Отмывание денег статья ук

Отмывание денежных средств и иного имущества: позиция ВС РФ

Отмывание имущества, добытого преступным путем, причиняет вред экономической безопасности и финансовой стабильности страны, а также затрудняет раскрытие и расследование преступлений. Но самое главное – легализация такого имущества способствует финансированию противоправной, в том числе террористической, деятельности.

В целях противодействия подобного рода преступлениям предусмотрена уголовная ответственность за:

  • отмывание имущества и денег, добытых другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ);
  • отмывание имущества, приобретенного лицом вследствие совершения им преступления (ст. 174.1 УК РФ);
  • покупку или реализацию вещей, заведомо добытых преступным путем (ст. 175 УК РФ).

Максимальный срок лишения свободы по всем трем статьям составляет семь лет.

При этом несмотря на обширный перечень как международных, так и российских правовых актов, направленных на борьбу с отмыванием имущества, у судей, рассматривающих такие уголовные дела, нередко возникают вопросы. В связи с этим ВС РФ дал судам некоторые разъяснения – 13 июля был опубликован документ, уточняющий порядок применения судами норм об ответственности за легализацию (отмывание) имущества (Постановление Пленума ВС РФ от 7 июля 2015 г. № 32; далее – Постановление № 32).

Так какое имущество, по мнению ВС РФ, может быть предметом легализации, что является обязательным признаком отмывания имущества и с какого момента такое преступление считается оконченным? Ознакомимся с позицией Суда подробнее.

Какое имущество может быть предметом легализации?

Предметом отмывания по общему правилу являются денежные средства и иное имущество (ст. 174, 174.1 УК РФ). При этом ВС РФ уточнил, что под денежными средствами следует понимать не только наличные деньги в российских рублях, но и иностранную валюту, а также безналичные и электронные денежные средства. А иным имуществом считается как движимое и недвижимое имущество, так и имущественные права, ценные бумаги, а также имущество, полученное в результате переработки добытого преступным путем (например, дом, построенный из похищенных стройматериалов, или слитки драгметаллов, изготовленные из краденых и переплавленных ювелирных изделий) (п. 1 Постановления № 32).

Отмывание имущества – совершение сделок и операций с целью придания правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными преступным путем (ст. 174, 174.1 УК РФ).

Список предметов отмывания соответствует перечню объектов гражданских прав, закрепленных в гражданском законодательстве (ст. 128 ГК РФ). Разве что в категорию нелегально добытого имущества в силу специфики не вошли результаты работ и оказания услуг, объекты интеллектуальной собственности и нематериальные блага.

Суд также отдельно подчеркнул, что незаконное приобретение денег и иного имущества может в равной степени быть:

  • признаком конкретного состава преступления (например, хищения, взяточничества и т. д.);
  • материальным вознаграждением за совершенное преступление (например, за заказное убийство);
  • платой за сбыт предметов, ограниченных в гражданском обороте (оружие, боеприпасы, наркотические и лекарственные средства и др.).

Ранее при рассмотрении дел об отмывании имущества судьи нередко сталкивались с трудностями в разрешении ситуаций, когда не имеющие индивидуальных характеристик денежные средства или иное имущество, приобретенные преступным путем, смешивались с однородным правомерно приобретенным имуществом – например, при зачислении на банковский счет денежных средств из разных источников, перечислении денег третьим лицам в счет исполнения различных обязательств и т. д. (приговор Балаковского районного суда Саратовской области от 14 апреля 2011 г. по делу № 1-99/2011). Основная сложность состояла в том, что суды не могли определить, действительно ли преступник, к примеру, при пополнении счета использовал украденные деньги или они были приобретены им законным путем. Это становилось основанием для оправдательных приговоров.

ВС РФ указал, что последующее совершение сделок или операций с неправомерно приобретенным имуществом в таком случае считается отмыванием и учитывается в том размере, который соответствует сумме приобретенного в результате преступления имущества (п. 3 Постановления № 32).

Что является обязательным признаком отмывания имущества?

Суд разъяснил, что основным признаком отмывания является намерение придать правомерный вид владению, пользованию и распоряжению имуществом, добытым преступным путем. И в своих обвинительных приговорах суды обязательно должны перечислить как доказательства такого намерения, так и доказательства приобретения имущества в результате преступления (п. 5 Постановления № 32).

Как уточняет ВС РФ, вывод о преступном характере приобретения имущества можно сделать, основываясь на:

  • обвинительном приговоре по основному преступлению;
  • постановлении о прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим обстоятельствам (в связи со смертью подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, недостижением им возраста уголовной ответственности, деятельным раскаянием и др.);
  • постановлении о приостановлении следствия или дознания по причине того, что не был установлен главный фигурант дела (п. 4 Постановления № 32).

