Неустойка по ст 317.1 гк рф

Проценты по статье 317.1 ГК РФ: невыполненное системно-логическое толкование и непройденный тест на конституционность (Курбатов А.Я.)

Дата размещения статьи: 21.02.2017

С 1 июня 2015 г. вступила в силу ст. 317.1 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) «Проценты по денежному обязательству», согласно п. 1 которой, если иное не предусмотрено законом или договором, кредитор по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, имеет право на получение с должника процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется ставкой рефинансирования Банка России, действовавшей в соответствующие периоды (законные проценты).
При этом в п. 2 этой статьи установлено, что условие обязательства, предусматривающее начисление процентов на проценты, является ничтожным, за исключением условий обязательств, возникающих из договоров банковского вклада или из договоров, связанных с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности.
В соответствии с п. 2 ст. 2 Федерального закона от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» , которым введена в действие указанная статья, положения данного Закона применяются к правам и обязанностям, возникшим после дня его вступления в силу. Это означает, что предусмотренные ст. 317.1 ГК РФ проценты могут начисляться, если основания для их взыскания и соответствующие права требования возникли после 1 июня 2015 г.
———————————
СЗ РФ. 2015. N 10. Ст. 1412.

В связи с этим в правоприменительной деятельности сразу возникли вопросы: как проценты по ст. 317.1 ГК РФ соотносятся с платой по договору, с процентами, взимаемыми в виде платы за правомерное пользование денежными средствами, с процентами за пользование чужими денежными средствами, с неустойкой, с убытками, а также в рамках каких видов обязательств они могут применяться?
В Постановлении от 24 марта 2016 г. N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что в отличие от процентов, предусмотренных п. 1 ст. 395 ГК РФ, проценты, установленные ст. 317.1 ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами. В связи с этим при разрешении споров о взыскании процентов суду необходимо установить, является требование истца об уплате процентов требованием платы за пользование денежными средствами (ст. 317.1 ГК РФ) либо требование заявлено о применении ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ). Начисление с начала просрочки процентов по ст. 395 ГК РФ не влияет на начисление процентов по ст. 317.1 ГК РФ (п. 53).
Как следствие, также дано разъяснение, что правила об уменьшении размера неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 333 ГК РФ, п. 6 ст. 395 ГК РФ) не применяются при взыскании процентов, начисляемых по ст. 317.1 ГК РФ (п. 76).
При решении вопроса о начислении процентов за неисполнение денежного обязательства, возникшего на основании заключенного до 1 июня 2015 г. договора, в отношении периодов просрочки, имевших место с этой даты, размер процентов определяется в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ в редакции Федерального закона от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ (п. 83).
Более подробного толкования решили не давать в связи с появившейся информацией об изменении либо отмене ст. 317.1 ГК РФ.
Однако данные разъяснения, хотя и основанные на верной посылке, несут больше вреда, чем пользы, поскольку подтверждают возможность удовлетворения исков о взыскании процентов по ст. 317.1 ГК РФ, применение которой вызывает огромное количество вопросов, в том числе и на предмет ее конституционности.
Кроме того, эти разъяснения являются половинчатыми.
Во-первых, понятие «мера ответственности» не тождественно понятию «юридическая ответственность», в связи с этим остался открытым вопрос о моменте начала начисления процентов по ст. 317.1 ГК РФ.
Во-вторых, не снят вопрос о сфере действия этой статьи, поскольку из текста статьи следует, что она должна применяться по денежным обязательствам в отношениях между коммерческими организациями, а вот в вопросе о видах обязательств однозначности нет. Причем это касается не только внедоговорных обязательств и обязательств, возникающих из односторонних сделок, но и договорных.
В-третьих, следует обратить внимание, что в п. 1 ст. 317.1 ГК РФ закрепляется, что она распространяется на обязательства, сторонами которых являются коммерческие организации, а в п. 2 этой статьи, где говорится о начислении процентов на проценты, делается исключение для договоров банковского вклада и договоров, связанных с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности. Соответственно, возникает вопрос: как отграничивать случаи, когда коммерческая организация вступает в имущественные отношения с другой коммерческой организацией, но при этом не осуществляет предпринимательскую деятельность? Этот вопрос также остался без разъяснений.
В-четвертых, денежное обязательство может быть связано с применением ответственности, например с возмещением убытков. Исходя из буквального смысла формулировок ст. 317.1 ГК РФ проценты могут начисляться и на убытки.
Вместе с тем вопросы, подобные перечисленным, традиционно снимаются за счет системно-логического толкования, которое в российской правовой системе являлось, является и будет являться основным способом толкования правовых норм. В данном случае имеется в виду рассмотрение ст. 317.1 ГК РФ в системе правового регулирования, т.е. через выявление логических связей с другими правовыми нормами и результатами их толкования высшими судами.

