Адвокат можно ли им доверять

Обязан ли адвокат, предоставляемый государством, защищать интересы обвиняемого на протяжении всего судебного разбирательства?

Здравствуйте. Следствие предоставляет бесплатного государственного адвоката. Можно ли им доверять,действительно ли они помогут? Он будет помогать во время всего следсвия или только в день суда? Не получится ли так,что он только усугубит положение? В чем разница платного и бесплатного? Следователь сказал,что нанимать платного,лишняя трата денег, что они сделают все, что бы срок был условный по минимуму. Можно ли доверять следователям?

Ответы юристов (6)

Платный адвокат однозначно большой плюс. Лучше всего ищите по знакомству, совету людей кому доверяете. Серьезный и грамотный адвокат не допустит явных нарушений прав на стадии предварительного следствия и в суде.Если вы сами не разбираетесь в тонкостях уголовного процесса, обратитесь именно к платному адвокату.

Есть вопрос к юристу?

«Не дело вверять свою судьбу гнилым доскам» У. Шекспир

Не зная человеческих качеств адвоката — точно сказать нельзя. Это может оказаться и добросовестным адвокатом, а может оказаться и «дежурным» адвокатом, существующим только за счет «бесплатников» по 51 статье УПК (оплата за счет госбюджета, и так — то немалая). Также все зависит от следователя, может он назначает адвоката, так как обязан по закону, а может подтягивает своего адвоката.

н будет помогать во время всего следсвия или только в день суда?
Ирина

Будет участвовать на всем предварительном следствии, но как правило, суд же его и назначит для участия в судебном заседании. Будет помогать или нет — ответ в первом абзаце.

Не получится ли так, что он только усугубит положение?
Ирина

Ответ в первом абзаце

В чем разница платного и бесплатного?
Ирина

все зависит от совести как платного, так и бесплатного

Следователь сказал, что нанимать платного, лишняя трата денег, что они сделают все, что бы срок был условный по минимуму
Ирина

Могу сказать лишь одно — следователь выпыполняет свою работу

Доверять вообще никому нельзя, каждый преследует лишь свою меркантильную цель: что следователь, что адвокат, что подозреваемый (обвиняемый).

Но судя по вашим сомнениям, если доверитесь адвокату, которого предложил следователь — результат будет как у Шекспира: нет повести печальнее на свете

Согласно КОДЕКСА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ АДВОКАТА от 31 января 2003 года

8. Обязанности адвоката, установленные действующим законодательством, при оказании им юридической помощи бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством, или по назначению органа дознания, органа предварительного следствия или суда не отличаются от обязанностей при оказании юридической помощи за гонорар.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Как найти хорошего адвоката и как вычислить плохого? Пошаговая инструкция

Неделю назад я рассказала здесь про то, как опасен недобросовестный адвокат и что с этим делать, — совсем чуть-чуть рассказала, об этом можно роман написать толщиной с кулинарную книгу Молоховец, с картинками и примерами. Увы, как и в профессии журналиста, сейчас гораздо больше тех, кто далек от сути этого занятия, так и в адвокатуре — проходимцев много. Честь и хвала настоящим адвокатам, которые знают и уважают великое дело защиты! Вот граждане справедливо спрашивают: как не подготовленному к беде человеку понять адвоката, по каким признакам отличить хорошего от плохого?

Это правильный вопрос. Причем попасть в крайне неприятную ситуацию может не только лопух. Вот на прошлой неделе в одном из московских судов был осужден бывший следователь по особо важным делам подполковник юстиции — фактически за рейдерство осужден. И знаете что? Адвокат подполковника поразил в самое сердце не только журналистов (а процесс был громкий), но даже и видавшую виды потерпевшую сторону. Он грубил, хамил, советовал потерпевшим уезжать к себе на Родину и ловить кильку, а не шляться по судам. А на оглашение приговора не пришел вовсе, и его клиента арестовали в зале суда и увели в конвойку совершенно одинокого.

Залезли в интернет, начали смотреть информацию по его делам: ну очевидно же все, нельзя было иметь с ним дело. Человек выдает о себе главную информацию сразу: расценки, расценки и еще раз расценки. Ознакомление с делом (чтобы только прочитал его) — 100 рублей за страницу, копирование им материалов дела — 30 рублей за страницу, участие в судебном заседании — 20 тысяч рублей за каждое заседание, посещение подозреваемого в СИЗО — 15 тысяч и т.д. И легко найти отзывы о нем: «Хочу предостеречь от сотрудничества с адвокатом С. Схема его работы такова: он составляет договор, требует оплатить полностью сумму до начала работы. После получения денег теряет интерес к делу. Дозвониться ему очень сложно, на письма по электронной почте отвечает не сразу, в суд не является, мотивируя занятостью по другим делам. Тянет время, срок договора истекает, и он требует новой оплаты. На все просьбы отвечает, что ничего не должен».

Понятно, что любой труд, и особенно труд адвокатский, должен быть оплачен. Но если человека интересуют только деньги, и ничего, кроме денег, — не давайте их ему. Ищите другого, читайте отзывы, изучайте предыдущие дела и отзывы. Никто за вас этого не сделает.

К нам в «Русь Сидящую» очень часто приходят люди в самой запущенной ситуации: адвоката наняли, деньги кончились, залезли в кредиты, а защищать некому. Дайте, дорогая организация, денег и других адвокатов. Нет, не дадим. До тех пор не дадим, пока сами не начнете работать над своим собственным делом.

