1971 договор

Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения 1971 года ( Договор по морскому дну )

Договора о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения 1971 года (Договор по морскому дну) – это международное соглашение о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и иных видов оружия массового поражения.

Договор был одобрен резолюцией 2660 XXV-ой сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций 7 декабря 1970 года и открыт для подписания на церемонии, прошедшей одновременно в Москве, Вашингтоне и Лондоне 11 февраля 1971 года.

Договор вступил в силу 18 мая 1972 года [Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. – М., 1974, выпуск XXVIII, док. № 1971, с. 43-46] после сдачи на хранение ратификационных грамот государствами-депозитариями (СССР, США, Великобритания) [Ратификационная грамота СССР Договора о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия и массового уничтожения. – М., 28 июня 1971 года (АВП РФ, ф. 3б, оп. 2, п. 300, д. 2444)], а также другими 22 странами. С 1992 года правопреемником Советского Союза по выполнению договора является Российская Федерация.

В настоящее время участниками договора о морском дне являются 95 стран. Среди стран, обладающих ядерным оружием, договор не подписали Франция, Израиль, Пакистан и Северная Корея.

Исторический контекст разработки договора

Создание и совершенствование ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения связано с достижениями науки в XX веке и стремлением стран достичь военного превосходства.

Началом применения химического и бактериологического (биологического) оружия стала Первая мировая война (1914-1918 гг.). В 1945 году две атомные бомбы мощностью около 20 кт каждая были сброшены США на японские города Хиросима (6 августа) и Нагасаки (9 августа).

С середины 1940-х годов началась глобальная геополитическая, экономическая и идеологическая конфронтация между Советским Союзом и его союзниками, с одной стороны, и США и их союзниками – с другой, получившая название «холодная война». Неотъемлемой ее частью стала гонка вооружений – процесс ускоренного усовершенствования и накопления запасов оружия и военной техники.

В августе 1949 года в СССР было проведено испытание первой атомной бомбы. 1 ноября 1952 года в США взорвано термоядерное устройство мощностью 3 Мт. В СССР термоядерная бомба впервые испытана 12 августа 1953 года.

К середине 50-х гг. в СССР и США были построены и приняты на вооружение носители ядерных боеприпасов различных классов и типов (в том числе ракеты), способные в зависимости от предназначения доставлять ядерные боеприпасы на различные расстояния. В скором времени ядерные боеприпасы были созданы и испытаны в Великобритании (30 октября 1952 года), во Франции (13 февраля 1960 года), в Китае (16 октября 1964 года); термоядерные боеприпасы испытали в Великобритании (15 мая 1957 года), во Франции (28 августа 1968 года), в Китае (17 июня 1967 года).

В связи с тем, что дальнейшее наращивание гонки вооружения могло привести к ядерной и экологической катастрофе, экономическому истощению и вообще к уничтожению земной цивилизации, предотвращение угрозы ядерной войны превратилось в важную глобальную проблему, для решения которой возникла необходимость в международном процессе разоружения.

Одним из первых соглашений в области международной безопасности стал заключенный в 1959 году Договор об Антарктике, закрепляющий использование Антарктики только в мирных целях, установив свободу научных исследований для государств.

После Карибского кризиса 1962 года СССР и США при участии Великобритании пришли к соглашению, положившиму начало всеобъемлющему запрещению испытаний ядерного оружия, – Договору о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой, подписанному 5 августа 1963 года в Москве.

Последующими этапами международно-правового запрета ядерного оружия стало подписание 27 января 1967 года Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, и Договора о нераспространении ядерного оружия в 1968 году.

Дальнейшее стремление мирового сообщества к ослаблению гонки вооружений выразилось в заключении Договора о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения, разработанном по инициативе СССР Комитетом ООН по разоружению.

Данный договор представлял собой некий компромисс между точками зрения СССР и США. Так, Советский Союз предлагал полную демилитаризацию морского дна, то есть полностью исключить всякое использование дна морей и океанов в военных целях, независимо от целей и назначения видов вооружения – как оборонительных, так и наступательных. Однако в результате длительных переговоров была принята американская формулировка – о запрете размещения ядерного и другого оружия массового уничтожения. Зато благодаря СССР в договоре было зафиксировано ограничение зоны территориальных вод 12 милями, впервые упомянутое в Женевской конвенции.

Основные положения договора

Договор включает преамбулу и 11 статей.

В преамбуле Договора государства-участники признают общую заинтересованность человечества в исключении дна морей и океанов и его недр из сферы гонки вооружений и в исследовании и использовании морского дна исключительно в мирных целях, подчеркивают, что предотвращение распространения гонки ядерных вооружений на дно морей и океанов служит интересам поддержания мира, ослабляет международную напряженность и укрепляет дружественные отношения между государствами.