Проценты по ст. 317.1 ГК РФ в системе правового регулирования

При системно-логическом толковании ст. 317.1 ГК РФ можно сделать следующие выводы.
1. Проценты по ст. 317.1 ГК РФ не могут быть признаны платой за коммерческое кредитование.
Здесь можно применить метод сравнительного анализа, поскольку похожие по смыслу нормы с 1 марта 1996 г. (дата вступления в силу второй части ГК РФ) закреплены:
в п. 4 ст. 487 ГК РФ, согласно которой при предварительной оплате товара договором может быть предусмотрена обязанность продавца уплачивать проценты на сумму предварительной оплаты со дня получения этой суммы от покупателя;
в п. 4 ст. 488 ГК РФ, где предусмотрено, что при продаже товара в кредит договором может быть предусмотрена обязанность покупателя уплачивать проценты на сумму, соответствующую цене товара, начиная со дня передачи товара продавцом.
Судебная практика квалифицировала складывающиеся в этом случае отношения между сторонами как коммерческое кредитование (ст. 823 ГК РФ), поскольку нарушения сроков исполнения обязательств на этих этапах нет (см. п. п. 13 — 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»).
Однако следует обратить внимание на принципиальные отличия положений о коммерческом кредитовании от положений ст. 317.1 ГК РФ.
Во-первых, коммерческое кредитование требует достижения сторонами соглашения об этом, т.е. возникает из договора, а не из закона. При этом у сторон есть два варианта урегулирования отношений: они могут либо предусмотреть уплату процентов за коммерческое кредитование, либо скорректировать цену товаров (работ, услуг).
Во-вторых, при правовом регулировании коммерческого кредитования не используются понятия «долг» и «пользование денежными средствами».
Соответственно, ст. 317.1 ГК РФ к отношениям по коммерческому кредитованию отношения не имеет. Даже если встать на позицию, что коммерческое кредитование подпадает под ее действие, то все равно упомянутые положения о коммерческом кредитовании будут являться специальными и иметь приоритет по отношению к ст. 317.1 ГК РФ.
2. Взыскание процентов на основании ст. 317.1 ГК РФ не может рассматриваться как способ восполнения отсутствия в договоре условий о цене.
Данный вывод обусловлен тем, что для всех случаев отсутствия в договоре условий о цене в ГК РФ (т.е. законом) предусмотрены специальные по отношению к ст. 317.1 ГК РФ правила.
В частности, есть общее правило для всех таких ситуаций, содержащееся в п. 3 ст. 423 и п. 3 ст. 424 ГК РФ, согласно которым:
договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное;
в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.
При этом для отдельных случаев установлены специальные по отношению к ст. ст. 423 и 424 ГК РФ правила. Например, при отсутствии в договоре продажи недвижимости согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости договор о ее продаже считается незаключенным (п. 1 ст. 555 ГК РФ). При отсутствии в договоре займа или в договоре банковского вклада условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства заимодавца, а если заимодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части (п. 1 ст. 809, п. 1 ст. 838 ГК РФ).
Соответственно, получается, что при таком подходе у ст. 317.1 ГК РФ нет сферы действия.
3. Проценты по ст. 317.1 ГК РФ не могут быть признаны дополнительной платой по денежному обязательству и, соответственно, взыскиваться за период до возникновения просрочки исполнения этого обязательства.
В ГК РФ понятие «пользование денежными средствами» в смысле правомерного пользования употребляется применительно к заемным и привлеченным денежным средствам.
При этом применительно к заемным денежным средствам данное понятие используется в судебно-арбитражной практике (см., например, п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14). Непосредственно в ГК РФ употребляется понятие «использование» (ст. 814).
В отношении привлеченных денежных средств (т.е. поступающих в распоряжение банка, но подлежащих возврату клиенту по первому требованию) можно привести в пример ст. 852 «Проценты за пользование банком денежными средствами, находящимися на счете» ГК РФ.
Если в этих отношениях срок исполнения обязательств включать в период начисления процентов по ст. 317.1 ГК РФ, то получится, что они будут являться дополнительной платой за правомерное пользование денежными средствами.
Однако при таком подходе мы приходим к абсурдной ситуации, когда в отношениях между коммерческими организациями по банковскому вкладу (договор прямо упомянут в п. 2 ст. 317.1 ГК РФ), при кредитовании, по процентным ценным бумагам и т.д. наряду с процентами в виде платы дополнительно будут взыскиваться проценты по ст. 317.1 ГК РФ вне зависимости от просрочки исполнения обязательств. Особенно это важно в связи с тем, что не во всех отношениях у сторон есть возможность исключить их взыскание по взаимному соглашению.
Эта проблема уже приобретает конституционный характер.
Во-первых, возникает вопрос о нарушении принципа свободы договора путем произвольного вмешательства в частноправовые отношения сторон.
Здесь уместно напомнить правовые позиции Конституционного Суда РФ:
— «. федеральный законодатель, действуя в рамках предоставленных ему. полномочий, при регулировании гражданско-правовых, в том числе корпоративных, отношений призван обеспечивать их участникам возможность в каждом конкретном случае находить разумный баланс интересов на основе конституционно значимых принципов гражданского законодательства» (см. абз. 3 п. 2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 21 февраля 2014 г. N 3-П);
