Сколько может быть компенсация морального вреда

Кто может получить компенсацию морального вреда

Что такое моральный ущерб

Статья 151 ГК РФ и Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении № 10 от 20.12.1994 установили, что под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, причиненные действием (бездействием):

  • которое посягает на перечисленные в статье 150 ГК РФ нематериальные блага (честь, достоинство, жизнь, здоровье, деловая репутация и т. п.);
  • которое нарушает личные неимущественные права человека (права, предусмотренные законами об охране интеллектуальной собственности);
  • которое нарушает имущественные права гражданина (в том числе, вытекающих из договора).

В указанном Постановлении также дается разъяснение того, что следует понимать под упомянутыми страданиями. Так, нравственные — выражаются в негативных психических реакциях человека, таких как страх, унижение, беспомощность и любое другое дискомфортное состояние, вызванное:

  • утратой родных;
  • невозможностью продолжать активную общественную жизнь;
  • потерей работы;
  • раскрытием семейной, врачебной тайны;
  • распространением сведений, не соответствующих действительности;
  • временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Физические — это любые болезненные или неприятные ощущения: боль, зуд, жжение, тошнота, головокружение, удушье и т. п.

Выплата компенсации возможна только в отношении гражданина. Это связано с тем, что моральный вред — это страдания, т. е. категории, применимые только к существу, обладающему психикой. Юридическое же лицо может требовать взыскания репутационного вреда, однако при этом они должны опираться на нормы о причинении убытков, а не морального ущерба.

Судебная практика и собственная субъективная оценка обстоятельств — единственное, на что опираются судьи при определении размера возмещения морального ущерба. В ст. 151 и 1101 ГК РФ законодательно установлен ряд критериев, которые должны быть в обязательном порядке учтены судом при определении размера возмещения:

  • характер и степень нравственных или физических страданий;
  • степень вины человека в случаях, когда вина является основанием ответственности за причинение вреда;
  • фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный ущерб, и иные, заслуживающие внимания обстоятельства;
  • индивидуальные особенности потерпевшего (например, для женщины — состояние беременности);
  • требования разумности и справедливости. К примеру, Определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.05.2012 по делу № 33-5359/2012 подтверждает, что, определяя размер компенсации, суд должен учитывать имущественное положение должника. Так, истцами был заявлен размер компенсации морального вреда, признанный судом завышенным, поскольку исполнение решения суда невозможно по причинам финансовой и хозяйственной несостоятельности должника.

Компенсация морального вреда в гражданском праве представлена только в одной форме — денежной. Однако это не означает, что причинитель вреда не может добровольно совершить действия, направленные на сглаживание перенесенных потерпевшим страданий (уход за потерпевшим, оказание иной помощи, передача какого-либо имущества).

Действующее законодательство предусматривает основания для взыскания компенсации морального вреда, которые представляют собой нарушение:

  • тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ );
  • неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ );
  • прав потребителя изготовителем, продавцом (ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1);
  • турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24.11.1996 № 132-ФЗ);
  • прав человека в связи с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ );
  • работодателем прав работника ( ст. 237 ТК РФ ) и др.

Однако законодатель также установил, что для возникновения права на возмещение необходимо одновременное наличие следующих четырех условий:

  1. Собственно физическое или нравственное страдание. Бремя доказывания при этом лежит на потерпевшем.
  2. Противоправное действие (бездействие), нарушающее принадлежащие гражданину неимущественные права или посягающее на принадлежащие ему другие нематериальные блага.
  3. Причинная связь между противоправным действием (бездействием) и моральным вредом. Причинная связь должна быть прямой. Так, например, если в результате операции больному причинен ущерб, то решающее значение будут иметь действия врача, непосредственно проводившего операцию, а не лиц, назначивших его на эту должность или проводящих аттестацию медицинских работников.
  4. Вина причинителя вреда, которая может проявляться в форме умысла (прямого или косвенного) и неосторожности (небрежность или легкомыслие). Законодательство закрепляет правило о презумпции вины причинителя вреда.

Эти условия являются основанием для компенсации морального ущерба.

В нашем государстве размер компенсации морального вреда варьируется от одной до нескольких десятков тысяч рублей.

Исковое заявление о компенсации морального вреда

Иски о возмещении нематериального вреда в нашем государстве весьма редки, и зачастую требование возместить моральный ущерб составляет структурную часть общего иска. Исключением являются только иски по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, в которых компенсация за моральный ущерб составляет значительную долю общей суммы иска. Такие заявления рассматриваются судами общей юрисдикции, а срок исковой давности начинает течь с момента, когда была установлена вина ответчика, и продолжаются: для материального ущерба — три года, морального — без срока давности.

