Народ имеет право на вооруженное восстание

Есть ли у народа право на вооруженное восстание?

19.02.2014 в 19:07, просмотров: 52251

Самые черные дни своей истории в качестве независимого государства переживает наша славянская сестра Украина. Большая беда, трагедия, катастрофа — все эти и другие сильные выражения кажутся безнадежно бледными и невыразительными на фоне того кровавого кошмара, который происходит на улицах Киева. Самый настоящий политический апокалипсис, политический Чернобыль — только так можно назвать то, что неожиданно случилось в столице Украины.

С ужасом взирая на сводки новостей, я не могу найти ответа на самый главный вопрос: зачем? Почему страна, показавшая всему бывшему Советскому Союзу колоссальные возможности мирного протеста, вдруг обильно обагрилась кровью?

Я твердый противник революций и горячий сторонник разрешения любых политических конфликтов мирным, цивилизованным и эволюционным путем. Но как реалист я признаю: бывают ситуации, когда избежать вооруженного гражданского противостояния невозможно.

Кровавого диктатора Ливии Муаммара Каддафи невозможно было «снять» с помощью голосования на выборах. Превративший Румынию во времена развитого социализма в одну из самых нищих стран Европы «гений Карпат» Николае Чаушеску никогда бы не ушел сам. Если бы императора Центральной Африки Жана-Беделя Бокассу вовремя не свергли с помощью оружия, он бы продолжал и дальше поедать человеческое мясо.

То, что происходило на Украине, было политическим кризисом совсем иного порядка. Украина не была безупречной демократией, но она была работающей демократией. В стране регулярно проходили выборы, которые худо-бедно отражали изменение пристрастий населения. В государстве регулярно мирным путем менялась власть. Действующий президент — политик, бесконечно далекий от идеала. Но он никогда не был и по-прежнему не является диктатором.

У участников украинского политического конфликта не было ни одного разумного резона разрешать свои противоречия вооруженным путем. Все можно было решить с помощью избирательной урны.

Украинское государство лежит в развалинах. И довели его до такого состояния не какие-нибудь там злобные внешние силы. Свою Родину разрушают сами украинцы. Я не гражданин Украины. И у меня нет особого морального права предъявлять киевским политикам какие-либо претензии. Но я испытываю в их отношении дикую, нечеловеческую злобу.

Как вы могли? Как вы могли быть такими недальновидными? Как вы могли быть такими инфантильными и безответственными? Как вы могли так жестоко поступить со своей собственной страной? Как так получилось, что из-за какой-то мелочи, которая не стоит и выеденного яйца, само единство государства оказалось под вопросом?

У меня нет претензий к Виктору Януковичу из-за того, что он применил силу к боевикам, которые фактически попытались совершить в Киеве государственный переворот. Янукович — законно избранный президент Украины. И он не просто имеет право, он обязан всеми способами защищать институты государства.

Мои претензии к Виктору Януковичу — другого рода. Националистические и праворадикальные группировки возникли на Украине не за один день. Они зрели, росли и усиливались все последние годы — годы президентства Виктора Януковича. Президент знал, но не принял никаких действенных эффективных мер.

Вместо этого глава Украины концентрировал свои усилия на всевозможных разводках, на безмерном увеличении «веса» своего политического клана, на заключении в тюрьму под смехотворным предлогом лидера легальной оппозиции Юлии Тимошенко.

У меня нет адекватных слов, чтобы выразить свое отношение к лидерам воинствующих радикалов, которые, собственно, и устроили кровавую баню в центре Киева. Применительно к вооруженным боевикам слова, наверное, даже и не требуются. Такие люди не понимают язык слов. Только язык дел — язык силы.

Но вот по поводу лидеров «цивилизованной» и «проевропейской» украинской оппозиции у меня есть что сказать. Эти деятели — не амбалы с тремя извилинами. Это утонченные господа с университетским образованием, со знанием языков и истории иностранных государств. Отец Арсения Яценюка был преподавателем истории России, Германии и Латинской Америки. Я не верю, что Яценюк-младший был не в курсе, чем во всех этих регионах заканчивалось презрение к законам и попытки насильственного переустройства общества. Яценюк все знал и понимал. Но у него не хватило морального мужества занять честную и принципиальную позицию. Вместо этого он предпочел «плыть по течению» и, если называть вещи своими именами, поддержал попытку вооруженного захвата власти.

У себя на родине политики США и ЕС проповедуют необходимость неукоснительного соблюдения законов и уважения к воле избирателей, которую те выразили на выборах. Но, видимо, все эти высокие принципы западники предпочитают оставлять в некой «камере хранения» на украинской границе. Политики «свободного мира» в своей массе объявляют единственным виновником украинского кровопролития Януковича. Это и нелогично, и нечестно, и глупо, и опасно.

Я не хочу, чтобы создалось впечатление: в украинском политическом кошмаре виноваты все, кроме нас. У России были, есть и останутся свои геополитические интересы на Украине. Но бывают моменты, когда все мысли о геополитике надо вытеснить на периферию сознания; моменты, когда надо просто помочь чем можешь. Сейчас — один из них.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26459 от 20 февраля 2014

Большая ложь: право на восстание в США

Неоднократно встречал в украинских и российских блогах и в публикациях идею о том, что «в Конституцию необходимо включить право народа на восстание». В конституционных документах целого ряда стран содержится упоминание о таком праве. Вот как формулируется эта идея в двух основополагающих документах Нового времени — Декларации независимости США (1776 год) и французской Декларации прав и свобод человека и гражданина):

«Когда длинный ряд злоупотреблений и насилий […] обнаруживает стремление подчинить народ абсолютному деспотизму, то право и долг народа свергнуть такое правительство и создать новые гарантии обеспечения своей будущей безопасности.»

