Немцов адвокат

Адвокаты фигурантов дела об убийстве Немцова обжалуют приговор

Пятеро фигурантов дела об убийстве Бориса Немцова признаны виновными. Такой вердикт в четверг вынесли присяжные после 13 часов обсуждений. За участие в заказном убийстве преступникам грозит пожизненное лишение свободы. Адвокаты обвиняемых намерены обжаловать приговор, который суд вынесет на основании вердикта присяжных.

Вердикт присяжные выносили без телекамер. На это им понадобились три дня, в общей сложности около 15 часов обсуждения с перерывами на сон. За это время двое членов комиссии были заменены. Один скрыл судимость близкого родственника, второй пронёс в совещательную комнату посторонние материалы, которые не представлялись на судебном заседании, передает «ТВ Центр».

Комиссия так и не смогла прийти к единогласному мнению, потому пришлось отдельно голосовать по каждому из 26 вопросов, поставленных перед заседателями судом. Вопросы касались доказанности вины каждого из пяти подсудимых, степени участия в преступных деяниях и наличия смягчающих обстоятельств. У заседателей возникла путаница с заполнением опросного листа. Но в итоге ответы на все вопросы получены.

«Присяжные Московского окружного военного суда признали виновными всех пятерых подсудимых, которые обвинялись в организации убийства Немцова. То есть они признали, что в составе именно организованной преступной группы было совершено это дерзкое, циничное убийство», — заявила гособвинитель Мария Семененко.

Присяжные согласились с доводами следствия, что именно Заур Дадаев в ночь на 28 февраля 2015 года на Большом москворецком мосту в Москве выпустил шесть пуль из пистолета Макарова в спину Бориса Немцова. За рулём машины, на которой передвигались преступники, был Анзор Губашев. Его брат Шадид и Тамерлан Эскерханов помогали в организации убийства, следили за политиком. Хамзат Бахаев, по версии следствия и присяжных, предоставил жильё, зная, с какой целью группа приехала в столицу. Все пятеро обвиняются по статьям «Убийство, организованное группой лиц по найму» — за это тяжкое преступление возможно пожизненное заключение — и «Незаконный оборот оружия». Подсудимые вину не признают. Их адвокаты указывают на нарушения в ходе продолжительного судебного заседания.

«Я не соглашусь с поведением председательствующего в этом судебном заседании. Нарушений было огромное количество. Мы будем готовить после вынесения приговора жалобу в Верховный суд России», — заявил адвокат Заура Дадаева Марк Каверзин.

На скамье подсудимых пока лишь предполагаемые исполнители убийства политика. Сторона потерпевших настаивает на привлечении к ответственности заказчиков преступления.

По версии следствия, предполагаемый организатор убийства — бывший офицер батальона «Север» Руслан Мухудинов. Обвинение ему предъявлено заочно. С ноября 2015 года Мухудинов — в международном розыске. Что касается сегодняшних обвиняемых, то говорить завершении уголовного процесса пока рано.

В ближайшее время суд приступит к изучению последствий вердикта. Уголовно-процессуальный кодекс оставляет обвинительный вердикт присяжных на усмотрение суда. Это означает, что приговор может не совпасть с мнением заседателей. Точку в деле предполагаемых исполнителей убийства Бориса Немцова ставить пока рано.

Павел Прокопенко, «ТВ Центр».

Следственный тупик

Три года назад был убит Борис Немцов. Почему не ищут заказчика

Расследование убийства Бориса Немцова когда-нибудь войдет в учебники криминалистики — как печальная иллюстрация профессионального бессилия правоохранительных органов в стране, которой управляет не закон, а «политическая целесообразность». Как пример раскрытого фактически по горячим следам преступления, которое тем не менее превратилось в беспросветный «висяк».

Уже через три дня после расстрела на Большом Москворецком мосту фамилии подозреваемых стали известны следствию, еще через неделю многие были арестованы. Почти все, кроме:

  • соучастника убийства Беслана Шаванова, погибшего при задержании;
  • майора батальона «Север» внутренних войск РФ Руслана Геремеева, которого следствие долгое время считало организатором преступления, но не смогло даже допросить;
  • и его водителя Руслана Мухутдинова, который бесследно исчез.

Все арестованные: киллер Заур Дадаев, братья Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев — получили сроки, а поиски заказчика и иных причастных лиц выделены в отдельное производство. На чем, судя по всему, все расследование и закончилось.

Нет, формально следствие продолжается и, в отличие от дела Анны Политковской и дела Пола Хлебникова, находится в компетенции того же управления, состоящего из следователей по особо важным делам при председателе СК, которое и начинало поиск убийц. Не сменился и руководитель следственной группы — бумаги о продлении сроков следствия приходят к представителям потерпевших за подписью генерала Тутевича.

Но о ходе расследования ничего не известно. Осталась ли следственная группа, или генерал Тутевич работает в одиночестве, какие следственные действия проводятся, какие экспертизы назначены — все эти вопросы, по словам адвоката дочери Немцова Жанны Вадима Прохорова, остаются безответными.