Содержание искового заявления условно можно разделить на следующие части:

  1. Шапка. Указывается название и реквизиты суда, Ф.И.О., адрес, контакты истца и ответчика, а также цена иска и размер госпошлины. Затем следует название иска: «Исковое заявление о возмещении ущерба».
  2. Основная часть. В ней нужно изложить суть правонарушения, которое привело к нарушению прав и свобод. Также здесь стоит как можно подробнее описать, какой вред был причинен, каким способом, в чем он выражается, а также присутствовали ли при этом свидетели. Важнопредоставить факты — именно они составляют доказательную базу притязаний.
  3. Мотивировочная часть. В этом пункте следует привести как можно больше доказательств, которые подтверждают вашу правоту (это могут быть свидетельские показания, письма, видео и фотоматериалы, публикации в СМИ и т. п.). Помимо обстоятельств случившегося, можно привести примеры из судебной практики и действующего законодательства, которые укрепят вашу позицию.
  4. Резолютивная часть. Здесь размещается просьба удовлетворить требования истца, которые должны быть пронумерованы.
  5. Приложения. В конце необходимо зафиксировать перечень документов, которые вы прикладываете к иску. Этот список законодательно установлен в статье 132 ГПК РФ:
  • копии искового заявления для всех участников дела;
  • квитанция об оплате госпошлины;
  • документ, подтверждающий полномочия истца (либо доверенности представителей истца);
  • документы, служащие доказательством вашей правоты (например, медицинские и экспертные заключения, рецепты, чеки и т. п.);
  • подтверждение того, что была попытка досудебного урегулирования конфликта;
  • расчет суммы иска и ее обоснование.

Государственная пошлина по таким делам должна взиматься на основании пп. 3 п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса РФ в размере 300 рублей для физических лиц и 6000 рублей — для юридических.

Обида вырастет в цене

— Для нас привычной является картина мизерных компенсаций морального вреда. Потому что всегда был взгляд, что моральный вред невозможно определить материально, — сказал Виктор Момотов.

— Но общество меняется. Я полагаю, мы подошли к тому рубежу, когда и компенсация морального вреда должна быть не пять, не 10 и не 25 тыс. рублей, а гораздо больше, чтобы эта сумма как-то могла бы сгладить страдания. Такое важное мнение он высказал на первой встрече в Клубе имени Замятнина по теме «Справедливость как правовая категория».

Новый клуб ставит целью поддержку и продвижение инициатив по развитию судебной системы России и повышению значимости правосудия. И не просто поднимать проблемы, а непосредственно их решать.

Виктор Момотов отметил, что за последние годы судебная система России серьезно изменилась по сравнению с советскими временами, но в ряде вопросов она стоит «одной ногой в советской системе». Один из таких вопросов как раз и составляют компенсации морального вреда. По словам Виктора Момотова, компенсация должна быть «соразмерной причиненным страданиям, тогда общество само придет к выводу, что решение справедливое».

Как же изменить ситуацию? Как сказала в беседе с «РГ» адвокат Ирина Фаст, в законодательстве сегодня отсутствуют объективные критерии «разумности и справедливости», поэтому единственное, чем могут руководствоваться суды при взыскании компенсаций, это субъективное понимание этих критериев.

«Вариантов, что с этим делать, на самом деле немного, — говорит она. — Наш суд де-юре является независимой ветвью власти и свободен в принятии решений. В первую очередь нуждается в изменениях внутреннее правосознание тех, кто принимает описанные выше решения».

При этом в экспертом сообществе давно обсуждается идея ввести какие-то объективные критерии, на которые судьи могли бы ориентироваться.

Должна ли быть твердая шкала, убийство стоит столько-то, день в тюрьме по напрасному обвинению — столько-то? В судейском сообществе преобладает мнение, что таких четких тарифов быть не может, каждый случай индивидуален.

С этим согласны и многие представители науки. Однако с некоторыми оговорками. Некоторые эксперты, с которыми беседовал корреспондент «РГ», допустили, что могут (и даже должны!) существовать какие-то рекомендации, и в этих рекомендациях можно указать какие-то ориентировочные суммы. От и до.

Разработка конкретных шагов может стать одним из проектов Клуба имени Замятнина. Как сказал в беседе с корреспондентом «РГ» председатель Правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев, ассоциация готова подключиться к этой работе.

«Безусловно, необходимо принимать меры для повышения размеров компенсаций, особенно назначаемых судами при гибели человека», — сказал он.

Недавно было проведено исследование практики выплаты компенсации морального вреда за гибель человека или ущерб здоровью. Средние суммы составили от 70 до 140 тысяч рублей.

При этом в практике судов встречаются суммы взысканных компенсаций за гибель близкого родственника в размере 5 тысяч рублей и даже тысячу рублей за причинение вреда здоровью.

Да, в последнее время появились решения, где размеры компенсационных выплат за моральный ущерб могут составлять несколько миллионов рублей. Но таких решений пока единицы.

Руководитель пресс-службы Верховного суда РФ Павел Одинцов обратил внимание, что судебная система активно развивается и внедряет новые подходы, но многое зависит и от уровня развития законодательства.

«Суд это правоприменитель, который действует в рамках существующего закона», — сказал он. Поэтому для решения некоторых вопросов, возможно, потребуются законодательные инициативы.

