Авторское право в интернете судебная практика

Топ-10 самых интересных споров по интеллектуальной собственности за полгода

За прошедшие полгода в сфере интеллектуальной собственности рассмотрено больше тысячи споров, некоторые из которых содержат важные выводы. Например, Верховный суд сформировал новый подход, в соответствии с которым допускается цитирование любых произведений, в том числе фотографий, охраняемых авторским правом. Суд по интеллектуальным правам выработал критерии для определения оборудования, подлежащего «налогу на болванки», а также рассказал, чем музыка на церемонии отличается от музыки на концерте. Из множества кейсов «Право.ru» выбрал 10 самых интересных.

Илья Варламов vs. «Архи.ру»

Известный блогер Илья Варламов подал иск к обществу «Архи.ру», которое использовало 22 его фотографии на своем веб-сайте www.archi.ru. Несмотря на то, что ответчик на размещенных фотографиях указал имя автора и ссылку на его блог, истец полагал, что этого недостаточно – нужно было спросить разрешения. Варламов считал свои права нарушенными и требовал компенсации.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, поскольку на фотографиях было указано имя автора и его страница в сети, фотографии взяты из открытых источников, а объем цитирования небольшой. Апелляция отменила решение суда первой инстанции, отмечая, что имело место не цитирование фотографий, а их использование в целях иллюстрирования информационных материалов. При этом суд пришел к выводу о том, что спорный случай не относится к такому виду свободного использования произведений, как иллюстрирование изданий, радио- и телепередач, звуко- и видеозаписей учебного характера. Кассация оставила постановление без изменений.

Верховный суд отменил постановление апелляции и оставил в силе решение суда первой инстанции. Он пришел к выводу, что утверждение о возможности цитировать только литературные произведения не соответствуют положениям подп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК.

Любые произведения науки, литературы и искусства, охраняемые авторскими правами, в том числе фотографии, могут быть свободно использованы без согласия автора и выплаты вознаграждения в целях цитирования.

При этом ВС особо подчеркнул некоммерческий характер произведений, что исключает их незаконное использование (№ 305-ЭС16-18302). «При разрешении указанного дела судами был сформирован новый подход, в соответствии с которым допускается цитирование любых произведений, охраняемых авторским правом, в том числе фотографий», – подытожила партнер, глава Практики интеллектуальной собственности, медиа и технологий Hogan Lovells Наталья Гуляева (см. «Как это работает: бесплатное использование фото из интернета»).

Ассоциация компаний интернет-торговли vs. ООО «Блэк Фрайдей»

ООО «Блэк Фрайдэй» зарегистрировало исключительное право на товарный знак «Black Friday». Ассоциация компаний интернет-торговли подала в ФАС заявление о нарушении обществом антимонопольного законодательства, поскольку указанный товарный знак у широкого круга потребителей ассоциируется с понятием сезонной распродажи. ФАС решила: «Black Friday» никогда не было связано с предоставлением услуг конкретным хозяйствующим субъектом, а значит, позволяет хозяйствующему субъекту-правообладателю получать необоснованные преимущества перед конкурентами, оказывающими такого же рода услуги. В связи с этим ФАС признала действия общества недобросовестной конкуренцией.

Незаконно использовать товарный знак, который у широкого круга потребителей ассоциируется с каким-нибудь понятием (например, с сезонной распродажей).

«Особенностью этого дела является то, что обозначение «Black Friday» использовалось до его регистрации в качестве товарного знака несколькими хозяйствующими субъектами не как средство индивидуализации конкретного товара, а как обозначение особых условий продажи товара. По сути, ФАС пришла к выводу о том, что обозначение «Black Friday» стало восприниматься потребителем как синоним слова «скидка». Последствием такого решения может стать признание недействительной регистрации товарного знака на имя ООО «Блэк Фрайдэй», – объяснил советник ЮФ «ЮСТ», к. ю. н., член экспертных советов при ФАС Дмитрий Серёгин. «В то же время Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что решение Роспатента о предоставлении ООО «Блэк Фрайдэй» исключительных прав на товарный знак «Black Friday» является законным и обоснованным (№ СИП-70/2017)», – заметила руководитель Практики по интеллектуальной собственности/информационным технологиям «Качкин и партнеры» Екатерина Смирнова..

«Узловский молочный комбинат» vs. Роспатент

«Узловский молочный комбинат» оспаривал решение Роспатента об отказе в регистрации словесного обозначения «МАРГАРИН ТВОРОЖНЫЙ» в качестве товарного знака. СИП пришел к выводу, что заявленное обозначение включает название определенного вида товара – «творожный», что применительно к товарам «маргарин; жиры пищевые», является ложным указанием на несуществующую характеристику. Поэтому СИП отказал истцу (№ СИП-773/2016).

Индивидуализация одного товара указанием на вид и свойства другого товара не может быть признана фантазийной, а использование в качестве товарного знака названия несуществующего продукта питания недопустимо.