Отметим, что в настоящее время суды не всегда учитывают наличие приговора по основному преступлению или иного документа из перечисленных (например, приговор Сунженского районного суда Республики Ингушетия от 12 апреля 2010 г. по делу № 1-30/2010).

Что же касается цели придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению имуществом, то она может быть установлена на основании фактических действий виновного лица, направленных на сокрытие преступления. Такими действиями могут быть, например:

  • приобретение недвижимого имущества, произведений искусства, предметов роскоши и т. д.;
  • отчуждение имущества, приобретенного преступным путем, в отсутствие реальных расчетов или экономической целесообразности в таких сделках;
  • фальсификация оснований возникновения прав на денежные средства или иное имущество (гражданско-правовых договоров, первичных учетных документов и др.);
  • обналичивание денег, в том числе с участием подставных лиц, с использованием расчетных счетов фирм-«однодневок» или счетов физических лиц, не осведомленных о преступном происхождении денежных средств;
  • совершение внешнеэкономических финансовых операций при участии контрагентов, зарегистрированных в офшорных зонах;
  • совершение финансовых операций с использованием электронных средств платежа и др. (п. 10 Постановления № 32).

Данный перечень не является исчерпывающим.

ВС РФ также отметил, что ни одно из указанных действий само по себе не может быть доказательством виновности лица. В каждом конкретном случае суду необходимо установить, что лицо заведомо намеревалось придать правомерный вид владению, пользованию и распоряжению имуществом.

С какого момента преступление, связанное с отмыванием имущества, считается оконченным?

Ответственность за отмывание имущества наступает даже при совершении одной финансовой операции с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными преступным путем. Главное – установить наличие цели придать правомерный вид владению, пользованию и распоряжению указанным имуществом – например, когда преступное приобретение дома при заключении договора купли-продажи маскируется заведомо подложными документами о праве собственности на него (п. 7 Постановления № 32).

В связи с этим ВС РФ призывает считать финансовыми операциями любые операции с денежными средствами (наличные и безналичные расчеты, кассовые операции, перевод или размен денежных средств, обмен одной валюты на другую и т. п.) (п. 6 Постановления № 32).

Оконченным такое преступление считается с момента:

  • использования преступно полученных денежных средств для расчетов либо предъявления банку распоряжения о переводе денежных средств и т. п.;
  • исполнения хотя бы части обязанностей или реализации хотя бы части прав, которые возникли по сделке, если преступления совершались путем сделки (например, с момента передачи денег или имущества другой стороне договора вне зависимости от того, получено ли встречное исполнение по сделке);
  • оформления между виновным и иным лицом договора, которым маскируется преступное приобретение денежных средств, если этим создается лишь видимость заключения сделки и в действительности фактическая передача имущества по ней не предполагается (п. 8 Постановления № 32).

Кстати, распоряжение незаконно приобретенным имуществом в целях личного потребления (приобретение продуктов питания, товаров первой необходимости, получение бытовых услуг и т. п.) не свидетельствует о наличии умысла на легализацию такого имущества (п. 11 Постановления № 32). В зависимости от конкретных обстоятельств дела совершение таких действий может повлечь за собой ответственность либо за основное преступление, либо за сбыт имущества, приобретенного преступным путем (ст. 175 УК РФ).

Другие выводы Суда

Важное разъяснение дал ВС РФ и по поводу ситуации, когда при намерении лица отмыть деньги в крупном либо особо крупном размере фактически легализованное имущество не образовало указанный размер по обстоятельствам, которые от преступника не зависели. Суд указал, что содеянное при этом тем не менее нужно квалифицировать как оконченное преступление, совершенное в крупном или особо крупном размере – свыше 1,5 млн руб. или свыше 6 млн руб. соответственно (абз. 2 п. 9 Постановления № 32).

Юристы признают данную позицию ВС РФ спорной.

Читайте так же:  Претензия застройщику о качестве строительства

Антон Матюшенко, президент Ассоциации честных адвокатов:

«Умышленные действия, направленные на совершение преступления, должны расцениваться как покушение, если злодеяние не было доведено до конца по независящим от фигуранта причинам (ч. 3 ст. 30 УК РФ). Однако Суд не предписывает ссылаться на статью о покушении, применение которой автоматически снизило бы максимальный предел наказания – не более 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ за оконченное наказание (ч. 3 ст. 66 УК РФ). Вместо этого ВС РФ выбрал для легализации имущества формальную конструкцию. Напомню, в отличие от преступлений с материальным составом, преступления с формальным составом признаются оконченными с момента совершения деяния, без связи с наступлением его последствий.