В анкете обращающегося в «Русь Сидящую» есть вопрос: «Что вы сделали по своему делу?» Больше половины ответов: «Нашел адвоката, оплатил такую-то сумму». А дальше, как правило, следует история про то, что «адвокат ничего не сделал и вообще работал на следствие». Так как же найти хорошего, добросовестного адвоката?

Начинать надо с себя. Твой близкий попал в тяжелую жизненную ситуацию, а вместе с ним и вся семья. Потрудись — открой книгу. Если ты готов бороться за родного человека, на ближайшее время твоими настольными книгами станут УК, УПК и другие подзаконные нормативные акты. В чем состоит обвинение, какие права у обвиняемого, какие права и обязанности у защитника — сделай одолжение, почитай. Постарайся понять, в чем именно состоит работа адвоката. И да — вы ищете не волшебника, а профессионала.

Как находят адвоката? Три пути: через интернет, через объявления около бюро передач в СИЗО или по рекомендациям друзей-знакомых. Все начинается с личной встречи.

— адвокат, не видя еще ни один процессуальный документ, уверяет, что он со 100-процентной гарантией вытащит вашего близкого из тюрьмы. Нет, не вытащит;

— сайт адвоката изобилует перечислениями званий и дипломов: благодарственные письма, медали, победитель конкурсов «Сделай сам», телеведущий, рабочий кабинет находится в приемной президента РФ (да, да и такое бывает!) — подальше от таких «защитников». Деньги здесь берутся за упаковку, а не за работу;

— адвокат просит оплатить его услуги сразу и на весь период. Зачастую родственники даже не понимают, что подразумевается под словами «весь период». Стадии уголовного преследования: предварительное следствие, судебное следствие, обжалование в апелляции, обжалование в надзоре, отдельно — обжалование нарушенных прав и свобод в ЕСПЧ;

— адвокат не может четко сформулировать, в чем конкретно будет выражаться его работа: какова линия защиты, какова стратегия и тактика на каждом этапе защиты;

— очень опасно, если адвокат с ходу предлагает «решить вопрос» через руководство следственного органа или прокуратуру. Не буду проповедовать греховность взяток, скажу рациональное: любое решение, вынесенное вроде бы в вашу пользу, может и, скорее всего, будет отменено вышестоящим органом. Как только вы покажете, что обладаете способностью собирать деньги для оплаты подобных «решений», к вам выстроится очередь из желающих «решить» ваш вопрос. И проблем прибавится;

— когда становится известно, в какой суд попадает дело для рассмотрения по существу, адвокат многозначительно намекает, что у него там есть проверенные люди, и вообще этот конкретный суд ему как родной.

Если уж так случилось, что вы ошиблись с адвокатом, — не бойтесь менять. Пусть путем проб и ошибок, но вы найдете того человека, профессионала, который будет бороться и которому вы будете доверять. Хороших людей больше, чем плохих, и адвокатов это тоже касается.

Адвокат можно ли им доверять

Говорят, у юристов нет совести.

За те деньги, что нам платят клиенты,

мы не можем позволить себе такую дорогую вещь, как совесть.

Вопрос о том, можно ли доверять адвокату, носит настолько обобщенный характер, что его можно считать краеугольным для судьбы адвокатуры как явления. От ответа на этот вопрос зависит если и не всё, то очень и очень многое. От него зависит и отношение к адвокатуре вообще, и отношение к каждому адвокату в отдельности. Отношение со стороны доверителей, со стороны коллег, со стороны властей, со стороны правоохранительных органов и суда, со стороны общества в целом.

Но почему вдруг возник такой вопрос? Можно ли хотя бы на минуту допустить, что адвокату нельзя доверять? Ведь доверие — это самая суть нашей профессии. Потому и называются люди, которым мы оказываем помощь, доверителями. Если не будет доверия к адвокату, не будет и самого адвоката. Если люди не будут доверять адвокатам, те из нас, кто зарабатывает на жизнь именно адвокатским, а не каким-либо иным, «ремеслом», останутся без работы. Если адвокаты не будут в достаточной степени доверять друг другу и не смогут полагаться друга на друга, не сможет существовать и адвокатская корпорация. Как сказано в Евангелии: «Если царство разделится само в себе, не может устоять царство то; и если дом разделится сам в себе, не может устоять дом тот» (Марк, 3:24-25).

Если мы не сможем доверять друг другу, полагаться друг на друга в трудных ситуациях (а вся работа адвоката — это работа в проблемных, а порой и критических ситуациях), мы не сможем защищать не только частные интересы доверителей, не только публичные интересы так любимого и желанного многими из нас правового гражданского общества, но и наши собственные интересы. Мы не сможем защитить самих себя от многочисленных и мощных врагов адвокатуры. От такого теоретического вопроса, как доверие, зависит благополучие каждого адвоката, хотя бы он и никогда не задумывался о какой бы то ни было теории и отрицал какое бы то ни было ее значение.