«Когда правительство нарушает права народа, восстание для народа и для каждой его части есть его священнейшее право и неотложнейшая обязанность.»

Любопытно другое. Ни во Франции, ни в США наличие подобных конституционных положений никогда никого и ни от чего не спасало. О Франции можно говорить долго, вкусно и отдельно, но пример США наилучший и прямо бросается в глаза. Когда южные штаты захотели отделиться от правителей в Вашингтоне, против них использовали армию. Это было нарушением самых фундаментальных прав субьектов федерации США, поскольку сецессия (отделение) не воспрещалась тогдашними законами. Южная Конфедерация стала жертвой тирании центрального правительства; в ходе кровопролитной войны погибло в общей сложности 600 тыс человек с обеих сторон.

Да, южане были сторонниками рабства, что отвратительно и не имеет оправданий. Это одна сторона правды, но говоря о гражданской войне в США часто забывают другую сторону. Северяне были сторонниками деспотии центрального правительства, власти крупных корпораций и архитекторами системы, в которой у любого федерального агента есть право тыкать американцу в нос пистолетом, а у того нет права в ответ поступить так же.

Федерация, которой США отчасти являлись до переворота Авраама Линкольна, предусматривает право на установление свободных отношений и на их разрыв в случае, если одну из сторон что-то не устраивает. При всей проблемности тогдашней американской политической системы, местное самоуправление в ней не было пустым звуком, местный закон значил на практике зачастую гораздо больше общефедерального; местные общины скорее сами устанавливали удобные им порядки, чем подчинялись центральному правительству. Именно это и было тогдашней «американской мечтой», привлекая в США сотни общин диссидентов и просто свободолюбивых людей. Ты приезжаешь, некоторое время работаешь по найму, чтобы накопить деньги, потом, покупаешь семена и инструменты и с другими переселенцами создаешь практически независимую общину где-нибудь в глубинке. Линкольн совершил государственный переворот в интересах крупнейших компаний Севера и централизованной бюрократии Большого Правительства. Итог был таким, что США превратились в полицейское государство: все общины были жестко подчинены центру. Американский федерализм был уничтожен. Получилось обыкновенное централизованное государство, которое мало чем отличается от европейских.

История повторилась позднее, когда в 1960-1970 е гг негритянское движение Черные Пантеры приобрело массовую поддержку и выдвинуло идею референдума черных общин об отделении от США. Оно так же было разгромлено вооруженными силами правительства.

Надо отдать должное руководству США: оно ни для кого не делало исключений. Оно громило и уничтожало (организационно и физически) и южных конфедератов-расистов, и черных националистов, и индейцев Сломанного Колена (стоило последним заявить о выходе из-под власти режима), и ультралевое рабочее движение IWW (Индустриальные Рабочие Мира, ИРМ), добивавшееся методами оккупационных стачек и прямого действия взятия фабрик в самоуправление федерацией трудовых коллективов в начале 20го столетия. Правительство США разгромило и некоторые вооруженные правые милиции (militia) в конце того же столетия, заподозрив их в нелояльности. Мирное движение Оккупаев, распространившееся на все крупные города Америки в 2012 г., разогнали полицейскими дубинками, газом и резиновыми пулями, хотя его участники, в отличие от IWW, даже не помышляли о вооруженном восстании (90% были убежденными пацифистами).

Это правда, что вся история Нового времени наполнена восстаниями и революциями. Мы живем в эпоху, когда самые широкие массы населения периодически претендуют на власть (в самом широком смысле слова), настаивая на переделе политического влияния и собственности. Если Виктор Пелевин и не совсем прав, говоря, что «история человечества за последние 10 тысяч лет есть ни что иное, как пересмотр итогов приватизации», то он более чем прав применительно к последним двум столетиям, когда люди перестали считать правителей помазанниками божьими или носителями абсолютной духовной истины.

Но только, причем тут конституция. Реальная жизнь определяется совсем другими вещами. Всегда надо задавать себе один и тот же вопрос, какой вам фактически задают правители, принимающие непопулярные решения: «а что вы сделаете?». Право народа на восстание было бы реальностью только в одном единственном случае: если бы после поражения повстанцев, их бы не преследовали и не бросали в тюрьмы. Но так не бывает.

В каких странах Конституцией предусмотрено право народа на восстание, революцию или похожее выступление?

Если говорить только о тех странах, где это право закреплено прямо в Конституции или конституционных законах (например, в Британии Конституции как единого документа не существует), то есть как минимум две:

1. Германия.

В Конституции Германии в статье 20 п. 4 говориться

Всякому, кто попытается устранить этот строй, все немцы имеют право оказывать сопротивление, если не могут быть использованы иные средства.

(Имеется в виду демократический социальный федеративный строй, который устанавливается п.1 той же статьи).

2. Франция

В «Декларации прав человека и гражданина» 1789 года закреплено право на восстание народа против тирании и угнетения. Действие этой декларации подтверждено Конституцией Франции 1958 года и специальным решением Конституционного Совета Франции 1971 года.

Так же стоит напомнить, что право на вооруженное сопротивление узурпации власти закреплено во Всеобщей декларации прав человека, принятой ООН в 1948 году и ратифицированной множеством стран.

Народ имеет право на вооруженное восстание?

Право на восстание (право на сопротивление угнетению, право на революцию) — в политической философии, право граждан любыми средствами, вплоть до вооруженной борьбы, защищать свои права и свободы от узурпаторов.

Относится к естественным правам, то есть не требует подтверждения нормами позитивного права. Содержание [убрать]

3 Научная дискуссия

5 Примечания История[править | править вики-текст] Обоснование права на сопротивление угнетению берёт начало в античном праве на тираноубийство. Впервые право на сопротивление было письменно зафиксировано в Декларации независимости США 1776 г.