Читайте так же:  Мвд экспертиза проектной документации

Сколько может быть компенсация морального вреда

Двадцать пятого сентября 2017 г. в центре Москвы машиной со спецномерами был сбит инспектор ДПС 32-летний старший лейтенант полиции Сергей Грачев. Спустя месяц вдова Грачева Екатерина сообщила «Медузе», что получила выплату в размере 2 млн руб. Месяц спустя, 25 октября 2017 г., Ленинским райсудом Нижнего Новгорода было рассмотрено гражданское дело по иску дочери пожилого мужчины, сбитого в декабре 2016 г. поездом прямо на пешеходном переходе. В ее пользу было взыскано 85 000 руб.

Почему в одном случае родственники погибшего получили 2 млн руб., а в другом – 85 000 руб.? Кем и как определяется размер компенсаций за смерть и потерю здоровья в России?

Часть компенсаций, которые получают в России граждане в случае причинения вреда жизни или здоровью, фиксированная. К ним относятся утраченный заработок, выплаты по потере кормильца, расходы на лечение – порядок их назначения четко прописан в законе и практически одинаков для всех. Другой вид фиксированных выплат – специализированные, например, в случае терактов, авиакатастроф, гибели военнослужащих и силовиков: именно такую выплату получила Грачева, а также родственники погибших при взрывах в петербургском метро и в авиакатастрофе под Сочи.

Есть субсидиарные выплаты – средства, которые региональные власти и ведомства выплачивают пострадавшим и родственникам погибших по собственной инициативе. Они никак не регулируются законом, их размер определяют сами плательщики на свое усмотрение.

Наконец, четвертый вид выплат – это моральный вред, который закон определяет как нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.), или нарушающими его личные имущественные или неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и др.). Размер компенсации морального вреда устанавливается судом (если стороны не достигли соглашения), однако четкие законодательные критерии его определения в законах фактически отсутствуют. Суды руководствуются, как это определено ст. 1101 ГК РФ, требованиями «разумности и справедливости». Формально при определении размера компенсации морального вреда суд должен учитывать характер и степень причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальные особенности потерпевшего – при этом ни понятие «степень страданий», ни ее «единица» законом не определены, что делает эти критерии скорее психологическими, чем правовыми. В результате «разумность и справедливость» в схожих случаях воплощаются в совершенно разные суммы, порой унизительно маленькие.

Например, в 2017 г. разными судами страны было рассмотрено два дела, в которых матери обращались за компенсацией морального вреда в связи с гибелью сыновей в ДТП. При практически идентичных обстоятельствах Нижегородским райсудом Нижнего Новгорода в пользу матери было взыскано 500 000 руб., а Пролетарским райсудом Ростова-на-Дону – 70 000 руб. За смерть новорожденного в результате некачественного оказания медпомощи при родовспоможении Приморским райсудом Санкт-Петербурга в пользу матери взыскано 15 млн руб., а в схожем деле Павловским горсудом Нижегородской области – 400 000 руб. 20% утраты трудоспособности как следствие профессионального заболевания на вредном производстве Ленинский райсуд Кирова оценил в 20 000 руб., а Московский райсуд Нижнего Новгорода – в 120 000 руб.

О какой-то общей логике при принятии судами решений, которую показала бы правоприменительная практика, говорить не приходится, но некоторые закономерности все же прослеживаются. Так, компенсация морального вреда в большинстве случаев выше при причинении вреда в результате уголовного преступления, однако компенсация взыскивается с осужденного, который, как правило, не обладает по понятным и очевидным причинам средствами для выплаты. В рамках гражданского судопроизводства большие суммы встречаются редко. Большой резонанс в медиа не всегда влияет на размер компенсации. Субъективные факторы (многодетность, личные и профессиональные характеристики погибшего или пострадавшего, обстоятельства случая) играют незначительную роль: разница может составлять от нескольких тысяч рублей до нескольких десятков тысяч.

Во всем мире компенсация морального вреда – одна из самых сложных тем, которую во многих странах пытаются решить, вводя для судов различные цифры-ориентиры. Например, в Германии и Испании суды руководствуются специализированными таблицами для различных случаев причинения вреда: медицинские ошибки, ДТП и проч., в Чехии действует схожая система пунктов. По-разному решается вопрос определения размера компенсации, например, ограничением верхнего (США, Япония) и нижнего (Англия, Франция) пределов компенсации морального вреда, иногда в сочетании с установлением тарифов (Англия, Франция, Италия), причем в некоторых странах (Франция, Италия) суммы компенсаций за конкретный причиненный вред установлены законодательно. В Англии компенсация морального вреда за причинение телесных повреждений выплачивается, как правило, в бесспорном порядке, а если вред был причинен в результате преступления, то ее сумма рассчитывается по специальной тарифной схеме. В США, где подходы разнятся по штатам, большое значение имеет форма вины причинившего вред. Если он был причинен умышленно или в результате грубой неосторожности, то вред будет компенсирован, даже если потерпевший испытал только нравственные переживания; если же вызван неправомерными, но неосторожными действиями, то моральный вред по общему правилу не компенсируется.

