Побои таблица

Форварду «Зенита» Александру Кокорину и полузащитнику «Краснодара» Павлу Мамаеву предъявили обвинения в хулиганстве. Об этом сообщают в пресс-службе ГУ МВД по Москве. Футболисты на данный момент находятся в СИЗО, как и брат Александра Кокорина Кирилл.

«В рамках расследования резонансного уголовного дела о побоях и хулиганстве следователями следственной части ГСУ ГУ МВД России по г. Москве предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ст. 116 УК РФ «Побои» и ст. 213 УК РФ «Хулиганство» братьям Кокориным, П. Мамаеву и их четвертому соучастнику», – сообщил начальник УИиОС ГУ МВД России по г. Москве полковник внутренней службы Юрий Титов.

Сегодня в ГСУ было передано еще одно уголовное дело, возбужденное органами дознания по признакам преступления, предусмотренного статьей «Побои» УК РФ. Данное уголовное дело возбуждено по факту нанесения побоев одному из потерпевших граждан в кафе на Большой Никитской 8 октября.

Материалы дела приняты следственной частью и соединены в одно производство с уголовным делом о побоях и хулиганстве, произошедших возле развлекательного заведения и в помещении кафе, для организации полного и всестороннего расследования.

В настоящее время А. Кокорину, П. Мамаеву и их соучастнику предъявлены обвинения в совершении 2-х преступлений, предусмотренных статьей 116 УК РФ «Побои» и одного преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ «Хулиганство».

К. Кокорину предъявлены обвинения в совершении 3-х преступлений, предусмотренных статьей 116 УК РФ и преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ.

Расследование уголовного дела продолжается», — говорится в релизе МВД.

Форвард «Зенита» Александр Кокорин, его брат Кирилл, полузащитник «Краснодара» Павел Мамаев и Александр Протасовицкий в понедельник, 8 октября, стали участниками двух громких инцидентов – с избиением водителя ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталия Соловчука на выходе из ночного клуба у гостиницы «Пекин» на 2-й Брестской улице Москвы, а затем – чиновников, директора департамента развития внутренней торговли, легкой промышленности и потребительского рынка Минпромторга Дениса Пака и генерального директора ГНЦ РФ ФГУП «НАМИ» Сергея Гайсина в кафе на Большой Никитской. Пострадавшие обратились в полицию.

В среду, 10 октября, под угрозой объявления в федеральный розыск два игрока явились в полицию для дачи объяснений и были задержаны на 48 часов (как и Кокорин-младший). В четверг, 11 октября, Тверской районный суд Москвы определил меру пресечения для Александра Кокорина, его брата Кирилла и Мамаева: 1 месяц и 28 суток под стражей, до 8 декабря. Обвинение по статье «побои» было переквалифицировано в статью «хулиганство», вторая часть которой подразумевает наказание до 7 лет лишения свободы. Обвиняемые были доставлены в СИЗО Бутырской тюрьмы Москвы. В понедельник, 15 октября, адвокаты Кокориных и Мамаева подали апелляции на решения суда о выборе меры пресечения. Они должны быть рассмотрены в пятницу, 19 октября.

Статья 213 УК РФ. Хулиганство

Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу.

Деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, – наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей, или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период от трех до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до семи лет.

Статья 116 УК РФ. Побои

Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, – наказывается обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Побои и легкий вред здоровью. Отличия в наказании и последствиях

Побои. Статья 116 УК РФ

Толковый словарь Ушакова определяет побои как «удары по живому телу».

Толковый словарь Ефремовой определяет побои как «1) Удары, наносимые кому-либо. 2) Следы таких ударов».

Толковый словарь Кузнецова определяет побои как «удары по телу, причиняющие боль, увечье».

Определение понятия «побои»

Побои — это удары, умышленно нанесенные по любым частям тела человека с причинением физической боли и (или) поверхностных повреждений.

В «медицинских критериях определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных Приказом Минздравсоцразвития РФ от 24.04.2008 N 194н указано:

«поверхностные повреждения, в том числе: ссадина, кровоподтек, ушиб мягких тканей, включающий кровоподтек и гематому, поверхностная рана и другие повреждения, не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека».

Пощечина, оплеуха, отталкивание – побои?