В преамбуле этого документа указывается, что «[…] если какой-либо государственный строй нарушает эти права, то народ вправе изменить его или упразднить и установить новый строй, основанный на таких принципах и организующий управление в таких формах, которые должны наилучшим образом обеспечить безопасность и благоденствие народа. […] когда длинный ряд злоупотреблений и насилий […] обнаруживает стремление подчинить народ абсолютному деспотизму, то право и долг народа свергнуть такое правительство и создать новые гарантии обеспечения своей будущей безопасности.»

Читайте так же:  Увольнение дутиковой

[1] Статья 2 французской Декларации прав и свобод человека и гражданина 1789 года также указывает право на сопротивление угнетению в качестве одного из естественных и неотъемлемых прав человека, наряду со свободой, собственностью и безопасностью.[2] Более того, в 1793 году Декларация была расширена, в неё были включены, помимо прочего, следующие формулировки: 27. Каждый, кто присвоит себе принадлежащий народу суверенитет, да будет немедленно предан смерти свободными гражданами. […] 33.

Сопротивление угнетению есть следствие, вытекающее из прочих прав человека.

34. Угнетение хотя бы одного только члена общества есть тем самым угнетение всего общественного союза. Угнетение всего общественного союза есть тем самым угнетение каждого члена в отдельности.

35. Когда правительство нарушает права народа, восстание для народа и для каждой его части есть его священнейшее право и неотложнейшая обязанность.[3] В Польском королевстве и Речи Посполитой право на сопротивление (prawo oporu, ius resistendi) было одной из привилегий шляхты с целью обеспечения защиты шляхетских прав и привилегий в случае их несоблюдения. Часто использовалось для оказания давления на короля.

В частности, опираясь на это право, шляхта изгнала монархов Казимира I Восстановителя, Болеслава II Смелого. Тем не менее, использование этого права могло рассматриваться как мятеж в случае вооружённой победы короля.

О всякой всячине

Право на восстание

В ходе кухонно-твиттерных дискуссий с удивлением выяснил, что в голове у многих, даже вполне образованных и эрудированных людей, засела невероятная картинка про власть, которая имеет абсолютный мандат подавлять и прекращать любые «беспорядки», потому что она же, черт возьми, власть. Сакральная.

Подробное изложение матчасти есть, естественно, в Википедии. Искать по словам «Право на восстание» (подробная статья на английском, покороче статья на русском). В очень схематичном изложении мысль звучит так — согласно всем демократическим конституциям, верховным источником власти является народ, поэтому неотъемлемым правом народа является право на осуществление своей власти непосредственно, путем восстания и взятия ее в свои руки, в том случае, если действия избранных органов власти угрожают конституционному строю. Это и понятно — иначе фраза о том, что народ является единственным источником власти (в Конституции РФ это статья 3) остается пустой и бессмысленной декларацией. Да, в современном мире народ (пока — до расцвета электронной демократии) не имеет возможности осуществлять власть непосредственно, и должен делать это через представителей. Но именно поэтому правовая система должна предусматривать меры предосторожности против тирании, узурпации власти, изменения конституционного строя без согласования с единственным источников власти. Такой мерой предосторожности и является право на восстание. Логичнее некуда, не так ли?

Эта несложная мысль о праве на восстание как о естественном и неотъемлемом праве стала общим местом в эпоху Просвещения, и нашла непосредственное отражение в Декларации независимости США (1776 год) и в великой французской Декларации прав и свобод человека и гражданина (в редакции 1793 года).
США: «Когда длинный ряд злоупотреблений и насилий […] обнаруживает стремление подчинить народ абсолютному деспотизму, то право и долг народа свергнуть такое правительство и создать новые гарантии обеспечения своей будущей безопасности.»
Франция: «Когда правительство нарушает права народа, восстание для народа и для каждой его части есть его священнейшее право и неотложнейшая обязанность.»

Оба эти документа сохранили свою силу и являются неотъемлемыми частями сегодняшних правовых систем США и Франции. В ряде других стран право на восстание в явном виде прописано в их современных конституциях, как, например, в Основном Законе ФРГ:
«Всякому, кто попытается устранить этот строй, все немцы имеют право оказывать сопротивление, если не могут быть использованы иные средства». Кстати, в Конституции Веймарской республики такой формулировки не было; ее появление стало одним из уроков, который Германии выучила в 1933-1945 годах.

Наконец, в преамбуле Всеобщей декларации прав человека, фундаментального документа международного права, ясная отсылка к праву на восстание дана в третьем абзаце:
«. необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения;» — т.е. подразумевается, что восстание, хотя является вынужденной мерой и последним средством, но, очевидно, входит в арсенал допустимых реакций на нарушение прав человека.

Короче говоря, можно обойтись и без всех этих цитат. Главное для меня лично: право на восстание в целях сопротивления установлению тирании является неотъемлемой частью правовой системы демократического государства, без которого эта система неполна, незащищена, ущербна и декларативна.

Вот только с этих позиций у меня лично и получается оценивать украинские события.
— Мирный протест против отказа Януковича от подписания соглашения об ассоциации с ЕС;
— Разгон мирного протеста (но обе стороны были небезупречны, и были провокации с обеих сторон);
— Тем не менее: продолжение мирного гражданского протеста в декабре;
— Принятие «партией власти» пакета законов, устанавливающих режим полицейского государства, радикально ограничивающих права и свободы гражданина, и, тем самым, фактически отменяющих базовые нормы конституционного строя;
— Начало силового сопротивления — реализация права народа на восстание.

Все логично и правильно.
Вот поэтому у меня никаких претензий к протестующим и никаких симпатий к людям в касках и бронежилетах, которые продолжают исполнять незаконные приказы, вместо того, чтобы спокойно разойтись по домам.