Читайте так же:  Требования к составлению расписания занятий в детском саду

Но, несмотря на такую вопиющую недопустимость того, чтобы доверие адвокату ставилось под сомнение, данный вопрос является актуальным и острым. С сожалением, приходится констатировать, что не все адвокаты дорожат своей репутацией, а некоторые не имеют ее и вовсе. И, к еще большему сожалению, приходится констатировать, что недобросовестность и конформизм некоторых коллег может негативно сказаться на отношении ко всем адвокатам как со стороны простых людей, так и со стороны представителей правоохранительных органов. Скажем, по уголовным делам, такие «качества» адвоката, как приспособленчество, пассивное принятие навязываемого следователем обвинительного уклона в расследовании, «благоговение» перед господствующим мнением прокурора или эксперта, отсутствие собственной позиции, беспринципное и некритичное следование любому намерению следователя — приводят к тому, что такой адвокат превращается в бессловесную куклу, которая подписывает «все шо трэба» и, в полном соответствии с п.4 ст.48 УПК Украины, лишь присутствует на допросе и даже вопросов задавать не имеет права.

Воля адвоката определяет разумность избранной им линии защиты, но не наоборот. Если есть воля к праву, воля к добру и справедливости, любой закон и любые обстоятельства дела можно истолковать разумно. Но если такой воли у адвоката нет, а имеется конформизм в подходе к своей работе, к проявлениям насилия или давления со стороны «оппонентов», к применению не правовых методов, то любой закон может быть истолкован и применен во зло. Разум будет извращен самым невероятным образом, и никакие правила логики не будут учитываться, не спасут апеллирующих к ним адвокатов и их доверителей.

Адвокат — это, прежде всего, воля, а воспитание адвоката — это, прежде всего, воспитание его волевых качеств. Без воли адвокат просто физически не выживет. Он будет вынужден либо сменить профессию, либо внутренне переродиться. Впрочем, последнее чаще всего и происходит. Кроме того, порой в адвокатуру приходят уже внутренне переродившиеся люди, а то и просто «профнепригодные» и не имеющие достаточной подготовки. Как справедливо отметил Рихард Гаррис в своей книге «Школа адвокатуры»: «Никогда не учившись искусству защиты, он [молодой адвокат] так же мало подготовлен к тому, чтобы отстаивать права своих доверителей, как они сами, если не считать того, что, благодаря знанию закона, может дать ему чисто юридическая оценка дела. Мне кажется очень печальным, что искусство, требующее почти бесконечного количества знания, остается без всякого руководства для тех, кто посвятил себя ему». А «страдать» из-за этого приходится всем — и коллегам адвокатам, и нашим клиентам.

Селекция адвокатуры — сегодня как никогда актуальная проблема. И наше государство, которое сейчас переживает период бурных демократических преобразований, необходимость разрешения этой задачи вовсе не обошла стороной. Подтверждение тому — внесение в Верховную Раду очередного проекта Закона «Об адвокатуре», который вместо разрешения насущных проблем может породить много новых.

Первое, во что упирается проблема, — всестороннее обеспечение соблюдения принципа доверия между адвокатом и его клиентом. Несоблюдение этого принципа провоцирует атмосферу противостояния. При таких обстоятельствах адвокат не сможет сосредоточиться на защите интересов доверителя, ему нужны силы для «борьбы» с самим доверителем. Доверитель же будет непременно сомневаться в профессиональной добросовестности адвоката. В итоге будет страдать сама правовая помощь и защита.

Большинство коллег, как водится, к этому относится пока безразлично — мол, меня лично это не касается, чужие проблемы — это чужие проблемы. Пять-шесть лет назад у нас прокатилась целая волна «гонений» на адвокатов, некоторые даже имели «удовольствие» посидеть в СИЗО. В большинстве случаев это было связано именно с осуществлением их профессиональной деятельности.

Безусловно, если речь идет о преступной недобросовестности адвоката при оказании юридической помощи, наказание должно наступать по общим уголовно-правовым нормам. Вопросы возмещения причиненного имущественного вреда навсегда урегулированы гражданским правом. Однако, эта ответственность должна быть «уравновешена» безусловным соблюдением гарантий адвокатской деятельности и профессиональных прав адвокатов, которые предусмотрены Конституцией, Законом Украины «Об адвокатуре», процессуальным законодательством, Указом Президента Украины «О некоторых мерах повышения уровня работы адвокатуры», Правилами адвокатской этики и даже некоторыми статьями УК Украины. К сожалению, нынешнее положение с реальным соблюдением этих гарантий и прав оставляет желать много и много лучшего. И далеко не всегда они не соблюдаются и нарушаются «по незнанию» наших процессуальных противников.

Но отчего же так происходит? Враги адвокатуры стремятся подорвать самые устои этого института правового общества, а сами же адвокаты этому не только не сопротивляются, но и часто способствуют. Среди самих же адвокатов, причем далеко не среди последних из них, оказываются люди, готовые пренебречь общесословным интересом ради своего собственного частного интереса. Так сказать, пренебречь теорией ради «практики». В самом деле, можно ли доверять адвокатам, если они предают или подставляют друг друга? Очевидно, что таким адвокатам доверять нельзя. Если адвокат не может доверять адвокату, то никто не будет ему доверять. Но откуда в профессии, чья суть доверие, появились люди, которым нельзя доверять?

Если мы будем пытаться ответить на этот вопрос, следуя канонам теоретического мышления, мы неизбежно придем к проблеме формирования адвокатской корпорации. Кто приходит в адвокатуру? Какие люди берутся защищать права людей, участвуют в выборах руководящих органов адвокатуры и в самой деятельности этих органов, представляют адвокатуру и говорят от ее имени? Едва ли хоть один из практикующих адвокатов может сказать, что он вполне доволен антропологическим (в философском понимании) качеством современной украинской адвокатуры. Именно это, с позволения сказать, «качество» и ставит на повестку дня теоретический вопрос: «Можно ли доверять адвокату?»