— «гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты; граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе, свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора (пункты 1 и 2 статьи 1 ГК Российской Федерации)» (см. абз. 3 п. 3.3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 4 февраля 2014 г. N 222-О).
Такой подход противоречит и самим нормам гражданского законодательства, выражающим принцип свободы договора. Согласно п. 1 ст. 424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами и (или) органами местного самоуправления. Следует обратить внимание на то, что в данном случае речь идет об установлении или регулировании самой цены, а не дополнительной платы к цене, установленной сторонами.
Во-вторых, возникает вопрос о нарушении принципа равенства всех перед законом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ).
Использование принципа, когда соглашение сторон должно быть направлено не на возникновение отношений, а на недопущение их возникновения, порождает проблему неравенства перед законом, поскольку в случаях, когда договор заключается не в виде подписания единого документа, а путем обмена документами, конклюдентными действиями, путем присоединения и т.д. либо отношения оформляются ценными бумагами (например, векселями, депозитными сертификатами), во внедоговорных обязательствах и в обязательствах, возникающих из односторонних сделок, должники по денежному обязательству просто лишены возможности поднять вопрос об исключении действия ст. 317.1 ГК РФ.
Соответственно, даже если директивным путем (прямым указанием высшей судебной инстанции) распространить ст. 317.1 ГК РФ на другие отношения, кроме займа и отношений, связанных с привлечением денежных средств, то проблема неконституционности все равно сохраняется.
4. Проценты по ст. 317.1 ГК РФ следует признать правовосстановительной санкцией.
Этот вывод следует из текста ст. 317.1 ГК РФ в связи с употреблением понятий «долг» и «пользование денежными средствами», что предполагает начисление законных процентов только при наступлении просрочки исполнения денежного обязательства, а не с момента его возникновения.
В ГК РФ понятие «долг» употребляется в смысле денежной суммы, по которой уже истек срок ее уплаты или истечет в будущем. В частности, это подтверждается следующими формулировками: исполнение обязательства внесением долга в депозит (ст. 327 ГК РФ), перевод долга по обязательству, обеспеченному залогом (ст. 355 ГК РФ), судебные издержки по взысканию долга (п. 2 ст. 363 ГК РФ), прощение долга (ст. 415 ГК РФ) и др.
Понятие «пользование денежными средствами», помимо заемных и привлеченных денежных средств, используется в ГК РФ для обозначения такой меры ответственности, как проценты за пользование чужими денежными средствами, которые подлежат уплате вследствие неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица (п. 1 ст. 395).
То, что в ст. 317.1 ГК РФ не употребляется слово «чужие», не может являться достаточным основанием для вывода, что нужно платить проценты за пользование денежными средствами при отсутствии долга.
Исходя из этого, раз уплата процентов по ст. 317.1 ГК РФ связывается с истечением срока исполнения денежного обязательства, то это является юридической ответственностью в смысле любого негативного последствия правонарушения, которая реализуется как в виде мер юридической ответственности (санкций штрафного характера), так и в виде мер защиты (правовосстановительных санкций).
Дополнительным аргументом в пользу этого подхода является упоминание в п. 2 ст. 317.1 ГК РФ возможности начисления процентов на проценты, что характерно именно для санкций, когда они начисляются на проценты как плату в обязательстве.
То, что в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 разъяснено, что проценты, установленные ст. 317.1 ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами, методом исключения других возможных подходов, о которых говорилось выше, не исключает варианта, что данные проценты являются правовосстановительной санкцией.
Такой подход, в свою очередь, влечет следующие последствия:
1) проценты по ст. 317.1 ГК РФ могут взыскиваться с момента просрочки исполнения обязательства одновременно с уплатой цены договора, с процентами за пользование чужими денежными средствами либо неустойкой как мерами ответственности, а также с убытками как правовосстановительной санкцией без применения правила об их взыскании в части, не покрытой процентами;
2) проценты по ст. 317.1 ГК РФ могут взыскиваться во всех денежных обязательствах, возникающих между коммерческими организациями, поскольку в этом случае проблема с употреблением понятий «долг» и «пользование денежными средствами» снимается.
По вопросу, как отграничивать случаи, когда коммерческая организация вступает в имущественные отношения с другой коммерческой организацией, но при этом не осуществляет предпринимательскую деятельность, скорее всего, нужно вести речь о так называемой пассивной экономической деятельности, связанной с вложением свободных денежных средств (в частности, в ценные бумаги) и приобретением имущества для обеспечения своей деятельности. Соответственно, в этих отношениях (кроме отношений по банковскому вкладу) начисление процентов на проценты не допускается.