Ну и элементарный FAQ:
Q: Революция — это всегда ужасно! Там трупы, кровь, как можно это поддерживать?
A: Революция — это плохо. Но в жизни так бывает, что хороших решений нет, а есть несколько плохих, и вопрос в том, что хуже. Если альтернативой являются годы или десятилетия тирании, то выбор очевиден. Тирания породит (прямо или косвенно) куда больше трупов, и нанесет гораздо больший ущерб человеческому потенциалу страны. (Не говоря уж о том, что высказывание «революция — это всегда кровь» неверно, подавляющее большинство революций в Европе в последние 50 лет были бескровными).
Q: Ну а что же ты не берешь коктейль Молотова и не идешь на Кремль?
A: Право на восстание — это право народа, а не личности. Украинский народ пытается реализовать это право сейчас. Российский народ реализовал его в 1991-м году, а вот в 2011-2012 годах — не стал. Можно долго обсуждать, почему так случилось и кто в этом виноват (наверняка, в этом есть изрядная доля и лично моей вины, и вины каждого из тех, кто лайкает и репостит), но в контексте данного обсуждения — это просто исторический факт. Моя версия — тут в значительной степени разница между постепенным нагреванием воды в аквариуме у лягушки (она сварится) и мгновенным кипячением (она постарается выпрягнуть). У Путина и Госдумы получилось уничтожить конституционный строй примерно за 10 лет, Янукович и Верховная Рада постарались сделать это за месяц.
Q: Так что, ты поддерживаешь гопников с щитами, на которых написано «1488»?
A: Любой народ — это сложнейший конгломерат самых разных людей и слоев. Именно тот факт, что на Майдане оказались и киевские интеллигенты, и львовские ультранационалисты и донецкие футбольные болельщики доказывает народный (и, следовательно, законный) характер украинского протестного выступления. Все вместе защищают конституционный строй — так и должно быть. Победят, проведут выборы — и там националисты наберут свои 10-15%, как в любой европейской стране.
Q: Но протест разобщен, у протеста нет лидера, как он может победить?
A: Отсутствие явного лидера — и при этом (как свидетельствуют многочисленные репортажи) превосходная, очень отлаженная система самоорганизации Майдана — это для меня тоже, в первую очередь, доказательства того, что одной из сторон противостояния в Киеве является народ. А в противостоянии, где одной из сторон является народ, народ всегда прав (см. выше).

Право на оружие или право на восстание, 2-я поправка в Конституции США.

Но мало кто знает, что эта же поправка позволяет реализовать право народа США на вооруженное восстание, упомянутое в тексте Декларации независимости, в том случае, если правительство США грубо нарушит права американцев и Конституцию. Тогда правительство будет располагать вооруженной армией против безоружного населения.
Таким образом отцы-основатели уравняли шансы.

Но когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом, свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасности на будущее становится правом и обязанностью народа.

Текст второй поправки (официальный перевод и оригинал):

«Поскольку хорошо организованное ополчение необходимо для безопасности свободного государства, право народа хранить и носить оружие не должно нарушаться».

«A well regulated Militia, being necessary to the security of a free State, the right of the people to keep and bear Arms, shall not be infringed».

Участие в военном деле требует времени и практики. Это занятие не дней и не недель. Необходимо вовлечь широкие массы фермеров и других классов граждан в военные тренировки, которые должны происходить так часто, сколько необходимо, чтобы достичь требуемой степени совершенства, необходимой, чтобы их можно было охарактеризовать, как хорошо устроенное ополчение.

Проблема толкования, упоминаемого во Второй поправке, «права народа» состоит в том, чтобы определить, чем оно отличается от свободы собраний, гарантированной Первой поправкой, и права на безопасность, упоминаемого Четвёртой поправкой.

Судья Антонин Скалия вынес определение по делу «Округ Колумбия против Хеллера» в том, что термин «народ» в остальных статьях и поправках Конституции безусловно говорит обо всём «политическом сообществе», тогда как Вторая поправка ведёт речь именно об ополчении, которое включает в себя не всех граждан, а только мужчин определённого возраста, способных носить оружие.

Начиная по крайней мере со второй половины XIX века Вторая поправка вызывает множество дискуссий, в ряде случаев закончившихся процессами в Верховном суде США. Один из первых случаев рассмотрения Второй поправки этим судом относится уже к 1820 году.

В большинстве случаев американские суды придерживаются двух подходов в толковании Второй поправки — «индивидуального» подхода, означающего право отдельных граждан на хранение и ношение оружие в частном порядке, и «коллективного», как права граждан принимать участие в «хорошо организованном ополчении». В этом случае обычно подразумевается, что таковое ополчение самостоятельно обеспечивает себя оружием и боеприпасами, что соответствует исторически сложившейся в США модели.

На сегоднящний день в США население располагает 270 млн единиц легального огнестрельного оружия или около 89 «стволов» на 100 человек. Это самый высокий показатель (вооружённости населения) в мире. С учётом нелегального оружия его количество составляет свыше 300 млн.

Покупка длинноствольного неавтоматического оружия разрешена с 18 лет, короткоствольного — с 21 года. На скрытое ношение короткоствольного оружия в большинстве штатов требуется специальная лицензия, для получения которой надо пройти дополнительную проверку и уплатить пошлину, а в некоторых штатах — пройти специальные учебные курсы.