О так называемых «специалистах в области права», говорить не буду, это тема отдельного разговора. Но и в адвокатуру идут все. И практически всех пускают. Идут со своим непониманием того, что есть правозащита и чем она отличается от правоохраны и других видов правоотправлений. У многих людей уже давно выработались и закрепились устойчивые навыки и «ухватки», с канонами собственно правозащиты никак не согласующиеся. Да и адвокатуру некоторые воспринимают как своего рода пенсионный покой от трудов «правоохранных». Став адвокатом, т.е. внешне обратившись в правозащиту, бывший служащий властных иерархических структур сохраняет стандарты порочного профессионального поведения, воспитанные у него годами работы в этих структурах. Такое внешнее обращение допускает следование все тем же порочным стандартам. Страдают от этого не только клиенты, но и коллеги, а что самое обидное — само правосудие.

Школа адвокатуры, как и любая школа, начинается с первого урока. Первый урок школы адвокатуры — это экзамен претендента на звание адвоката. Первая преграда для проникновения в адвокатуру чуждого ей духа и первый этап воспитания собственно адвоката — это прием в корпорацию по профессиональным правилам. Первым шагом к утверждению в адвокатуре чувства профессии адвоката, чувства правозащиты должен стать вступительный экзамен. Это должен быть экзамен не на знание студенческого курса права, а на знание и понимание правил адвокатской профессии. Даже блестящие познания в общих вопросах права, уже подтвержденные экзаменами в вузе, не дают основания полагать, что данный правовед соответствует призванию адвоката.

Существующий сегодня перечень экзаменационных вопросов, предлагаемых претендентам на звание адвоката, огорчает. Эти вопросы имеют весьма отдаленное отношение к профессии адвоката и смыслу адвокатуры. А такой вопрос, как «проблема постижения истины в уголовном судопроизводстве» на фоне других выглядит просто курьезом. Какова цель этих вопросов по курсу права? Перепроверить диплом о высшем юридическом образовании? Мог ли прокурор надзирать за законностью или судья выносить правосудные приговоры? Ответа нет и не будет. А процедура экзаменов превращается в непонятный ритуал с непонятными целями и непредсказуемыми результатами.

Между тем, прием вступительных экзаменов прежде всего по правилам адвокатской профессии вполне достаточен для того, чтобы всесторонне оценить претендента на способность быть адвокатом. Для этого необходимо: профессионально оценить его способности к логическому суждению; способности к анализу правовых норм; аналитические способности; умение быстро, четко и грамотно интервьюировать клиента — установить «диагноз» проблемы и предложить действенные пути «лечения», а не заниматься «разводом кроликов»; навыки письменной речи и ораторского искусства; склонность к самообразованию и его знания принципов права как искусства добра и справедливости. Как-то неловко экзаменовать бывшего следователя или прокурора на знание уголовного процесса, а бывшего судью — на знание гражданского процесса. А вот проверить знание ими правил адвокатской профессии — необходимо. При этом, однако, не надо путать правила профессии с Правилами адвокатской этики.

Правила профессии — наиболее действенный способ для адвокатуры держать саму себя в «ежовых рукавицах». Правила профессии предназначены для поддержания поведенческого стандарта, способного обеспечить наилучшее выполнение профессиональным цехом в целом, и каждым его членом в отдельности, возлагаемых на них задач.

Неприменение правил упрощает такой стандарт, низводит его идеал до абстрактной формальности, а реальность — до слабости и безвольности. Предел деградации реального стандарта — трусость, делающая адвоката практически недееспособным. Желание нагадить коллеге, а порой еще и чужими руками — это уже за чертой профессиональной деградации.

Адвокатура должна проводить селекцию членов своей корпорации. Если этого не делать и игнорировать поведенческие реакции членов профессионального цеха, это может привести к тому, что цех будет засорен членами с аномальными профессиональными поведенческими реакциями, что, впрочем, не мешает им, а то и прямо заставляет, стремиться занимать различные руководящие должности в адвокатуре.

Адвокаты должны знать правила своей профессии. Они обязаны знакомиться с прецедентами дисциплинарной практики по адвокатским делам. Письменные прецеденты — это история адвокатуры, ее традиции, ее культура и стиль, это открытость адвокатуры обществу. Вечная проблема адвокатуры — мельчание сословия. Адвокаты все меньше знают историю адвокатуры, обычаи, правила и традиции профессии. Мало кто читает, к примеру, труды А.Ф.Кони или М.С.Строговича, «Правила адвокатской профессии» А.Н.Маркова или уже упомянутую «Школу адвокатуры» Рихарда Гарриса. Печально, что и на наших юридических факультетах этого не преподают.

Правила адвокатской профессии можно охарактеризовать как корпоративное право адвокатуры и назвать дисциплинарным уставом адвокатуры, т.е. собственно практикой адвокатуры, которая только и позволяет всем профессиональным правозащитникам осознавать себя профессиональной публичной корпорацией. Если корпорация отказывается жить по дисциплинарным правилам, то такая корпорация дряхлеет и утрачивает публичный смысл. Правилами профессии формируется целенаправленная воля, закладываются основы профессионального духа.