Даже с учетом значимости угрозы, которую представляет собой легализация преступных доходов и давления международной общественности, нельзя обосновать изменение общепринятых подходов к моменту признания преступления оконченным для отдельно взятого деяния. Думается, что позиция ВС РФ в данном вопросе не является целесообразной, либо в текст вкралась логическая неточность».

Еще одним ключевым выводом Суда стало положение о том, что в отношении лиц, виновных в легализации, судам необходимо решать вопрос о конфискации имущества (п. 20 Постановления № 32). Связано это с тем, что несмотря на предусмотренную законом возможность конфискации имущества в подобных случаях (ст. 104.1 УК РФ), суды не всегда учитывали это.

Если же говорить о документе в целом, то, несмотря на незначительные его недочеты, эксперты склонны считать его принятие своевременным и позитивным событием.

Что такое отмывание денег и легализация денежных средств

Отмывание денег – это придание законного вида денежным средствам или имуществу, приобретенных от совершения преступления. Посредством отмывания использование таких доходов становится правомерным, а дальнейшее владение и распоряжение ими не нарушают установленных норм и не вызывают подозрения. Сам процесс легализации преследуется законом и уголовно наказуем.

Горячая линия

Горячая линия

+7 (499) 350-80-61

+7 (812) 309-17-81

+7 (499) 350-80-61

+7 (812) 309-17-81

Привлечение к ответственности по статье 174 УК РФ

Согласно ч. 1 ст. 174 УК РФ правомерный статус незаконному имуществу придается путем совершения сделок и финансовых операций. Объектом правонарушения выступают отношения в экономической области, связанные с правомерным владением, распоряжением и использованием имуществом.

В частях 1 и 4 ст. 174 УК РФ содержатся отягчающие признаки, связанные с размером легализуемых сумм. В примечание к статье установлен крупный размер в сумме превышающей 1,5 млн. рублей и особо крупный более 6 млн. рублей.

Состав преступления имеет специальную цель – придание законного режима денежным средствам или имуществу.

Субъективная сторона выражается только в форме прямого умысла. Лицу, совершающему финансовые сделки, известно, что имущество или денежные средства были получены в результате преступления. Знание о преступном характере объекта достаточно для квалификации по статье. Не требуется, чтобы лицо, легализующее доход, обладало полной информации о преступлении.

Субъект преступления является специальным. Законодатель исключает участие самого лица, легализующего деньги (имущество) в совершении нарушения, от которого они были получены. К субъектам относятся только граждане, совершающие с таким имуществом последующие операции и сделки. Часто правонарушениями, после которых необходима легализации являются торговля наркотиками, оружием, хищение.

Субъектом по ч.3 является группа лиц по предварительной договоренности или лицо, использующее свое должностное положение в государственной или коммерческой организации. В части 4 в качестве субъекта выступает организованная группа.

За совершение преступление за отмывание денег, виновные лица могут понести следующие виды наказаний:

  • Штрафные санкции от 120 тысяч до 1 млн. рублей.
  • Принудительные работы от 2 до 5 лет.
  • Лишение свободы на срок от 2 до 7 лет.
  • Ограничение свободы на период до 2 лет.

Дополнительно к наказанию может добавляться запрет на работу в определенной сфере и штраф. Согласно комментариям к статье уголовного кодекса, ответственность наступает при совершении хотя бы одной сделки или операции.

Легализация денежных средств

Существует несколько способов легализации денежных средств полученных преступным путем. Наиболее популярными признаны операции, проходящие через банки:

  1. Обналичивание денег через счет ИП. Ведение бизнеса через форму предпринимательства позволяет свободно распоряжаться денежными средствами, поступающими на счет. Достаточно заказать у ИП услугу нематериального характера и оплатить ее путем перечисления на счет. После уплаты налогов и комиссии банку деньги можно снять. Важно, чтобы предприниматель реально вел деятельность.
  2. Использование счетов юридических лиц являет распространенной схемой легализации доходов. Обычно применяется система займов или оплата услуг у фирм однодневок. С компанией заключается договор на оказание консультационных, юридически, консалтинговых услуг. Учитывая судебную практику, доказать фиктивность этих услуг практически невозможно. Полученные деньги выводятся фирмой через расходование на хозяйственные нужды.
  3. Использование банковских карт физических лиц. Денежные средства выводятся со счетов предпринимателя на его обычные пластиковые карты, а затем снимаются в банкоматах. Способ еще применим в ряде банков. Исключением является Сбербанк, где за подобные действия клиенту грозит блокировка всех его счетов.