Московская кондитерская фабрика «Красный Октябрь» vs. Роспатент

Роспатент отказался предоставлять правовую охрану товарному знаку «ВОЛЬСКАЯ КОРОВКА», сходному до степени смешения со словесным обозначением «КОРОВКА». «Красный Октябрь», которому принадлежит этот товарный знак, принялся оспаривать решение в суде. СИП сделал вывод: значимость элемента в словесном обозначении устанавливается исходя из логического ударения, которое в указанном случае падает именно на слово «КОРОВКА». Товарные знаки производят общее зрительное впечатление, поскольку имеют идентичные элементы, определяющие первое зрительное впечатление. СИП посчитал, что высока вероятность введения потребителей в заблуждение – они могут решить, что сравниваемые товары принадлежат одному производителю (№ СИП-676/2016).

Смешение в глазах потребителей товарных знаков устанавливается исходя из значимости элемента в словесном обозначении, которое определяется силой логического ударения на определенное слово.

ООО «ШАТО-АРНО» vs. ООО «Фирма ВАСТОМ»

ООО «ШАТО-АРНО» обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «Фирма ВАСТОМ» о запрете использования обозначения «АРАГАЦ» для индивидуализации товаров «аперитивы, бренди, напитки алкогольные, напитки спиртовые, напитки, получаемые перегонкой» и взыскании 10 440 600 руб. компенсации за нарушение исключительного права на указанный товарный знак. Суд первой инстанции, апелляция и кассация удовлетворили исковые требования частично – запретили обществу использовать обозначение «АРАГАЦ» и взыскали 100 000 руб. компенсации.

ВС отменил все предыдущие акты и отправил дело на новое рассмотрение (№ 305-ЭС16-13233).

Суд может взыскивать компенсацию за нарушение исключительных прав ниже минимального предела, установленного законом, в отношении юридических лиц. Указанный подход может применяться и к размеру компенсации, определяемому по усмотрению суда, и к двукратному размеру стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, и к двукратному размеру стоимости права использования товарного знака.

Таким образом, ВС закрепил возможность применения позиции, изложенной в Постановлении КС от 13.12.2016 № 28-П – о возможности в отношении физических лиц и ИП взыскивать компенсацию за нарушение исключительных прав ниже установленного законом минимального предела.

«При этом в определении ВС есть оговорка, что суд по своей инициативе не вправе уменьшать компенсацию ниже минимального предела, установленного законом. Сторона, заявившая о наличии оснований для уменьшения взыскиваемой компенсации, обязана доказать необходимость этой меры», – добавила старший юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Ирина Косовская. Она считает, что указанное определение существенным образом повлияет на ранее сложившуюся правоприменительную практику. «Такой подход ведет к поощрению распространения контрафактной продукции, причем пострадают как крупные правообладатели, так и небольшие компании. Тезис определения о том, что указанное снижение компенсации допускается только при заявлении об этом ответчиком, представляется декоративным», – отметил руководитель группы практики интеллектуальной собственности «Пепеляев Групп» Юрий Яхин.

Мари Бризар Вайн энд Спиритс vs. ООО «Бельведер Русь» и др.

Компания «Бельведер» из Франции (впоследствии истцом стал «Мари Бризар Вайн энд Спиритс») обратилась в суд с иском к ООО «Бельведер Русь», ООО «СпецЮрТорг» и ООО «ЮД Трейдинг» о признании недействительными договоров об отчуждении исключительных прав на товарные знаки и их госрегистрации. Предметом договоров являлись 9 товарных знаков, в числе которых такие мировые бренды водки, как «Юрий Долгорукий», «Иван Калита», «Чайковский» и «Окно в Европу». Компания «Бельведер» настаивала: согласно п. 2 ст. 1488 ГК, отчуждение исключительного права на товарный знак по договору не допускается, если оно может явиться причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя.

Дело прошло несколько кругов и в итоге дошло до ВС, который удовлетворил требования истца (№ 305-ЭС15-4129).

Идентичные или сходные до степени смешения товарные знаки имеют экстерриториальный характер и не могут принадлежать в разных странах разным правообладателям.

«Определение ВС должно положительно отразиться на российском бизнесе, т. к. позволит эффективнее защищать интеллектуальную собственность», – считает старший юрист «ФБК Право» Елизавета Капустина.

Издательство «Пан пресс» vs. ООО «Акцепт» и ООО «Продюсерский центр «АН-фильм»

Истец полагал, что показ в фильме «Солдаты. Снова в строю» издания книги Л. Н. Толстого «Анна Каренина» является нарушением исключительных прав на дизайн. СИП его в этом поддержал, несмотря на то, что запрета на съемку и показ предметов материального мира, в том числе созданных творческим трудом, нет (№ С 01-39/2017).

Использование объекта, внешнее оформление которого составляет произведение дизайна и формирует сюжет сцены, может быть признано в определенных случаях нарушением исключительного права на дизайн – если внимание зрителя акцентировано на произведении, а не на объекте материального мира как таковом.