Ежегодно около 2,5 млн американцев используют оружие для самообороны, причем в 8 % случаев это заканчивается гибелью или ранением преступника. Граждане в США убивают в два раза больше преступников чем полиция (при этом процент ранения или гибели случайных людей в пять раз ниже, чем у полицейских)

О праве на восстание

Российское законодательство признает право на восстание

Нарушение прав граждан России со стороны властей приобрело настолько массовый и хорошо организованный характер, что становится необходимым принятие неотложных мер по восстановлению этих прав во всем их объеме. При этом важно учитывать, что это невозможно сделать ни при помощи российской правоохранительной системы, включая суды, поскольку они сами являются источником нарушения этих прав, ни с помощью представительной власти, поскольку исполнительная власть извратила систему выборов и в нарушение Ст. 10 Конституции:

Читайте так же:  Льготы на третьего ребёнка 2019 год

«Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны»

подчинила себе не только судебную, но и представительную власть. Например, «Единая Россия» как партия власти (т.е. исполнительной власти) создана как механизм подчинения представительной власти исполнительной.

В российском законодательстве предусмотрен лишь один механизм восстановления прав при данных условиях. Это – восстание. Для многих информация о том, что российским законодательством предусмотрено право на восстание, является полной неожиданностью, поэтому приведу юридическое обоснование этого факта. В соответствие п. 4 ст. 15 Конституции:

«Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

В преамбуле Всеобщей декларации прав человека, являющейся составной частью российской правовой системы, записано:

«… принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения…».

Тем самым российским законодательством признается как право на восстание, так и вынужденность и необходимость восстания как последнего средства защиты российскими гражданами своих прав. Важно отметить момент, что российским законодательством не регламентируется размер территории, на которой происходит восстание, т.е. право на восстание может быть реализовано как в масштабе России, так и в масштабе села или города. Наличие данного права не противоречит Конституции, т.к. список перечисленных в ней прав не является исчерпывающим.

Ч.1 ст. 55 Конституции:

«Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина».

Важно учесть тот момент, что гражданам России, реализующим свое право на восстание, не может инкриминироваться ст. 279 Уголовного Кодекса РФ «Вооруженный мятеж»:

«Организация вооруженного мятежа либо активное участие в нем в целях свержения или насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации либо нарушения территориальной целостности Российской Федерации»,

поскольку право на восстание реализуется не в целях свержения или насильственного изменения конституционного строя, а, наоборот, в целях его сохранения.

Более того, прямой обязанностью всех государственных и муниципальных органов, включая силовые структуры, типа МВД и ФСБ, является восстановление законности. Включая непосредственное участие в восстании, если это восстание направлено на восстановление конституционного строя.

Важно понять и причины, почему восстание может являться последним средством защиты российскими гражданами своих прав. Ведь восстание – эффектное, но не эффективное средство. Из-за хорошо известного закона – при любой смене власти ее захватывают проходимцы. Кажется, гораздо выгодней отвоевывать права постепенно, эволюционным путем.

Приведу примеры, как это можно делать, из практики США, хотя и не считаю их образцом демократии. У американцев были проблемы с беспределом полиции. При совершении незаконных действий полицейские не предъявляли свои удостоверения, чтобы граждане не могли узнать, кто они. Тогда американцы заставили их носить свои удостоверения на груди в виде блях. Зачитывание прав при арестах вовсе не какой-то американский прикол, как многие считают. Полицейские систематически нарушали права арестованных, поэтому их заставили зачитывать права при аресте. Не столько для того, чтобы арестованные знали свои права, сколько для того, чтобы эти права запомнила полиция. Американские суды признают незаконными аресты, которые сделаны с нарушением законодательства, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Все это актуально и для России. Вспомните, как милиция задерживает людей, не объясняя причин и не предъявляя удостоверений. Если все эти задержания признать незаконными с выплатой соответствующего морального ущерба и привлечением к ответственности задержавших…

В России проблемы с прокуратурой, которая из всех видов права признает только телефонное право. Почему бы не воспользоваться американским опытом и ввести для них прокурорскую клятву, которую они должны ежедневно утром произносить у двери своего кабинета: «Я клянусь, что не буду лизать заднее место губернатору (учитывая российскую специфику, областные прокуроры должны при произнесении клятвы повторить эту фразу 100 раз, остальным достаточно десятка повторов). Я клянусь, что привлеку любое лицо, пытающееся повлиять на следствие, будь то президент, губернатор или мэр, к уголовной ответственности по ст. 294 Уголовного кодекса России. Если я этого не сделаю, то пусть мои коллеги привлекут меня к уголовной ответственности по ст. 300 Уголовного кодекса России». Не сомневаюсь, что ежедневное произнесение такой клятвы повысит уровень правовой культуры прокуратуры.

К сожалению, против эволюционного пути есть серьезные аргументы. Во-первых, из-за проводимого российскими властями геноцида российского народа. Когда значительная часть населения имеет доход ниже прожиточного минимума, это автоматически означает ее постепенное вымирание. И любая потеря времени означает потерю части населения России.

Увы, даже Конституция не служит защитой от геноцида, поскольку ч.3 ст. 37 Конституции сформулирована так:

«Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы».

А минимальный размер оплаты труда сейчас ниже прожиточного минимума, что является полным абсурдом – как человек может жить на зарплату, которая не способна обеспечить его существование?

Кроме того, надо учесть, что сейчас российской исполнительной властью (руками единоросов) проводится наступление на права граждан с целью лишения их свободы выражения своего мнения и ограничения возможности влиять на власть. Например, поправки к закону об экстремизме. И новации в избирательном праве. От убийства единоросами самого честного и порядочного кандидата в депутаты – кандидата «Против всех» в отместку за то, что он своим существованием разоблачал их махинации на выборах. До великого перехода к нульпроцентной лигитимности выборов от 20-25-процентной. Многие считают, что цель этих действий властей состоит исключительно в установлении тоталитарного или диктаторского режима. И не замечают, что она также создает условия для планируемого уничтожения остатков системы социальной защищенности, заранее подготавливая подавление ответного народного возмущения. А уничтожение системы социальной защищенности при мизерных зарплатах значительной части населения означает геноцид этой части.