Процесс легализации имущества чаще всего происходит путем совершения сделок в порядке продажи, дарения или наследования. К легализации имущества приобретенного незаконным путем относится продажа, скупка ювелирных украшений, драгоценных камней или их лома, сделки купли-продажи недвижимости через посредников и пр.

К основным признакам незаконного получения имущества относятся отсутствие первичных документов (квитанции, товарные чеки), стоимость объекта, обстоятельства реализации и пр.

Государственному контролю подлежат сделки с недвижимостью по переходу права собственности, если сумма по договору равна или превышает 3 млн. рублей.

Противодействие отмыванию

Ключевым актом, регулирующим вопросы отмывания денег и имущества, приобретенных в результате преступления является ФЗ № 115 об отмывании денег. Он направлен на противодействие незаконной легализации и финансирование терроризма.

Закон регулирует следующие направления:

  1. Как происходит отмывание денег, какие манипуляции используют преступники.
  2. Основные меры по пресечению незаконной деятельности.
  3. Работа внутреннего и обязательного контроля в организациях (банки, ломбарды негосударственные фонды, тотализаторы и пр).
  4. Определение уполномоченного органа, регулирующего отношения в сфере легализации и мошенничества.

В законе прописаны операции, подпадающие под обязательный контроль государства и признаваемые подозрительными:

  1. Сумма операции больше 600 000 рублей. Сюда относятся покупка за наличный расчет ценных бумаг, пополнение или снятие денег со счета юр лица, не связанное с его деятельность, обмен банкнот одной страны на крупные или мелкие купюры и пр.
  2. Операции по счетам в банках включают открытие вклада на 3-х лиц с внесением денег в наличной форме, перевод за границу на счет анонимного владельца, оформление депозитов на предъявителя.
  3. Сделки с движимым имуществом: сдача драгоценностей в ломбард, скупка ювелирных украшений, выплаты по накопительному страхованию и видам пенсионного обеспечения, передача имущества по договору лизинга, получение выигрыша, беспроцентные займы физически лицам.

Основной смысл Закона № 115-ФЗ сводится к обязанностям организаций, работающих с финансовыми потоками и сделками с имуществом, контролировать, проходящие через них операции. При наличии признаков сомнительности информация передается в специальные госорганы, деятельность которых направлена на противодействие легализации.

Видео: Проверка ЦБ на отмывание денежных средств

Отмывание денег через ИП: о чем нужно помнить предпринимателю

Один из способов легализации денежных средств – отмывание денег через ИП. Преступная схема известна давно. По понятным причинам она пользуется нехорошей славой, и тем, кто попытается ее применить на практике, грозит наказание. Какую ответственность придется понести правонарушителям в 2018 году, расскажем в статье.

Почему используют эту схему?

Различные способы обойти закон и платить как можно меньше налогов недобросовестные граждане активно придумывали 20 лет назад, в 1990-е годы. Тогда страна находилась в непростом экономическом положении. Государство по несколько месяцев задерживало заработную плату сотрудникам бюджетных учреждений, а некоторые предприниматели использовали любую возможность не перечислять в казну положенные налоговые сборы.

Тогда и была придумана схема обналичивания (отмывания) денег через индивидуальных предпринимателей. И выбор на них пал не случайно: согласно принятым в РФ законодательным нормам, ИП имеют право обналичивать деньги без ограничений.

Виды правонарушения

Стремясь скрыть свои доходы от налоговой службы, некоторые бизнесмены и сегодня пытаются использовать подставных лиц, заключают с ними фиктивные договоры. Эта афера оказалась настолько «эффективной», что стали появляться различные ее варианты. Наиболее популярными сегодня признаются следующие:

  • через подставного частного предпринимателя;
  • через финансовые учреждения;
  • с использованием чужих документов (по сути – также используется подставное лицо);
  • через терминалы оплаты;
  • с использованием средств материнского капитала.

Подставным частным предпринимателем, как правило, становятся ничего не подозревающие граждане. Мошенники создают ИП, используя их документы, переводят деньги на эти новые счета, а затем, сняв наличные, счета закрывают, ИП ликвидируют.

Отмывать деньги через банковские учреждения сложнее, но возможно и такое. Более того, мошенникам в определенной степени удобно использовать именно так, поскольку это освобождает их от части хлопот по реализации задуманного плана. К тому же, такая сделка со стороны может показаться вполне законной.

Обналичивание средств материнского капитала происходит путем оформления фиктивной сделки купли/продажи объекта недвижимости. Как правило, на руки молодые родители получают не всю сумму, обещанную государством. Часть в качестве вознаграждения забирает себе «риелтор».