«Скорее всего, никаких следственных действий и нет, в СК просто надеются, что заговорят уже осужденные. Впрочем, как мне кажется, вряд ли им позволят это сделать», — комментирует ситуацию Прохоров

и добавляет, что в ближайшее время он и адвокат Ольга Михайлова направят в СК ходатайство о предоставлении для ознакомления всего того, что было наработано следствием за последнее время. Впрочем, на успех этого предприятия адвокаты смотрят со скепсисом.

У скепсиса есть основания. Например, по делу об убийстве Анны Политковской, в котором столь же явственно присутствует «чеченский след», потерпевшие и их адвокаты не получили ни одной бумажки с тех пор, как приговор исполнителям вступил в законную силу, а поиск заказчика был поручен нижестоящему подразделению СК. И дело даже не в аналогии — ведь поиск заказчика убийства Немцова не имеет перспектив без прояснения нескольких ключевых моментов, сам список которых делает очевидным то, что дальнейшее расследование в нынешней политической ситуации вряд ли возможно.

Как убивали Бориса Немцова. Исследование «Новой газеты»

Прежде всего необходимо допросить майора Руслана Геремеева — близкого родственника депутата Адама Делимханова и сенатора Сулеймана Геремеева, которые, в свою очередь, входят в ближайшее окружение Рамзана Кадырова. Дважды следствие выходило с предложением о заочном аресте Геремеева и объявлении его в розыск как предполагаемого организатора убийства, и дважды руководство СК этому препятствовало. Геремеев был переведен в статус свидетеля, но так и не допрошен. Следствию, видите ли, он не открыл дверь, и потому поговорить с ним российские силовики оказались не в состоянии, а судебную повестку Геремеев проигнорировал без объяснения причин, но с одобрения главы Чечни.

Далее. Необходимо установить, кто из представителей спецслужб на автомобилях без номеров приезжал на переговоры в чеченское село Джалка, где под охраной чеченского МВД скрывался подозреваемый офицер ВВ РФ Руслан Геремеев. В чем была суть переговоров, кто был их инициатором и каков итог.

25 февраля 2018 года. Шествие на Рождественском бульваре. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

кто из руководства Чечни, руководителей республиканского МВД и ближайшего окружения Кадырова присутствовал на совещании, собранном сразу после ареста киллера Дадаева все в том же селе Джалка, и допросить участников встречи, в ходе которой, по данным «Новой газеты», обсуждалось убийство Бориса Немцова.

Необходимо расследовать обстоятельства гибели при задержании в Грозном Беслана Шаванова. Действительно ли он сам подорвался на гранате, или ему помогли. Каким образом «на помощь» федеральным силовикам пришли чеченские полицейские вместе с замминистра республиканского МВД и военнослужащие батальона «Север», в котором служили и Геремеев, и Дадаев.

Ну и наконец, ФСО должна либо доказать, что установленные в районе Кремля камеры видеонаблюдения не захватывают Большой Москворецкий мост, либо все-таки предоставить видеозаписи. Понятно, что руководство спецслужбы не стремится раскрывать технические детали работы, «засвечивая» расположение видеокамер и секторов, по которым они работают. Да, вероятно, это — гостайна. Ну так пусть следователь даст соответствующую подписку о неразглашении.

Но, увы, все это для следствия представляется задачей неразрешимой.

Семья Немцова довольна решением присяжных, заявил адвокат

МОСКВА, 29 июн – РИА Новости. Семья Бориса Немцова, как потерпевшая сторона, довольна вердиктом присяжных, признавших виновными всех 5 фигурантов дела об убийстве политика, заявил журналистам адвокат Вадим Прохоров.

«Большей частью вердикт повторяют нашу позицию, только с нашей точки зрения, не доказана вина (Хамзата) Бахаева, но присяжные решили по-иному», — сказал защитник.

По его словам, в ходе разбирательства «совершенно очевидно стало, что заказчиком является не водитель, а майор Руслан Геремеев», которого адвокат назвал приближенным главы Чечни Рамзана Кадырова.

Следственный комитет не доказал причастность Хамзата Бахаева к убийству политика Бориса Немцова. Об этом заявила адвокат Ольга Михайлова в ходе прений сторон по делу об убийстве Немцова в Московском окружном военном суде, передает корреспондент РБК. Михайлова представляет интересы дочери политика Жанны Немцовой. Бахаев, по версии следствия, собирал об оппозиционере информацию в интернете и возил остальных фигурантов дела на своей машине.

Адвокат подчеркнула, что дело не закрыто: «Заказчики убийства, те, кто его финансировал, кто руководил подсудимыми, до сих пор находятся на свободе. Как и некоторые исполнители убийства. Кого Немцов мог задеть так больно, что его потребовалось убить? На наш взгляд, это действующая власть, которую не уставал критиковать Немцов. Заказчиков надо искать там. А атмосфера неприятия оппозиции создала нужную почву для убийства, поэтому исполнители были убеждены в правильности своих действий». По мнению Михайловой, «корни преступления идут к высшим должностным лицам как Российской Федерации, так и Чеченской Республики».