«Таким образом, если в кинофильме демонстрируется издание книги в качестве «сюжетообразующего объекта», то ее показ без разрешения правообладателя может быть нарушением исключительных прав на дизайн», – пояснила Смирнова.

Российское авторское общество vs. Администрация г. Сочи

РАО обратилось в суд с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав на музыкальные произведения, которые исполнялись на концерте «Мой Сочи, мы тебе поем!». Этот концерт был организован администрацией г. Сочи на День города. На концерте выступали хоры, вокальные коллективы и ансамбли из Сочи, которые пели песни, входящие в репертуар РАО («Я живу в России» Загуменниковой Н. Д., Цветкова В. Н.; «Ой, цветет калина» Исаковского М. В., Дунаевского И. И.; «Старый рояль» Иванова Д. Г., Минкова М. А.; «Широка страна моя родная» Лебедева-Кумача В. И., Дунаевского И. И., и другие).

Читайте так же:  Росгострах страховка на машину

Администрация настаивала, что это была официальная церемония, а значит, на ней могли использоваться музыкальные произведения без уплаты вознаграждения авторам. Понятие концерта отличается от понятия официальной церемонии. Концерт – музыкально-зрелищное увеселительное мероприятие. Церемония – торжественное выполнение обряда по установленным правилам от имени государства, субъекта федерации или органов местного самоуправления.

В споре между РАО и администрацией г. Сочи СИП пришел к выводу, что концерт, организованный в Сочи, не был официальной церемонией.

На церемонии песня не является основным объектом восприятия, а играется лишь фоном. Во время концерта, наоборот, музыкальные произведения имеют основное значение. Поэтому при исполнении песни на концерте ее авторам выплачивается вознаграждение, а при исполнении на церемонии – нет.

Таким образом, СИП присудил выплатить РАО 180 000 руб. компенсации за нарушение исключительных авторских прав на музыкальные произведения (№ С 01-1207/2016).

ООО «Российский Союз Правообладателей» vs. ООО «Делл»

Российский Союз Правообладателей обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к ООО «Делл» о взыскании авторского сбора. Авторский сбор (так называемый «налог на болванки») – это компенсация в пользу правообладателей при использовании их произведений в личных целях (ст. 1245 ГК). В «Делл» отказались от уплаты этого сбора, ссылаясь на то, что ввозимые им системы хранения данных, серверы и рабочие станции используются исключительно юридическими лицами и относятся к профессиональному оборудованию. «При этом судами не были выработаны четкие юридические критерии для разграничения профессионального и непрофессионального оборудования», – поясняет Гуляева. Но СИП исправил ситуацию.

Суд выделил следующие критерии отнесения оборудования к профессиональному: возникновение у пользователей потребности в получении специальных навыков для работы с оборудованием; ценовая политика, не позволяющая рядовым потребителям использовать оборудование в личных целях; рынок сбыта и порядок сервисного обслуживания профессионального оборудования.

Исходя из этих критериев, СИП установил, что импортируемое «Делл» оборудование может быть использовано рядовым потребителем, и взыскал в пользу ООО «Российский Союз Правообладателей» 62 294 880 руб. авторского сбора (№ С 01-809/2016).

Смоленская таможня vs. ООО «Тризолен-Полимер»

ООО «Тризолен-Полимер» ввезло в Россию произведенный на территории Германии товар с обозначением «TRISOLEN», права на который зарегистрированы в России за третьим лицом. В Германии товарный знак «TRISOLEN» принадлежит немецкой «LEUNA EUROKKOMERZ Gmbh».

Смоленская таможня обратилась в суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.10 КоАП («Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров»).

Суды двух инстанций удовлетворили требование таможни и оштрафовали «Тризолен-Полимер» на 50 000 руб., а товар изъяли, конфисковали и уничтожили. СИП с ними не согласился (№ А43-10065/2016).

Поскольку обозначение, зарегистрированное в качестве товарного знака в стране происхождения товара, нанесено самим обладателем права на такой товарный знак, воспроизведение товарного знака законно. Если правообладателем тождественного или сходного до степени смешения товарного знака в России является иное лицо, этот товар не может быть признан контрафактным.

Практика по спорам о защите интеллектуальных прав: тенденции 2015 года

Подходящий к концу 2015 год ознаменовался рядом нововведений в сфере интеллектуальной собственности – так, например, с 1 января вступили в силу положения ГК РФ, расширившие возможности безвозмездного использования произведений в том числе за счет так называемых «свободных» лицензий. Кроме того, с 1 мая заработали очередные «антипиратские» нормы, несколько изменившие порядок досудебного урегулирования споров между правообладателями и владельцами сайтов, позволившие бессрочно заблокировать сайт-нарушитель, а также расширившие перечень защищаемых объектов авторских прав.

Не остались в стороне и суды, которые рассмотрели в текущем году немало споров, связанных с защитой нарушенных интеллектуальных прав. Рассмотрим наиболее существенные позиции, наработанные практикой.