Полагаем, что такие действия как пощечина, оплеуха, отталкивание и проч., если указанные действия не были совершены с приложением значительной физической силы с целью причинить физическую боль и не оставили поверхностных повреждений на теле не могут быть квалифицированы как побои или иные насильственные действия.

Читайте так же:  Китай сша подписали договор

Иные насильственные действия по статье 116 УК РФ

К иным насильственным действиям, по смыслу статьи 116 УК РФ традиционно относят:

— заламывание и выкручивание рук;
— сдавливание частей тела;
— щипание, защемление кожи;
— связывание;
— укусы, вырывание клока волос и т.п.

Указанные насильственные действия для целей квалификации по статье 116 УК РФ должны причинять потерпевшему физическую боль.

Оценку приведенным выше действиям должен дать суд и на основе всех имеющихся в деле обстоятельств сделать вывод о доказанности или недоказанности причинения потерпевшему физической боли от указанных действий и наличия на это умысла причинителя.

Отличие побоев от иных насильственных действий

Побои, по смыслу статьи 116 УК РФ, – это частный случай насильственных действий.

Правовую позицию на эту тему выразил Верховный Суд РФ еще в 2008 году в надзорном определении от 24 июня 2008 года, где указал следующее:

Статья 116 УК РФ именуется «Побои» и предусматривает уголовную ответственность за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ . Из этого следует, что побои являются частным случаем уголовно наказуемого насильственного действия.

Поэтому в соответствии с диспозицией указанного закона виновный несет уголовную ответственность за совершение любого насильственного действия, в том числе и такого, которое выражается в нанесении одного удара, при условии, что потерпевшему причинена физическая боль без наступления указанных в ст. 115 УК РФ последствий, а в случае, если такой удар, а равно иные насильственные действия повлекли указанные в ст. 115 УК РФ последствия, наступает уголовная ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью.

Легкий вред здоровью. Статья 115 УК РФ

Согласно п. 8 «указанного Приказа, медицинскими критериями квалифицирующих признаков в отношении легкого вреда здоровью являются:

— временное нарушение функций органов и (или) систем (временная нетрудоспособность) продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно) (далее — кратковременное расстройство здоровья).

— незначительная стойкая утрата общей трудоспособности — стойкая утрата общей трудоспособности менее 10 процентов.

Таким образом, любые повреждения на теле потерпевшего (ушибы, ссадины, раны), не повлекшие вышеприведенных последствий, будут квалифицироваться по статье 116 УК РФ. Если же, к примеру, потерпевший провел на излечении в стационаре медицинского учреждения более 3 недель, то, скорее всего, его здоровью был причинен вред здоровью. В любом случае, для вывода о степени вреда здоровью должна быть проведена судебно-медицинская экспертиза.

Сравнение наказаний за побои и легкий вред здоровью

Как видно из представленной ниже таблицы, санкции за деяния, предусмотренные частями первыми статей 116 и 115 УК РФ различаются несущественно:

Вид наказания (санкция) побои легкий вред здоровью

штраф до 40 000 рублей до 40 000 рублей

доход осужденного за период до 3 мес. за период до 3 мес.

обязательные работы до 360 часов до 480 часов

исправительные работы до 6 мес. до 1 года

арест до 3 мес. до 4 мес.

ОБРАЗЦЫ ЗАЯВЛЕНИЙ В ПОЛИЦИЮ:
Заявление о побоях в полицию . Образец (побои нанес знакомый)
Заявление о преступлении в полицию (побои из хулиганских побуждений нанесли неизвестные лица)

ОБРАЗЦЫ ИСКОВ:
Исковое заявление о возмещении морального вреда, причиненного преступлением (побои или вред здоровью)
Исковое заявление о компенсации морального вреда, причиненного преступлением (побои, вред здоровью). Требование к двум ответчикам – причинителям вреда о компенсации в равных долях

Кокорину и Мамаеву предъявлены обвинения в хулиганстве и побоях в рамках уголовного дела

Футболистам Александру Кокорину и Павлу Мамаеву предъявили обвинения в хулиганстве и побоях в рамках уголовного дела о драке в центре Москвы.