Читайте так же:  Медаль за заслуги перед астраханской областью льготы

«Следствие потерпело очевидное фиаско, скорее всего, сознательно. Ведь в соответствии с обвинительным актом организаторами являются Руслан Мухудинов и «неустановленные лица». Сам Мухудинов сейчас даже не обнаружен. Преступление не раскрыто, и не верьте тем, кто говорит обратное», — обратился к присяжным адвокат семьи Немцова Вадим Прохоров. «Я согласен с подсудимым Зауром Дадаевым в том, что Мухудинов «действительно не может быть организатором данного преступления. Это простой водитель Руслана Геремеева; он имеет прямое отношение к данному убийству, но никак не в качестве обвиняемого, а в качестве одного из исполнителей. Или, точнее, связующего звена между организатором и исполнителем», — добавил адвокат.

«Следствию не удалось собрать достаточную доказательную базу в отношении Хамзата Бахаева. Не прибавилось доказательств и в ходе судебного процесса. Возможно, он был в курсе преступления и действительно в чем-то принимал участие, но подтверждений этому нет. Прошу присяжных это учесть», — сказал Прохоров, напомнив, что члены коллегии будут принимать решение по каждому подсудимому в отдельности.

В начале прений гособвинитель Мария Семененко попросила признать всех фигурантов дела виновными и не заслуживающими снисхождения. После прений коллегия удалится в совещательную комнату для вынесения вердикта. Если присяжные признают вину фигурантов доказанной, стороны обсудят, к какому наказанию их следует приговорить.

Процесс по «делу Немцова»

Борис Немцов был застрелен поздно вечером 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту в Москве. Следствие пришло к выводу, что речь идет о заказном убийстве, за которое исполнители получили не менее 15 млн руб. На скамье подсудимых предполагаемый киллер, бывший военнослужащий батальона «Север» внутренних войск МВД Заур Дадаев, братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. Еще один предполагаемый соучастник убийства, Беслан Шаванов, погиб при задержании. Им вменяется убийство в составе организованной группы и незаконный оборот оружия. ​Трое предполагаемых исполнителей преступления, включая Дадаева, сознались в убийстве, а затем отказались от показаний, заявив о пытках.

Организатором преступления СКР считает Руслана Мухудинова, который находится в розыске. Адвокаты Вадим Прохоров и Ольга Михайлова полагают, что действительный организатор — бывший замкомандира батальона «Север» Руслан Геремеев, у которого Мухудинов работал водителем; следствие дважды пыталось предъявить ему обвинение, но оба раза соответствующее постановление отказывался подписывать глава СКР Александр Бастрыкин, рассказывали источники РБК.

В начале судебного процесса представители семьи Немцова ходатайствовали о допросе Геремеева, а также ряда высокопоставленных чиновников Чечни, которые, по их мнению, могут быть причастны к заказу и организации убийства оппозиционера. В их числе адвокаты называли главу Чечни Рамзана Кадырова и депутата Госдумы Адама Делимханова, которого Кадыров называл своим возможным преемником. Делимханов приходится Геремееву родственником.

В итоге на процессе был допрошен только экс-командир батальона «Север» Алибек Делимханов (брат Адама), под началом которого служили Дадаев и Геремеев. Подпись полковника Делимханова стоит на командировочных удостоверениях, по которым Дадаев и Геремеев в конце 2014 года поехали в Москву. Делимханов на суде не смог ответить почти ни на один вопрос. В том числе не пояснил, действительно ли после ареста обвиняемых в селе Джалка прошла встреча Кадырова, Адама Делимханова и Руслана Геремеева.​

Адвокат Вадим Прохоров – об итогах суда по «делу Немцова»

Адвокат Вадим Прохоров поделился мнением о странностях в «деле Бориса Немцова».

Процесс по делу об убийстве Бориса Немцова в Московском окружном суде близится к завершению. Среди подсудимых – Заур Дадаев, Анзор Губашев, Шадид Губашев, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. 22 июня, скорее всего, присяжные удалятся на вынесение вердикта.

Оппозиционного политика, бывшего вице-премьера России Бориса Немцова убили 27 февраля 2015 года в Москве на Большом Москворецком мосту. По версии следствия было совершено заказное убийство. Все подсудимые были задержаны практически сразу – в марте 2015 года. Еще один подозреваемый – Беслан Шаванов – подорвался на гранате во время задержания в Грозном. Одним из вероятных организаторов преступления Следственный комитет РФ считает водителя замкомандира батальона «Север» Руслана Геремеева Руслана Мухудинова, находящегося в розыске. Он, по версии СК, заплатил остальным участникам убийства 15 млн рублей. Уголовное дело по нему выделили в отдельное производство.