В России таких цифр-ориентиров нет – и неудивительно, что правоприменительная практика так неоднородна. Размеры минимальных и максимальных присуждаемых компенсаций, по нашим подсчетам, могут отличаться в 3127 раз по категории тяжкого вреда здоровью и в 7 раз – по категории легкого вреда. Но очень большие компенсации морального вреда скорее исключение, нежели правило. Понимание о текущих тенденциях дают медианные значения, которые, например, для смертельных случаев составляет мизерные с учетом масштаба трагедии 70 000 руб.

В условиях сегодняшней правовой реальности единственной возможностью сформировать качественную судебную практику могут быть только четко и однозначно сформулированные нормы права и их соблюдение именно в том смысле, который подразумевал законодатель. Очевидно, что и для расчета компенсации морального вреда необходим четкий ориентир – минимум, на который смогут ориентироваться суды, виновник и потерпевшие. Введение минимального размера компенсации морального вреда даст возможность соотносить его с уровнем жизни, приблизит Россию к адекватным международным стандартам и позволит реализовать основную функцию института морального вреда – компенсировать нравственные страдания справедливой выплатой.

Автор – адвокат юридического объединения «Гражданские компенсации»

Моральный вред. Когда можно требовать компенсацию?

Очень часто, если человек разозлен, обижен, от него можно услышать такие слова: «Да я на тебя подам иск о компенсации морального вреда». И вот уже может показаться, что если человек переживает, если в интернете о нем распространена какая-то негативная информация, он недоволен покупкой в интернет-магазине, в негодовании, что на него, по его мнению, подали незаконный иск, то это уже основание для того, чтобы требовать компенсации морального вреда.

Давайте же разберемся, когда, испытав негативные эмоции, переживания, можно требовать, чтобы вам компенсировали моральный вред, а когда для этого нет никаких правовых оснований.

Итак, начнем. со значения понятия, конечно же. В отличие от других понятий моральный вред предельно четко определен в законодательстве, в статье 151 Гражданского кодекса:

Правовое регулирование морального вреда

Как мы уже сказали выше, моральный вред определен в ст. 151 Гражданского кодекса, а также в статьях 1099–1101 этого же кодекса. По вопросам, связанным с компенсацией морального вреда, судами принято Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

В делах, которые связаны с распространением информации, компенсацию за моральный вред можно требовать:

Обратите внимание, что за нарушение исключительного права автора на произведение нельзя требовать компенсации морального вреда.

Что в суде должен доказать истец, чтобы требования о компенсации морального вреда были удовлетворены?

Компенсация морального вреда может быть лишь следствием нарушения неимущественных прав, то есть сам по себе моральный вред не может быть взыскан. Например, в интернете распространили ложные и порочащие сведения. Человек обращается в суд и вместе с требованием об опровержении требует и компенсацию морального вреда, заявляя, что испытывал нравственные страдания. Таким образом, судами должна быть в обязательном порядке выявлена причинно-следственная связь между публикацией и нравственными переживаниями человека.

Так по букве закона. А что же на практике?

Есть хорошая новость для истцов: в большинстве случаев суды почти автоматически взыскивают моральный вред, наличие нравственных страданий фактически презюмируется, если истец доказал факт нарушения его неимущественных прав. Поэтому истцы, в отличие от ответчика, находятся в выгодном положении и почти в любом случае могут рассчитывать на какой-то размер компенсации.

Например, есть серия судебных дел, когда гражданин приобретает в магазине продукты на вес (причем сумма покупки от 7 до 50 рублей). А затем обращается в суд с иском: продавец не проинформировал истца о составе продукта, его сроке годности, месте производства и т. п., т. е. не была предоставлена информация, которая обязательно должна быть в соответствии с законом «О защите прав потребителей». Истец считает, что нарушены его права как потребителя, требует обязать ответчика указывать подобную информацию, а также возместить компенсацию морального вреда (от 2 000 р. до 6 000 р. — сравните со стоимостью покупки!), возместить расходы на оплату пошлины и юридические услуги по подготовке иска. И от этого конкретного истца к одному конкретному ответчику было несколько дел за год. Конечно, суд признавал вину ответчика (т. к. нарушение закона имело место), но определял символическую сумму в качестве компенсации морального вреда (100-300 рублей) и частичную компенсацию судебных издержек.

Случаются, правда, и казусы, когда суд взыскивает моральный вред, но его сумма символическая (например, в иске сумма 3 500 000 р., а суд присваивает 25 000 р.). Конечно, истец вправе рассчитывать на более солидную компенсацию морального вреда, если он подтвердил в суде его наличие. И, конечно же, в большинстве случаев, если были физические страдания, то сумма выше.

Как истцы обосновывают наличие морального вреда

Изучая дела, связанные с требованиями компенсации морального вреда, я заметила, что если истцы просто в двух словах обозначают, что вред имел место быть, без предъявления доказательств, то суд определяет символическую сумму или вообще отказывает в удовлетворении этой части иска. Но также в судебных делах мы можем встретить самые разнообразные переживания людей, требующих возместить им моральный вред.