Читайте так же:  Приказ о создании комиссии по расследованию причин пожара

Отмывание денег через терминалы оплаты возможно двумя способами: снятие денег со счета фирмы-однодневки именно через терминал и доступ владельца терминала к наличным деньгам – комиссионным сборам, которые позднее и обмениваются под видом законной сделки.

Как обналичиваются средства через ИП?

Легализация доходов через ИП происходит следующим образом: мошенники выступают в роли заказчиков и заключают договор поставки товаров и услуг на определенную сумму, как правило, крупную, которая переводится на его банковский счет, но исполнитель фактически не исполняет свои обязательства по этому договору либо представляет товары и услуги на гораздо меньшую сумму. Разницу возвращает заказчику уже в виде наличных.

Таким способом обычно продаются/покупаются такие товары и услуги, как, например, косметический ремонт или интеллектуальная собственность. Если верить СМИ, в последнее время и капитальный ремонт многоквартирных домов не отличается высоким качеством, что вызывает опасения собственников жилья и подозрения у сотрудников госструктуры.

Как удается вычислить мошенников?

Сотрудники налоговой службы и правоохранительных органов отслеживают финансовую деятельность предпринимателей, в частности, оборот денежных средств. При обнаружении попыток незаконно обналичить деньги они тут же предпринимают необходимые меры. Мошенников удается вычислить следующим образом:

  • просматривая историю операций со счета физ. лица (выясняют, откуда и с какой целью прибыли средства);
  • наблюдая за счетами (в данном случае речь идет о неофициальной заработной плате);
  • в ходе выездной проверки.

Какое наказание грозит нарушителям?

Попытки легализации доходов, полученных преступных путем, происходят регулярно, и в большинстве случаев нарушителей привлекают к ответственности, административной или уголовной. За подделку документов и уклонение от уплаты налогов они могут лишиться свободы на срок до 6 лет (ст. 199 и 327 УК РФ).

Создание фиктивного ИП квалифицируется по 171 статье УК РФ – незаконное предпринимательство. Плюс отмывание денег (174 статья УК РФ) и сокрытие средств для уплаты налогов (ст. 199.2 УК РФ). Наказание – до 7 лет лишения свободы.

Финансовые учреждения рискуют потерять лицензию. Им придется выплатить крупный штраф. Кроме того, для должностных лиц предусмотрена ответственность по 174 статье УК РФ.

Обналичивание средств маткапитала совершается не одним человеком, что позволяет правоохранителям квалифицировать это правонарушение как преступления, совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Итак, отмывание денег через ИП – это один их незаконных способов обналичивания денежных средств. Налоговые службы и правоохранительные органы выявляют подобные правонарушения, отслеживая движение денежных средств на счетах компании, нередко – в ходе выездной налоговой проверки.

Отмывание денег через ИП: о чем нужно помнить предпринимателю

Один из способов легализации денежных средств – отмывание денег через ИП. Преступная схема известна давно. По понятным причинам она пользуется нехорошей славой, и тем, кто попытается ее применить на практике, грозит наказание. Какую ответственность придется понести правонарушителям в 2018 году, расскажем в статье.

Почему используют эту схему?

Различные способы обойти закон и платить как можно меньше налогов недобросовестные граждане активно придумывали 20 лет назад, в 1990-е годы. Тогда страна находилась в непростом экономическом положении. Государство по несколько месяцев задерживало заработную плату сотрудникам бюджетных учреждений, а некоторые предприниматели использовали любую возможность не перечислять в казну положенные налоговые сборы.

Тогда и была придумана схема обналичивания (отмывания) денег через индивидуальных предпринимателей. И выбор на них пал не случайно: согласно принятым в РФ законодательным нормам, ИП имеют право обналичивать деньги без ограничений.

Виды правонарушения

Стремясь скрыть свои доходы от налоговой службы, некоторые бизнесмены и сегодня пытаются использовать подставных лиц, заключают с ними фиктивные договоры. Эта афера оказалась настолько «эффективной», что стали появляться различные ее варианты. Наиболее популярными сегодня признаются следующие:

  • через подставного частного предпринимателя;
  • через финансовые учреждения;
  • с использованием чужих документов (по сути – также используется подставное лицо);
  • через терминалы оплаты;
  • с использованием средств материнского капитала.

Подставным частным предпринимателем, как правило, становятся ничего не подозревающие граждане. Мошенники создают ИП, используя их документы, переводят деньги на эти новые счета, а затем, сняв наличные, счета закрывают, ИП ликвидируют.

Отмывать деньги через банковские учреждения сложнее, но возможно и такое. Более того, мошенникам в определенной степени удобно использовать именно так, поскольку это освобождает их от части хлопот по реализации задуманного плана. К тому же, такая сделка со стороны может показаться вполне законной.