Практика по защите интеллектуальных прав в сфере IT

Вопросы защиты правообладателей, связанные с развитием современных информационных технологий, по наблюдению юристов, занимают в судебной практике все более значимое место. При этом руководитель практики интеллектуальной собственности Юридической фирмы «Клифф» Роман Баханец отмечает, что защита нарушенных интеллектуальных прав в IT-сфере делится на два основных блока: регулирование авторских и смежных прав в Интернете и доменные споры.

Вне зависимости от категории спора нарушение интересов правообладателя нужно доказать, и в этом плане 2015 год запомнился полезной для правообладателей тенденцией. В качестве подобного доказательства, подчеркивает Роман Баханец, суды стали принимать акты мониторинга Роскомнадзором сайтов-нарушителей (решение Московского городского суда от 24 марта 2015 г. № 3-92/15, решение Московского городского суда от 13 августа 2015 г. № 3-406/15). Такие акты ведомство составляет после того, как правообладатель уже добился решения суда о наложении предварительных обеспечительных мер в отношении сайта-нарушителя (ст. 15.2 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»).

Кроме того, текущий год дал правообладателям ориентиры в плане того, к кому именно следует обращаться с требованием о взыскании компенсации. Как показывает практика, нередко такие требования предъявляются к владельцам сайта или провайдерам хостинга, а не непосредственно к нарушителям (пользователям сайтов, незаконно размещающим в сети спорный контент), поскольку идентифицировать последних обычно нелегко. Но суды не допускают переложения на них ответственности с пользователя сайта.

Информационный посредник – лицо, осуществляющее передачу материала в Интернет или предоставляющее возможность размещения материала (либо информации, необходимой для его получения) или доступа к нему в сети (п. 1 ст. 1253.1 ГК РФ).

Провайдер хостинга – лицо, которое оказывает услуги по размещению информации или сайта на сервере, постоянно подключенном к Интернету.

По мнению Суда по интеллектуальным правам (далее – СИП), владелец сайта не может нести ответственность за наполнение иными лицами находящегося в открытом доступе сайта, поскольку в данном случае при соблюдении всех предъявляемых к нему требований признается только информационным посредником (Постановление СИП от 22 июня 2015 г. № С01-524/2015 по делу № А40-66554/2014).

Напомним, информационный посредник (например, провайдер хостинга) не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав при размещении контента, если он не знал и не должен был знать о том, что использование материала является неправомерным, и если в случае получения письменного заявления правообладателя о выявленном нарушении своевременно принял необходимые и достаточные меры для его прекращения (п. 3 ст. 1253.1 ГК РФ). По рекомендации СИП суды при рассмотрении дел о нарушении интеллектуальных прав провайдерами хостинга должны учитывать также следующие обстоятельства:

  • получал ли провайдер прибыль от деятельности, связанной с незаконным использованием исключительных прав других субъектов;
  • установлены ли ограничения объема размещаемой информации и ее доступности для неопределенного круга пользователей;
  • позволяют ли системы логирования активности пользователей установить конкретных пользователей, осуществивших противоправное размещение контента;
  • оперативно ли были приняты решения на основании жалоб третьих лиц;
  • прописаны ли в пользовательском соглашении обязанность пользователя соблюдать закон при размещении контента и безусловное право провайдера удалить незаконно размещенный контент;
  • есть ли у провайдера специальные эффективные программы, позволяющие предупредить, отследить или удалить размещенные контрафактные произведения;
  • действует ли на сайте специальная служба поддержки, которая принимает и обрабатывает претензии от третьих лиц в отношении пользовательского контента;
  • установлены ли провайдером специальные административные программы, позволяющие предотвратить загрузку контента, полностью идентичного удаленному по жалобе правообладателя;
  • предоставляет ли пользовательское соглашение провайдеру безусловное право удалить или заблокировать пользователя, размещающего противоправный контент и др. (Постановление СИП от 28 января 2015 г. № С01-1286/2014 по делу № А40-169281/2013, Постановление СИП от 24 апреля 2015 г. № С01-251/2015 по делу № А40-150342/2013).

Свое развитие приобрела в текущем году и защита судами добросовестных владельцев доменных имен путем борьбы с так называемыми «обратными захватами». Под ними понимается регистрация товарного знака, аналогичного уже «раскрученному» доменному имени, и подача иска против администратора доменного имени о нарушении прав на товарный знак с целью получения этого доменного имени в судебном порядке. Такой иск, подчеркнул СИП, может быть удовлетворен только при одновременном наличии следующих фактов:

  • спорное доменное имя идентично или сходно до степени смешения с товарным знаком истца, если при этом права на это доменное имя возникли у ответчика после регистрации прав истца на соответствующее средство индивидуализации;
  • у администратора доменного имени (ответчика) нет прав и законных интересов в отношении спорного доменного имени (к примеру, сайт с конкретным именем не задействован в осуществлении предпринимательской деятельности);
  • зарегистрированное спорное доменное имя используется администратором (ответчиком) недобросовестно, то есть с нарушением честных обычаев конкуренции в промышленных и торговых делах (Постановление СИП от 4 февраля 2015 г. № С01-1418/2014 по делу № А40-58425/2014, Постановление СИП от 5 марта 2015 г. № С01-57/2015 по делу № А53-3070/2014, Постановление СИП от 28 июля 2015 г. № С01-528/2015 по делу № А40-105018/2014).