Читайте так же:  Заявление на возврат из фсс за счет превышения расходов в 2019 году

Хочу привести примеры интересных описаний обоснования полученного морального вреда. Сохранены авторские стилистика, орфография и пунктуация.

Но больше всех мне понравились доводы Михаила. Согласитесь, очень хорошо описано.

По закону бремя доказывания наличия морального вреда лежит на истце. В большинстве случаев хоть какое-то описание, в чем выражался моральный вред, в исках присутствует, обычно история, аналогичная описанной в иске, рассказывается и в суде. Но помните, что когда вы говорите, что обращались за медицинской помощью, то этот факт необходимо доказать, если вы действительно претендуете на кругленькую сумму.

В редких случаях истцы приводят в суд свидетелей, которые подтверждают, что человек переживал, или предоставляют документы, из которых следует, что он испытывал физические страдания. Однако в большинстве случаев суды достаточно снисходительно относятся к истцам, считая достаточным их показаний. И чрезвычайно редки решения, в которых бы суды отказали в компенсации морального вреда, ссылаясь, что истец не доказал его наличия. Например, в случае непредоставления доказательств соответствия действительности оспариваемых фраз. И все же такие решения в судебной практике есть.

В частности, в деле, цитату из которого я привела немного выше (от лица Михаила), суд пришел к выводу, что иск заявлен необоснованно, бездоказательно и полностью не подлежит удовлетворению. Этот иск был подан по поводу статьи с громким заголовком «Пьяный помощник губернатора устроил ДТП в Петровске», но, объективно изучив текст, суд не нашел ни в заголовке, ни в тексте статьи порочащие или несоответствующие действительности сведения. Поэтому и в компенсации морального вреда было отказано.

В Брянске рассматривалось гражданское дело. Информационное агентство опубликовало на своем сайте фотографии без указания авторства истца и без получения согласия на их распространение. Помимо опубликования решения суда и компенсации убытков, связанных с подготовкой иска, истец требовал компенсацию морального вреда.

Рассматривая требования о взыскании компенсации морального вреда, суд пришел к следующему выводу. Далее процитирую:

В Пермском краевом суде в начале прошлого года рассматривалось гражданское дело, в котором в частности истцы обвиняли СМИ в нарушении закона о персональных данных (в статье были опубликованы их Ф.И.О., место жительства, место работы, сведения о собственности). Истцы ссылались и на глубокие моральные страдания. Но решение суда таково:

Сколько взыскивают суды в качестве компенсации морального вреда?

Вопрос не праздный как для истцов, так и для ответчиков. Первые часто идут в суд, рассчитывая на получение солидной денежной суммы. И поэтому, часто решая с клиентами вопрос, подавать ли иск, приходится слышать вопрос: «А на сколько я могу рассчитывать?» Ответчики же боятся, что взысканная судом сумма будет настолько большой, что приведет к значительным финансовым трудностям. Не могу обнадежить ни тех, ни других. Верхнего предела, как, впрочем, и нижнего, в законодательстве нет. Есть многочисленные примеры миллионных исков, однако решений, в которых за незаконное распространение информации суды взыскивали в качестве морального вреда больше миллиона, не так и много, в большинстве случаев моральный вред судами значительно уменьшается. Чаще всего моральный вред по подобным делам исчисляется десятками тысяч, гораздо реже — сотнями.

В законодательстве — Постановление Пленума Верховного Суда, практика Европейского Суда по правам человека — есть критерии, которые влияют на размер морального вреда, однако многие из них очень оценочные. Соответственно, как конкретный судья решит никто не сможет сказать: например, повысит сумму за причиненный моральный вред, если порочащие сведения распространены на сайте с посещаемостью 100 000 человек в сутки, или уменьшит сумму, если на сайт не заходят и десяти посетителей в месяц.

Моральный вред юридическим лицам

Лет 10-15 назад моральный вред мог быть спокойно взыскан в пользу юридического лица. Хотя всегда медиаюристы и многие ученые-правоведы говорили, что это невозможно. Переломным моментом стало возникновение в судебной практике арбитражных судов концепции «репутационного вреда». Обратите внимание, что до настоящего времени в законодательстве «репутационный вред» так и не предусмотрен, его легальное определение отсутствует. С этого момента юрлица все чаще и чаще стали требовать не компенсации морального вреда, а «репутационного», хотя суть во многом осталась та же.

Окончательную точку в споре, можно или нельзя взыскать компенсацию за моральный вред в пользу юридического лица, поставил законодатель, внеся в статью 152 Гражданского кодекса изменения.