Читайте так же:  Ходатайство о переводе осужденного в другую колонию

Правовосстановительные и штрафные санкции в российской правовой системе

Любые неблагоприятные последствия для правонарушителя, возникшие в результате применения к нему потерпевшим или уполномоченным государственным органом определенных мер правоохранительного характера, в российской правовой системе обозначаются понятием «юридическая ответственность» в широком его значении.
С точки зрения претерпевания нарушителем негативных последствий речь идет о юридической ответственности, а с точки зрения применения ее государством — о юридических санкциях.
В общем виде юридические санкции представляют собой реакцию государства на факт противоправного поведения конкретного лица или органа и заключаются в государственном принуждении к соблюдению правовых требований.
Деление способов защиты, реализуемых в юрисдикционной форме, на меры защиты (пресекательные и регулятивные) и меры ответственности совпадает с делением юридических санкций на правовосстановительные и штрафные.
Меры защиты реализуются за счет применения к правонарушителю правовосстановительных санкций, а меры ответственности — за счет санкций штрафного характера (см., например, абз. 2 п. 5 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 15 июля 1999 г. N 11-П).
Правовосстановительные санкции призваны устранить правонарушение и его последствия, а также принудить обязанное лицо к исполнению своих обязанностей.
Санкции штрафного характера состоят в дополнительных для нарушителя неблагоприятных последствиях (см., например, абз. 3 п. 3 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 30 июля 2001 г. N 13-П).
Данное деление достаточно часто используется Конституционным Судом РФ, который рассматривает юридическую ответственность как форму реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений (см., например, абз. 1 п. 4.2 мотивировочной части Постановления от 21 марта 2013 г. N 6-П).
Принципиальные различия между правовосстановительными и штрафными санкциями при их применении заключаются в следующем:
1) для применения санкций штрафного характера необходимо наличие вины, если иное не установлено законом (см., например, абз. 4 п. 1.1 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. N 7-П). Под оговоркой имеются в виду меры гражданско-правовой ответственности, которые могут применяться вне зависимости от наличия вины должника, например при осуществлении предпринимательской деятельности, либо за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение (см. соответственно п. 3 ст. 401 и ст. 403 ГК РФ).
Для применения правовосстановительных санкций достаточно факта объективно противоправного деяния. Так, в налоговом праве для взыскания пени наличия вины обязанного лица не требуется (см. п. 1 ст. 75 Налогового кодекса РФ), а для взыскания штрафов она необходима (ст. 106 Налогового кодекса РФ). Исключение здесь опять же составляет гражданское законодательство, где при возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда (правовосстановительные санкции) может учитываться вина причинителя вреда (см. соответственно ст. ст. 151 и 1064 ГК РФ);
2) две санкции штрафного характера за одно правонарушение применять нельзя (см., например, п. 1 резолютивной части Определения Конституционного Суда РФ от 5 июля 2001 г. N 130-О).
В зависимости от последствий правонарушения можно применять несколько правовосстановительных санкций (при условии, что имущественная санкция одна). Кроме того, они могут применяться одновременно с санкциями штрафного характера. Например, за неполную уплату сумм налога производится взыскание недоимки, пени, а также штрафа (п. 2 ст. 75 Налогового кодекса РФ). Исключение составляет соотношение убытков (правовосстановительная санкция) с неустойкой и процентами за пользование чужими денежными средствами (штрафные санкции) в гражданском праве. По общему правилу они взыскиваются в части, не покрытой неустойкой или указанными процентами (п. 1 ст. 394, п. 2 ст. 395 ГК РФ);
3) размер санкций штрафного характера может снижаться судом (см., например, абз. 2 п. 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 6 июля 2001 г. N 144-О).
Конкретизация правовосстановительных санкций судом производиться не должна;
4) при применении штрафных санкций обязательно требуется предварительный судебный контроль.
Для применения иных мер государственного принуждения достаточно последующего судебного контроля.
Такое деление Конституционный Суд РФ провел на примере конфискации как меры юридической ответственности (см., например, абз. 2 и 3 п. 3 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 11 марта 1998 г. N 8-П) .
———————————
Подробнее об этом см.: Курбатов А.Я. Защита прав и законных интересов в условиях «модернизации» правовой системы России. М., 2013. С. 19 — 29.

Проблема в том, что гражданское законодательство не всегда выдерживает это деление. Основной причиной этого является провозглашаемый компенсационный характер любой гражданско-правовой имущественной ответственности, что, в частности, находит выражение в общем правиле соотношения убытков (правовосстановительная санкция) с неустойкой и процентами за пользование чужими денежными средствами (имеют штрафную природу). Тем не менее принципы применения юридической ответственности одинаковы для всех ее видов. Отдельные исключения их изменить не могут, а наоборот, сами применяются, только если закреплены в законе и подтверждены Конституционным Судом РФ.
Когда возникают серьезные нарушения прав должников, высшие суды и законодатель используют указанные выше подходы.
Наиболее ярким примером долгое время был подход, закрепленный в абз. 6 п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14, согласно которому при наличии в договоре условий о начислении при просрочке возврата долга повышенных процентов, а также неустойки за то же нарушение (за исключением штрафной) кредитор вправе предъявить требование о применении одной из мер ответственности, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства. Данный абзац был отменен при принятии Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 в связи с появлением п. 4 ст. 395 ГК РФ, который сохраняет данный подход, но устанавливает приоритет неустойки.
Кроме того, в настоящее время законодательно закреплен ранее выработанный высшими судами в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 подход о возможности снижения процентов за пользование чужими денежными средствами (п. 6 ст. 395 ГК РФ).