Статья I Договора о морском дне содержит обязательства государств-участников не устанавливать и не размещать на дне морей и океанов и в его недрах за внешние пределы зоны морского дна, совпадающим с двенадцатимильным внешним пределом территориального моря и прилежащей зоны, какое-либо ядерное оружие и другие виды оружия массового уничтожения, а также сооружения, пусковые установки и другие устройства, специально предназначенные для хранения, испытания или применения такого оружия.

В соответствии с Договором государства-участники также обязуются не помогать, не поощрять и не побуждать какое-либо государство к осуществлению деятельности, запрещенной Договором, и не участвовать каким-либо иным образом в такой деятельности.

Статья III Договора предоставляет каждому государству-участнику право проверки соблюдения его положений посредством наблюдения деятельности других государств за пределами территориальных вод при условии, что это наблюдение не будет мешать такой деятельности и будет учитывать права, признанные международным правом, включая свободу открытого моря, и права прибрежных государств в отношении разведки и разработки их континентальных шельфов.

В случае, если после наблюдения остаются обоснованные сомнения относительно выполнения обязательств по Договору, пункт 2 статьи III предусматривает консультации государства-участника, имеющего такие сомнения, и государства-участника, вызывающего такие сомнения. Если сомнения не устранены, государство, имеющее сомнения, уведомляет другие государства-участники, и заинтересованные стороны сотрудничают в отношении дальнейших процедур проверки, включая соответствующую инспекцию объектов, сооружений, установок или других устройств, которые в силу их характера могут быть отнесены к запрещенным категориям по Договору.

Если названные процедуры проверки не устранили сомнений, то согласно пункту 4 статьи III государство-участник может передать вопрос на рассмотрение Совета Безопасности, который может предпринять действия в соответствии с Уставом ООН. Государства могут проводить проверку своими собственными средствами или при содействии любого другого государства-участника или посредством соответствующих международных процедур в рамках ООН (пункт 5 статьи III Договора).

В статье IV Договора подчеркивается, что никакое из его положений не должно истолковываться как подтверждающее или наносящее ущерб позиции государства-участника в отношении существующих международных конвенций, прав или претензий относительно прибрежных вод.

Кроме запрета на размещение на морском дне наиболее опасных видов оружия, важным условием Договора о морском дне является установление обязанности его участников продолжать переговоры о дальнейших мерах по разоружению, направленных на предотвращение гонки вооружений на дне морей и океанов и в его недрах (статья V).
Выполнение договора

Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения в статье VII предусматривает созыв через 5 лет после вступления в силу Конференции государств-участников для рассмотрения вопроса о его действии.

Так, первая Конференция, проходившая в Женеве (Швейцария) с 20 июня по 1 июля 1977 года, в заключительной декларации подтвердила, что обязательства, принятые по договору, добросовестно выполняются всеми государствами-участниками, что является существенным с точки зрения цели – предотвратить гонку ядерных вооружений или любого другого вида оружия массового уничтожения на морском дне.

Вторая Конференция участников Договора, проходившая в Женеве с 12 по 23 сентября 1983 года, и третья Конференция в сентябре 1989 года также констатировали, что обязательства, принятые государствами-участниками, добросовестно выполняются, и призвали к продолжению переговоров о дальнейших мерах в области разоружения.

В ходе проведения всех Конференций было отмечено, что зона действия договора отражает правильное соотношение между необходимостью предотвратить гонку ядерных вооружений и любых других видов оружия массового уничтожения на морском дне и правом государства регулировать деятельность по проверке вблизи своих берегов.

За все время действия договора о морском дне ни одно государство не сочло необходимым прибегнуть к процедурам обжалования и проверки, а также не осуществило своего права выхода из договора.

Проведение четвертой Конференции по рассмотрению действия договора было намечено на 1996-97гг. при условии поступления соответствующих просьб в адрес правительств-депозитариев со стороны большинства государств-участников договора, которые так и не последовали.

Значение договора

Заключение Договора о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения представляет собой один из крупных положительных актов современной мировой политики в сфере международной безопасности.

Данный Договор не только отвечает интересам безопасности всех стран и народов и служит интересам поддержания мира на планете, но и способствует созданию благоприятных условий для плодотворного и всеобъемлющего международного сотрудничества в области освоения дна морей и океанов.

Читайте так же:  Трудовой договор на временные и сезонные работы

Договор играет огромную положительную роль в деле нераспространения ядерного и других видов оружия массового уничтожения, ослаблении международной напряженности и укреплении доверительных отношений между государствами.

Кроме того, Договор о морском дне явился основой для разработки и принятия последующих фундаментальных международных документов в этой области, таких, как соглашения между СССР и США по сокращению стратегических наступательных вооружений и Договора о безъядерной зоне южной части Тихого океана (Договор Раротонга). [Действующее международное право, том 1, 88. Договор о безъядерной зоне южной части Тихого океана, 6 августа 1985 года, Преамбула, М., 2002, с. 702-703] Договор был открыт для подписания 6 августа 1985 года в административном центре Островов Кука, город Аваруа на острове Раротонга.