Обналичивание средств материнского капитала происходит путем оформления фиктивной сделки купли/продажи объекта недвижимости. Как правило, на руки молодые родители получают не всю сумму, обещанную государством. Часть в качестве вознаграждения забирает себе «риелтор».

Отмывание денег через терминалы оплаты возможно двумя способами: снятие денег со счета фирмы-однодневки именно через терминал и доступ владельца терминала к наличным деньгам – комиссионным сборам, которые позднее и обмениваются под видом законной сделки.

Как обналичиваются средства через ИП?

Легализация доходов через ИП происходит следующим образом: мошенники выступают в роли заказчиков и заключают договор поставки товаров и услуг на определенную сумму, как правило, крупную, которая переводится на его банковский счет, но исполнитель фактически не исполняет свои обязательства по этому договору либо представляет товары и услуги на гораздо меньшую сумму. Разницу возвращает заказчику уже в виде наличных.

Таким способом обычно продаются/покупаются такие товары и услуги, как, например, косметический ремонт или интеллектуальная собственность. Если верить СМИ, в последнее время и капитальный ремонт многоквартирных домов не отличается высоким качеством, что вызывает опасения собственников жилья и подозрения у сотрудников госструктуры.

Как удается вычислить мошенников?

Сотрудники налоговой службы и правоохранительных органов отслеживают финансовую деятельность предпринимателей, в частности, оборот денежных средств. При обнаружении попыток незаконно обналичить деньги они тут же предпринимают необходимые меры. Мошенников удается вычислить следующим образом:

  • просматривая историю операций со счета физ. лица (выясняют, откуда и с какой целью прибыли средства);
  • наблюдая за счетами (в данном случае речь идет о неофициальной заработной плате);
  • в ходе выездной проверки.

Какое наказание грозит нарушителям?

Попытки легализации доходов, полученных преступных путем, происходят регулярно, и в большинстве случаев нарушителей привлекают к ответственности, административной или уголовной. За подделку документов и уклонение от уплаты налогов они могут лишиться свободы на срок до 6 лет (ст. 199 и 327 УК РФ).

Создание фиктивного ИП квалифицируется по 171 статье УК РФ – незаконное предпринимательство. Плюс отмывание денег (174 статья УК РФ) и сокрытие средств для уплаты налогов (ст. 199.2 УК РФ). Наказание – до 7 лет лишения свободы.

Финансовые учреждения рискуют потерять лицензию. Им придется выплатить крупный штраф. Кроме того, для должностных лиц предусмотрена ответственность по 174 статье УК РФ.

Обналичивание средств маткапитала совершается не одним человеком, что позволяет правоохранителям квалифицировать это правонарушение как преступления, совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Итак, отмывание денег через ИП – это один их незаконных способов обналичивания денежных средств. Налоговые службы и правоохранительные органы выявляют подобные правонарушения, отслеживая движение денежных средств на счетах компании, нередко – в ходе выездной налоговой проверки.

Отмывание денег статья ук

Примечание: Данная статья опубликована адвокатом по уголовным делам в Москве Александром Васильевым в период разработки Концепции национальной стратегии.

В течение 2002-2003 г. г. Комитет Российской Федерации по финансовому мониторингу (ныне — ФСФМ) направил в МВД РФ, органы прокуратуры и ФСБ РФ около 250 материалов, свидетельствующих о явных признаках отмывания (легализации) денег в многомиллионных, и даже в миллиардных масштабах. По этим материалам возбуждено свыше двадцати уголовных дел по признакам легализации (отмывания) денег, два из них сегодня дошло до суда.

С учетом затрат государства на борьбу с этими экономическими преступлениями такие результаты, конечно, не могут удовлетворять представителей заинтересованных ведомств. Главная проблема здесь, как считает председатель КФМ РФ (ныне – Федеральная служба по финансовому мониторингу) Зубков В.А., — недостаток высококвалифицированных кадров в правоохранительных органах.(1) Но есть, на наш взгляд, и объективные причины столь низкой результативности применения уголовной репрессии за легализацию (отмывание) грязных денег.