Трое из подозреваемых во время следствия сознались в убийстве, но потом отказались от своих показаний, сообщив о пытках. Представитель потерпевшей Жанны Немцовой адвокат Вадим Прохоров считает, что следствие не ответило на вопрос о заказчиках и потерпело фиаско. Настоящий же организатор, по его мнению, сам Руслан Геремеев.

Заур Дадаев / Komsomolskaya Pravda/Global Look Press

Sobesednik.ru выяснил отношение Вадима Прохорова к спорным обстоятельствам процесса.

– С самого начала суд отказался вернуть дело для переквалификации. Его необходимо было переквалифицировать со статьи 105 УК РФ (Убийство) на 277 УК (Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля). Это не просто убийство, это политическое убийство. Более того, даже подсудимые об этом говорили, когда произносили последнее слово. Только власть старательно скрывает этот факт. Я напомню, что в первом предварительном чтении на заседании прокурор Антипов, которого потом убрали, прямо заявил: «Мы не можем позволить, чтобы убийства разного рода оппозиционеров квалифицировались как политические», – цитата закончена. Ничего кроме удивления такие заявления не вызывают. Мне, например, совершенно ясно, что это убийство не из-за каких-то коммерческих соображений.

В ходе разбирательства суд нам отказал в допросе целого ряда важных свидетелей. Это не только Рамзан Кадыров и Адам Делимханов (депутат Госдумы). Суд не принял никаких реальных усилий для вызова и допроса Руслана Геремеева. Это главный свидетель в моем понимании. По ходу следствия стало понятно, что именно он «старший», а никакой не водитель Руслан Мухудинов. Суд направил Геремееву повестку, а приводом отказался доставлять. Я напомню, что в ходе судебного разбирательства следователь заявил, что группа приехала в родное село Геремеева, к нему домой, постучали в дверь, но ее никто не открыл. И этого аргумента им хватило. Здесь я приведу в пример доставку в суд оппозиционеров: им для привода по административным делам вскрывают квартиры.

Доказательство вины реальных заказчиков мы воспринимали как одну из главных задач в ходе процесса. В то же время суд концентрировал все внимание на исполнителях, которые в соответствии с версией следствия сейчас находятся на скамье подсудимых. Тем не менее нам кое-что удалось. Сейчас ни у кого, включая гособвинителя, нет сомнения, что главным в группе был именно Руслан Геремеев. Это очень важно.

Вадим Прохоров / Стоп-кадр Youtube

Мы заявляли целый ряд свидетелей, в том числе Анну Дурицкую (находившуюся рядом с Немцовым в момент убийства, проживающую сейчас в Украине). Не утверждаю, что ее показания дали бы что-то новое, но тем не менее правильно было бы ее допросить по видеосвязи. Такая возможность есть, Украина и Россия подписали Европейскую конвенцию о взаимной правовой помощи по уголовным делам. Также мы просили допросить ближайшего помощника политика Ольгу Шорину. Можно было организовать допрос по видеосвязи и [политолога] Андрея Пионтковского, который на момент процесса находился в Израиле. Он уехал из России, во многом из-за конфликта с деятелями из Чечни, которые требовали привлечь его за экстремизм. У него есть информация, как он утверждает, о том, что при встрече в 2012 году с противником Кадырова, ныне проживающим в Лондоне Ахмедом Закаевым [один из лидеров самопровозглашенной республики Ичкерия], по его словам, через Рамзана Кадырова могли быть даны указания о ликвидации Бориса Немцова. Мы также требовали приглашения Асланбека Хатаева, который «тусовался» вместе с подсудимыми на их квартире. Суд в вызове всех этих свидетелей отказал.

Мы сами привели в суд на одно из последних заседаний свидетеля Алексея Венедиктова [главного редактора радиостанции «Эхо Москвы», где вечером перед убийством был Борис Немцов]. Он дал показания о том, что за три-четыре часа до убийства Немцов жаловался ему о том, что боится расправы со стороны Рамзана Кадырова – я сейчас цитирую Венедиктова. Суд отказал в допросе Венедиктова при присяжных. То есть все, что вело к организаторам преступления, ближайшему окружению Кадырова – все это суд отсекал, сосредоточившись на чисто формальной стороне вопроса. В результате мы вынуждены подозревать суд в необъективности и заявили отвод судье.

С осужденными за убийство политика Бориса Немцова, которые находятся в колониях и отбывают наказания, проводятся следственные действия. Об этом в эфире радиостанции «Эхо Москвы» рассказала адвокат Роза Магомедова​.

По ее словам, как минимум на двоих из пятерых осужденных за это преступление — на исполнителя убийства Заура Дадаева и Хамзата Бахаева — оказывается давление. «Через адвоката Бахаева стало известно, что с ним проводились следственные действия, брали показания на детекторе лжи», — сказала Магомедова.