Договор по морскому дну (текст договора)

Официальный русский текст

Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения
(Договор по морскому дну)

Принят резолюцией 2660 (XXV) Генеральной Ассамблеи ООН от 7 декабря 1970 года

Государства — участники настоящего Договора, признавая общую заинтересованность человечества в развитии исследования и использования дна морей и океанов в мирных целях, считая, что предотвращение распространения гонки ядерных вооружений на дно морей и океанов служит интересам поддержания мира во всем мире, ослабляет международную напряженность и укрепляет дружественные отношения между государствами, убежденные в том, что настоящий Договор является шагом на пути к исключению дна морей и океанов и его недр из сферы гонки вооружений, убежденные в том, что настоящий Договор является шагом на пути к договору о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем, и исполненные решимости продолжать переговоры с этой целью, убежденные в том, что настоящий Договор будет содействовать осуществлению целей и принципов Устава Организации Объединенных Наций так, чтобы это соответствовало принципам международного права и не нарушало свободы открытого моря, согласились о нижеследующем:

Статья I

1. Государства — участники настоящего Договора обязуются не устанавливать и не размещать на дне морей и океанов и в его недрах за внешним пределом зоны морского дна, как она определена в статье II, какое-либо ядерное оружие или любые другие виды оружия массового уничтожения, а также сооружения, пусковые установки и любые другие устройства, специально предназначенные для хранения, испытания или применения такого оружия.

2. Обязательства, предусмотренные в пункте 1 настоящей статьи, действуют также в отношении зоны морского дна, упомянутой в том же пункте, с тем исключением, что в пределах такой зоны морского дна они не распространяются ни на прибрежное государство, ни на морское дно под его территориальными водами.

3. Государства — участники настоящего Договора обязуются не поощрять и не побуждать какое-либо государство к осуществлению деятельности, определяемой в пункте 1 настоящей статьи, а также не помогать ему в этом и не участвовать каким-либо иным образом в такое деятельности.

Статья II

Для целей настоящего Договора внешний предел зоны морского дна, упомянутой в статье I, совпадает с двенадцатимильным внешним пределом зоны, определяемой в части II Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне, подписанной в Женеве 29 апреля 1958 г., и отсчитывается в соответствии с положениями раздела II части I этой Конвенции и международным правом.

Статья III

1. Для содействия осуществлению целей и обеспечения соблюдения положений настоящего Договора каждое государство — участник Договора имеет право проверки путем наблюдения деятельности других государств — участников Договора на дне морей и океанов и в его недрах за пределами зоны, упоминаемой в статье I, при условии, что это наблюдение не будет мешать такой деятельности.

2. Если после такого наблюдения останутся обоснованные сомнения относительно выполнения обязательств, принятых по Договору, государство-участник, имеющее такие сомнения, и государство-участник, несущее ответственность за деятельность, вызывающую эти сомнения, консультируются с целью устранения сомнений. Если эти сомнения не устранены, государство-участник, имеющее такие сомнения, уведомляет других государств-участников, и заинтересованные стороны сотрудничают в отношении таких дальнейших процедур проверки, о которых может быть достигнута договоренность, включая соответствующую инспекцию объектов, сооружений, установок или других устройств, которые в силу их характера можно с достаточным основанием отнести к одной из категорий, определенных в статье I. Государства-участники, находящиеся в районе такой деятельности, включая любое прибрежное государство, и любой другой участник, который этого пожелает, имеют право принимать участие в таких консультациях и сотрудничестве. После завершения дальнейших процедур проверки участник, проявивший инициативу в отношении таких процедур, рассылает соответствующий доклад другим участникам.

3. Если посредством наблюдения объекта, сооружения, установки или другого устройства невозможно определить, какое государство несет ответственность за деятельность, вызывающую обоснованные сомнения, государство-участник, имеющее такие сомнения, обращается с соответствующими уведомлениями и запросами к государствам — участникам Договора в районе этой деятельности, а также к любым другим государствам-участникам. Если в результате этих запросов выяснится, что ответственность за такую деятельность несет какое-то определенное государство-участник, это государство-участник консультируется и сотрудничает с другими участниками, как это предусматривается в пункте 2 настоящей статьи. Если с помощью этих запросов нельзя установить, какое государство несет ответственность за такую деятельность, в этом случае государство-участник, обратившееся с такими запросами, может использовать дальнейшие процедуры проверки, включая инспекцию, причем это государство приглашает принять в них участие государств — участников Договора в районе этой деятельности, включая любое прибрежное государство, и любого другого участника, желающего сотрудничать.

4. Если консультации и сотрудничество, предусматриваемые в пунктах 2 и 3 настоящей статьи, не устранили сомнений в отношении этой деятельности и остаются серьезные сомнения относительно выполнения обязательств, принятых по настоящему Договору, государство-участник в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций может передать вопрос на рассмотрение Совета Безопасности который может предпринять действия в соответствии с Уставом.