Читайте так же:  Адвокат владимир ильич

Неконституционность процентов по ст. 317.1 ГК РФ

Признание процентов по ст. 317.1 ГК РФ правовосстановительной санкцией и соответствующие последствия в виде возможности их взыскания с момента просрочки исполнения обязательства одновременно с платой по договору, с процентами за пользование чужими денежными средствами либо неустойкой как мерами ответственности, а также с убытками как правовосстановительной санкцией без применения правила об их взыскании в части, не покрытой процентами, порождают вопрос о конституционности данной статьи с точки зрения действия принципа недопустимости двойной ответственности за одно нарушение.
Следует обратить внимание, что правовое и фактическое основания для начисления процентов по ст. 317.1 ГК РФ и мер гражданско-правовой ответственности (неустойки либо процентов за пользование чужими денежными средствами) в данном случае одинаковы: это противоправность (просрочка исполнения обязательства, что вызывает неправомерное пользование денежными средствами).
Наличие вины при применении мер гражданско-правовой ответственности по закону не требуется, если речь идет о предпринимательских отношениях.
Данные меры различаются только порядком определения размера, не связанным с фактически понесенными убытками, что делает ненужным исследование причинно-следственной связи, а также возможностью снижения судом размера мер гражданско-правовой ответственности.
Это нивелирует сущностные различия правовосстановительных и штрафных санкций (соответственно устранение правонарушения и его последствий и дополнительные для нарушителя неблагоприятные последствия), что дает возможность говорить о том, что за одно правонарушение одна и та же мера применяется и как правовосстановительная, и как штрафная санкция вне зависимости от вины правонарушителя, наличия реальных убытков у его контрагента и других обстоятельств дела. Это, в свою очередь, позволяет утверждать о нарушении принципа недопустимости двойной ответственности за одно нарушение не формально, а по существу.
Такой же вопрос возникает в связи с возможностью одновременного взыскания процентов по ст. 317.1 ГК РФ и убытков без применения правила о взыскании последних в части, не покрытой процентами, поскольку получается, что взыскиваются две имущественные правовосстановительные санкции, что превращает проценты по ст. 317.1 ГК РФ в штрафную санкцию и порождает невозможность их одновременного взыскания с неустойкой либо процентами за пользование чужими денежными средствами.
Кроме того, указанный принцип нарушается и при буквальном толковании ст. 317.1 ГК РФ, которое позволяет сделать вывод о начислении процентов на санкции. Платы здесь быть не может, поскольку уплата санкций — это не услуга, а начисление санкций на санкции удваивает правовосстановительный или штрафной характер, что опять же влечет нарушение принципа недопустимости двойной ответственности за одно нарушение.
Приведем правовую позицию Конституционного Суда РФ по данному вопросу: «. налогоплательщик за одни и те же действия не может подвергаться штрафным санкциям многократно, поскольку это противоречит общеправовому принципу справедливости, согласно которому лицо не может быть дважды подвергнуто взысканию за одно и то же; отступление от данного принципа означает чрезмерные ограничения прав и свобод человека и гражданина, не соответствующие целям защиты конституционно значимых ценностей и интересов, и, по сути, умаление конституционных прав и свобод; положения. (далее перечисляются законы. — Прим. авт.), как нарушающие указанный принцип, т.е. позволяющие подвергать штрафным санкциям дважды за одно и то же правонарушение, признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации. » (см., например, абз. 2 п. 3.2 мотивировочной части Определения от 5 июля 2001 г. N 130-О).
То, что данная правовая позиция выработана применительно к налоговым отношениям, ничего не меняет, поскольку и требование справедливости, и конституционные принципы применения юридической ответственности в полной мере распространяются на всю систему права.
Кроме того, нельзя не вспомнить принцип правовой определенности. Не Пленум Верховного Суда РФ должен определять ключевые вопросы применения ст. 317.1 ГК РФ, а законодатель.
Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, «конституционное равноправие может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования всеми правоприменителями правовой нормы, которая, следовательно, должна отвечать требованию определенности, ясности и недвусмысленности; неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и ведет к произволу, а значит, к нарушению не только принципов равенства и верховенства закона, но и установленных статьями 45 и 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации гарантий государственной, включая судебную, защиты прав, свобод и законных интересов граждан. » (см., например, п. 4 мотивировочной части Постановления от 18 ноября 2014 г. N 30-П).

Общие выводы

В качестве общих выводов следует отметить следующее.
1. Статья 317.1 ГК РФ является ярчайшим примером «реформирования ради реформирования» и, как следствие, «законодательного брака», что выражается в отсутствии практической потребности в ее принятии и внесистемности используемого подхода.
Принятие подобных изменений в гражданское законодательство требует предварительной выработки концептуальных подходов в части соотношения с другими имущественными мерами и соблюдения принципов применения юридической ответственности с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ.
2. Статья 317.1 ГК РФ противоречит приведенным правовым позициям Конституционного Суда РФ, соответственно, чем скорее она будет изменена или отменена законодателем, тем лучше.
В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ должен был не давать половинчатые разъяснения по ее применению, а обратиться с запросом в Конституционный Суд РФ о проверке конституционности данной статьи. Поскольку этого сделано не было, это вынуждены будут сделать те должники, которые не захотят оплачивать непродуманные реформаторские решения.

