в виде двух лет колонии общего режима (см. «Адвокат осужден за продажу решения столичного УФССП за 15,7 млн руб.»).

Соглашаясь дать взятку, рискует и адвокат, и его подзащитный. При этом последний может быть не только осужден за дачу взятки, но и втянут в другую криминальную историю. Так случилось с главой группы компаний «Виктория» Виктором Круликовским. Его фирма пыталась добиться отмены предписания управления Минкульта, запретившего строительство 17-этажного дома в Сергиевом Посаде. Для этого Круликовский обратился за помощью к главе юридической компании ООО «МГКЮ «Защита» Дионисию Золотову. Адвокат взял у бизнесмена 20 млн руб., но ничего не сделал. Когда в начале марта 2014 года предприниматель потребовал вернуть деньги, Золотов добился возбуждения уголовного дела в отношении Круликовского по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество в особо крупном размере) – якобы Круликовский незаконно пытался приватизировать участок земли под строительство. Лишь в апреле этого года Золотова удалось привлечь к уголовной ответственности – Никулинский районный суд Москвы приговорил его к шести с половиной годам заключения за мошенничество. Ранее Золотов был трижды судим. В 2013 году он провернул такую же схему, едва не посадив еще одного своего клиента, предпринимателя Иосифа Бадалова (см. «ВС утвердил срок главе юрфирмы за попытку похитить $5,5 млн у клиента»).

Старший партнер АБ «Коблев и партнеры» Руслан Закалюжный рассказал, что обвиняемым вменяют мошенничество, когда следствие не может доказать посредничество адвоката во взятке. Председатель Московской Арбитражной и Налоговой Коллегии Адвокатов «Люди Дела» Борис Федосимов не жалеет таких адвокатов. «Они сами виноваты в своих бедах: или теряют контроль, уверовав, что их связи в правоохранительной системе помогут избежать ответственности, или реально обманывают доверителей. В любом случае, они должны быть за это наказаны», – считает Федосимов.

Посредничество во взяточничестве

Некоторые адвокаты ведут себя «честнее», чем Золотов, и действительно передают взятки должностным лицам. В таких случаях содеянное квалифицируется как посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК). Во Владимирской области перед судом в скором времени предстанет адвокат (его имя не раскрывается), который передавал следователю взятку 400 000 руб. за отказ задерживать его подзащитного – гендиректора медико-эстетического центра «Аэстетик» Бориса Мельника. Интересно, что из этой суммы адвокат отдал следователю только 250 000 руб., а оставшуюся часть забрал себе (см. «Адвокат задержан при передаче следователю взятки, часть которой он «отщипнул» себе»).

А в Краснодарском крае адвокат Андрей Шульга пообещал доверительнице, обвиняемой в экономическом преступлении, договориться с судьей о назначении более мягкого наказания за 2,5 млн руб. Мать его клиентки обратилась к правоохранителям. Мужчину задержали, и Усть-Лабинский райсуд признал его виновным в предложении посредничества во взяточничестве в особо крупном размере (ч. 5 ст. 291.1 УК). Суд назначил Шульге два года и четыре месяца колонии общего режима, штраф в 12,5 млн руб. и лишил его права в течение трех лет занимать должности на госслужбе и в органах местного самоуправления, а также вести адвокатскую деятельность (см. «Осужден адвокат, выбросивший в окно 2,5 млн руб. при задержании»).

«К сожалению, достаточно часто приходится слышать об адвокатах-мошенниках, вступающих в сговор с недобросовестными следователями и вместе «раскручивающих» обратившегося к адвокату клиента на передачу взятки для якобы прекращения уголовного преследования. При этом на самом деле реальной опасности для клиента нет – такой адвокат вместе со следователем специально нагнетают обстановку, чтобы напугать клиента и получить от него деньги», – рассказал Егоров.

Чтобы не оказаться на скамье подсудимых, Егоров советует адвокатам: «Не стоит идти на поводу у своего доверителя, требующего достичь результата любыми, в том числе и незаконными, методами. Следование закону – это гарантия личной безопасности адвоката, какие бы сложные или простые дела он ни вел. Нарушение уголовного закона самим адвокатом быстро выводит его из адвокатского сообщества в касту «решальщиков», что рано или поздно сыграет с ним злую шутку».