По ее словам, Дадаев также рассказал ей, что ему «показывали бумагу из прокуратуры Иркутска о том, что его якобы вносят в список террористов». При этом он не числится в списке террористов Росфинмониторинга, уточнила она.

Ранее о том, что ФСБ и Следственный комитет вернулись к расследованию убийства Бориса Немцова, сообщил информированный источник «Росбалта» в правоохранительных органах. Для того чтобы получить ответы на вопросы, оставшиеся у следствия, сотрудники правоохранительных органов предложили каждому из них пройти опрос на полиграфе, а после изменили условия их содержания, назначив некоторым из них по году пребывания в строгих условиях содержания (СУС) или поместив в штрафной изолятор (ШИЗО), пишет «Росбалт» со ссылкой на источник, знакомый с ситуацией. При этом руководство колоний не скрывает, что условия содержания могут вновь облегчить, если они согласятся пройти проверку на полиграфе.

Читайте так же:  Касса ржд возврат билетов

Источник РБК, знакомый с ходом следствия, рассказал, что осужденным предлагают дать показания на руководство Чечни и людей, близких к руководству. По его словам, это стандартная практика по делам об убийствах с «чеченским следом»: «ФСБ собирает компромат для реализации, если в будущем будет принято соответствующее политическое решение».

При этом Следственный комитет не знакомит адвокатов дочери Бориса Немцова Жанны с ходом расследования дела, добавил «Интерфаксу» адвокат Вадим Прохоров. По его словам, они подавали ходатайство, но «пришел ответ, в котором сказано, что такой необходимости нет, так как ничего нового там нет». При этом он усомнился в возобновлении расследования по «делу Немцова». Первое дело, связанное с пятью исполнителями убийства, было отправлено в суд. А «другое, направленное на поиск заказчика и организатора убийства, продолжилось и продолжается, поэтому никакого повторного расследования быть не может», добавил он. По его словам, защите «ничего не известно» об этом.​

Немцова убили вечером 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту в Москве четырьмя выстрелами из пистолета. Следствие пришло к выводу, что это было заказное убийство, за которое исполнители получили около 15 млн руб.

За убийство политика были осуждены пятеро — бывший военнослужащий чеченского батальона внутренних войск «Север» Заур Дадаев, которого суд счел непосредственным исполнителем убийства, получил 20 лет колонии строгого режима, братья Анзор и Шадид Губашевы — 19 и 16 лет колонии соответственно, Темирлан Эскерханов — 14 лет, Хамзат Бахаев — 11 лет. Все они сейчас отбывают наказание в разных колониях. По их делам были поданы жалобы в Европейский суд, напомнила Магомедова.

Адвокат Вадим Прохоров: Спецслужбы намеренно покрывают заказчиков убийства Немцова

27 февраля состоится Марш памяти Бориса Немцова, близится вторая годовщина убийства, а суд до сих пор топчется на месте, заказчики и организаторы убийства по-прежнему на свободе. Адвокат семьи Немцовых Вадим Прохоров рассказал The Insider, как спецслужбы могли быть причастны к убийству, как исполнители связаны с руководством Чечни и за что именно могли убить Бориса Немцова.

О том, как по-разному может действовать суд, можно судить, сравнивая процесс по делу Немцова и суд над Навальным. В деле Навального судебные заседания проходили каждый день, в деле Немцова — постоянные перерывы и переносы. К примеру, предыдущий перерыв между заседаниями в деле Немцова, по словам председательствующего судьи Житникова, был вызван тем, что зал суда понадобился для другого большого процесса. На самом же деле, думаю, причина в том, что в Киров, по сути, под конвоем была вывезена команда Навального, а в этом процессе принимает участие моя коллега Ольга Михайлова. Властям нужно срочно, кровь из носа, рассмотреть дело Навального, начинающего избирательную кампанию, а вот устанавливать заказчиков и организаторов убийства Немцова суд почему-то не спешит.

Претензии есть не только к суду, но и к следствию. Совершенно сознательно выводятся из-под удара организаторы и тем более заказчики убийства. Напомню, 30 апреля произошла смена руководителя следственной группы. Г енерал Краснов, безусловно, не ангел с крыльями, но он один из лучших сыскарей в системе Следственного комитета, он достаточно энергично взялся за расследование, хотя и к нему, разумеется, есть ряд вопросов. Краснова заменили на другого руководителя следственной группы, Тутевича, в общем-то, достойного человека, ветерана афганской войны, кавалера медали «За отвагу». Однако, его удельный политический вес внутри системы Следственного комитета безусловно не так велик, как у генерала Краснова, хотя по званию он тоже генерал-майор.

Один из лучших следователей СК Игорь Краснов в процессе по Немцову вдруг оказался не нужен

Очевидно, после смены руководителя следственной группы властями была взята линия на то, чтобы оборвать ниточки, которые, очевидно, ведут в ближайшее окружение Кадырова.