— В рамках расследования резонансного уголовного дела о побоях и хулиганстве следователями следственной части ГСУ ГУ МВД России по г. Москве предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ст. 116 УК РФ «Побои» и ст. 213 УК РФ «Хулиганство» братьям Кокориным, П. Мамаеву и их четвертому соучастнику, — приводит слова начальника УИиОС ГУ МВД России по городу Москве полковника внутренней службы Юрия Титова официальный сайт управления.

В настоящее время Кокорину и Мамаеву, а также их соучастнику предъявлены обвинения в совершении двух преступлений, предусмотренных статьей «Побои», и одного преступления, предусмотренного статьей «Хулиганство».

Напомним, что к Кокорину и Мамаеву применены меры по ограничению свободы в виде содержания в СИЗО до 8 декабря за инцидент в московской кофейне с избиением человека и за нападение на водителя телеведущей Ольги Ушаковой.

Побои: без гнева и пристрастия

О парадоксальности ситуации

Сразу после новогодних каникул Государственная Дума ФС РФ приняла в первом чтении внесенный в ноябре прошлого года законопроект о переносе семейных побоев из ст. 116 УК РФ в разряд административных правонарушений (далее – проект № 26265-7), вызвав оживление в СМИ и эмоциональные комментарии в социальных сетях.

Но чем деликатнее тема, тем важнее разобраться в ней sine ira et studio (без гнева и пристрастия).

Читайте так же:  Источниковедение теория. История. Метод. Источники российской истории учебное пособие

Прошлогодние изменения в ст. 116 УК РФ были проведены неудачно. И вот почему.

Законодатель перенес состав «обычных» побоев из ст. 116 УК РФ в ст. 6.1.1 КоАП РФ и сохранил уголовную ответственность за семейные побои, указав в новой редакции ст. 116 УК РФ на специальную категорию потерпевших от насильственных действий, не повлекших легкого вреда здоровью («близкие лица»). В то же время, например, в ст. 115 УК РФ такую категорию потерпевших не выделили, поэтому причинение легкого вреда здоровью, допустим, супруге по-прежнему квалифицировалось по ч. 1 ст. 115 УК РФ.

Сложилась парадоксальная ситуация. Определяемый по медицинским критериям вред, влекущий квалификацию по ст. 116 УК РФ, был меньше, чем вред, квалифицируемый по ч. 1 ст. 115 УК РФ. При этом санкция ст. 116 УК РФ, предусматривая максимально возможное наказание в виде лишения свободы до двух лет, оказалась гораздо суровее, чем санкция ч. 1 ст. 115 УК РФ. Таким образом, за преступление, повлекшее меньший вред тем же субъектам, в законе предусматривалось более суровое наказание.

Продолжением этого уголовно-правового нонсенса стали изменения в уголовном процессе. После принятия Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ уголовные дела о семейных побоях были отнесены к делам частно-публичного обвинения. А дела по ч. 1 ст. 115 УК РФ остались делами частного обвинения. В итоге делам о преступлениях, повлекших меньший вред, был придан более жесткий «процессуальный режим».

Не вполне понятно, почему – исходя из июльских новелл – ссора между супругами, обменивающимися толчками и оплеухами, общественно опаснее, чем потасовка соседей по даче или по подъезду с теми же последствиями. Доводы о латентности насилия в семье не могут лечь в основу такого разграничения, поскольку латентность не находится в причинно-следственной связи с криминализацией или пенализацией деяния. Указание на систематичность, периодичность семейного насилия и «бессистемный», «одиночный» характер насилия уличного также не может служить обоснованием выделения вышеуказанной специальной категории потерпевших в ст. 116 УК РФ в связи с тем, что систематическое нанесение побоев подлежит квалификации не по ст. 116 УК РФ, а по ст. 117 УК РФ.

Четыре выхода из ситуации

Из сложившейся ситуации было четыре выхода. Во-первых, можно было ничего не менять, руководствуясь подходом «мало ли у нас деформаций в системе уголовного закона – еще от одной не убудет». Во-вторых, можно рекриминализировать «простые» побои, возвратившись к прежней редакции ст. 116 УК РФ. В-третьих, можно было ужесточить ст. 115 УК РФ, а вслед за ней и другие статьи против жизни и здоровья, введя в качестве признака квалифицированного состава с более суровой санкцией специальную категорию потерпевших «близкие лица» (в конце концов, чем ст. 116 УК РФ в редакции от июля 2016 г. «лучше», например, ст. 115 УК РФ или ст. 111 УК РФ?). В-четвертых, можно было декриминализировать семейные побои. Наиболее удачным представляется именно последний вариант, который и решил реализовать законодатель в проекте № 26265-7.