Фальсификация доказательств

«Наиболее вероятным составом преступления в отношении адвоката является фальсификация доказательств», – считает адвокат бюро «Деловой фарватер» Антон Соничев. Так, защитник может внести исправления в документы следствия, подделать подписи, печати на документах, вещественные доказательства или же просто уничтожить ключевые бумаги. Например, сейчас в этом подозревают члена Самарской коллегии адвокатов Дмитрия Натариуса. В 2015 году Натариус представлял интересы «Ремесленной палаты Ульяновской области», которую возглавлял его брат. Палата оспаривала в суде предписание ульяновского управления Росфиннадзора. Как утверждает следствие, Натариус представил на заседании сфальсифицированные документы, которые подтверждали целевое расходование бюджетных средств организацией. Факт фальсификации выявили сотрудники УФСБ в ходе расследования дела о мошенничестве, подозреваемым по которому проходил директор «Ремесленной палаты». В феврале этого года в Ульяновской области в отношении Натариуса возбудили уголовное дело (см. «Адвоката заподозрили в фальсификации доказательств по арбитражному спору»).

Похищение документов

Адвокат Евгений Глазков помогал клиентам уходить от административной ответственности необычным способом. За вознаграждение, размер которого варьировался от 30 000 до 150 000 руб., защитник рекомендовал доверителям оформить временную регистрацию в другом населенном пункте, а при рассмотрении дел в суде ходатайствовал об отправке их по месту новой прописки. Заказные бандероли с делами за вознаграждение в 15 000 руб. перехватывал подельник Глазкова – начальник Камско-Устьинского филиала «Почты России» Айдар Айтуганов. В итоге документы не доходили до адресата, а дела не рассматривались. В марте Тетюшский райсуд осудил Глазкова за похищение документов и коммерческий подкуп и назначил ему наказание – два года общего режима. Верховный суд Татарстана, рассмотрев апелляционную жалобу гособвинения, увеличил срок заключения экс-адвокату до трех лет (см. «Адвокату ужесточили приговор за перехват дел клиентов через «Почту России»).

Разглашение данных предварительного расследования

Против адвокатов нечасто возбуждаются дела за разглашение данных предварительного расследования, однако такие прецеденты есть. Например, в разглашении данных предварительного расследования обвинили адвоката Георгия Антонова, который защищал экс-начальника ГУЭБиПК МВД Дениса Сугробова. Якобы Антонов, дававший подписку о неразглашении тайны следствия, во время пресс-конференции рассказал журналистам некоторые подробности громкого дела. В частности, адвокат пояснил, сколько полицейских было задержано и какие обвинения им предъявлялись. В апреле 2015 года Антонов был приговорен мировым судьей судебного участка № 100 Замоскворецкого района к штрафу в 65 000 руб., однако освобожден от наказания в связи с амнистией к юбилею Победы. В августе 2015 года Замоскворецкий районный суд Москвы признал этот приговор законным (см. «Адвокату бывшего адвоката генерала Сугробова утвердили приговор за разглашение тайны следствия»).

Ранее по той же статье был осужден адвокат Владимир Дворяк, который в 2013 году защищал экс-замглавы ГУ МЧС по Хакасии Вячеслава Титова, подозреваемого в получении взяток. Дворяк отксерокопировал протоколы показаний, поданных в суд для обоснования ходатайства о его аресте, и продемонстрировал их сотрудникам МЧС, за что и попал под уголовное преследование. Адвокат настаивал, что до обнародования протоколов их зачитали в открытом судебном заседании. А разглашение того, что уже стало достоянием общественности, нельзя считать преступлением. Президиум ВС Хакасии отменил приговор и постановление апелляции, а также прекратил дело за отсутствием в действиях адвоката состава преступления (см. «ВС Хакасии оправдал адвоката по делу о разглашении тайны следствия»).