5. Проверку в соответствии с настоящей статьей может проводить любое государство-участник своими собственными средствами, или при полном или частичном содействии любого другого государства-участника, или посредством соответствующих международных процедур в рамках Организации Объединенных Наций и в соответствии с ее Уставом.

6. Деятельность по проверке в соответствии с настоящим Договором не должна мешать деятельности других государств-участников и должна проводиться с должным учетом прав, признанных в соответствии с международным правом, включая свободу открытого моря и права прибрежных государств в отношении разведки и разработки их континентальных шельфов.

Статья IV

Никакое положение настоящего Договора не должно истолковываться как подтверждающее или наносящее ущерб позиции любого государства-участника в отношении существующих международных конвенций, в том числе Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне от 1958 года, или в отношении прав или претензий, о которых такое государство-участник может заявить, или в отношении признания или непризнания прав или претензий, заявленных любым другим государством относительно его прибрежных вод, включая, среди прочего, территориальное море и прилежащую зону, или дна морей и океанов, включая континентальный шельф.

Статья V

Участники настоящего Договора обязуются продолжать в духе доброй воли переговоры в отношении дальнейших мер в области разоружения в целях предотвращения гонки вооружений на дне морей и океанов и в его недрах.

Статья VI

Любое государство-участник может предлагать поправки к настоящему Договору. Поправки вступают в силу для каждого государства-участника, принимающего эти поправки, после принятия их большинством государств — участников Договора, а впоследствии для каждого оставшегося государства-участника в день принятия им этих поправок.

Статья VII

Через 5 лет после вступления в силу настоящего Договора в Женеве (Швейцария) созывается конференция государств — участников Договора для рассмотрения того, как действует настоящий Договор, чтобы иметь уверенность в том, что цели, изложенные в преамбуле, и положения Договора осуществляются. При таком рассмотрении должны быть приняты во внимание любые технические достижения, имеющие отношение к данному Договору. Такая конференция может в соответствии с мнениями большинства присутствующих на ней участников решить, должна ли быть созвана дополнительная конференция для рассмотрения вопросов о действии Договора и в какие сроки.

Статья VIII

Каждое государство — участник настоящего Договора в порядке осуществления своего государственного суверенитета имеет право выйти из Договора, если оно решит, что связанные с содержанием настоящего Договора исключительные обстоятельства поставили под угрозу высшие интересы страны. О таком выходе оно уведомляет за три месяца всех других участников Договора и Совет Безопасности Организации Объединенных Наций. В таком уведомлении должно содержаться заявление об исключительных обстоятельствах, которые оно рассматривает как поставившие под угрозу его высшие интересы.

Статья IX

Положения настоящего Договора ни в коей мере не затрагивают обязательства, взятые на себя государствами — участниками Договора по международным соглашениям, учреждающим зоны, свободные от ядерного оружия.

Статья X

1. Настоящий Договор открыт для подписания его всеми государствами. Любое государство, которое не подпишет Договор до вступления его в силу в соответствии с пунктом 3 данной статьи, может присоединиться к нему в любое время.

2. Настоящий Договор подлежит ратификации государствами, подписавшими его. Ратификационные грамоты и документы о присоединении сдаются на хранение правительствам Союза Советских Социалистических Республик, Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и Соединенных Штатов Америки, которые настоящим назначаются в качестве правительств-депозитариев.

3. Настоящий Договор вступает в силу после сдачи на хранение ратификационных грамот двадцатью двумя правительствами, включая правительства, назначенные в качестве депозитариев настоящего Договора.

4. Для государств, ратификационные грамоты или документы о присоединении которых будут сданы на хранение после вступления в силу настоящего Договора, он вступает в силу в день сдачи на хранение их ратификационных грамот или документов о присоединении.

5. Правительства-депозитарии незамедлительно извещают правительства всех подписавших и присоединившихся к настоящему Договору государств о дате каждого подписания, дате сдачи на хранение каждой ратификационной грамоты или документа о присоединении, дате вступления в силу настоящего Договора, а также о получении ими других уведомлений.

Читайте так же:  Требования к помещению для кондитерской

6. Настоящий Договор должен быть зарегистрирован правительствами-депозитариями в соответствии со статьей 102 Устава Организации Объединенных Наций.

Статья XI

Настоящий Договор, русский, английский, испанский, китайский и французский тексты которого являются равно аутентичными сдается на хранение в архивы правительств-депозитариев. Должным образом заверенные копии настоящего Договора препровождаются правительствами-депозитариями правительствам государств, подписавших Договор и присоединившихся к нему.

В УДОСТОВЕРЕНИЕ ЧЕГО нижеподписавшиеся, должным образом на то уполномоченные, подписали настоящий Договор.