Библиографический список

1. Алексеев С.С. Общая теория права. 2-е изд. М., 2011.
2. Курбатов А.Я. Защита прав и законных интересов в условиях «модернизации» правовой системы России. М., 2013.

Неустойка по ст 317.1 гк рф

С 1 июня 2015 года в тексте Гражданского кодекса РФ появилась новая статья 317.1.
Эта норма права позволяет кредитору по денежному обязательству получить от должника проценты за пользование суммой долга (законные проценты).
Законные проценты применяются к предпринимателям по умолчанию, если иное не предусмотрено договором или законом.
По общему правилу проценты по статье 317.1 Гражданского кодекса РФ рассчитываются на основе ставки рефинансирования Банка России, действовавшей в соответствующие периоды просрочки.
При этом обращаем внимание, что с 1 января 2016 года Банк России принял решение приравнять ставку рефинансирования к ключевой ставке (Указание Банка России от 11.12.2015 N 3894-У).

С учетом положений статьи 317.1 Гражданского кодекса РФ на нашем сайте Вы можете рассчитать проценты по разным параметрам:
– если конкретный процент предусмотрен договором;
– если договор закрепляет годовые проценты;
– законные проценты (договор не изменяет правового режима статьи 317.1 ГК РФ).
Таким образом, если Ваши денежные обязательства основаны на авансировании контрагента, то к ним применяется статья 317.1 Гражданского кодекса РФ

Кассация решила, что начисление процентов по ст. 317.1 ГК РФ является мерой ответственности

Новости по теме

АС Московского округа: одновременное взыскание с ответчика процентов по ст. 395 и 317.1 ГК РФ является двойной мерой ответственности.

Истец обратился в суд с иском к ответчику о взыскании суммы основного долга по договору поставки, а также в связи с просрочкой оплаты проценты за период просрочки по ст. по ст. 317.1 ГК РФ, и по ст. 395 ГК РФ.

Суды отказали истцу в части взыскания процентов по ст.317.1 ГК РФ и взыскали только проценты по ст.395 ГК РФ. Суды указали, что одновременное взыскание с ответчика процентов за просрочку исполнения обязанности по оплате товара на основании ст. 395 ГК РФ и процентов за пользование чужими денежными средствами на основании п. 1 ст. 317.1 ГК РФ является двойной мерой ответственности, поэтому отсутствуют основания для взыскания процентов по ст. 317.1 ГК РФ.

Необходимо отметить, что позиция ВС РФ по этому вопросу отличается. Так, ВС РФ ранее указывал, что предусмотренные ст. 317.1 ГК РФ проценты мерой ответственности не являются. Начисление процентов по ст. 395 ГК РФ с начала просрочки не влияет на начисление законных процентов (п.53 Постановления Пленума ВС РФ об ответственности за нарушение обязательств №7 от 24.03.2016).

Подписка на новости

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной новости, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно. Мы будем держать вас в курсе всех новостей и событий.

Как применять положения ст. 317.1 ГК РФ

С 1 августа 2016 года вступила в силу новая редакция статьи 317.1 ГК РФ.

Статья 317.1 – относительно новая, она появилась в Гражданском кодексе вместе с очередным блоком изменений, вступившим в силу с 1 июня 2015 года. Однако спустя год законодатель понял, что принятая им редакция статьи 317.1 ГК РФ вызывает множество вопросов, и решил снова внести изменения.

С 1 июня 2015 года до 31 июля 2016 года, согласно статье, кредитор по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, имел право на получение с должника процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами. При этом положения данной статьи могли как применяться, так и не применяться – в зависимости от желаний сторон договора.

В соответствии с изменениями, вступившими в силу с 1 августа 2016 года, в случаях, когда законом или договором предусмотрено начисление процентов на сумму денежного обязательства за период пользования денежными средствами, размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России (законные проценты), если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Ответы на самые распространенные вопросы, касающиеся применения положений статьи 317.1 ГК РФ, – в нашем материале.

Что изменилось с 1 августа 2016 года? Когда теперь применяются положения ст. 317.1 ГК РФ?

Во-первых, ранее положения ст. 317.1. ГК РФ применялись автоматически, если стороны в договоре не предусмотрели условие о ее неприменении. С 1 августа 2016 года положения ст. 317.1. ГК РФ будут применяться только в том случае, когда стороны прямо установили в договоре условие о ее применении либо указание на применение таких процентов установлено законом.

Во-вторых, до 1 августа 2016 года положения статьи подлежали применению только к предпринимательским отношениям. Теперь же физические лица также вправе включить в заключенный между ними договор условие о применении ст. 317.1 ГК РФ к своим отношениям.

Читайте так же:  Как написать заявление на отчисление из вуза по собственному желанию

Неизменным, однако, осталось то, что проценты подлежат начислению за период предоставления должнику рассрочки/отсрочки платежа, то есть когда сам кредитор свои обязательства (по поставке товара, выполнению работ, оказанию услуг и т.д.) исполнил. На случаи предварительной оплаты товара, работ, услуг действие указанной статьи не распространяется.