Но в 2003 г. опубликовано Определение Конституционного суда РФ, в котором говорится:

В февральском обзоре судебной практики отмечено следующее в отношении морального вреда, причиненного юридическим лицам:

Моральный вред по искам в интересах умерших

При нарушении права на изображение умершего или его частной жизни в Гражданском кодексе нет такой оговорки, соответственно, в этих случаях моральный вред в пользу умерших не может быть взыскан. Однако остается открытым вопрос, возможно ли в случае подачи подобного искового заявления требовать о компенсации морального вреда. Мое личное мнение, что моральный вред по искам в защиту прав умерших не может быть взыскан. Поясню, почему я так считаю.

Когда ущемляется чья-либо репутация, страдает человек, то есть действие является прямым и относится непосредственно к личности. И стоит различать меру возмещения ущерба живому человеку и родственникам скончавшегося.

Моральный вред является следствием незаконных поступков, которые воздействуют на неимущественные блага человека. Этот гражданин самостоятельно требует возмещения благ, испытывая нравственные и моральные страдания. Но когда человек, подвергшийся нанесению морального вреда, умер, нравственные страдания, выходит, он сам испытывать не может, — страдают и переживают третьи лица, заинтересованные в получении компенсации, при этом не обладая правами на честь и достоинство.

Если публикация была обнародована после смерти человека, соответственно, он не мог переживать нравственных и физических страданий в связи с появлением порочащих данных. Выводом из этого заключения является то, что компенсация морального вреда в этом случае не предусматривается.

Стоит отметить, что вследствие нанесения морального вреда страдает честь и достоинство человека, а компенсация этого вреда рассчитана хотя бы на частичное восполнение нравственного состояния ущемленной чести человека, а вовсе не наказание человека или организации, распространившей порочащие сведения. Когда же мы говорим об умершем человеке, понятие возмещения морального вреда теряет свой смысл. Поэтому если родственники умершего требуют защиты чести и достоинства умершего человека, возможен лишь такой способ, как опровержение недостоверных данных или размещение в СМИ решения суда по данному инциденту.

Я постаралась раскрыть тему полностью, поэтому статья получилась очень объемной. Если у вас остались уточняющие вопросы, то вы можете их задать в комментариях или во всплывающем окне.

Напомню, что одной из специализаций “Право в сети” является как подготовка исков по защите чести, достоинства и деловой репутации, так и подготовка ответов на иски.

В любом случае вы можете проконсультироваться со мной по вашей конкретной ситуации по телефону или скайпу (см. раздел Контакты).

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Юридический Яндекс Дзен! Там наши особенные юридические материалы в удобном и красивом формате. Подпишитесь прямо сейчас.

Вы вправе претендовать на компенсацию морального вреда, если вам причинены физические или нравственные страдания действиями, нарушающими ваши личные неимущественные или имущественные права либо посягающими на принадлежащие вам нематериальные блага, а также в других установленных случаях. Моральный вред, в частности, может быть связан с утратой вами родственников, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих вашу честь, достоинство или деловую репутацию (ч. 1 ст. 151, п. 1 ст. 1064 ГК РФ; п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10).

Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав

Если моральный вред причинен действиями или бездействием, нарушающими имущественные права гражданина, он подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1099 ГК РФ).

При этом моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК РФ; ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

Компенсация морального вреда при нарушении неимущественных прав

Основанием для возмещения морального вреда являются действия, нарушающие личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст. 151, п. 1 ст. 1099 ГК РФ).

Компенсировать моральный вред можно, в частности, в следующих случаях:

  • нарушение тайны завещания (ст. 1123 ГК РФ);
  • нарушение прав и интересов в результате распространения ненадлежащей рекламы (ст. 38 Закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ);
  • нарушение прав в области персональных данных (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ);
  • нарушение прав и интересов в связи с разглашением информации ограниченного доступа (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ);
  • невыполнение условий договора о реализации туристского продукта туроператором или турагентом (ст. 6 Закона от 24.11.1996 N 132-ФЗ);
  • нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, при наличии вины причинителя вреда (ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

Одно из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда — вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда вред причинен жизни или здоровью источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ; п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10).

Ответственность за причинение морального вреда возлагается на лицо, причинившее такой вред. Доказать отсутствие вины в причинении вреда обязан причинитель вреда (п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

Вы можете требовать компенсации морального вреда в любом размере. Тем не менее при определении размера компенсации суд принимает во внимание степень вины нарушителя, учитывает характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, а также требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Как составить и подать исковое заявление о возмещении морального вреда? >>>

Читайте так же:  Имущественный налоговый вычет в 2019 году при долевой собственности

Сколько может быть компенсация морального вреда

В западном обществе тема «морального вреда», защиты чести и достоинства имеет в прямом смысле «богатую» судебную практику. Такие дела становятся одними из самых резонансных.

Адвокаты просят ориентиры

— Но это иллюзия, что можно массово отсуживать миллион долларов за то, что вы обожглись слишком горячим кофе в одном известном ресторане, — говорят нижегородские юристы. — Хотя такие компенсации, конечно, вызывают уважение к системе.

В России и в Нижегородской области, в частности, подобные судебные вердикты выносятся редко. Даже в случае, когда жизни и здоровью причинен тяжкий вред, суммы возмещения получаются несравнимо ниже, чем на Западе. Дело даже не в позиции суда, а в нашей экономике.