Источники: Международное право в документах. — М., 1982; Договор о неразмещении на дне морей и океанов оружия массового уничтожения в действии. Ядерная энергия и Мировой океан. Калинкин Г.Ф. — М., 1981; материалы историко-документального департамента МИД Российской Федерации; открытие интернет-источники.

В мае 1972 СССР и США заключили Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) и Временное соглашение об ограничении стратегических наступательных вооружений сроком на 5 лет (Договор ОСВ-1). Договор устанавливал ограничения по количеству межконтинентальных баллистических ракет, число ядерных зарядов не оговаривалось. В ноябре 1974 удалось договориться о новом соглашении об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2). Подписание договора намечалось на 1977, однако этого не произошло из-за появления в США нового типа вооружений – крылатых ракет и отказа США устанавливать ограничения на них. Тем не менее договор сужал фронт гонки вооружений.

ПОЛИТИКА “РАЗРЯДКИ” В ОТНОШЕНИЯХ С ЗАПАДОМ

В сфере внешней политики начало 70-х гг. было отмечено радикальным поворотом в сторону реальной «разрядки» напряженности между Востоком и Западом. Он был вызван стабилизацией взаимоотношений Советского Союза с социалистическими странами (ранее приоритетное направление во внешней политике СССР) и наметившимися в конце 60-х гг. изменениями в позиции западноевропейских государств, заинтересованных в развитии экономического сотрудничества.

На фоне сближения позиций СССР и западноевропейских держав в 70-е гг. происходит улучшение взаимоотношений Советского Союза и США, что позволило впоследствии назвать 70-е гг. периодом разрядки напряженности. В определенной степени это было вызвано сложившимся ядерным паритетом двух сверхдержав. Начало разрядке положил визит президента США Р. Никсона в Москву в мае 1972 г. Во время встречи американского президента с Л. И. Брежневым была достигнута договоренность о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1). Обе стороны в договоре признали, что в «ядерный век не существует иной основы для поддержания отношений между ними, кроме мирного сосуществования». В Москве был заключен и бессрочный договор о противоракетной обороне (ПРО), согласно которому стороны брали на себя обязательство иметь на вооружении не более 200 противоракет и по два района их базирования, включая столицы. В июне 1973 г. состоялся ответный визит Л. И. Брежнева в США, где было подписано Соглашение о предотвращении ядерной войны. Во время Вашингтонской встречи было заключено около двадцати соглашений о сотрудничестве в различных областях, в том числе о совместной космической программе «Союз-Аполлон» (реализована в 1975 г.). Во время летней встречи 1974 г. в Крыму Р. Никсон и Л. И. Брежнев договорились об ограничении подземных испытаний, уменьшении численности ракет ПРО, а также о снижении вдвое систем ПРО, оставляя их только вокруг столиц. Несмотря на вынужденную отставку Никсона в августе 1974 г., встречи в верхах имели продолжение уже через несколько месяцев, когда в ноябре 1974 г. во Владивостоке встретились новый президент США Дж. Форд и Л. И. Брежнев. Прежние договоренности были подтверждены, и заявлено о дальнейшем ограничении ядерных средств. Углублению разрядки в последующий период помешали откровенная ставка США на новый тип вооружений (крылатые ракеты) и ошибочное решение Советского Союза о размещении в европейской части СССР ракет РСД-10 (СС-20 по натовской классификации) в 1977 г. Это был серьезный просчет советского руководства, который привел к обострению отношений со странами Западной Европы. В 1979 г. все же была достигнута договоренность о подписании нового договора ОСВ-2, но ввод советских войск в Афганистан привел к срыву ратификационного процесса, к новому витку напряженности в отношениях между СССР и США.

И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков. История Советской России

ПОДПИСАНИЕ ДОГОВОРОВ ОСВ-1 И ПРО

Советско-американское сотрудничество в политико-дипломатической области развивались в начале 70-х годов непривычно плодотворно. С 1969 г. в Хельсинки шли советско-американские переговоры о контроле над вооружениями, задачей которых было выработать компромисс в сфере ограничения стратегических наступательных вооружений. Попутно велась подготовка целой серии двусторонних договоренностей, направленных на стабилизацию советско-американских отношений и исключение случайного военного конфликта между СССР и США. Эти переговоры стали приносить результаты.

30 сентября 1971 г. в Вашингтоне было подписано бессрочное советско-американское Соглашение о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны между СССР и США. В соответствие с ним стороны обязались обязательно информировать друг друга обо всех случаях «несанкционированного, случайного или иного необъяснимого инцидента, связанного с возможным взрывом ядерного оружия», а также принимать меры для предотвращения случайного или несанкционированного применения ядерного оружия, находящегося под контролем каждой стороны. Соглашение регламентировало ряд важных технических и организационных аспектов взаимодействия СССР и США в случае возникновения опасных ситуаций для избежания конфликта между ними. Это был первый документ после карибского кризиса 1962 г., в котором фиксировались правила поведения сторон в случае возникновения «ядерной тревоги».