Возможно, они тянутся и выше, но то, что в ближайшее окружение главы Чечни, теперь сомнений нет. Сменивший генерала Краснова Николай Тутевич в июле и в сентябре 2015 года подготовил проект предъявления заочного обвинения как водителю Руслану Махрудинову, так его патрону и благодетелю, человеку, который, как мы сейчас абсолютно убеждены, имеет самое непосредственное отношении к организации убийства — Руслану Геремееву.

Он написал проект обвинительного заключения — постановление о привлечении Геремеева в качестве обвиняемого заочно. Оба раза господин Бастрыкин отказал в рассмотрении, хотя формально он не должен был реагировать, однако очевидно, что все действия по этому делу согласуются с первыми лицами. Я сообщаю вам сведения, полученные из нескольких источников, и эта информация никогда не была никем опровергнута.

Отказал Бастрыкин, как я подозреваю, по одному единственному основанию: Геремеев — это уже самое ближнее окружение Кадырова. Он родственник Делимхановых, которых мы также требуем допросить и провести в их отношении следственные действия на предмет их причастности к организации преступления.

Сознательно обрубались все нити, ведущие к организаторам или заказчикам убийства

Геремеев, со всей очевидностью, является организатором нижнего звена, но Бастрыкин отказал Тутевичу оба раза, и только 30 октября, Тутевич, правильно поняв мысль главы СК, решил предъявить заочное обвинение только Руслану Мухудинову. Он несомненно причастен к исполнению данного убийства, но является просто водителем Геремеева, и руководитель Следственного комитета с этим обвинением согласился. Обрубались все нити, ведущие к организаторам или заказчикам убийства, по нашему мнению, это совершенно сознательная позиция. Конечно, есть вопросы и к качеству собранных материалов, но это уже вопрос к работе Следственного комитета в целом.

Одна из основных задач, которую мы видели в этом процессе, — попытаться выявить связи, ведущие к организаторам и заказчикам, и, с моей точки зрения, нам это удалось. В ходе допроса свидетелей мы получили полное подтверждение, что старшим в этой группе был Руслан Геремеев. Это показала одна из главных свидетельниц, домработница обвиняемых, Зарина Исоева и другие люди. Поэтому д ля восстановления дальнейшей нити к организаторам и заказчикам нужно привлечь к ответственности Руслана Геремеева.

К сожалению, этого не произошло, и на допросе господина Делимханова суд начал снимать мои вопросы не только по поводу его самого, но и по поводу Геремеева. Наконец-таки, после отказов следствия, нам удалось допросить хотя бы Алибека Делимханова. Это бывший командир полка имени Кадырова, а ныне слушатель Академии Генштаба в Москве. Его убрали из Чечни, он пошел на повышение. Видимо, это единственная причина, по которой ему пришлось принять участие в заседании, с территории Чечни на суд он бы не поехал. Кадыров, по сути, советует самому Геремееву не участвовать в процессе, не связываться со следственными органами, которые, как он считает, несправедливо докопались до выходцев из Чечни. Он неоднократно это открыто говорил, как и многое другое.

Именно он, Руслан Геремеев, командир батальона из полка имени Ахмада Кадырова, бывшего батальона «Север», здесь в Москве представлял интересы Артура Делимханова, причем далеко не только в деле Немцова. Одно из мест его базирования в Москве — печально известный «Президент-Отель», там были сняты номера на имя его дяди, Сулеймана Геремеева. Кстати, он тоже интересная личность. Кадыров назначил Сулеймана представителем от Чечни в Совете федерации ровно в тот момент, когда генерал Тутевич попытался допросить его в качестве свидетеля по делу об убийстве одного из братьев Ямадаевых.

И вот этого самого Сулеймана Геремеева, родного дядю Руслана, назначили сенатором, и на его имя были сняты несколько номеров в «Президент-Отеле». Вообще Руслан Геремеев в то время был действующим военнослужащим и должен был находиться в Чечне на территории полка, однако постоянно тусовался в отеле в Москве. Он находился в фактическом и формальном подчинении у Алибека Делимханова и его родного брата Артура Делимханова.

Руслан Геремеев и Рамзан Кадыров

Заур Дадаев, который сейчас сидит на скамье подсудимых, по версии следствия – стрелок, был непосредственным заместителем Руслана Геремеева, о чем, собственно, Делимханов и рассказал на допросе.

Еще важный момент, который неохотно подтвердил в суде Алибек Делимханов: действительно, Геремеевы и Делимхановы – это клан родственников, в условиях Чечни это очень серьезно и важно в плане подчинения и властно-распорядительных устойчивых связей.

Именно поэтому Руслан Геремеев и Заур Дадаев даже чисто формально – это подчиненные Алибека Делимханова.

Когда подсудимые оспаривают свою меру пресечения, я бы на их месте подумал — не безопаснее ли им находиться под стражей, чем «на воле»?