Одна из таких причин – технико-юридическое несовершенство уголовного закона. После того, как статья 174 Уголовного кодекса РФ получила новую редакцию, и в действующий Уголовный кодекс была включена новая статья 174.1, не только среди практических работников, адвокатов, но и среди ученых возникли различные мнения относительно порядка применения данных статей. В частности, мнения разошлись по одному из главных пунктов: допустимо ли привлечение лица к уголовной ответственности за легализацию (отмывание) денег, если отсутствует обвинительный приговор суда по делу о первичном (основном) преступлении? В.М. Алиев и И.Л. Третьяков указывают: «Анализируя понятие «преступные приобретения имущества», следует подчеркнуть, что наличие в законе формулировки «. приобретенных преступным путем» предполагает доказанность факта приобретения денежных средств или иного имущества в результате совершения преступления, и в соответствии со статьей 49 Конституции Российской Федерации требует признания этого факта вступившим в законную силу обвинительным приговором суда» (2).

Читайте так же:  Договор поручительства залога

И.А.Клепицкий придерживается несколько иного мнения: «Предварительное осуждение лица за первичное преступление не является обязательным для применения нормы об отмывании денег (например, преступление может быть совершено за пределами действия Уголовного кодекса России, причем приговор иностранного суда не имеет в праве России преюдициального значения, лицо, совершившее преступление, может умереть). Указанные правила, непосредственно вытекающие из международного договора, не противоречат закрепленному в Конституции РФ принципу презумпции невиновности. Сам факт совершения первичного преступления в таких ситуациях может быть установлен приговором по делу об отмывании денег. При этом, однако, не устанавливается виновность конкретных лиц в его совершении» (3). Видимо, изложенную ученым позицию следует понимать так, что в остальных случаях, за исключением перечисленных, предварительное осуждение лица за первичное преступление все таки необходимо.

Несколько непоследовательно, как нам представляется, высказывается на эту тему Т.Д.Устинова: «Преступление, как это следует из положений ст. 14 УК РФ, представляет собой виновное общественно опасное деяние, предусмотренное Уголовным кодексом. В соответствии со ст. 49 Конституции РФ виновность лица в совершении того или иного преступления должна быть доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Однако если обратиться к редакции статей 174 и 174.1 Уголовного кодекса РФ, то речь в них идет не о виновности лица в совершении того или иного преступления, а лишь о том, что легализуются предметы, приобретенные преступным путем. … При таком подходе законодателя представляется правомерным возбуждение уголовного дела по признакам преступлений, предусмотренных в статьях 174 и 174.1 УК РФ, до вынесения приговора суда по первому преступлению — при наличии обстоятельств, указывающих на то, что имело место быть общественно опасное деяние, которое выступало в качестве источника получения преступных доходов» (4).

Невозможно, на наш взгляд, полностью согласиться ни с одним из процитированных авторов. Проблема в том, что юридический факт – совершение первичного (основного) преступления, — отнесен законодателем в случае со статьей 174 Уголовного кодекса РФ только к характеристике предмета преступления, а в случае со статьей 174.1 УК РФ он характеризует не только предмет, но (что принципиально важно) и субъект преступления. С учетом этого различия и необходимо искать подходы к юридическому анализу и разрешению коллизий, возникающих на стадии применения уголовного закона.

Рассмотрим с этой точки зрения диспозицию статьи 174.1 УК РФ. Ее конструкция для нашего Уголовного кодекса уникальна. Она, во-первых, требует, чтобы отмываемые деньги или иное имущество были приобретены в результате совершения преступления (характеристика предмета), во-вторых, исходит из того, что легализация (отмывание) осуществляется специальным субъектом – лицом, совершившим то самое преступление, которое собственно и явилось источником отмываемых денежных средств. Что касается последнего обстоятельства, то важно иметь в виду, что речь идет о факте совершения преступления конкретным лицом, а под преступлением в точной формулировке статьи 14 Уголовного кодекса РФ понимается «… виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания». Следовательно, лишь виновное в совершении первичного (основного) преступления (5) лицо может являться субъектом преступления, предусмотренного статьей 174.1 УК РФ.

В практике возник следующий вопрос: может ли эта вина в совершении первичного (основного) преступления быть установлена одновременно с вынесением обвинительного приговора за отмывание грязных денег? Ответ на этот вопрос отрицателен. Он предопределен содержанием статьи 49 Конституции РФ: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». И если вина лица в совершении первичного (основного) преступления находится лишь в стадии доказывания, значит, следует исходить из презумпции невиновности и согласно конституционным требованиям (закрепленным также и в части 1 статьи 14 УПК РФ) до вступления обвинительного приговора в законную силу считать, что обвиняемый в совершении первичного (основного) преступления является лицом невиновным. Но в этом случае не возникает законных оснований для одновременного уголовного преследования этого же лица за отмывание денежных средств, поскольку это лицо до указанного момента не обладает юридическими признаками субъекта преступления, предусмотренного ст. 174.1 Уголовного кодекса РФ. Это ясно любому хорошему адвокату по уголовным делам в Москве.