Всегда ли начисляются и выплачиваются проценты по ст. 317.1 ГК РФ?

С 1 августа 2016 года проценты подлежат начислению и выплате кредитору, если законом или договором их начисление предусмотрено. Если стороны не определили в договоре и законом прямо не установлено иное, размер процентов, определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Ранее проценты рассчитывались исходя из ставки рефинансирования, однако правка эта, скорее, формальная, чем существенная.

Участники гражданского оборота, как и прежде, вправе изменить ставку, из которой будет определяться размер процентов.

Нам часто задают вопрос, нужно ли выплачивать проценты кредитору, если он не предъявил соответствующего требования. С 1 августа 2016 года существует два ответа на этот вопрос:

  • да, нужно, если договор заключен в период с 01 июня 2015 года по 31 июля 2016 года и стороны не включили в договор условие о неприменении положений ст. 317.1 ГК РФ к их правоотношениям;
  • нет, не нужно, если договор заключен в период до 1 июня 2015 года, а также в период с 1 августа 2016 года и стороны не предусмотрели в договоре условие о начислении таких процентов, а закон не содержит прямого указания на их начисление.

Проценты по ст. 317.1 ГК РФ не являются санкцией за неисполнение обязательств. Это обычная «плата» за пользование денежными средствами кредитора. Гражданское законодательство исходит из принципа добросовестности участников: предполагается, что должник по договору, заключенному в период с 1 июня 2015 года по 31 июля 2016 года, не должен ждать направления в его адрес дополнительного требования от кредитора, а должен самостоятельно при погашении задолженности сверх суммы основного долга оплатить и проценты.

Для того чтобы исключить применение статьи к отношениям сторон по договору, заключенному после 1 июня 2015 года, необходимо было в тексте самого договора либо в дополнительном соглашении к нему (если договор уже заключен), предусмотреть следующую формулировку: «К правоотношениям сторон по настоящему договору положения ст. 317.1. ГК РФ не применяются». Если же в договоре такая формулировка отсутствует, ст. 317.1. ГК РФ применяется по умолчанию.

Применяется ли ст. 317.1 ГК РФ к договорам, заключенным до 1 июня 2015 года?

Это, пожалуй, самый серьезный вопрос и наиболее интересный. Дело в том, что сложившаяся к моменту первоначальной редакции статьи 317.1 судебная практика не давала однозначного ответа на поставленный вопрос.

Так, одни суды считали, что статья 317.1 ГК РФ подлежит применению к договорам, заключенным до 1 июня 2015 года: см. решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 19.06.2015 г. по делу №А10-2715/2015 (апелляционная и кассационная инстанция оставили решение без изменения), решение Арбитражного суда Забайкальского края от 25.06.2015 г. по делу №А78-3120/2015 (апелляционная и кассационная инстанции оставили решение без изменений). Позиция других судов сводится к невозможности применения положений статьи 317.1. ГК РФ к договорам, заключенным до 1 июня 2015 года: см. вступившее в законную силу решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 08.07.2015 г. №А56-23156/2015.

Существует также позиция, что указанная статья применяется для начисления процентов с момента возникновения задолженности, даже если эта задолженность образовалась до 1 июня 2015 года: см. решения Арбитражного суда Чувашской республики от 11 июня 2015 г. по делу №А79-3409/2015 (вступило в законную силу) и от 19 июня 2015 г. по делу №А79-3637/2015 (апелляционная жалоба возвращена).

Однако в дальнейшем практика стала складываться таким образом, что в большинстве случаев ст. 317.1. ГК РФ в редакции до 1 августа 2016 года не применяется к договорам, заключенным до 1 июня 2015 года.

Применяется ли ст. 317.1 ГК РФ в редакции от 1 августа 2016 года к договорам, заключенным до 1 августа 2016 года?

Федеральным законом от 03.07.2016 №315-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» установлено, что измененная редакция ст. 317.1 ГК РФ вступает в силу с 1 августа 2016 года. Таким образом, она подлежит применению к договорам, заключенным с 1 августа 2016 года. К тем договорам, которые заключены в период с 1 июня 2015 года по 31 июля 2016 года, ст. 317.1 ГК РФ применяется в ранее действовавшей редакции.

Как соотнести ст. 317.1 ГК РФ и ст. 395 ГК РФ и возможно ли их одновременное применение?

Вопрос о соотношении ст. 317.1. и ст. 395 ГК РФ в настоящий момент также не решен однозначно. Суды и в этом вопросе расходятся во мнениях, причем их позиции закреплены только на уровне первой инстанции. Так, Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области во вступившем в законную силу решении от 08.07.2015 г. по делу №А56-30587/2015 указал, что основания для начисления этих процентов различны и возможно их одновременное начисление. Эта позиция представляется наиболее обоснованной.

Ст. 317.1 ГК РФ, как уже отмечалось выше, не является санкцией за неисполнение обязательств (в отличие от ст. 395 ГК РФ). Рассматривая ситуацию с этой точки зрения, приходим к следующему выводу: если должник исполнит обязательство по оплате основного долга, но не произведет оплату начисленных на него процентов по ст. 317.1. ГК РФ, то на эти проценты кредитор вправе заявить требование о начислении и оплате процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ с момента возникновения просрочки по оплате процентов по ст. 317.1. ГК РФ и до момента их фактической оплаты.