Важно, что из Чечни никого живого не выдали. Еще один обвиняемый, дело в отношении которого прекращено, Беслан Шаванов, был убит в Чечне при задержании, странным образом он подорвался на гранате. Все остальные были задержаны либо на территории Малгобекского района Ингушетии, либо в Москве — как Эткерханов, или в Подмосковье, как Хамзат Бахаев. Я абсолютно убежден, что Щаванова подорвали, чтобы никого живого по делу Немцова с территории Чечни не выдавать. Поэтому, когда господа подсудимые оспаривают свою меру пресечения, я бы на их месте подумал — не безопаснее ли им находиться под стражей, чем «на воле»?

Читайте так же:  Приказ 403 пострадавшими

Как показала вдова Беслана Шаванова, он был приятелем Заура Дадаева, который сейчас находится на скамье подсудимых, они «участвовали в каких-то спецоперациях в горах», я цитирую. То есть он был бойцом, но чьим?

Этот момент частично прояснил допрос Алибека Делимханова. Беслан Шаванов долгое время был бойцом полка, который охранял нефтепроводы на территории Чечни. Это достаточно важное подразделение, и вы сами понимаете, какое значение имеет нефтепровод для республики — возможность использовать нефтепродукты и т.д. Кто же был командиром этого полка? Им был Шаид Делимханов, еще один брат вышеобозначенных Артура и Алибека Делимхановых.

Все под одним колпаком: Заур Дадаев и Руслан Геремеев – это люди Алибека и Артура Делимхановых, а Беслан Шаванов – это человек Шарипа Делимханова.

Любопытным был сам допрос Делимханова: он не ответил почти ни на один вопрос, но, думаю, присяжные все поняли.

Отвечал на все вопросы «это было два года назад», «я не помню, не знаю», «это спросите замполита», «это спросите начальника вооружения» и так далее, — то есть человек резко начал страдать амнезией. Однако на несколько вопросов он все-таки ответил: да, Геремеевы и Делимхановы родственники, это важно для чеченского региона; да, Шарип Делимханов действительно был начальником Беслана Шаванова, а Заур Дадаев и Руслан Геремеев – это подчиненные самого Делимханова.

И еще один важный момент. Я задал вопрос, и он на него ответил: бойцы подчиненного ему полка, условно назовем его «Север», выходцами из которого были Дадаев и Геремеев и сам Делимханов, участвовали в задержали Беслана Шаванова, в ходе которого он погиб.

Материалами дела доказано, что уже 28 февраля фигуранты дела спешно, буквально на следующий день после убийства, начали покидать Москву. Первым улетел Беслан Шаванов, на следующий день вместе уехали Заур Дадаев и Руслан Геремеев. Мансур Губашев уехал на машине, Шабид Губашев тоже.

Заур Дадаев — предполагается, что именно он стрелял в Немцова

Когда мать Губашевых спрашивали, почему в конце февраля к ней так резко кинулись дети, она ответила, что они хотели ее навестить.

Кроме того, в ходе судебного следствия вскрываются, иногда случайно, нерасследованные интересные моменты. Например, выяснилось, что участники группы вели наблюдение за Немцовым не только в районе Пятницкой и Ордынки, где находятся офис партии и его квартира, с лежка за ним шла и в одном из коттеджных поселков Подмосковья, это выяснилось уже в ходе судебного следствия.

Также открылся любопытный факт, который подтвердил Делимханов. В се подозреваемые утверждают, что политикой не интересуются, новости не смотрят, якобы они в Москве работали с утра до вечера.

И вдруг выясняется, что как минимум у Эскерханова, а по моим данным, еще у одного из пятерых подозреваемых, а возможно и у всех остальных, в мобильный телефон был закачан видеофайл с известным выступлением Немцова в апреле 2014 года в Киеве, а точнее — его нецензурный комментарий в адрес Путина (я не буду его передавать дословно).

Именно появление этого нецензурного комментария во многом и послужило окончательным спусковым крючком к подготовке убийства Немцова. Эту нецензурную фразу в Киеве Борис произнес, отвечая некой девушке, которая, как выяснилось, записывала его на телефон и тут же разместила его в YouTube.

В этом комментарии было лишь одно нецензурное слово. Надо понимать, что нравы нашей верхушки — и федеральной, и чеченской — говорят: за базар надо отвечать. И люди из окружения Рамзана Кадырова попытались привлечь Бориса Немцова к уголовной ответственности за это видео. С тараниями, в том числе, вашего покорного слуги удалось добиться того, чтобы Немцов не был привлечен к ответственности, теперь я об этом жалею.

Местонахождение Геремеева – еще один очень интересный вопрос. Обратите внимание, как происходило конвоирование Алексея Навального и Петра Офицерова в Киров. Приставы приехали в офис к адвокатам, где якобы находился Офицеров, п ришли в офис к Навальному и, по сути, под конвоем отвезли его в Киров. Когда надо, судебные приставы по указке сверху предпринимают необходимые усилия.