Таким образом, если право на доменное имя возникло у ответчика до регистрации товарного знака, и он использует свои права на него добросовестно, домен владельцу товарного знака присужден не будет.

Несмотря на то, что за нынешний год судебная практика по защите интеллектуальных прав в сфере IT существенно прогрессировала, юристы считают, что есть еще ряд пробелов, которые должны быть в ближайшее время устранены.

Роман Баханец, руководитель практики интеллектуальной собственности Юридической фирмы «Клифф»:

«Остаются открытыми два вопроса, которые необходимо разрешить законодателю или разъяснить ВС РФ. Во-первых, в связи с тем, что суды стали все чаще принимать в качестве доказательств распечатки не заверенных нотариусом скриншотов страниц сайтов, нужно решить, насколько правомочно доказывать нарушение авторских и смежных прав при помощи таких распечаток [Кстати, в арбитражной практике уже давно встречаются дела, в рамках которых суды допускали такие доказательства (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 февраля 2010 г. № КГ-А40/630-10). – Ред.]. Во-вторых, следует определить место доменного имени в иерархии объектов интеллектуальной собственности (на данный момент оно таковым не является)».

Читайте так же:  С какой суммы прибыли платится налог

Практика по защите авторских и смежных прав на персонажей произведения и фонограммы

ВС РФ в уходящем году сформировал важную позицию относительно незаконного использования нескольких персонажей одного произведения. При рассмотрении дел такого рода Суд рекомендует установить наличие признаков, которые позволяют считать каждого из действующих героев произведения самостоятельным результатом творческого труда (Определение ВС РФ от 11 июня 2015 г. № 309-ЭС14-7875 по делу № А50-21004/2013). Если такие признаки имеются – к примеру, персонажа можно использовать отдельно от произведения путем производства товаров с его изображением – суды, по мнению ВС РФ, должны признать право истца на взыскание компенсации за каждого персонажа произведения, а не за само произведение в целом.

Еще один интересный вывод СИП, сделанный им в уходящем году, касался совместного исполнения и изготовления фонограмм. Суд указал, что это не влечет за собой возникновение субъективного права на такое произведение у каждого исполнителя или изготовителя фонограммы. Напротив, у них возникает единое исключительное право на объект смежных прав (Постановление СИП от 20 января 2015 г. № С01-1295/2014 по делу № А40-213/2014, Постановление СИП от 27 февраля 2015 г. № С01-167/2013 по делу № А40-116203/2012). Иными словами, нарушение этого исключительного права следует рассматривать как один случай нарушения, а не несколько. Соответственно, не допускается и увеличение размера компенсации на том основании, что права авторов были нарушены неоднократно.

Отдельно стоит упомянуть о позиции ВС РФ, согласно которой собственники бизнеса не вправе развлекать своих клиентов с помощью радио при отсутствии лицензионного договора с правообладателем той или иной песни, попавшей в эфир (Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утв. Президиумом ВС РФ 23 сентября 2015 г.). Этот вывод суда распространяется на владельцев всех объектов торговли и услуг – от торговых центров и салонов красоты до ресторанов и автозаправок.

Практика по защите прав на товарный знак

В 2015 году суды конкретизировали признаки добросовестности и злоупотребления правами в отношении средств индивидуализации.

Недобросовестным, к примеру, признается поведение владельца товарного знака, который не использует его сам (например, не производит и не вводит в оборот соответствующие товары) и запрещает делать это третьим лицам. Такие действия не подлежат судебной защите (Определение ВС РФ от 23 июля 2015 г. № 310-ЭС15-2555 по делу № А08-8802/2013). Как пояснил Суд, у истца, не приложившего усилий для использования принадлежащего ему обозначения, отсутствует нарушенное право. В связи с этим попытка получить в суде защиту данного средства индивидуализации является злоупотреблением. Этот вывод распространяется даже на те случаи, когда товарные знаки истца и ответчика тождественны или сходны между собой до степени смешения.

В своем Определении ВС РФ также уточнил, что при определении добросовестности правообладателя судам помимо установления факта использования товарного знака следует также учитывать:

  • цель регистрации товарного знака;
  • реальное намерение правообладателя его использовать;
  • причины его неиспользования.

Еще один немаловажный вывод СИП сделал в отношении учета количества единиц контрафактного товара в том случае, когда истцом заявлено требование о взыскании с ответчика компенсации в твердом размере (подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ). Суд указал, что даже одной единицы товара, маркированного чужим товарным знаком достаточно для того, чтобы считать факт нарушения доказанным. При этом если истец требует взыскать компенсацию в твердом размере, действия продавца контрафактного товара следует квалифицировать как совершение одного правонарушения вне зависимости от количества единиц товара. Однако количество единиц товара может свидетельствовать об объеме правонарушения и подлежит учету судом при определении конкретного размера компенсации (Постановление СИП от 16 февраля 2015 г. № С01-1441/2014 по делу № А32-3419/2014).