В мае 1972 г. состоялся официальный визит президента США Р.Никсона в Москву. Это был первый в истории визит высшего американского руководителя в Советский Союз, если не считать пребывания президента Ф.Д.Рузвельта в Ялте в 1945 г. В результате проведенных переговоров удалось заключить ряд важных соглашений военно-стратегического и общеполитического характера.

Прежде всего, были подписаны первые документы, ставшие результатом компромиссов, достигнутых в рамках переговоров по ограничению стратегических вооружений. По-русски этот процесс сокращенно назывался по первым буквам этого словосочетания – ОСВ, по-английски – SALT (Strategic Arms Limitation Talks). В 60-70-х годах состоялось два тура таких переговоров. Первый из них получил наименование «ОСВ-1», второй – «ОСВ-2». К визиту Р.Никсона в Москву относятся договоренности серии «ОСВ-1» – Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) и Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений 1972 г.

а) Договор ПРО (перестал действовать в 2001 г.) был призван предупредить гонку вооружений в области создания систем обороны против ракетно-ядерных ударов. Эти системы разрабатывались в Советском Союзе и Соединенных Штатах, причем считалось, что в СССР – с некоторым опережением. Системы были дорогостоящими и, по заключениям экспертов, не достаточно надежными. Они представляли собой оборонительные комплексы, состоящие из «противоракет», то есть ракет-перехватчиков, способных уничтожать приближающиеся ракеты противника до того, как те смогут нанести ущерб обороняющейся стороне.

СССР и США договорились о том, что каждой стороне будет разрешено создать по два комплекса «противоракет» и поставить под их защиту, соответственно, по два района (всего четыре) по выбору – вокруг столиц и в районе расположения шахтных пусковых установок, то есть баз МБР. При этом обе стороны обязались не создавать общенациональные, то есть покрывающие всю территорию страны, системы ПРО и основы для их создания. Договором также запрещалось создавать, испытывать и развертывать системы или компоненты систем ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования. Договор был бессрочным, но из него было можно выйти, уведомив об этом за 6 месяцев до дня предполагаемого выхода (чем воспользовалась американская сторона в 2001 г.).

Во время второго визита президента Р.Никсона в Москву в июне 1974 г. специальным советско-американским протоколом число районов, разрешенных для размещения систем ПРО, было сокращено с четырех до двух – по одному для каждой стороны. Советский Союз разместил свою систему ПРО в районе Москвы, а США – в Гранд-Форкс, районе основной базы пусковых установок МБР.

б) Вторым элементом договоренностей серии «ОСВ-1» было Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений 1972 г. В литературе это соглашение часто именуется «соглашением ОСВ-1», что не вполне точно, но принято между специалистами-практиками. Временное соглашение было заключено сроком на пять лет и содержало количественные ограничения развертывания наступательных вооружений. СССР получил право иметь 1600 единиц МБР как наземного, так и морского базирования, а США – 1054. При этом СССР, как очевидно, получил право на большее число ракет, чем США. Но советские ракеты в тот период имели всего одну боеголовку, а американские – уже имели разделяющиеся головные части, то есть одна ракета несла несколько боеголовок, каждая из которых была способна к индивидуальному наведению на цель. Численное преимущество Советского Союза по ракетам, поэтому, компенсировалось преимуществом США по количеству боеголовок.

Сверх этого лимита стороны обязались в течение пяти лет не увеличивать число стационарных пусковых установок МБР наземного базирования и пусковых установок баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ).

Договоренности серии «ОСВ-1» не касались таких важных видов наступательных вооружений как бомбардировщики дальнего радиуса действия, по числу которых США имели трехкратное преимущество над СССР. Кроме того, соглашения не регламентировали численность разделяющихся головных частей (РГЧ), что позволяло увеличивать разрушающую мощность стоявших на вооружении ракет за счет размещения на них разделяющихся боеголовок вместо обычных, оставаясь формально в лимитах соглашений 1972 г.

История международных отношений (1918-2003) / под ред. А.Д. Богатурова.

НИКСОН В МОСКВЕ

Первый официальный визит американского президента в СССР начался 22 мая 1972 года в четыре часа дня по московскому времени. Именно в этот момент в аэропорту Внуково-2 приземлился президентский «боинг». У трапа самолета Ричарда Никсона встречали Подгорный и Косыгин, некоторые наши министры, причастные к предстоящим переговорам на высшем уровне, сотрудники посольства США, а также малочисленная группа «представителей трудящихся». Так было определено сценарием встречи, утвержденным Политбюро с учетом сложных политических условий, в которых проходил этот визит. Ведь США в то время не только продолжали воевать во Вьетнаме, но и активизировали там свои военные действия. Американцы бомбили территорию Северного Вьетнама, вели наземные боевые операции. И это не могло не отразиться на атмосфере встречи.