Во-вторых, упорное нежелание власти пойти на какие-либо уступки и обеспечить хоть какой-то минимум законности. Наоборот, налицо тенденция к «закручиванию гаек» и установлению более наглого беспредела чиновников. Для этого есть серьезные экономические причины.

В начале перестройки многие экономисты видели бурное развитие частной экономики, которую они ошибочно принимали за рыночную. И задавали вопрос: «Откуда появилась российская рыночная экономика?» Действительно, было странно. При КПСС не было людей с опытом рыночных отношений. Но в начале перестройки они появились из ниоткуда в громадном количестве. Ответ прост. Российский «рынок» вылупился из системы «блата». Раньше директор базы сидел на дефиците и продавал его за определенную мзду. Теперь российский «рыночник» таким же образом сидел на нефтяной вышке, газовой трубе, алмазах, металле, ЖКХ, на банке или на чиновничьем кресле, и таким же образом имел свою мзду с проходящего через его руки товарного потока, просто открывая или закрывая кран. Российская экономика была и остается по сей день преимущественно монополистической. Рыночный сектор в ней очень мал.

Фокус в том, что рыночная экономика нуждается в законности. А для «экономики кранов», независимо от того, относится ли она к государственному или частному сектору, законность смертельно опасна. Если начать восстанавливать законность в России, то это автоматически означает потерю очень больших денег как для лиц, сидящих «на кранах» в монополистическом секторе частной экономики, так и для государственных и муниципальных должностных лиц, также сидящих «на кранах». Большую роль в нежелании российских властей соблюдать законность играет не сколько позиция президентской администрации, сколько интересы этих лиц, контролирующих львиную долю российской экономики.

При рассмотрении вопроса о восстании важно выяснить, что юридически является высшей ценностью российского государства и кто является источником власти в российском государстве.

Ст. 2 Конституции:

«Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства».

Иными словами, Конституция теряет смысл, если в России происходит подмена ее высшей ценности, если система российской государственности не будет ориентирована на пользу ее гражданам, на реализацию их прав и свобод. Все органы государственной власти обязаны признавать, соблюдать и защищать права всех граждан России. Но они этого не делают…

Ч. 1 ст. 3 Конституции:

«Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ».

Небольшое неюридическое отступление. Большинство истин люди устанавливают, исходя из своего жизненном опыта. А не на основании юридических документов. Вспомните все чинопочитание и многочисленные восхваления должностных лиц разного уровня. Президентские портреты в кабинетах и президентские программы. Губернаторские рынки и мэрские кварталы. Как мало значат мнение и права простых людей перед беспределом чиновников. А теперь скажите, действительно ли народ считается источником власти в России? Или ч. 1 ст. 3 Конституции кажется Вам наивной и смешной…

Поскольку источником власти является народ, то систематическое нарушение прав и свобод граждан России государственными органами является незаконным присвоением и захватом власти, принадлежащей народу, должностными лицами государственных органов.

П. 4 ст. 3 Конституции:

«Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону».

Существующая в настоящее время в России система беззакония не является результатом случайности. Она специально создана и постоянно поддерживается расстановкой соответствующих кадров на ключевых постах. Цель этой системы – обеспечить расширение фактической власти чиновников путем нарушения ими законности. Если заставить российских чиновников соблюдать законность, то их реальная власть уменьшится, как минимум, в десяток раз. Если Вы проанализируете основные российские социальные беды, то увидите – их причина в нарушении законности должностными лицами.

К сожалению, эта система беззакония поддерживается насилием путем использования правоохранительных органов в качестве репрессивного аппарата. Что дает основания утверждать, что присвоение и удержание власти осуществляется насильственным путем. В последнее время усиливается тенденция использования спецподразделений для внезаконных расправ с неугодными властям людьми. За рубежом аналогичные спецподразделения принято называть «эскадронами смерти».

По российскому законодательству народ вправе реализовать свое право на восстание лишь при наличии основания в виде нарушения его прав. При этом должно быть очевидно, что эти права фактически не охраняются властью закона, доказательством чего является массовость нарушения прав. Реализация права на восстание без наличия такого основания должна квалифицироваться как злоупотребление правом.

Вопрос о праве на восстание – не только общественно-политический. Это еще и юридический вопрос. И как юридический вопрос, он должен обсуждаться юристами достаточно высокой квалификации. Например, раз право на восстание предусмотрено в российском законодательством, то можно ли его как-то регламентировать? В виде федерального закона «О восстании». Или это право в принципе не регламентируется? На мой взгляд, хоть я не юрист, частично это возможно. Например, всем известны «бархатные революции», когда власть уступается восставшим бескровно. Я считаю, что «бархатную революцию» вполне можно регламентировать, хотя совершенно не представляю, как это сделать.

Но если регламентацией «бархатной революции» займутся опытные юристы, они разработают форму уведомления о «бархатной революции», определят обязанности государственных и муниципальных органов по материальному (например, по предоставлению транспорта для восставших), следственному (в отношении ключевых фигур свергнутой группировки должно сразу осуществляться следствие, которое определит степень их вины в нарушении прав граждан и присвоении власти) и иному обеспечению (например, предоставление для помощи восставшим сотрудников ФСБ, МВД, военнослужащих). И предусмотрят многое другое, о чем неюристам трудно догадаться…

Читайте так же:  Приказ минобр и науки рф от 7 апреля 2019г 276

Комментарий из рассылки этой статьи:

——Original Message——
From: Слобожанинов Юрий Яковлевич [email protected]
To: Союз русского народа [email protected]

Date: Wed, 17 Jan 2007 18:03:17 +1200

Subject: Право на восстание

«Если нация убеждается, что господствующая в государстве власть направлена не на развитие её культурных, экономических и иных потребностей, а, наоборот, на их попрание, то не только правом, но и обязанностью нации является свергнуть такую власть и установить власть, соответствующую национальным интересам нации». (Из учредительных документов Организации Объединённых Наций)

А Конституция России устанавливает верховенство международного права над законами страны. Поэтому борьба русских за свержение антинациональной власти является их законным правом и обязанностью, в том числе обязанностью русских прокуроров и судей.