Очевидно, что развитие законодательства в сфере интеллектуальной собственности находит отражение в позиции судов, которые не только применяют действующие нормы на практике, но и создают прецеденты в части, не урегулированной законом напрямую. Подход законодателя и судей дает все основания полагать, что развитие правоприменения в сфере защиты интеллектуальных прав продолжится и в грядущем году.

Обзор судебной практики: споры в интернете

1. У произведений и изображений, размещенных в сети интернет есть правообладатели

Если лицо использовало без согласия законного правообладателя изображения или произведения, опубликованные в сети интернет, то оно должно выплатить ему компенсацию за незаконное воспроизведение и доведение до всеобщего сведения таких произведений. Так решил Верховный суд РФ.

В суд обратился индивидуальный предприниматель, правообладатель произведений и изображений, которые он публикует в своем личном блоге и на других сайтах в сети интернет. Он просил суд взыскать с организации, которая незаконно использовала его произведения на своем сайте компенсацию их стоимости, а также морального и материального вреда, нанесенными ее действиями.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, иск ИП был удовлетворен частично: с организации в его пользу было взыскано 40 тысяч рублей, в остальной части требований отказано. Однако, при рассмотрении спора, суды не учли, что судами не были исследованы вопросы имеющие существенное значение для рассмотрения дела. В частности, не были определены размеры компенсации исходя из количества фотографий предпринимателя и числа установленных судом правонарушений, а также не дана надлежащая правовая оценка всем доводам лиц, участвующих в деле, имеющимся в деле доказательствам. Постановлением Суда по интеллектуальным правам судебные акты были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. С такими выводами в определении от 4 декабря 2015 г. N 303-ЭС15-15220 согласился Верховный суд РФ.

2. Приговора суда, опубликованный на официальном сайте не относится к персональным данным

Судебные решения, опубликованные в сети интернет на официальных сайтах судов, являются публичной информацией. Их публикация не требует согласия фигурантов и обработки персональных данных. Так решил Санкт-Петербургский городской суд.

Гражданка обратилась в суд с исковым заявлением к Адвокатскому бюро с требованием удалить ее персональные данные, размещенные на сайте компании в сети интернет. Кроме того, гражданка просила суд взыскать компенсацию морального вреда, ссылаясь на то, что на сайте Адвокатского бюро была размещена информация из материалов уголовного дела, без ее ведома и согласия на обработку персональных данных. Заявитель сочла это нарушением требований Федерального закона «О персональных данных».

Уголовное дело по обвинению гражданки в совершении преступления, предусмотренного статьей 159 Уголовного кодекса РФ было рассмотрено судом и по нему был вынесен обвинительный приговор, вступивший в законную силу. Текст приговора был опубликован на официальном сайте районного суда в соответствии с требованиями Федерального закона от 22.12.2008 N 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ». С официального сайта суда Адвокатское бюро взяло информацию об уголовном деле, которую использовало в материалах на своем сайте, при этом, на сайте был также опубликован сам текст приговора.

Суд первой инстанции отказал истице в удовлетворении заявленных требований. Такую же позицию занял Санкт-Петербургский городской суд в апелляционном определении от 10.06.2015 N 33-8046/2015 по делу N 2-7569/2014.

Судьи напомнили, что в соответствии со статьей 14 Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» в сети интернет в обязательном порядке публикуются все тексты судебных актов. При этом должны соблюдаться требования, предусмотренные статьей 15 этого Федерального закона об обезличивании информации. Однако при этом, из текстов судебных приговоров по уголовным делам не исключают фамилию и инициалы осужденного.

Таким образом, подобная информация является публичной и достоверной, поэтому судьи не нашли законных оснований для удовлетворения требований, заявленных истицей. Они исходили из того, что опубликование судебных постановлений не требует обработки персональных данных граждан, поэтому правоотношения, основанные на перепечатке судебного приговора в отношении истицы на сайте Адвокатского бюро не регулируются положениями Федерального закона «О персональных данных».

3. Каждая фотография, размещенная в сети интернет является отдельным произведением

Если при оформлении своего интернет-сайта организация использовала фотографии, размещенные на различных ресурсах сети в свободном доступе, она должна быть готова к появлению их правообладателя. Причем платить за незаконное использование чужой интеллектуальной собственности придется за каждое фото в отдельности. Именно так решил Верховный суд РФ.