В отношении Геремеева — напомню, 22 апреля 2015 года, то есть менее чем через два месяца после убийства, нами, адвокатами Прохоровым и Михайловой, после изучения оперативно-розыскных материалов, было подано ходатайство на имя тогда еще Краснова, о вызове и допросе около 80 человек, начиная с Кадырова. В списке были братья Делимхановы, Алибек и Артур, Ваха Геремеев, Сулейман Геремеев, и, собственно говоря, Руслан Геремеев. Следователь Краснов своим постановлением удовлетворил наше ходатайство в части допроса Руслана Геремеева, и, как я понимаю, он сам собирался его допросить.

Навального доставляют под конвоем, а когда на допрос надо вызвать людей из управления Кадырова — «постучал в калитку, никто не ответил».

Далее при ознакомлении с материалами дела в Чечню, по месту его жительства, направлялись поручения о выводе, допросе, уведомлении и так далее. Участковый или сотрудник правоохранительных органов прислал издевательский отчет: «Подходил к калитке, постучал, никто не ответил». Очевидна разница между тем, как везут оппозиционеров, когда их надо куда-то доставить, и как вызывают на допрос людей из управления Кадырова — «Постучал в калитку, никто не ответил».

Обращаю внимание, что суд под председательством судьи Житникова удовлетворил наше ходатайство не только в части допроса Алибека Делимханова, который, слава богу, явился, но и в части допроса Руслана Геремеева. Его местонахождение так и не установлено, а приставы, в отличие от ситуации с доставкой оппозиционера Навального, не торопятся найти Руслана Геремеева. Я думаю, что он в Чечне, кто-то утверждает, что в Эмиратах.

Возможно, он ездил туда отдыхать под чужим паспортом, но основное место его базирования — в Чечне, и его там видели. Никто не торопится его доставлять на допрос, это показывает отношение властей к «желанию дальше расследовать дело в направлении организатора и заказчика». Иначе как издевательским это назвать нельзя.

Некоторые люди, обсуждая дело Немцова, совершенно искренне с пеной у рта доказывают возможное соучастие спецслужб в его убийстве. С моей точки зрения, они ломятся в открытую дверь: участие спецслужб в этом деле очевидно хотя бы по тому, в каком суде оно рассматривается: не в Московском городском, а в Московском окружном военном суде.

Это вызвано тем, что, по крайней мере, предполагаемый исполнитель убийства, Дадаев, находился на действующей службе ныне в Росгвардии, а тогда в Главкомате Внутренних Войск, это тоже вполне себе спецслужба.

Напомню, что начальник Главкомата внутренних войск, ныне Росгвардии, близкий друг господина Кадырова, господин Золотов до 2013 года был одним из руководителей еще одной спецслужбы, Федеральной службы охраны. Он был заместителем начальника, а начальником — престарелый Муров Евгений Алексеевич, и влияние его в ФСО по-прежнему велико. По сути, мы и находимся в Московском окружном военном суде ровно потому, что тот же самый Дадаев, не говоря уже о Геремееве, который пока не на скамье подсудимых, действительно выходцы из спецслужб.

Далеко не все исполнители сидят на скамье подсудимых, их было гораздо больше

Скажу больше: мы абсолютно убеждены, что если брать исполнителей, то далеко не все они сидят на скамье подсудимых, их было гораздо больше. В частности, мы заявили в суд ходатайство об установлении местонахождения и определения личности некоего Джабраила, тоже из этой компашки, по нашим данным, он сотрудник Федеральной службы безопасности, выходец из Чечни.

На видеозаписи видно, как он входит и выходит из одной из квартир исполнителей. Есть и другие люди — еще один выходец из Чечни, подполковник МВД, тоже со своими оперативными возможностями. Некоторые сводят все к ФСБ, но это не единственная спецслужба. Джабраил — сотрудник ФСБ, но есть еще ФСО, вполне самостоятельная спецслужба, к которой у нас свои претензии. Как минимум, они скрывают видеозаписи с места происшествия, и абсолютно убежден, что это их сознательный шаг. В деле замешана и Росгвардия (на тот момент Главкомат внутренних войск) со своими оперативными возможностями.

В любом случае, преступление совершалось с участием организованной преступной группы выходцев из Чечни, и надо расследовать это дело ровно так же, снизу вверх, устанавливать участие всех лиц . Необходимо выяснить, как все происходило — преступная группа искала своих соплеменников в спецслужбах или спецслужбы крышевали их, а теперь покрывают убийство, не выдавая видеозаписи?

Я, кстати, задавал Делимханову вопрос по поводу совещания в Джалке, он, конечно, не ответил. Известно, что Джалка – это родовое место, где в марте после задержания группы чеченцев состоялось совещание с участием Делимхановых, Рамзана Кадырова, клана Геремеевых и, по некоторым данным, кого-то из представителей руководства главкомата внутренних войск. К сожалению, судья снял этот вопрос, но если бы и не снял, то я уверен, Алибек Делимханов сослался бы на забывчивость.

Немцов адвокат