Комментарий юриста движения «ЖБСИ!» А.А. Мозжегорова:

Приведенная Ю.Я. Слобожаниновым фраза не обнаруживается в каких-либо учредительных документах ООН (например, в том же Уставе ООН). К тому же не являются источником международного права, действие которого распространяется на Россию, какие-либо учредительные документы, если они не ратифицированы в установленном порядке нашим государством. Ратифицированных документов ООН, содержащих указанную фразу и распространяющих свое правовое действие на территории России, не обнаруживается.

Подход С. Зайкова к обоснованию права на восстание также не находит своего подтверждения ни в указанной им Всеобщей декларации прав человека, ни в Конституции РФ.

Преамбула Всеобщей декларации прав человека, из контекста которой выводится С. Зайковым свое толкование указанного права, отнюдь не закрепляет право народа на восстание, а лишь констатирует необходимость принятия и соблюдения государствами указанной декларации во избежание таких последствий игнорирования закрепленных в ней прав как восстание («чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения»), как проявления различных форм варварства («что пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества»), а так же по другим основаниям. В самом же тексте декларации, в котором собственно и сформулированы основные права и свободы человека, право народа на восстание не закреплено.

Конституция РФ также не закрепляет за народом права на восстание. Напротив, всякое властное действие, выходящее за рамки определенного Конституцией политического процесса, расценивается ей как присвоение и захват власти и преследуется как преступление в соответствии с Уголовным кодексом (ст. 3 Конституции). Поэтому право народа на восстание в РФ де-юре отсутствует.

Единственным из известных и действующих правовых актов государственного значения, в котором закреплено не только право, но и обязанность народа на восстание, является Декларация независимости США от 4 июля 1776 года. Буквальное содержание этого права сформулировано в указанной Декларации следующим образом:

«Но когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом, свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасности на будущее становится правом и обязанностью народа».

Вместе с тем, является правильным вывод С. Зайкова о том, что отмена российским законодательством возможности голосовать «против всех», нарушает права граждан России. Указанная Всеобщая декларация прав человека в ст. 21 провозглашает: «Воля народа должна быть основой власти правительства; эта воля должна находить себе выражение в периодических и нефальсифицированных выборах, которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве, путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования». Указанные поправки в российское законодательство лишили народ выражать свою волю через протестное голосование «против всех», что при нормальном демократическом процессе рано или поздно привело бы к параличу государственного управления и мирной смене действующей власти, в чем собственно воля голосующих «против всех» и заключается.

Российская же Конституция именно о воле народа как источнике власти ничего не говорит. Она лишь декларирует, что народ является источником власти, которую он непосредственно осуществляет через референдум и свободные выборы. Свобода выбора при отсутствии голосования «против всех» формально не нарушается (не ходи и не голосуй, если никто не нравится), но игнорирование воли этой группы избирателей налицо — она не находит своего властного воплощения в политическом процессе. Поэтому нарушение указанными изменениями российского законодательства прав граждан, закрепленных в ст.21 Всеобщей декларация прав человека, являющейся составной частью правовой системы России, налицо.

Комментарий Андрея Маслова (добавлено 26.01.2007):

Занятная позиция избрана С.Зайковым.

Начну с конца этой статьи.

«Вопрос о праве на восстание — не только общественно-политический. Это еще и юридический вопрос. И как юридический вопрос, он должен обсуждаться юристами достаточно высокой квалификации», утверждает С.Зайков. Как «мило»!

Мне тут вспомнился анекдот, очень уместный по теме — как раз для юристов:
>

Если принять во внимание то, что произошло и происходит в России за последние 15 лет, то вывод напрашивается сам собой — ИЛИ В РОССИИ ЗА ЭТОТ ПЕРИОД ВООБЩЕ НЕ БЫЛО И НЕТ ЮРИСТОВ, ЛИБО ВСЕ ОНИ БЫЛИ И ЕСТЬ СВОЛОЧИ, Т.К. НЕ ОБЪЯСНИЛИ И НЕ ОБЪЯСНЯЮТ ГРАЖДАНАМ ЮРИДИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПРОИСХОДЯЩИХ В СТРАНЕ РЕФОРМ, А ЮРИСТЫ-АДВОКАТЫ, НЕСМОТРЯ НА СВОИ ОБЯЗАННОСТИ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ГРАЖДАН, НЕ ПРЕДПРИНЯЛИ НЕОБХОДИМЫХ ШАГОВ ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАЩИТЫ НАРУШЕННЫХ И НАРУШАЕМЫХ ПРАВ ГРАЖДАН. Возражения есть?

При чём здесь юрист — не юрист?

Права и свободы человека и гражданина, в том числе,- право на восстание — это, прежде всего,- не юриспруденция, а общечеловеческие ценности.
Да, эти ценности в зависимости от уровня развития общества могут быть разными — для капитализма одни, для социализма — другие, для рабства — третьи, для варварства — четвертые.

Эти ценности могут быть различны для разных каст и классов этих человеческих сообществ.

Эти ценности могут быть «упакованы» в «кокон» юридических терминов и понятий.

Да, эти ценности могут быть «упакованы» так, что «не в сказке сказать, ни пером описать» для практически всех своих граждан. Россия здесь — яркий пример. И чтобы понять почему то, что происходит в России происходит, совсем не обязательно быть юристом. Для того, чтобы это понять необходимо почитать ТОРУ.

Что такое ТОРА? Это — ХОЖДЕНИЕ ПО КРУГУ.