Читайте так же:  Высчитывают ли налог с декретных

Правила профессии и ее методические стандарты должны основываться на глубоких научных изысканиях. Такие изыскания также могут играть роль источника дисциплинарного права, но не в качестве нормативных актов, а в качестве общих принципов, глобальных ориентиров правотворчества и правоприменения. Примером подобных изысканий можно считать систематизацию правил профессии мэтром Франсуа Этьеном Молло в XIX веке и, уже упомянутым, адвокатом А.Н.Марковым в начале XX века. Собственно, прецедентами, собранными в этих трудах, можно руководствоваться и в современной дисциплинарной практике. Иной раз прецедент трехсотлетней давности может обладать неожиданной свежестью и острой актуальностью в наши дни. У нас же, порой, все сводится к наличию личных симпатий или антипатий между адвокатом и членами КДК адвокатуры.

Особую роль во внедрении правил профессии в сознание адвокатов должна играть Высшая квалификационная комиссия адвокатуры при КМУ Украины — пока главный инструмент отстаивания общесословного интереса адвокатуры. А пока — потому что мы еще не знаем — будем ли мы иметь Всеукраинскую палату адвокатов в том виде, который уже назвали «тюрьмой добровольных намерений». В борьбе за этот всеобщий интерес Высшая квалификационная комиссия адвокатуры должна опираться на авторитет региональных ассоциаций адвокатов, Союза адвокатов Украины, адвокатских объединений, на научный потенциал юридических ВУЗов, на выражающую интересы адвокатов прессу, на монографии об адвокатуре.

Процесс воспитания адвоката должен быть непрерывным. На него должна работать целая научно-методическая система, занимающаяся образовательной, издательской и теоретической деятельностью.

В заключение необходимо отметить, что источник доверия к адвокату — прежде всего сам адвокат. От характера личности отдельных адвокатов зависит и характер всей адвокатской корпорации и ее положение в обществе. Степень сплоченности адвокатуры — в головах каждого из нас. Чем сильнее, сплоченнее адвокатура в целом, тем легче будет работать каждому адвокату. Если же каждый из нас будет пренебрегать всеобщим интересом в пользу собственного, эгоистического интереса, мы тем самым будем работать на пользу всеобщего интереса какой-нибудь другой группы. Той, для которой адвокатура была, есть и будет только помехой.

Вот почему должны быть приняты все возможные меры (начиная с экзамена по правилам профессии), чтобы весь «личный состав» адвокатуры соответствовал ее предназначению. Я не преследую цели обидеть кого-либо из коллег-адвокатов, но необходимость нового современного подхода к осуществлению адвокатской практики и расставание с прежними стереотипами работы назрели давным-давно, а реальных принципиальных изменений пока не наступило. Но этих изменений требует Теория адвокатуры, практика адвокатуры не должна противоречить правильной Теории.

Бесплатные адвокаты: кто они и можно ли на них положиться?

Каждый человек имеет право на свою защиту в тех или иных ситуациях. На практике, если возникают юридические или иные вопросы, то лучше обратится именно к адвокату, только вот дорогой специалист не всегда становится гарантией успешного результата. Но зато у дорогих защитников есть одно главное отличие: подобные специалисты всегда ценят свое время, причем весьма дорого.

В итоге получается, что при нашем законодательстве все равны, только у кого-то услуги адвоката стоят дорого, а кто-то пользуется бесплатными услугами. Согласно нашей Российской Конституции, каждый гражданин имеет право на бесплатную помощь соответствующего специалиста. Причем обеспечить такую защиту должны по первому требованию человека. Но практика показывает, что люди предпочитают пользоваться все-таки платными услугами, отказываясь от предоставленной государственной защиты. Но почему?

В чем суть “бесплатного сыра”?

Почему люди намеренно идут на финансовые траты, когда им предлагается бесплатная помощь? Ответ на этот вопрос предельно простой, так как вся суть заключается в товаро-денежном обороте. Платные адвокаты работают исключительно в интересах только своего клиента, так как заключили с ним договором и планируют получить вознаграждение. То есть платный специалист отрабатывает свой гонорар. Тем не менее, вся адвокатская коллегия работает по найму государства, где бесплатным специалистам, как бы приходиться отбывать свою трудовую повинность.

У государственных специалистов изначально имеется зафиксированная ставка, причем ее сумма очень незначительна по нынешним временам. Смело можно сказать, что бесплатные адвокаты работают бесплатно. Разумеется, что из-за таких условий труда мотивации у защитников нет, им не важен зачастую исход начатого дела. Причем важно в этой ситуации понимать, что государственные правозащитники, в первую очередь, работают в интересах органов власти, а потом уже для самих клиентов.

Разумеется, что нельзя с уверенностью утверждать, что бесплатные адвокаты работают “спустя рукава”, но риск неудачного результата весьма велик, поэтому надежнее все-таки обращаться к платным специалистам.

Вот наглядный пример. Молодого человека обвинили по статье уголовного кодекса. Денег у него на платную защиту не было, поэтому пришлось воспользоваться государственным адвокатом. Назначенный правозащитник даже не просмотрел материалы дела, результаты экспертиз и прочую информацию, а просто ее подписал. В итоге, все необходимые показания с парня выбили в угоду органам власти, а сама предоставленная “защита” рекомендовала своему клиенты подписать обвинение, мол, так будет лучше и срок дадут поменьше. Во время заседания суда бесплатный адвокат не проявлял никакой активности относительно своего подзащитного, разумеется, что парню дали соответствующий срок заключения.

Почему такая пассивность?