Читайте так же:  Растаможка авто физическим лицом

Высокого гостя приветствовал в аэропорту почетный караул из представителей трех родов войск, на ветру развевались государственные флаги СССР и США. Словом, весь протокольный церемониал был соблюден. Строй почетного караула вместе с Никсоном обошел Подгорный, а по окончании церемонии Подгорный, Косыгин и Никсон сели в одну машину, и длинный кортеж направился в Кремль.

Ленинский проспект и другие улицы, ведущие в сторону Кремля, были украшены советскими и американскими флагами. Не было, правда, только «восторженных» толп москвичей, которых при встречах представителей дружественных государств обычно собирали по разнарядке. Более того, даже случайных прохожих к краям тротуаров не подпускали. Это все оговорили заранее.

Никсона поселили в Кремле, в апартаментах по соседству с Оружейной палатой. Там же, в отдельном крыле, разместили его ближайших помощников, включая Киссинджера. Над зданием впервые в его истории развевался государственный флаг Соединенных Штатов Америки. Подгорный и Косыгин откланялись, напомнив гостю, что вечером, после того как Никсон отдохнет от утомительного перелета, они с ним вновь встретятся — на официальном банкете в Кремле.

Вечер был ясный. После грибного дождика, который встретил Никсона в аэропорту, погода наладилась. Майская яркая зелень радовала глаз.

Но вот мы и у цели. Лифт поднял нас на второй этаж, и мы оказались возле кабинета, который когда-то занимал Сталин, а позднее Хрущев. В приемной, ее называли предбанником, уже находился Александров. Он распахнул дверь. Никсон, а за ним и я вошли в кабинет. Навстречу, широко улыбаясь, шел Брежнев. Лидеры тепло поприветствовали друг друга. Брежнев предложил гостю сесть напротив него. Официант принес чай и печенье. Беседа началась.

Леонид Ильич выразил удовлетворение в связи с первым в истории официальным визитом президента США в СССР, а затем напомнил Никсону, что они с ним уже однажды мимолетно встречались, а именно в 1959 году, летом, когда он, Брежнев, вместе с Хрущевым и другими советскими руководителями присутствовал на открытии Национальной выставки США в Сокольниках. Брежнев, слегка заискивая, как мне показалось, напомнил также Никсону о том, что на выставке была сделана фотография, которая потом обошла все газеты мира. На ней запечатлены Никсон и Хрущев во время своего знаменитого «кухонного спора». «Так вот, я тоже есть там, справа от вас, но вы, может быть, этого уже не помните. » — спросил Брежнев. Никсон с улыбкой ответил, что конечно же помнит.

В целом же создавалось впечатление, что оба лидера хорошо понимают друг друга, так сказать работают на одной волне. В какой-то момент Брежнев начал говорить о своем желании установить особые личные отношения с президентом США, которые, завязавшись в эти дни, затем укреплялись бы в ходе последующих встреч, а в промежутках между ними поддерживались бы перепиской. Никсон ответил в том же ключе и напомнил об особых отношениях, сложившихся между Сталиным и Рузвельтом во время войны. Он отметил, что они благодаря своим личным взаимоотношениям могли находить решения спорных вопросов даже тогда, когда это не удавалось бюрократам.

Беседа лидеров затягивалась. По времени уже должен был начаться банкет. Но Брежнев не смотрел на часы и продолжал разговор. Потом сказал, что они, видимо, заработали свой ужин, и предложил президенту отправиться в Грановитую палату. Никсон ответил, что он только заедет за женой и тотчас присоединится к Брежневу на банкете.

Заключен договор ипотеки нежилых помещений между банком

Рассмотрев данный вопрос, мы пришли к следующему выводу: Оценка стоимости предмета ипотеки как в предшествующем, так и в последующем договорах ипотеки, заключаемых между двумя коммерческими организациями по общему правилу, определяется по соглашению сторон этих договоров, поэтому суммы оценки в договорах могут различаться. При этом законом не установлено требование о том, что оценка предмета залога должна каким-либо образом соотноситься с ценой обеспечиваемого залогом обязательства.