Адвокаты предлагают установить некие ориентиры размеров таких взысканий. Представители судейского сообщества против заранее определенных «вилок» и призывают: «Докажите!».

В палате адвокатов недавно обсуждали законодательство и правоприменительную практику: сколько стоит совесть и человеческая жизнь с точки зрения юриста?

Самым спорным моментом, по мнению юристов- преподавателей, является определение четких критериев, по которым оценивается размер возмещения морального вреда, причиненного жизни и здоровью граждан. Если критерии физических страданий, которые суд должен учитывать, в законодательстве более или менее описаны, то нравственных — не установлены.

Оценить и доказать нравственные страдания потерпевших, чтобы они получили достойную компенсацию, по мнению практикующих адвокатов, чрезвычайно трудно.

Среди юрсообщества бытует такое: «моральный» иск — легкий, ну, взыщут две тысячи рублей — десять, редко когда больше. При этом компенсация морального вреда напрямую предусмотрена в нескольких законах РФ и кодексах, регулирующих защиту прав потребителей: о рекламе, о страховании, о туристической деятельности, об использовании персональных данных, об информации и других.

Сколько стоят «страдания» за границей? Скажем, в германской практике, которая законодательно близка к российской. Например, пенсионеру была нанесена рана 8 сантиметров, он провел 2 недели в больнице, компенсация составила 65 тыс. руб. (в переводе на нашу валюту).

Школьник 11 лет с черепно-мозговой травмой, проломом костей, получил 390 тысяч руб. Солдат 19 лет, ослепший из-за травмы на танковых учениях, получил 1,3 млн. Школьнику, который оглох из-за менингита в результате врачебной ошибки, была присуждена единовременная компенсация в 650 тысяч руб. и назначена ежемесячная — 1,3 млн рублей.

Такая разная практика

— Насколько все-таки разнится судебная практика возмещения морального вреда в России и на Западе. И в случае нанесения вреда здоровью, и при ущемлении прав, — рассуждает управляющий партнер одной из компаний, практикующий юрист Александр Кузнецов. — По аналогичным делам суды разных регионов принимают порой очень разные решения. Из российской судебной практики: мужчина нанес своей возлюбленной ножевые ранения, от которых она скончалась, суд присудил родственникам женщины 800 тысяч рублей. В другом суде: пьяный инспектор ДПС сбил насмерть беременную женщину на перекрестке, родственникам присудили 3 тысячи рублей. На Урале браконьер убил беременную лосиху — с него взыскали моральный вред 500 тысяч.

— Хотелось бы, чтобы в судебной системе существовали некие размеры и границы возмещения морального вреда. Чтобы граждане, идя в суд, понимали, на что они могут рассчитывать, — высказал пожелание адвокат. — Например, мы помним, что после громкого теракта в аэропорту государство установило четкий размер выплат за «жизнь»: 3 млн — родственникам погибших, 1,9 млн — за тяжкий вред здоровью, 1,2 млн — за средний. Почему бы нам не взять за основу некие подобные суммы?

«Потребитель» не страдает

Но самые сложные дела — даже не по возмещению вреда жизни и здоровью, там все-таки есть какие-то устоявшиеся суммы, считают юристы, — а такие, где трудно оценить страдания, измерить чувствительность, если нарушено психическое спокойствие, душевное равновесие, когда задета деловая репутация. Не меньше люди страдают и при «защите своих прав потребителей».

«У меня был случай, — рассказывает один из адвокатов, — клиенту зимой установили пластиковые окна с такими дефектами, что была видна улица. Рабочие сделали и ушли, он потом все это обнаружил, причем дело было в пятницу в 20-градусный мороз. То есть потребители фактически трое суток жили на улице. Мы пытались взыскать моральный ущерб в суде — «за страдания». Так судья заявил, какие это страдания? Это ничем не подтверждается. Вот если бы гражданин заболел…»

— А почему мы должны ждать, когда гражданин заболеет? — задаются вопросом защитники.

Кузнецов предлагает задать повыше планку компенсаций «моральных страданий».

— Ведь наши доверители — это в основном физлица, а ответчики — юрлица, — обосновывают защитники, — и если они начнут получать крупные иски, то, может быть, это заставит их соблюдать закон. И судебная система начнет разгружаться от таких дел.

Правда, ряд юристов высказали предположение, что законодательно установленная высокая компенсация, напротив, заставит граждан массово пойти в суд и загрузит систему.

— Однако, надо исходить из принципов разумности, — возражают им другие, — можно также поставить барьеры потребительскому экстремизму.

Юристы «Комитета против пыток» регулярно сталкиваются с проблемой возмещения морального вреда. Ответчиком в делах, когда сотрудники полиции избивают граждан, выступает Минфин РФ.

Как рассказал и.о. руководителя отдела расследований Комитета Евгений Чиликов, очень трудно обосновать такой «моральный» иск, даже когда вина полицейского уже доказана.