Основная причина “бездеятельности” государственных защитников заключается в их оплате труда. Как правило, за один день участия специалист получает менее 300 рублей за одни день, а выходной или праздничный день оплачивается по 500 рублей. Могут быть и удвоенные ставки, но только в случае дел повышенной сложности. В итоге получается, что государственный работник старается как можно меньше тратить времени на свои “правозащитные” дела. Практика показывает, что бесплатные адвокаты чаще стараются убедить своих клиентов подписать чистосердечное признание, доказывая при этом, что доказательная база неоспорима, а признание поможет получить срок чуть меньше положенного.

Основная заинтересованность бесплатной помощи, чтобы дела рассматривались как можно скорее, не затрачивая на них свои силы и время. Как правило, государственные адвокаты работают с одними и теми же судьями и следователями, что говорит про налаженные отношения внутри их небольшого коллектива. Какая версия будет выгодна суду и следствию, такую и будет продвигать адвокат, не желая портить “дружбу”.

Несколько признаков плохого бесплатного защитника

Разумеется, что если человек попал в беду, а денег на платного защитника у него нет, то ему предоставляется государственный адвокат. Времени, как правило, на проверку его практики и успешности нет, тем не менее, есть ряд признаков, которые помогут определить “этот адвокат – вам не защитник”.

Во-первых, если предоставленный защитник отказывается от встреч с клиентом, особенно в течение первых дней, то стоит насторожиться.

Во-вторых, если такой специалист не ведет работу со свидетелями защиты и обвинения.

В-третьих, неохотно слушает просьбы и пожелания своего подзащитного.

В-четвертых, не проявляет должного внимания к проблеме ни в суде, ни на следствии, то есть изначально не планирует свою линию защиты.

В-пятых, стоит насторожиться, если адвокат настаивает на признании вины.

Как противостоять союзу “бесплатный адвокат и следователь”

Лучшим способом, разумеется, станет полный отказ от бесплатной помощи. Но если такой возможности нет, и вам назначен бесплатный адвокат, тогда инструментом для собственной защиты станет жалоба. Клиент может жаловаться как на самого следователя, так и на предоставленную защиту. Разумеется, что в случае со следователем, жалоба направляется к его начальству – в прокуратору или в суд.

А как же быть с государственным адвокатом? В этом варианте жалоба подается в адвокатскую палату своего региона. Предоставленный адвокат в этом случае может быть заменен на другого, который может и не выиграет ваше дело, но уж вредить точно не станет. Ведь и среди бесплатных защитников есть порядочные люди.

К каким адвокатам нельзя обращаться?

Эти простые правила помогут вам избежать неприятных последствий от желаемой помощи. Например, никогда не обращайтесь к тем специалистам, которые ведут прием в здании суда. Разумеется, выгода в этом проглядывается, но только с точки зрения посетителей. Но вот сама свободная деятельность защитника будет изначально ограниченной, ведь конфликтовать с судьями он не станет

Также не стоит связываться с тем адвокатом, которого вам навязывает следователь. Не поддавайтесь на уговоры, мол, именно этот специалист вам поможет, так как на практике произойдет все наоборот. И не соглашайтесь на государственного специалиста, которого вам назначил суд, так как за свою работу защитник получит смехотворную сумму, плюс с него снимут еще и налог, а оставшиеся “копейки” перечислят только через несколько месяцев. Вот и подумайте, чьи интересы в суде такой чиновник будет представлять?

Когда обвиняемому положен бесплатный адвокат

Есть такие случаи в нашем законодательстве, согласно которым защита предоставляется независимо от имеющихся финансовых возможностей подозреваемого лица.

Всего таких случаев семь:

1) в случае не отказа от государственной защиты;

2) если подозреваемый/обвиняемый не достиг своего совершеннолетия;

3) если у подозреваемого/обвиняемого лица не имеется физической и психической возможности отстаивать свои права в суде;

4) если обвиняемый/подозреваемый не владеет соответствующим языком, на котором ведется производство;

5) в случае если наказание предусматривает срок свыше 15 лет тюремного заключения или пожизненное лишение свободы;

6) если суд подразумевает участие присяжных заседателей;

7) при ходатайстве обвиняемого на рассмотрение дела в особом порядке.

Если подозреваемый/обвиняемый вообще не привлекает специалиста для своей защиты, то во всех случаях ему назначается государственный адвокат, оплату услуг которого берет на себя федеральный бюджет.

Основная суть адвокатской деятельности заключается в том, чтобы оказывать предоставление интересов клиента в суде. Если рассматривать.

Можно ли выбрать адвоката через Интернет

Говорят, что хорошего адвоката найти так же трудно, как и хорошего врача. И если от второго зависит ваша жизнь и здоровье, то от первого –.

Права и обязанности адвоката

В нашей стране адвокатом можно назвать то лицо, которое получило соответствующий статус и право на осуществление адвокатской деятельности.

11 признаков хорошего адвоката

При появлении сложных ситуаций, связанных с судебными проблемами, большинство людей спешит найти хорошего специалиста в области юриспруденции.

Кто имеет право выступать на суде в качестве стороны защиты?

В основе уголовного судопроизводства лежит принцип того, что стороны должны состязаться. Кроме того, функции, которые выполняет обвинение.

Читайте так же:  Заявление о выходе на неполный рабочий день в отпуске по уходу за ребенком

Как юристы обманывают клиентов

— Опытные юристы и адвокаты! Представительство в судах! Стопроцентный результат! Консультация бесплатно! — зазывает клиентов звонкий женский голос.