Совершение экономического преступления

Адвокатов достаточно часто привлекают к уголовной ответственности по экономическим преступлениям – например, за помощь в разработке схемы корпоративного конфликта, фальсификации протоколов общего собрания, составлении документов «задними числами». «В нашей практике был случай, когда адвоката привлекли к уголовной ответственности за сопровождение процедуры отчуждения имущества компании, которая, по мнению следователя, являлась преступной», – рассказала партнёр «Забейда и партнёры» Дарья Константинова. Адвокат Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Виктория Соколова поделилась похожей историей: «Однажды к адвокату обратились за составлением текста договора. Казалось бы, какой тут подвох может быть? В процессе составления договор постоянно корректировался, адвокат, естественно, изменял условия и правил текст в соответствии с пожеланиями доверителя. Незаметно договор, который со слов клиента планировалось заключать в будущем, стал договором, который будет заключен «задним числом». Выяснилось это случайно, когда во время очередной правки доверитель прислал адвокату окончательный вариант с датой договора на нем. Впоследствии же договор, в разработке которого принимал участие адвокат, стал основой для войны между доверителем и третьим лицом, в том числе с применением «тяжелой артиллерии» – возбуждения уголовного дела».

Эксперты «Право.ru» сходятся во мнении, что в таких ситуациях часто нет вины адвокатов – их попросту «используют втёмную». «В случае отсутствия доказательств осведомленности адвоката об участии в преступной схеме в его действиях состава преступления не будет. Однако если адвокат поддастся давлению со стороны правоохранительных органов и даст показания о недобросовестности действий своего клиента, а также сознательном оказании ему помощи в этом вопросе, его могут привлечь как соучастника. Доказательственная база об осведомленности адвоката может основываться и на показаниях иных лиц», – объяснила Константинова.

Чтобы избежать подобной ситуации, Константинова посоветовала адвокатам с осторожностью относиться к поручениям клиента фрагментарного характера, которые могут являться частью преступной схемы. А Соколова рекомендовала внимательно изучить не только те документы, которые передает доверитель, но не лениться и поискать дополнительную информацию, а также быть внимательным в переписке.

Если адвокат понимает, что его хотят втянуть в преступную схему, Закалюжный считает необходимым не просто воздерживаться от таких действий, но и письменно уведомить руководство компании о рисках возбуждения по этим фактам уголовного дела. «В современной практике все чаще встречаются случаи, когда следствие в ходе обысков, проводимых в офисах у адвокатов, находит доказательства преступной деятельности чиновников, топ-менеджеров и бенефициаров компании. Многие из них поручают внешним консультантам операционную деятельность своих оффшорных компаний, контроль за счетами в иностранных банковских учреждениях, и часто от результатов обысков у таких адвокатов зависит результат расследования, поскольку следователи получают доказательства преступной деятельности и привлекают к уголовной ответственности адвокатов или же используют их свидетельские показания», – рассказал Закалюжный.

Константинова дала совет адвокатам, которые все же оказались фигурантами экономического преступления: «Не стоит самому создавать себе проблемы и «поднимать статью с пола». У нас был случай, когда свидетель по уголовному делу, имея статус адвоката, дал признательные показания о совершении им преступления после предъявления аудиозаписей его телефонных переговоров. В ходе ознакомления с материалами уголовного дела выяснилось, что эти аудиозаписи были получены незаконным путем, так как лицо относилось к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовному делу. При этом каких-либо иных допустимых доказательств, свидетельствующих об участии адвоката в той ситуации, в деле не было вовсе».

Воспрепятствование правосудию

Общение адвоката с судьями должно быть сведено к минимуму – в противном случае адвоката могут обвинить в воспрепятствовании правосудию. Так, по данным следствия, адвокат Николай Русинов из Еврейской автономной области неоднократно обращался к судье и пытался убедить его в невиновности своего доверителя. В результате защитника обвинили в воспрепятствовании правосудию и производству предварительного следствия. В свою очередь адвокат утверждал, что общался с судьей в период, когда дело было еще на стадии предварительного следствия, то есть никакого правосудия не вершилось. В настоящее время дело в отношении Русинова еще расследуется (см. «Защитница адвоката Русинова пожаловалась на затянувшееся расследование его дела»).

Возбуждение уголовного дела в отношении адвоката – событие нередкое. И если одни защитники осознанно нарушают закон, предлагая своим доверителям передать через них взятку или подкупая свидетелей, то другие попадают на скамью подсудимых из-за своей безответственности или даже невнимательности.

Спор 5 долларов против 500 адвокат
Читайте так же:  Сколько стоит апелляция пошлина