— Дмитрия, моего подзащитного, года два назад избили в отделе полиции. Он ничего не натворил: была семейная ссора, и он хотел с детьми уехать от жены, но теща вызвала полицию. В отделении Дмитрий перенес клиническую смерть. Полицейские, избившие его, сейчас сидят в колонии. Судья задает вопрос, а что с вами случилось? За что миллион рублей требуете? Дмитрий начал смущенно объяснять, ну вот, вы начинаете бояться всех людей в форме, вы переходите на другую сторону улицы, потому что боитесь, что сейчас схватят за руку и увезут в отделение, постоянный стресс…

Судья спрашивает: «А что, если вам миллион рублей заплатят, вам станет лучше? Поможет?»

В итоге длительных процессов подзащитный получил за клиническую смерть сто тысяч рублей.

— Другой случай, — добавляет Чиликов. — Павел, к нему в полиции применили «конверт», спеленывают человека и садятся на него. Чудовищная пытка, но не оставляет следов на теле. На Павле «пересидели», у него началась болезнь суставов, нога до сих пор не функционирует полностью. Сначала ему 30 тысяч рублей в районном суде присудили, после апелляции — 300 тысяч. В Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) суммы фигурируют совсем другие. Мы полагали, что после компенсации морального вреда «по делу Санкина» (его тоже избили в отделе полиции) в 3 млн рублей, эту планку поднимут. Но говорят, что ЕСПЧ уже не хочет вмешиваться в российское правосудие, он «сходит с ума» из-за жалоб из России.

— Такая практика сложилась: в Нижегородской области присуждаются откровенно маленькие суммы за моральный вред. Даже по сравнению с другими регионами РФ, — считает адвокат Марина Сомова. —

Например, за тяжкий вред здоровью, причиненный в результате ДТП, в Ульяновском суде взыскали 350 тысяч рублей, у нас в подобном деле — всего 70 тысяч руб. Почему бы не установить законодательно определенные границы — условно, за «перелом пальца» такая-то сумма компенсации, с учетом тяжести вреда здоровья, утраты профессиональных навыков, трудоспособности.

— Сложно формировать доказательства страданий, — обобщает адвокат Александр Нестеров, — вот отрубило руку — а судья говорит, докажи, что это страдания.

Помнится, только одна крупная компенсация у нас была. Несколько лет назад на студента у «Серой лошади» упала глыба льда. Тогда Нижегородский райсуд взыскал в пользу потерпевших 1 млн рублей с организации, которая чистила крыши.

Адвокаты, которые специализируются на исках по возмещению вреда к крупным предприятиям, подтверждают, очень трудно в суде «разграничить» нравственные и физические страдания потерпевшего.

В 2006 г. молодой мальчик пришел на один из нижегородских заводов, ему поручили в камере судна «затирать» швы, потом рабочие ушли, его забыли, закрыли люк, пустили пар… Сормовский суд взыскал 110 тысяч рублей морального вреда. А мы, говорят, больше не можем — есть потолок.

— Хотелось бы понимать, — говорит, обращаясь к представителям судейского сообщества, адвокат Ирина Фаст. — Почему в подобных случаях одно решение кратно превосходит другое? Единообразия в практике судов разных регионов нет. Очень трудно ориентироваться.

Председатель судебного состава апелляционной инстанции Нижегородского областного суда Елена Кутырева не поддержала предложения по введению некой вилки компенсаций «морального вреда» и дала совет адвокатам — доказываете, обосновывайте свои заявленные требования!

— Размер компенсации определяется с учетом конкретных обстоятельств дела, и в гражданских делах нельзя ссылаться только на факт смерти, травмы, этого недостаточно без доказательств, — разъяснила Елена Борисовна.- Но пример взыскания морального вреда в миллион рублей, который звучал, — не единичный в нижегородской практике. За смерть ребенка в утробе матери взыскивается и 1,5 млн рублей компенсации. Но вы должны обосновывать, доказывать аргументацией, чтобы не вызывало сомнений. Опираться на экспертизу, исследования, заключения психологов и так далее, — это может служить доказательством нравственного страдания.

А адвокаты приходят в суд с «фактом» и спрашивают, чего вам еще надо?

— Докажите! — призывает Кутырева. — Например, инвалидность может быть получена и в результате неправомерности действий самого потерпевшего. Кроме того, надо учитывать и имущественный статус ответчика, если он не сможет выплатить компенсацию, то это негативно повлияет на все стороны.

— Но если говорить об ЕСПЧ, — добавила Кутырева, -побывавшая там недавно, — то в Европейском суде компенсация морального вреда гораздо больше. Однако там очень удовлетворены аргументированностью решений судей Нижегородской области. И, к сожалению, пока возмещение морального вреда в Европе и в России не будет равным. Уровень компенсаций растет вслед за экономическим ростом.

Однако, похоже, не все присутствующие адвокаты такими объяснениями были удовлетворены.

Как говорят в западной практике, встретимся в суде.

Сколько может быть компенсация морального вреда