Гражданин обратился в суд с иском к организации о защите исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности. Он мотивировал свой иск тем, что организация разместила в числе другой информации на своих сайтах фотографии, автором которых он является. При этом, организация осуществила незаконное использование 82 фотографических произведений, на которые гражданин имеет исключительные права. Данные снимки были созданы творческим трудом гражданина, поэтому он просил суд взыскать в его пользу компенсацию за нарушение авторских прав, компенсацию морального вреда и возмещение понесенных по делу судебных расходов. Также он просил возложить обязанность на организацию удалить с сайтов архив с фотографическими произведениями и ссылки для их скачивания.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам, исковые требования гражданина были удовлетворены частично: была взыскана компенсация за нарушение авторских прав, денежная компенсация морального вреда, на ответчика была возложена обязанность удалить с сайтов архив с фотографическими произведениями и ссылки для его скачивания. Однако, Верховный суд РФ определением от 24 ноября 2015 г. N 5-КГ15-162 отправил дело на новое рассмотрение.

Читайте так же:  Пенсия военнослужущих

Судьи указали, что истец является автором 82 фотографических произведений. Выполненные им фотоизображения были опубликованы генеральным директором организации без разрешения автора на ее нескольких сайтах. Разрешая спор, суды исходили из того, что организация нарушила исключительные права истца, в связи с чем в пользу истца подлежит взысканию компенсация, предусмотренная пунктом 1 статьи 1301 Гражданского кодекса РФ. При этом, самостоятельно определяя размер компенсации, подлежащей взысканию, суд не усмотрел в допущенном нарушении авторских прав истца признаков множественности. По мнению судей, публикация спорных фотографий носила единомоментный характер.

Верховный суд с данным выводом не согласился и указал, что в силу статьи 1252 Гражданского кодекса РФ в редакции, действовавшей на момент возникновения спора, за правообладателем было закреплено право требовать от нарушителя выплаты компенсации как за правонарушение в целом, так и за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности. Поэтому, статьей 1301 ГК РФ предусмотрено, что при нарушении исключительного права на произведение автор или иной правообладатель, в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ, требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от 10 тысяч рублей до 5 миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда. Или же, в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Размер компенсации, подлежащей взысканию, должен быть обоснован судом. При его определении суд должен учесть, в частности, характер нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности и степень вины нарушителя. Кроме того, принять во внимание вероятные убытки правообладателя и принять решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения. В спорной ситуации, каждая из фотографий, опубликованных ответчиком, является самостоятельным произведением, права на которые подлежат защите, и компенсация, предусмотренная пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ, должна рассчитываться за незаконное использование каждого произведения.

4. Алкогольные напитки в сети интернет нельзя предлагать даже в подарок

Если интернет-магазин размещает объявление об акции, по условиям которой при приобретении товара покупатель получает в подарок алкогольные напитки, он фактически совершает притворную сделку. Такие акция преследуют цель скрыть незаконную продажу в сети интернет алкоголя, поэтому за их организацию магазин должен нести административную ответственность, а к сайтам должен быть ограничен доступ посетителей. К такому выводу пришел Московский областной суд.

В интересах Российской Федерации и неопределенного круга лиц в суд обратился прокурор с иском к организации-провайдеру интернет-магазина об ограничении доступа к сайтам, путем добавления на пограничном маршрутизаторе правил фильтрации IP-адресов данных сайтов.

Прокурор мотивировал требования тем, что по итогам прокурорской проверки было установлено, что провайдер предоставляет доступ на сайты, содержащие предложения приобретения алкоголя «в подарок», которые фактически свидетельствуют о намерении продавца совершить притворную сделку с целью прикрыть незаконную продажу алкоголя. Предоставление возможности покупателям дистанционного приобретения алкогольной продукции, фактически является распространением информации, связанной с осуществлением деятельности по продаже алкоголя. При такой схеме нет возможности для обеспечения контроля за соблюдением ограничений законодательства при продаже алкогольной продукции, в том числе, несовершеннолетним и в ночное время.

Решением суда первой инстанции иск прокурора был полностью удовлетворен. Суд обязал организацию-провайдера ограничить доступ к интернет-сайтам. С таким решением согласился в апелляционном определении от 17 июня 2015 г. по делу N 33-14438/2015 Московский областной суд.

Судьи указали, что в силу Федерального закона от 22.11.1995 N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции», пункта 5 Правил продажи товаров дистанционным способом, утвержденных постановлением Правительства РФ от 27.09.2007 N 612, статьи 5 Федерального закона от 29.12.2010 N 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», а также Закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» установлена необходимость ограничения доступа к сведениям, за распространение которых предусмотрена уголовная или административная ответственность. Такое ограничение возможно путем фильтрации трафика провайдером и полного блокирования доступа к IP-адресу таких сайтов.

Суды пришли к выводу, что выводу о том, что обеспечение доступа к информации, направленной на распространение алкогольной продукции, в том числе «в подарок», «противоречит системе организационно-правовых и иных средств обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, существенным элементом которого является нравственность и здоровье, прежде всего несовершеннолетних, приводит к нарушению прав и законных интересов других лиц, включая последствия недобросовестной конкуренции и совершения притворной сделки, нарушению обеспечения экономической безопасности государства, установленных законом запретов и ограничений».