Таким образом, очевидно, что вопрос о виновности лица в совершении первичного (основного) преступления является ключевым для уяснения особенностей состава экономического преступления, предусмотренного статьей 174.1 УК РФ. Эта виновность должна быть предрешена и установлена в приговоре суда, который на момент, предшествующий уголовному преследованию лица за отмывание денежных средств, должен вступить в законную силу. Только в случае такой преюдиции подозреваемый может являться надлежащим субъектом экономического преступления, предусмотренного указанной нормой уголовного закона. Понятно, что в противном случае подозреваемого невозможно не только предать суду за легализацию (отмывание) денежных средств, но нельзя предъявить ему даже обвинение в совершении такого преступления ввиду отсутствия специального субъекта, требуемого диспозицией статьи 174.1 УК РФ. А если нет субъекта, нет и состава преступления. Выходит, уголовное дело, возбужденное по признакам (легализации) отмывания денежных средств (заметим, что законное возбуждение уголовного дела возможно и в отсутствие субъекта преступления), в этом случае в соответствии с положениями п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ подлежит прекращению на стадии, весьма далекой от постановления обвинительного приговора.

По изложенным причинам невозможно согласиться с авторами Комментария к Уголовному кодексу Российской Федерации под редакцией А.А.Чекалина, которые настаивают на том, что субъект преступления, предусмотренного статьей 174.1 УК РФ, это лицо, привлекаемое за совершение первичного (основного) преступления. Такой подход не только не вытекает из комментируемого уголовного закона, но фактически прямо противоречит ему. Не позволяет говорить о предустановленной виновности (в совершении первичного преступления) подозреваемого в отмывании денежных средств и вынесение в отношении него постановления или определения о прекращении уголовного дела ввиду истечения сроков давности уголовного преследования, амнистии, смерти обвиняемого, изменения обстановки и по некоторым другим так называемым «нереабилитирующим» основаниям. Исходя из положений ст. ст. 46, 49, 118 Конституции РФ в их системной связи с уголовно-процессуальными нормами, Конституционный Суд РФ в Постановлении N 18-П от 28 октября 1996 г. сформулировал правовую позицию о том, что решение о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию (в частности, в связи с изменением обстановки) не может подменять собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ.

Непосредственным правоприменителям ясно, что в действующей редакции статья 174.1 Уголовного кодекса РФ ожидаемого уголовно-правового эффекта не даст. Фактически вышло, что законодатель из одной крайности (когда была объявлена преступной легализация доходов от любой незаконной деятельности) качнулся в другую, и установил весьма серьезный юридический барьер на пути уголовного преследования лиц, совершающих такое экономическое преступление как легализация (отмывание) денег. Между тем, подобное уголовно-правовое решение вовсе не продиктовано международными обязательствами России. Напротив, пункт «а» части 2 статьи 6 Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (Страсбургская конвенция от 8 ноября 1990 г., ратифицирована Россией 28 мая 2001 года) как раз и обязывает исходить из того, что при квалификации правонарушения как отмывания денежных средств не имеет значения, попадало ли первичное (основное) преступление в сферу уголовной юрисдикции. Каким же видится рациональный выход из данной ситуации? Ответ достаточно очевиден.

Судебная практика уже в ближайшее время потребует новой редакции статьи 174.1 Уголовного кодекса РФ, которая позволит вывести вопрос о виновности лица в совершении первичного (основного) преступления за рамки состава преступления, предусмотренного данной статьей. Например, формулировка закона могла бы в этой части выглядеть так: «Совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им действий, запрещенных настоящим Кодексом (имеется в виду УК РФ – А.В.)». В этом случае доказывание вины лица в совершении первичного (основного) преступления было бы возможным одновременно с установлением его вины в легализации (отмывании) денежных средств. Заметим, что редакция статьи 174 Уголовного кодекса РФ, указывающая на такой способ приобретения предмета отмывания как «преступный путь» (а не на совершение преступления конкретным лицом), в гораздо большей мере соответствует международно-правовой практике борьбы с отмыванием грязных денег, и видимо, останется неизменной при дальнейших попытках усовершенствовать уголовное законодательство.

1. Российская газета от 30 декабря 2003 г.

2. Алиев В.М., Третьяков И.Л. «Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (Российский следователь, №5, 2002 г.)

3.Клепицкий И.А «Отмывание денег» в современном уголовном праве. («Государство и право», №8, 2002 г.)

4.Устинова Т.Д. «Новая конструкция ответственности за легализацию денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (Современное право, №12, 2002 г.) 5.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации под ред. А.А.Чекалина, изд. «Юрайт», 2004 г., стр.462.

Отмывание денег статья ук