О чем свидетельствует статистика?

Обратимся к данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ по состоянию на 2015 г. 1 Это период до декриминализации «простых» побоев и введения «близких лиц» в качестве специальной категории потерпевших в ст. 116 УК РФ. Все побои, за исключением относящихся к категории hate crime (преступление на почве ненависти), тогда квалифицировались по ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Используя данные, приведенные в таблице, нетрудно заметить, что обвинительные приговоры выносились в отношении 32% лиц, привлекаемых к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 116 УК РФ. При этом в более чем половине «необвинительных» случаев дела прекращались в связи с примирением сторон, а еще в почти трети случаев – в связи с непричастностью лица к совершению преступления или отсутствием в его деянии состава преступления (дело считается прекращенным формально по последнему основанию чаще всего тогда, когда частный обвинитель отказывается от обвинения). Это означает, что в каждом втором деле 3 силы, средства, нервы и время прежде всего частных обвинителей были израсходованы без достижения результата, формально обозначенного в заявлении о привлечении лица к уголовной ответственности, поскольку сам обвинитель фактически отказывался от продолжения уголовного преследования. Следует ли при таком положении дел продолжать использовать механизм, предусмотренный уголовным и уголовно-процессуальным законами, или необходимо предусмотреть более экономичный вариант разрешения тех же ситуаций? Ответ на этот вопрос зависит, помимо прочего, от того, рассматривается ли уголовное право как ultima ratio (последний довод, используемый только в крайних случаях) или как лекарство от всех социальных болезней.

Суровость наказания не уменьшится

Инициативы отечественного законодателя в последние годы тяготеют к последнему направлению (правда, чаще всего не добираясь даже до первого чтения). Попытки некоторых сторонников сохранения действующей редакции ст. 116 УК РФ решить вопрос семейного насилия посредством уголовного права – из числа покушений на цель негодными средствами. Проблема слишком сложна, а возможности уголовного права, карательный потенциал которого задействуется post factum, ограниченны. Причины рукоприкладства в семье – не в недостаточной криминализации или пенализации. Что же касается значения ст. 116 УК РФ для частной превенции, то разговоры на эту тему носят сугубо умозрительный характер, поскольку нет сколько-нибудь репрезентативных статистических данных о том, что осужденные по ст. 116 УК РФ в последующем не совершают преступлений. Отсутствуют данные и об обратном – что оправданные или освобожденные от ответственности по ст. 116 УК РФ потом пускаются «во все тяжкие».

Читайте так же:  Осаго в самаре втб

Формально карательный потенциал КоАП РФ за побои меньше, чем УК РФ: как уже отмечалось, ст. 116 УК РФ в действующей редакции предусматривает максимально возможное наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет; в ст. 6.1.1 КоАП РФ такого наказания нет. Однако обратившись к судебной практике по уголовным делам, можно увидеть, что наиболее часто назначаемыми наказаниями за побои являются штраф, а также обязательные и исправительные работы. Но эти меры ответственности предусмотрены и в ст. 6.1.1 КоАП РФ. Следовательно, привлечение лица к административной, а не к уголовной ответственности de facto не принципиально влияет на накладываемые на него санкции. Отсутствие же судимости при привлечении к ответственности по КоАП РФ является плюсом для всех – и для фигуранта (в российских условиях судимость имеет не только сильное стигматизирующее значение, но и существенно влияет, например, на возможности трудоустройства), и для его родственников (допустим, при попытке последних занять некоторые должности на государственной службе), и для общества в целом.

Таким образом, декриминализация семейных побоев, снижая социальные и экономические издержки, связанные с уголовным преследованием, практически не уменьшает степень суровости наказания. Кроме того, в ныне действующей редакции УК РФ существует ст. 116.1, которая (при всей спорности задействования административной преюдиции в уголовном праве) предусматривает уголовную ответственность для лица, ранее подвергнутого административному наказанию по ст. 6.1.1 КоАП РФ. Сохраняют свое действие и ст. 117 УК РФ («Истязание»), и весь набор статей, предусматривающих ответственность за причинение вреда различной степени тяжести.