Топчущаяся на заснеженном тротуаре дама-бутерброд — с рекламными плакатами спереди и сзади — держит в руке громкоговоритель с диктофоном, прокручивающим раз за разом одну и ту же фразу. При этом успевает раздавать свободной рукой визитки, заодно объясняя клюнувшим прохожим, как пройти «в офис» и какие грамотные там у них работают специалисты.

Срабатывает. Идет человек по своим делам, а тут невзначай юрист по пути попался: не надо ли чего?

И многим, оказывается, надо. Кто-то развестись давно хочет, да руки не доходят, у кого-то негодный товар в магазине обратно не принимают. И даже если все в порядке — тоже не проходите мимо. Торговцы юридическими услугами предлагают годовой абонемент: ты, главное, заплати, а если возникнут проблемы, мы их решим со скидкой.

Зазывают не только на улице. Идут рассылки в электронную почту, звонят на домашний телефон. «В соответствии с законодательством Российской Федерации граждане имеют право на бесплатную юридическую помощь. » — вещают назойливые голоса.

Да, закон такой есть. Бесплатная помощь положена тем, у кого доход меньше прожиточного минимума, инвалидам I группы и другим наименее защищенным слоям населения. Но оказывают ее, как правило, адвокаты — им эту работу оплачивают местные бюджеты. Или так называемые юридические клиники — там студенты практикуются. А торговцы правовыми услугами не имеют к этому никакого отношения. Бесплатно они не работают.

Но даже заплатив немалые деньги, зачастую люди не получают квалифицированной помощи. Вынуждены обращаться потом к профессиональным адвокатам.

И снова платить.

Французский развод

— Однажды к нам в Инюрколлегию (адвокатское бюро, которое специализируется на правовой помощи нашим гражданам за границей, а иностранцам — у нас. — Ред.) обратилась женщина, — вспоминает адвокат Светлана Тымкова . — Россиянка, замужем за гражданином Франции , живут в Москве . Решили развестись. Интересовалась, как разделить имущество, которое находится во Франции. Я объяснила, что это можно сделать, не выезжая из России . Спрашиваю: «У вас есть разногласия по поводу того, кому что достанется?» Нет, отвечает женщина, мы полюбовно договорились: что в Париже — ему, что в Москве — мне.

Ну тогда совсем просто, говорю. В суде оформляете только развод (без суда никак — поскольку есть несовершеннолетний ребенок), а соглашение о разделе имущества заверяете у нотариуса.

Женщина слушала с явным недоверием. «А вот юристы нам сказали, что в России имущество, находящееся за границей, поделить нельзя. » Тут-то и выяснилось, что супруги попались на крючок уличной зазывальщицы. И уже заплатили этим горе-юристам около 100 тысяч рублей! Те свое дело знают: деньги вперед. И отдавать их наотрез отказались. Мотивируя тем, что по договору, если он расторгнут по инициативе заказчика, деньги не возвращаются. «Хотите — судитесь», — жестко ответили они своей несостоявшейся клиентке.

Суд в помощь

Эта пара , следуя советам адвоката, благополучно развелась и разделила имущество. Но на компанию, взявшую деньги за непрофессиональную консультацию, подавать иск не стала: пожалели время и нервы.

А зря. Потому что, как выяснила « КП », в спорах с юристами-коммерсантами суды часто становятся на сторону их разочарованных клиентов. Вот, например, Юлия С. обратилась в такую юркомпанию, чтобы ей помогли быстрее продвинуться в очереди на улучшение жилищных условий.

За 24 400 рублей юристы подготовили аж семь заявлений. Одинаковых, но в разные адреса — от районной управы и муниципального собрания до прокуратуры Москвы и уполномоченного по правам человека. Юлия глянула — и опешила от кучи фактических ошибок.

По ее мнению, полноценной консультации она не получила: нормы, дающие право на ускорение очереди, указаны не были, а юрист чуть ли не после каждого ее вопроса выходил с кем-то советоваться и, возвращаясь, пересказывал ответы.

Женщина подала в суд и выиграла. Получила обратно свои 24 400 рублей, плюс 5000 рублей морального вреда, да еще и половину от всей этой суммы (14 700 руб.) в качестве штрафа — так положено по закону «О защите прав потребителей». При этом суд отметил, что многие организации, куда юристы предлагали направить заявления, к вопросу улучшения жилищных условий не имеют никакого отношения.

Вообще, похоже, это фирменный стиль таких консультантов-коммерсантов — вываливать клиенту кучу заявлений в разные инстанции: вот, мол, как мы активно работаем. Банальное очковтирательство.

— Моим клиентом был человек, который до этого обращался в одну юридическую компанию, — рассказал в эфире Радио «КП» (fm.kp.ru) судебный юрист Сергей Крюков . — Он был дольщиком, а компания-застройщик нарушила сроки. Ясно, что надо обращаться в суд с иском о выплате неустойки. Но нет, те юристы написали зачем-то множество жалоб, даже генпрокурору, хотя этот вопрос вообще вне его компетенции.

Но главный их косяк — отказ от иска. Причина пустяковая — ошиблись с подведомственной суду территорией, бывает. В этом случае грамотные люди просто подают новый иск — в тот суд, который надо. А предыдущий остается без рассмотрения. А они взяли и отказались от иска. Что имеет убийственные последствия: человек больше не может обратиться в суд по изложенным в этом иске основаниям.