Арбитражный суд Ростовской области в решении от 03.07.2015 г. по делу №А53-3935/15 (вступило в законную силу) и от 06.07.2015 г. по делу №А53-32356/14 (апелляционная инстанция оставила решение без изменения) выразил иную позицию: «Суд полагает, что положение ст. 317.1 ГК РФ (в силу субъектного состава лиц, возникновения спора из предпринимательской деятельности) являются специальной нормой по отношению к ст. 395 ГК РФ. В связи с изложенным в тех случаях, когда должник – коммерческая организация не уплачивает денежную сумму после наступления срока платежа, на сумму задолженности подлежат уплате проценты: к отношениям сторон, которые существовали до 31 мая 2015 г., положения ст. 395 ГК РФ, а к отношениям, существующим после 1 июня 2015 г., положения ст. 317.1 ГК РФ».

Аналогичной позиции придерживается и Арбитражный суд Кемеровской области: решения от 26.06.2015 г. по делу №А27-7790/2015 (вступило в законную силу), от 29.06.2015 г. по делу №А27-8074/2015 (вступило в законную силу) и от 06.07.2015 г. по делу №А27-8589/2015 (апелляционная жалоба возвращена).

Проценты по ст. 395 ГК РФ подлежат начислению с того момента, когда у должника возникла просрочка в исполнении обязательств по оплате. Начисление же процентов по ст. 317.1 ГК РФ должно производиться с момента получения должником исполнения обязательств от кредитора (товара, результата работ и т.д.) и до момента внесения за них оплаты. При этом проценты по ст. 317.1 ГК РФ будут начисляться и в тот период, когда возникла просрочка по оплате, поскольку несвоевременное исполнение обязательств не повлекло за собой прекращения пользования процентами по денежному обязательству. Именно поэтому в данном случае на проценты, начисленные в соответствии со ст. 317.1. ГК РФ, подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ. Двойная ответственность не возникает, так как основания для начисления этих процентов различны.

Чтобы лучше понять, как производится расчет в этом случае, рассмотрим пример. Предположим, заключен договор на поставку товара стоимостью 10 000 рублей с условием оплаты в течение 10-ти календарных дней с момента поставки. 10-го числа покупатель товар принимает, и с 11-го числа до 20-го подлежат начислению проценты по ст. 317.1 ГК РФ. Покупатель обязательства по оплате в установленный срок не выполнил и произвел оплату только 25-го числа. Денежными средствами он фактически пользовался с 11-го числа по 25-е, а с 21-го по 25-е возникла просрочка, за которую кредитор вправе требовать оплаты процентов по ст. 395 ГК РФ (если не установлен договорный размер неустойки за просрочку оплаты). В итоге покупатель должен кредитору 10 000 рублей плюс проценты по ст. 317.1 ГК РФ на эту сумму за период с 11-го числа по 20-е, а также проценты за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ, расчет которых производится от суммы основного долга – 10 000 рублей и начисленных на нее процентов по ст. 317.1 ГК РФ за период с 21-го числа по 25-е. Таким образом, за период с 21-го по 25-е покупатель оплачивает и проценты по ст. 317.1 ГК РФ, и начисленные на них проценты за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Резюмируя вышесказанное, отметим, что позиции судов не только различны, но и противоречивы в некоторых формулировках. Единой практики по применению статей 317.1 и 395 ГК РФ в настоящий момент нет, а имеющиеся решения вынесены только судами первых инстанций. Следует дождаться формирования судебной практики хотя бы на уровне арбитражных апелляционных судов и после этого, в зависимости от преследуемых целей, заключать или не заключать дополнительные соглашения к договорам, заключенным до 1 июня 2015 года, о возможности неприменения ст. 317.1 ГК РФ.

Как быть с налогообложением?

Этот вопрос остается открытым для договоров, заключенных в период до 31 июля 2016 года. Обязанность должника без дополнительного требования со стороны кредитора рассчитать и оплатить проценты по ст. 317.1 ГК РФ вызывает вопрос о налогообложении этих сумм. В настоящий момент разъяснений по этому вопросу не представлено, что существенно осложняет жизнь предпринимателей.

Предполагается, что для признания расходов должнику, использующему метод начисления, необходимо руководствоваться п. 1 ст. 272 НК РФ. В соответствии с этим положением, расходы, принимаемые для целей налогообложения, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты, и определяются с учетом положений статей 318-320 НК РФ. При этом расходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором эти расходы возникают исходя из условий сделок.

Кредитору же надлежит руководствоваться п. 1 ст. 271 НК РФ, согласно которому доходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они имели место, независимо от фактического поступления денежных средств, иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав (метод начисления).

В настоящий момент непонятно, каким образом налоговая будет выявлять неучтенные суммы процентов, начисленные в соответствии со ст. 317.1 ГК РФ, ведь обязанность должника уплатить проценты следует только из условий договора. На эти вопросы ответит практика.

Неустойка по ст 317.1 гк рф