2 Для чистоты расчетов число лиц, в отношении которых уголовные дела по ч. 1 ст. 116 УК РФ прекращались по амнистии, в дальнейшем не будет использоваться (амнистия носит временный и случайный характер, в силу чего не может учитываться как постоянно действующий фактор, влияющий на распределение количественных данных).

3 Расчет получился в результате соотнесения общего количества лиц, привлекаемых к ответственности (50 807), и количества лиц, в отношении которых уголовные дела были прекращены в связи с примирением сторон (18 544), а также в связи с отсутствием в действиях лица состава преступления или в связи с непричастностью подсудимого (9730).

Александру Кокорину и Павлу Мамаеву предъявлены обвинения в побоях и хулиганстве

18/10/2018 в 19:39 Обновлено 19/10/2018 в 11:14

Футболистов перевели из статуса подозреваемых в обвиняемые.

Братьям Александру и Кириллу Кокориным, Павлу Мамаеву, а также их другу Александру Протасовицкому предъявлены обвинения в побоях и хулиганстве.

«В рамках расследования резонансного уголовного дела о побоях и хулиганстве следователями следственной части ГСУ ГУ МВД России по городу Москве предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьей 116 УК РФ «Побои» и статьей 213 УК РФ «Хулиганство» братьям Кокориным, Павлу Мамаеву и их четвертому соучастнику», – заявил начальник УИиОС ГУ МВД России по Москве Юрий Титов.

Таким образом, старший Кокорин, Мамаев и Протасовицкий обвиняются в трех преступлениях (два по статье «Побои», одно – по статье «Хулиганство»), младший Кокорин – в четырех (три по статье «Побои», одно – по статье «Хулиганство»).

  • Две потасовки с участием футболистов произошли на прошлой неделе. Сначала, по данным следствия, Мамаев, Александр Кокорин, брат Кокорина Кирилл и их друзья избили водителя одной из ведущих Первого канала, а потом в кафе – главу департамента Минпромторга Дениса Пака и главу НАМИ (разработчик президентских автомобилей Aurus) Сергея Гайсина.
  • Четвертым задержанным оказался Александр Протасовицкий (тоже футболист, играющий на любительском уровне). 2 дня футболисты не выходили на связь, но после объявленного следствием ультиматума явились в ГУ МВД и были помещены в изолятор.

Mash: экспертиза МВД подтвердила побои у жены футболиста «Спартака» Дениса Глушакова Дарьи

Статья все ближе.

Экспертиза МВД подтвердила наличие у жены футболиста «Спартака» Дениса Глушакова Дарьи следов насилия.

Установлено, что ей нанесли побои легкой степени тяжести. Дарья подавала заявление в полицию об избиении и угрозе убийства со стороны Глушакова. На днях супругов вызывали для дачи повторных показаний. Теперь следователь в течение недели должен определиться, заводить уголовное дело или нет, сообщает телеграм-канал Mash.

  • Футболисту уже грозят 10 лет тюрьмы за вывод совместно нажитых 170 млн рублей во время бракоразводного процесса.
  • У Дениса две дочери от брака с Дарьей.

Мамаев заявил полиции, что водитель Соловчук нанес ему побои

Арестованный футболист Павел Мамаев написал заявление в полицию, в котором утверждает, что водитель ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталий Соловчук сам нанес ему побои.

— Заявление Мамаева поступило в отдел полиции по Пресненскому району, он утверждает, что Соловчук нанес ему удар в область подбородка. Полиция проводит проверку, по результатам которой может быть возбуждено уголовное дело по статье «Побои», — заявил источник в правоохранительных органах.

Напомним, что Мамаев и Александр Кокорин были заключены под стражу до 8 февраля 2019 года за участие в двух драках. В одной из них пострадавшим стал Соловчук. Во время заседания в Мосгорсуде 18 декабря Мамаев заявил, что выплатил потерпевшему денежную компенсацию в размере 500 тысяч рублей.

Побои таблица