Судебная практика защиты авторских прав

Привет, Регфорум! В связи с накоплением большого количества материала по защите интеллектуальной собственности я принял решение проанализировать акты судов общей юрисдикции и арбитражных судов, принятых в результате рассмотрения споров по защите интеллектуальных прав. В настоящей публикации речь пойдет о защите авторских прав.

В случае нарушении авторских прав фотографа компенсация рассчитывается за каждую фотографию и за каждый случай ее незаконного использования

Фотограф (далее — «Истец») обратился в суд с исковым заявлением к Закрытому акционерному обществу о взыскании компенсации за нарушение аторских прав. Исковые требования Истец мотивировал тем, что им по заданию Ответчика было сделано 37 фотографий. За выполненную работу Ответчик не заплатил Истцу вознаграждения, более того, разместил данные фотографии на своих официальных страницах в сети «Интернет» без указания автора. По мнению Истца, своими действиями Ответчик нарушил как его имущественные авторские права (права воспроизведение, доведения до всеобщего сведения), так и личные неимущественные права (право на имя).

Судом в удовлетворении исковых требований Истцу отказано.

Судом апелляционной инстанции Решение суда первой инстанции отменено на основании того, что:

  1. Судом первой инстанции был сделан неверный вывод о недоказанности факта изготовления фотографий Истцом из-за непредставления фотоаппарата, несмотря на то, что Истцом в качестве доказательства был предтавлен компакт-диск, содержащий оригинальные фотогоафические произведения и информацию об авторе.
  2. Судом первой инстанции сделан ошибочный вывод о недоказанности размещения фотографий, сделанных Истцом, на официальных сраницах Ответчика.
  3. Судом первой инстанции сделан необоснованный вывод о том, что между Истцом и Ответчиком был заключен договор авторского заказа, в соответствии с условиями которого произошло отчуждение исключительных прав автора на произведение, несмотря на то, что данный договор не был подписан Истцом, что в соответствии с пунктом 2 статьи 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации несоблюдения письменной формы договора отчуждения исключительных прав влечет его недействительность.
  4. Судом первой инстанции дана неверная оценка факту оплаты Ответчиком Истцу проезда и проживания в качестве вознаграждения за выполненную работу, так как данные платежи стоит рассматривать в качестве возмещения расходов, а не как вознаграждение за выполенную работу.

Также апелляционном судом отмечено, что каждая фотогорафия является самостоятельным произведением, и компенсация рассчитывается за каждую фотографию и за каждый случай ее незаконного использования.

В итоге, судом апелляционой отменено Решение суда первой инстанции и вынесено новое решение об удовлетворении исковых требований Истца в части, взыскании с Ответчика компенсации за нарушение имущественных прав и компенсации морального вреда вреда за нарушение личных неимущественных прав автора, а также компенсации всех расходов, понесенных Истцом при рассмотрении настоящего дела.

(Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 02.03.2016 по делу № 33-176/16, см. вложение).

Нарушение исключительных авторских прав не влечет компенсации морального вреда, так как исключительные права не являются личными неимущественными правами

Автор книги (далее — «Истица») обратилась в суд к Обществу с ограниченной ответственностью (далее — «Ответчик», «Издательство») с исковым заявлением о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав, а также компенсации морального вреда. По мнению Истицы, нарушение ее исключительных прав выражено в том, что Издательством была издана ее книга без ее разрешения.

Судом первой инстанции исковые требования удовлетворены в части взыскания компенсации за нарушения исключительных прав Истицы, с уменьшением заявленных требований, в компенсации морального вреда отказано.

Судом апелляционной инстанции заочное решение суда первой инстанции оставлено без изменения на основании того, что заявленный Истицей размер компенсации за нарушение исключительных прав является завышенным, а компенсация морального вреда за нарушение исключительных прав действующим законодательством не предусмотрено, так как данное право не относится к личным неимущественным правам, за нарушение которых предусмотрена компенсация морального вреда.

(Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда по делу № 33-1975/2016, см. во вложении).

Выполнение работ по редактированию произведения не порождает обязанности автора указывать редактора в качестве соавтора

Ш. (далее — «Истец») обратился в суд с исковым заявлением к автору книги (далее — «Ответчик») о признании соавторства, компенсации морального вреда за нарушение личных неимущественных прав, компенасции за нарушение исключительных авторских прав, половины дохода, полученного за использование литературного произведения. Как следовало из текста исковго заявления, Истец в соответствии с устной договоренностью с Ответчиком оказывал содействие в написании книги: задавал вопросы Ответчику, записывал диалоги, а затем перерабатывал получившийся материал в литературную форму. Однако после издания книги в качестве автора была указана только Ответчик, без указания Истца в качестве соавтора литературного произведения, а также Истцу не было выплачено вознаграждение в виде половины дохода от реализации книги.

Суд первой инстанции отказал Истцу в удовлетворении исковых требований.

Суд апелляционной инстанции поддержал данную позицию в силу того, что действующим законодательством не установлено возникновение авторства лица, осуществляющего редактирование произведения.

(Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда по делу № 33-9327/2016, см. вложение).

Авторское право в интернете судебная практика