Однако в предшествующем договоре ипотеке может быть установлено условие о том, что оценка предмета последующей ипотеки по договору, заключаемому с иным лицом, не может быть ниже и (или) выше определенного уровня. Обоснование вывода: Оценка предмета ипотеки должна быть указана в договоре об ипотеке (п. 1 ст. 339 ГК РФ, п. 1 ст. 9 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»; далее — Закон об ипотеке). В соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ условия, которые названы в законе как необходимые для договоров данного вида, являются существенными условиями договора. Если по всем существенным условиям договора между сторонами не будет достигнуто соглашение, такой договор будет считаться незаключенным. Следовательно, стороны договора ипотеки должны прийти к соглашению по условию об оценке предмета ипотеки в денежном выражении. Согласно п. 3 ст. 9 Закона об ипотеке оценка предмета ипотеки определяется в соответствии с законодательством РФ по соглашению залогодателя с залогодержателем с соблюдением при ипотеке земельного участка требований ст. 67 Закона об ипотеке и указывается в договоре об ипотеке в денежном выражении. Согласно же ст. 67 Закона об ипотеке оценка земельного участка осуществляется в соответствии с законодательством, регулирующим оценочную деятельность в Российской Федерации. Правовые основы регулирования оценочной деятельности в РФ определены в Федеральном законе от 29.07.1998 N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон об оценочной деятельности). В соответствии со ст. 4 Закона об оценочной деятельности субъектами оценочной деятельности признаются физические лица, являющиеся членами одной из саморегулируемых организаций оценщиков и застраховавшие свою ответственность в соответствии с требованиями Закона об оценочной деятельности, — оценщики. Таким образом, оценка земельного участка осуществляется оценщиками, оценка прочих предметов залога по ипотеке — по соглашению сторон. Арбитражные суды придерживаются позиции, что оценка предмета залога может не соответствовать рыночной цене предмета залога, так как оценка осуществляется по соглашению сторон (смотрите, например, постановления ФАС Поволжского округа от 16.02.2006 N А55-5902/05-44, Северо-Кавказского округа от 30.11.2005 N Ф08-5570/05, от 21.12.2006 N Ф08-6600/06). Президиум ВАС РФ в п. 19 Информационного письма от 28.01.2005 N 90 разъяснил, что при указании сторонами в договоре об ипотеке нескольких разных оценок предмета ипотеки такой договор не может считаться незаключенным, если возможно установить, какая из оценок представляет собой ту, о которой стороны договорились как о существенном условии договора об ипотеке. Особенностям правового регулирования договоров предшествующей и последующей ипотеки посвящена глава VII Закона об ипотеке. Согласно п. 1 ст. 43 Закона об ипотеке имущество, заложенное по договору об ипотеке в обеспечение исполнения одного обязательства (предшествующая ипотека), может быть предоставлено в залог в обеспечение исполнения другого обязательства того же или иного должника тому же или иному залогодержателю (последующая ипотека). Последующая ипотека допускается, если она не запрещена предшествующими договорами об ипотеке того же имущества, действие которых не прекратилось к моменту заключения последующего договора об ипотеке. Если предшествующий договор об ипотеке предусматривает условия, на которых может быть заключен последующий договор об ипотеке, последний должен быть заключен с соблюдением этих условий (п. 2 ст. 43 Закона об ипотеке). Эти правила не применяются, если сторонами в предшествующем и последующем договорах об ипотеке являются одни и те же лица (п. 4 ст. 43 Закона об ипотеке). Законодательство не содержит каких-либо обязательных требований о необходимости соответствия суммы оценки, указанной в договоре предшествующей ипотеки нежилого помещения, сумме оценки предмета последующей ипотеки. Таким образом, оценки как в предшествующей, так и в последующей ипотеке нежилых помещений, будут определяться по соглашению сторон этих договоров в соответствии с оценками, произведенными оценщиками, а, следовательно, суммы оценки могут быть различными. Это логично, поскольку рыночные цены могут заметно колебаться, а вместе с ними могут существенно отличаться друг от друга и суммы оценки предмета ипотеки, исчисленные оценщиками, особенно в случае, когда оценка для последующей ипотеки производится через сколько-нибудь продолжительный промежуток времени. Залог является одним из способов обеспечения исполнения обязательств (ст. 329 ГК РФ). Согласно п. 4 ст. 9 Закона о об ипотеке обязательство, обеспечиваемое ипотекой, должно быть названо в договоре об ипотеке с указанием его суммы, основания возникновения и срока исполнения. При этом ни ГК РФ, ни Законом об ипотеке не установлено требование о том, что оценка предмета залога должна каким-либо образом соотноситься с ценой обеспечиваемого залогом обязательства. Такое соотношение определяется соглашением сторон. При этом главным определяющим критерием со стороны залогодержателя является его желание залогодержателя получить удовлетворение своих требований за счет предмета залога вне зависимости от колебаний рыночной цены на это имущество. Порядок удовлетворения требований залогодержателей по предшествующей и последующей ипотеке урегулирован ст. 46 Закона об ипотеке. Следует также обратить внимание, что удовлетворение требований залогодержателя (залогодержателей) за счет предмета залога осуществляется, по общему правилу, по итогам реализации предмета залога на публичных торгах, победителем на которых становится лицо, предложившее наибольшую цену (п. 6 ст. 57 Закона об ипотеке). При этом законодательство никоим образом не увязывает с оценкой предмета залога даже начальную цену таких торгов. Таким образом, различие оценки предмета ипотеке в предшествующем и последующем договорах ипотеки едва ли может послужить основанием для оспаривания последующего договора оценки.

1971 договор