К чему привели нас . не буду называть имён, среди которых много юристов, в том числе,- заслуженных. Вы их прекрасно знаете. Правильно — согласно закону ТОРЫ по кругу русов привели к то ли рабству, то ли к варварству, заставив ишачить на квартплату, поставив на грань выживания, создав варварские условия существования. Круг ТОРЫ опять замкнулся.

Я — не юрист, папа у меня — не юрист, мама — нерусская (белоруска). Ну и что? Что мне не доступно понять то, что может оценить юрист? Жизнь подтверждала неоднократно, что это не так. Мне даже предлагали защитить кандидатскую диссертацию в Российской правовой академии, почитав то, что мною было написано, хотя у меня нет никакого юридического образования.

Как раз юристу чаще всего и не удается найти правильные пути выхода из проблемной ситуации, в том числе,- правового порядка. Тут дело не в том, юрист ты или нет. Здесь другое — или у тебя мЫшление или у тебя мышлЕние.

По статистике только 5 процентов населения в любом государстве и сообществе граждан способны «шевелить мозгами». Остальные — «плывут по течению», особо не задумываясь о причинах того, что вокруг и с ними самими происходит.

А юрист еще «зашорен» рамками того, что ему «вдолбили» в голову старшие «юристы».

Что является критерием оценки законности правоотношений для практически всех юристов? Нормативные акты. Правильно? А как на счёт того, что эти нормативные акты могут нарушать права и свободы граждан? И нарушают сплошь и рядом в России. Что с этим делать? Где ответ ЮРИСТА? Ау! Как говорит главный юрист России — идите в суд. А где в России суд? «Да, где хотят, там и ссут»,- прошу прощения за не очень корректную форму описания того, что из себя представляет российский суд сегодня. И эти рекомендации главного юриста России и сегодняшняя российская судебная процедура — части ТОРЫ — хождение по кругу. Разорвать этот круг — вот задача.

Теперь — к началу статьи — вполне допустимые умозаключения о допустимости восстания, не ставящего целью свержение или изменение конституционного строя. Всё — в рамках Закона. Закон не запрещает восстания, которое не ставит свержение или изменение конституционного строя. Здесь спорить бессмысленно. И даже Декларация здесь не нужна особо. Но, не помешает, впрочем.

Есть тут оговорки. Но то, что Всеобщая Декларация прав человека — норма международного права — несомненно. Россия за принятие этой Декларации проголосовала. Тут спорить не о чем. Да,- это не Договор, не Конвенция. Но — это НОРМА И ПРИНЦИП МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА, которым согласно требованиям части 4 ст.15 Конституции РФ должна руководствоваться Россия.

Статья 40.4 ФЗ РФ «О прокуратуре РФ» отсылает нас куда? Правильно.
Присяга прокурора (следователя)

1. Лицо, впервые назначаемое на должность прокурора или следователя, принимает Присягу прокурора (следователя) следующего содержания:
«Посвящая себя служению Закону, торжественно клянусь: свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, законы и международные обязательства Российской Федерации, не допуская малейшего от них отступления;
непримиримо бороться с любыми нарушениями закона, кто бы их ни совершил, добиваться высокой эффективности прокурорского надзора и предварительного следствия;
активно защищать интересы личности, общества и государства;
чутко и внимательно относиться к предложениям, заявлениям и жалобам граждан, соблюдать объективность и справедливость при решении судеб людей;
строго хранить государственную и иную охраняемую законом тайну;
постоянно совершенствовать свое мастерство, дорожить своей профессиональной честью, быть образцом неподкупности, моральной чистоты, скромности, свято беречь и приумножать лучшие традиции прокуратуры.
Сознаю, что нарушение Присяги несовместимо с дальнейшим пребыванием в органах прокуратуры».

На эту норму Закона, чаще всего, не обращают внимания не только граждане, но и сами прокуроры. Так что норма Закона, как должны себя вести прокуроры, есть. Другое дело, что «кладут» прокуроры на эту норму «с прибором».

Поэтому нужно почаще гражданам напоминать об этом прокурорам.
Хотя это напоминание, впрочем, может»выйти боком» — как случилось с Конституцией России. Помните? Ссылались, ссылались граждане на положения Конституции России при отстаивании своих нарушаемых прав. А ГАРАНТ взял, да и отправил Конституцию России в ссылку — отменил даже общероссийский праздник по случаю её принятия. Вот — отношение главного ЮРИСТА страны к основному Закону страны! Вопросы есть? Не по поводу Конституции России и Закона, естественно.

Президент страны, прокуратура и суд в России согласно основному Закону страны — Конституции России должны быть основными рычагами регулирования правоотношений, соблюдения законности, прав и свобод граждан. Но они не выполняют этих функций практически на 100 процентов. Почему? Что необходимо сделать, чтобы заставить эти органы работать в рамках Закона и обеспечивать права и свободы граждан? Вот вопросы, над которыми необходимо работать.

Не буду комментировать остальные аспекты статьи — они не главные.

В сложившейся общественно-политической ситуации, когда само государство является главным нарушителем прав и свобод граждан, а государственный экстремизм по отношению к своему народу стал нормой российского общества, к сожалению, нет никаких других выходов из этого общественно-политического кризиса кроме восстания.

Можно, конечно, до бесконечности подставлять ту или иную щеку для очередного удара. Но — это из законов ТОРЫ.

Конечно, кому какими законами руководствоваться — выбирать каждому.
Но, очевидно одно — нужно объединяться, а не делиться по каким-то узким интересам (приверженность монархизму, христианству, казачеству, национализму или иным принципам и критериям).

Нужно спасать Россию! И отбросить все остальные разногласия, своё «Я», апломбы и амбиции, прекратить, наконец, полемику по этому поводу!
Отечество — в опасности!

Народ имеет право на вооруженное восстание