— С большим трудом удалось через Мосгорсуд добиться восстановления прав моего клиента, — вспоминает Крюков. — С застройщиком мы заключили мировое соглашение. Ну а с юридической компании взыскали все, что положено по закону.

Даже образования не нужно

Оказывается, чтобы открыть юридическую фирму, не нужно ни профильного образования, ни лицензии! Зарегистрироваться можно в качестве индивидуального предпринимателя или ООО .

Так они что, мошенники?

— Доказать это практически невозможно, — говорит адвокат Филипп Шишов . — Ведь кому-то эти фирмы оказывают реальную помощь. Тут как в медицине: одного врач вылечил, другого нет. В общем, как умеют, так и работают. Но вот показательный пример. У фигуранта крупного дела о мошенничестве в одном столичном салоне у метро «Аэропорт» (жулики брали у населения машины на продажу, а денег не возвращали) обнаружилась и юридическая фирма. Так что уже и криминальный элемент сообразил, где легкие деньги лежат.

О необходимости навести порядок на рынке юридических услуг говорят давно. На днях Верховный суд внес в Госдуму законопроект о масштабной судебной реформе. Есть там и пункт о том, что представлять интересы сторон в гражданских делах смогут только люди, имеющие высшее юридическое образование.

Параллельно уже несколько лет идет разработка более жесткого варианта — чтобы это право имели не просто юристы, а только адвокаты (по уголовным делам такая монополия уже действует). Сторонники адвокатского варианта считают, что это повысит качество юридических услуг, но противники пугают ростом расценок и ограничением доступа к правосудию.

ВАЖНЫЕ ВОПРОСЫ

Адвокат надежнее

Как получить грамотную помощь?

Лучше обращаться не просто к юристу, а к адвокату. Обычно их квалификация выше. А расценки в среднем такие же. Чтобы стать адвокатом, нужно иметь за плечами не менее трех лет юридической практики и еще сдать экзамен в адвокатскую палату региона.

На адвоката в отличие от юриста всегда есть управа: можно пожаловаться в палату. За непрофессионализм или неэтичные поступки могут даже вычеркнуть из реестра. Поэтому адвокаты дорожат своим статусом и подходят к работе более ответственно.

Впрочем, это вовсе не значит, что и среди юристов нет асов своего дела. Надо просто не доверять первому попавшемуся объявлению, а изучить послужной список специалиста, поспрашивать у знакомых.

Можно ли отличить юриста от адвоката?

Сотрудники некоторых юридических фирм любят называть себя адвокатами. Проверить это легко. Достаточно заглянуть на сайт адвокатской палаты региона и посмотреть, есть ли фамилия специалиста в реестре. Если нет — значит, вас обманывают. И едва ли стоит иметь с такими специалистами дело.

КОШЕЛЕК

Сколько это стоит?

Средние расценки на услуги адвокатов (руб.)

Консультация в пределах часа — 3000 — 5000 (в Москве), 500 — 800 (в глубинке)

Составление искового заявления — 5000 — 10 000 (в Москве), 3000 — 5000 (в глубинке)

Бюджетникам обещан рост зарплат, но не намного и не сейчас

Об этом сообщил глава Минтруда Максим Топилин

Меняй, пока подешевело: Эксперты рассказали, что будет с валютным курсом в этом году

Аналитики ожидают минимальных колебаний валюты в ближайшем будущем в связи с исполнением «бюджетного правила»

В России вступили в силу новые тарифы ОСАГО

Реформа автогражданки запущена в первых числах января [подкаст]

В России не покупают страховой полис потому, что живут, как на вулкане

По мнению экспертов, «русский авось» связан с невозможностью строить планы на более-менее долгий срок

Почему не растет российская экономика

Казалось бы, у нас накапливаются большие резервы, растет баланс банковской системы, как рычаг для развития, но экономика топчется на месте, роста нет. Давайте глянем на структуру нашей экономки и посмотрим, как она менялась, чтобы понять в чем проблема

Топ-5 мошенничеств ушедшего года, которых стоит опасаться и в году наступившем

«КП» описывает актуальные финансовые разводки

Минимальный размер оплаты труда предложили увеличить вдвое — до 25 тысяч рублей

По мнению представителей профсоюзов, нынешний МРОТ не соответствует жизненным потребностям населения

В прошлом году курильщиков оштрафовали на 74 млн рублей

Больше всего денег за курение в общественных местах заплатили москвичи и жители Краснодарского края

Сценарий Франции у нас невозможен: недовольные есть, но протестов не будет

Почему французы добились заморозки цен на бензин, сохранения социальных льгот и повышения МРОТ, а россиянам — плевать

Историк Валерий Соловей: «Надо отменить два-три идиотских закона — и Россию ждет улучшение жизни»

В публичной лекции в Ярославле российский историк, политический аналитик, завкафедрой МГИМО поделился прогнозами, станем ли мы жить по-другому

Проверено на себе: Как за один день в Москве заработать на еду и ночлег

Корреспондент «КП» провела эксперимент – высадилась без денег на вокзале

Доллар, недвижимость и рублевый депозит: эксперты рассказали, куда вкладывать средства в 2019 году

Где и как лучше хранить сбережения в наступающем году

Качество бензина в России будут контролировать по-новому — от завода до бака

Пилотный проект запустят в первой половине 2019 года

Возрастная категория сайта 18+

Адвокат можно ли им доверять